ЛОГИКА “КАПИТАЛА”

Эвальд Ильенков

Логи­ка «Капи­та­ла» — диа­лек­ти­ко-мате­ри­а­ли­сти­че­ское пони­ма­ние форм и зако­но­мер­но­стей раз­ви­тия мыш­ле­ния, созна­тель­но при­ме­нен­ное Марк­сом при раз­ра­бот­ке тео­ре­ти­че­ско­го содер­жа­ния поли­ти­че­ской эко­но­мии. «Если Marx не оста­вил “Логи­ки” (с боль­шой бук­вы), то он оста­вил логи­ку “Капи­та­ла”, и это сле­до­ва­ло бы сугу­бо исполь­зо­вать но дан­но­му вопро­су»[1]. В пони­ма­нии пред­ме­та логи­ки, объ­е­ма и харак­те­ра ее спе­ци­аль­ных про­блем и спо­со­бов их раз­ре­ше­ния Маркс созна­тель­но исхо­дил из тех дости­же­ний в обла­сти этой нау­ки, кото­рые были основ­ным исто­ри­че­ским заво­е­ва­ни­ем немец­кой клас­си­че­ской фило­со­фии, осо­бен­но фило­со­фии Геге­ля. Логи­ка, пред­по­ла­га­е­мая «Капи­та­лом» и при­ме­ня­е­мая при его созда­нии, была исто­ри­че­ски и по суще­ству резуль­та­том кри­ти­че­ско­го пре­одо­ле­ния (пере­осмыс­ли­ва­ния) геге­лев­ской логи­ки с пози­ций мате­ри­а­лиз­ма. «В “Капи­та­ле” при­ме­не­на к одной нау­ке логи­ка, диа­лек­ти­ка и тео­рия позна­ния мате­ри­а­лиз­ма [не надо 3‑х слов: это одно и то же], взяв­ше­го все цен­ное у Геге­ля и дви­нув­ше­го сие цен­ное впе­ред»[2].

Логи­ка Марк­са прин­ци­пи­аль­но про­ти­во­по­лож­на геге­лев­ской логи­ке по сво­им исход­ным фило­соф­ским пред­по­сыл­кам. Её осно­вой явля­ет­ся мате­ри­а­ли­сти­че­ское реше­ние вопро­са об отно­ше­нии мыш­ле­ния (его форм и зако­но­мер­но­стей) к дей­стви­тель­но­сти, в то вре­мя как Гегель в поста­нов­ке и реше­нии логи­че­ских про­блем исхо­дил из пре­врат­но­го (иде­а­ли­сти­че­ско­го) реше­ния это­го вопро­са, изоб­ра­жая мыш­ле­ние в каче­стве деми­ур­га миро­зда­ния, в каче­стве той актив­ной силы, кото­рая кон­стру­и­ру­ет и оформ­ля­ет внеш­ний мир. Одна­ко Маркс при­мы­ка­ет к той тра­ди­ции в пони­ма­нии логи­ки, ее пред­ме­та и задач, кото­рая состав­ля­ла раци­о­наль­ное зер­но немец­кой клас­си­че­ской фило­со­фии, и осо­бен­но фило­со­фии Геге­ля, — к тра­ди­ции, соглас­но кото­рой основ­ным содер­жа­ни­ем логи­ки ста­но­вят­ся не столь­ко «внеш­ние фор­мы мыш­ле­ния», кои­ми толь­ко и зани­ма­лась ста­рая фор­маль­ная логи­ка, сколь­ко, и преж­де все­го, все­об­щие (уни­вер­саль­ные) фор­мы и зако­но­мер­но­сти раз­ви­тия «всех мате­ри­аль­ных, при­род­ных и духов­ных вещей», выра­жа­е­мые в кате­го­ри­ях диа­лек­ти­ки. С этим и свя­за­но то поло­же­ние, что логи­ка «Капи­та­ла» и есть диа­лек­ти­ка как самое пол­ное и глу­бо­кое уче­ние о раз­ви­тии, а диа­лек­ти­ка и есть логи­ка, т. е. уче­ние, кото­рое един­ствен­но и реша­ет вопрос о том, что такое мыш­ле­ние, како­вы его фор­мы и како­вы зако­но­мер­но­сти, управ­ля­ю­щие его раз­ви­ти­ем. Поэто­му изло­жить суще­ство логи­ки «Капи­та­ла» — зна­чит изло­жить мате­ри­а­ли­сти­че­скую диа­лек­ти­ку во всем объ­е­ме ее раз­ви­то­го содер­жа­ния, раз­вер­нуть систе­ма­ти­че­ское изоб­ра­же­ние кате­го­рий диа­лек­ти­ки не толь­ко со сто­ро­ны их объ­ек­тив­но­го содер­жа­ния (т. е. содер­жа­ния, неза­ви­си­мо­го не толь­ко от мыш­ле­ния, но и от чело­ве­ка вооб­ще), но и со сто­ро­ны той актив­ной роли, кото­рую эти кате­го­рии игра­ют в про­цес­се тео­ре­ти­че­ско­го позна­ния, со сто­ро­ны их логи­че­ской функ­ции.

Основ­ным прин­ци­пом логи­ки, при­ме­ня­е­мой в «Капи­та­ла», явля­ет­ся прин­цип соот­вет­ствия мыш­ле­ния с дей­стви­тель­но­стью. Это обя­зы­ва­ет рас­смат­ри­вать мыш­ле­ние не «само по себе», т. е. в отры­ве от дей­стви­тель­но­сти, а в про­цес­се пре­вра­ще­ния дей­стви­тель­но­сти в мысль. Дей­стви­тель­ность поэто­му явля­ет­ся важ­ней­шей и при­том спе­ци­фи­че­ской для логи­ки кате­го­ри­ей, так как мыш­ле­ние спе­ци­фи­че­ски отли­ча­ет­ся от всех дру­гих форм отра­же­ния окру­жа­ю­ще­го мира в голо­ве чело­ве­ка имен­но тем, что в мыш­ле­нии чело­век созна­тель­но, целе­на­прав­лен­но и систе­ма­ти­че­ски при­во­дит свои пред­став­ле­ния к согла­сию с дей­стви­тель­но­стью. Все дру­гие фор­мы отра­же­ния скла­ды­ва­ют­ся более или менее сти­хий­но и явля­ют­ся пред­ме­том иссле­до­ва­ния в пси­хо­ло­гии, физио­ло­гии, общей линг­ви­сти­ке и т. д. В мыш­ле­нии чело­век отда­ет само­му себе стро­гий отчет в спо­со­бе и харак­те­ре сво­их позна­ва­тель­ных дей­ствий, дер­жит про­цесс отра­же­ния под кон­тро­лем кате­го­рий, логи­че­ских форм, выра­жа­ю­щих уни­вер­саль­ные фор­мы все­го суще­ству­ю­ще­го, фор­мы дей­стви­тель­но­сти, как внут­ренне рас­чле­нен­но­го «един­ства во мно­го­об­ра­зии» (т. е. «кон­крет­но­сти»). Имен­но поэто­му без кате­го­рий, выра­жа­ю­щих уни­вер­саль­ные фор­мы и зако­но­мер­но­сти дей­стви­тель­но­сти, нель­зя вооб­ще ни понять, ни выра­зить «спе­ци­фи­ки мыш­ле­ния», а логи­ка, замы­ка­ю­ща­я­ся в рас­смот­ре­нии т.н. «спе­ци­фи­ки мыш­ле­ния», т. е. рас­смат­ри­ва­ю­щая мыш­ле­ние «само по себе», вне его отно­ше­ния к дей­стви­тель­но­сти, в ито­ге не схва­ты­ва­ет как раз иско­мой «спе­ци­фи­ки», под­ме­няя логи­че­ский аспект иссле­до­ва­ния пси­хо­ло­ги­че­ским, фено­ме­но­ло­ги­че­ским, опи­са­тель­но-исто­ри­че­ским или линг­ви­сти­че­ским рас­смот­ре­ни­ем.

Логи­ка «Капи­та­ла «пред­по­ла­га­ет в то же вре­мя, что соот­вет­ствие созна­ния с дей­стви­тель­но­стью дости­га­ет­ся через слож­ный диа­лек­ти­че­ски про­ти­во­ре­чи­вый про­цесс раз­ви­тия поня­тий, кате­го­рий и выра­жа­ет­ся через фор­му вос­хож­де­ния от абстракт­но­го к кон­крет­но­му. Спо­соб (метод) вос­хож­де­ния от абстракт­но­го к кон­крет­но­му — это преж­де все­го созна­тель­ное выра­же­ние тако­го зако­на, кото­ро­му все­гда и вез­де под­чи­ня­лось и под­чи­ня­ет­ся раз­ви­тие тео­ре­ти­че­ско­го позна­ния дей­стви­тель­но­сти как еди­но­го, свя­зан­но­го во всех сво­их про­яв­ле­ни­ях цело­го, как объ­ек­тив­но­го «един­ства во мно­го­об­ра­зии», нахо­дя­ще­го­ся в про­цес­се воз­ник­но­ве­ния, ста­нов­ле­ния и раз­ви­тия. Будучи открыт фило­со­фи­ей в каче­стве «есте­ствен­но­го зако­на» раз­ви­тия тео­рии, путь вос­хож­де­ния от абстракт­но­го к кон­крет­но­му был исполь­зо­ван Марк­сом при раз­ра­бот­ке поли­ти­че­ской эко­но­мии как важ­ней­ший мето­до­ло­ги­че­ский, прин­цип раз­ви­тия опре­де­ле­ний. Основ­ные чер­ты это­го мето­да (или логи­ки раз­ви­тия опре­де­ле­ний), при­ме­нен­но­го в «Капи­та­ла», обри­со­ва­ны Энгель­сом в сле­ду­ю­щих сло­вах: «При этом мето­де мы исхо­дим из пер­во­го и наи­бо­лее про­сто­го отно­ше­ния, кото­рое исто­ри­че­ски, фак­ти­че­ски нахо­дит­ся перед нами, сле­до­ва­тель­но, в дан­ном слу­чае из пер­во­го эко­но­ми­че­ско­го отно­ше­ния, кото­рое мы нахо­дим. Это отно­ше­ние мы ана­ли­зи­ру­ем. Уже самый факт, что это есть отно­ше­ние, озна­ча­ет, что в нем есть две сто­ро­ны, кото­рые отно­сят­ся друг к дру­гу. Каж­дую из этих сто­рон мы рас­смат­ри­ва­ем отдель­но; из это­го выте­ка­ет харак­тер их отно­ше­ний друг к дру­гу, их вза­и­мо­дей­ствие. При этом обна­ру­жи­ва­ют­ся про­ти­во­ре­чия, кото­рые тре­бу­ют раз­ре­ше­ния. Но так как мы здесь рас­смат­ри­ва­ем не абстракт­ный про­цесс мыш­ле­ния, кото­рый про­ис­хо­дит толь­ко в наших голо­вах, а дей­стви­тель­ный про­цесс, неко­гда совер­шав­ший­ся или все еще совер­ша­ю­щий­ся, то и про­ти­во­ре­чия эти раз­ви­ва­ют­ся на прак­ти­ке и, веро­ят­но, нашли свое раз­ре­ше­ние. Мы про­сле­дим, каким обра­зом они раз­ре­ша­лись, и най­дем, что это было достиг­ну­то уста­нов­ле­ни­ем ново­го отно­ше­ния, две про­ти­во­по­лож­ные сто­ро­ны кото­ро­го нам надо будет раз­вить и т. д.»[3]

Глав­ное досто­ин­ство логи­ки «Капи­та­ла» заклю­ча­ет­ся в том, что про­цесс выве­де­ния кате­го­рий совер­ша­ет­ся в ходе ана­ли­за после­до­ва­тель­но­го ряда фак­тов, в ходе дви­же­ния мыс­ли от фак­та к фак­ту по пути систе­ма­ти­че­ско­го углуб­ле­ния пони­ма­ния их уни­вер­саль­ной вза­и­мо­свя­зи. После­до­ва­тель­ность пере­хо­да от ана­ли­за одно­го фак­ти­че­ско­го отно­ше­ния к ана­ли­зу дру­го­го фак­ти­че­ски дан­но­го отно­ше­ния при этом не про­из­воль­на (како­вой она неиз­беж­но ста­но­вит­ся при одно­сто­ронне-индук­тив­ном спо­со­бе обоб­ще­ния) и в то же вре­мя не фор­маль­на (како­вой она ста­но­вит­ся при одно­сто­ронне-дедук­тив­ном выве­де­нии опре­де­ле­ний из апри­ор­но выстав­лен­ных все­об­щих акси­о­ма­ти­че­ских опре­де­ле­ний).

Логи­ку «Капи­та­ла» отли­ча­ет непо­сред­ствен­ное соеди­не­ние (сов­па­де­ние) индук­ции и дедук­ции, т. е. ана­ли­за фак­тов с ана­ли­зом поня­тий. В общем и целом после­до­ва­тель­ность дви­же­ния мыс­ли от фак­та к фак­ту (соот­вет­ствен­но от опре­де­ле­ния к опре­де­ле­нию) обу­слов­ли­ва­ет­ся здесь исто­ри­ей ста­нов­ле­ния и раз­ви­тия того кон­крет­но­го цело­го, кото­рое в дан­ном слу­чае высту­па­ет как пред­мет иссле­до­ва­ния. Харак­те­ри­зуя спо­соб логи­че­ско­го «выве­де­ния» опре­де­ле­ний, при­ме­нен­ных Марк­сом к раз­ра­бот­ке поли­ти­че­ской эко­но­мии, Энгельс ука­зы­вал, что «… этот метод в сущ­но­сти явля­ет­ся не чем иным, как тем же исто­ри­че­ским мето­дом, толь­ко осво­бож­ден­ным от исто­ри­че­ской фор­мы и от меша­ю­щих слу­чай­но­стей. С чего начи­на­ет исто­рия, с того же дол­жен начи­нать­ся и ход мыс­лей, и его даль­ней­шее дви­же­ние будет пред­став­лять собой не что иное, как отра­же­ние исто­ри­че­ско­го про­цес­са в абстракт­ной и тео­ре­ти­че­ски после­до­ва­тель­ной фор­ме; отра­же­ние исправ­лен­ное, но исправ­лен­ное соот­вет­ствен­но зако­нам, кото­рые дает сам дей­стви­тель­ный исто­ри­че­ский про­цесс…»[4]

Вме­сте с тем Маркс кате­го­ри­че­ски пре­ду­пре­ждал, что непра­виль­но было бы раз­ви­вать кате­го­рии в той после­до­ва­тель­но­сти, «в кото­рой они исто­ри­че­ски игра­ли реша­ю­щую роль» и кото­рая пред­став­ля­ет­ся есте­ствен­ной после­до­ва­тель­но­стью исто­ри­че­ско­го раз­ви­тия. Дело в том, что в нау­ке вос­про­из­во­дит­ся не исто­рия «вооб­ще», а толь­ко исто­рия той кон­крет­но-исто­ри­че­ской сфе­ры дей­стви­тель­но­сти, кото­рая непо­сред­ствен­но сде­ла­на объ­ек­том ана­ли­за, в дан­ном слу­чае — исто­рия одной, а имен­но капи­та­ли­сти­че­ской, обще­ствен­ной фор­ма­ции. Поэто­му «речь идет не о том поло­же­нии, кото­рое исто­ри­че­ски зани­ма­ют эко­но­ми­че­ские отно­ше­ния в раз­лич­ных сле­ду­ю­щих одна за дру­гой обще­ствен­ных фор­мах»[5], а толь­ко о том месте, кото­рое они зани­ма­ют в ста­нов­ле­нии одной, иссле­ду­е­мой обществ, фор­мы про­из­вод­ства. Это место и роль отдель­ных кате­го­рий дик­ту­ют­ся не «логи­че­ски­ми» сооб­ра­же­ни­я­ми, а самим харак­те­ром исто­ри­че­ско­го про­цес­са, его соб­ствен­ной диа­лек­ти­кой. Дело в том, что воз­ник­но­ве­ние и раз­ви­тие новой обще­ствен­ной фор­мы начи­на­ет­ся не на пустом месте, а все­гда на поч­ве, создан­ной пред­ше­ству­ю­щим раз­ви­ти­ем. Новое обще­ство все­гда име­ет сво­ей исто­ри­че­ской пред­по­сыл­кой «…про­из­вод­ствен­ные отно­ше­ния всех отжив­ших обще­ствен­ных форм, из облом­ков и эле­мен­тов кото­рых оно стро­ит­ся, частью про­дол­жая вла­чить за собой еще не пре­одо­лен­ные остат­ки, частью раз­ви­вая до пол­но­го зна­че­ния то, что преж­де име­лось лишь в виде наме­ка и т. д.»[6]

Каж­дая новая фор­ма про­из­вод­ства (как и каж­дое новое исто­ри­че­ское обра­зо­ва­ние в при­ро­де, в обще­стве, в мыш­ле­нии) все­гда име­ет свое кон­крет­но-исто­ри­че­ское «нача­ло», кото­рое воз­ни­ка­ет во вре­ме­ни поз­же, чем его исто­ри­че­ские пред­по­сыл­ки, а затем пре­вра­ща­ет эти пред­по­сыл­ки в зави­си­мые от себя фор­мы, меняя их место и роль в соот­вет­ствии со сво­и­ми тре­бо­ва­ни­я­ми. Поэто­му роль и место таких кате­го­рий, как «тор­го­вый капи­тал» или «рен­та», могут быть поня­ты лишь после того, как поня­та «при­ба­воч­ная сто­и­мость», и ни в коем слу­чае не наобо­рот, хотя во вре­ме­ни при­ба­воч­ная сто­и­мость воз­ник­ла поз­же них. В кате­го­рии капи­та­ли­сти­че­ско­го спо­со­ба про­из­вод­ства эти и подоб­ные им кате­го­рии пре­вра­ти­лись лишь тогда, когда про­цесс про­из­вод­ства при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти вовлек их в свою орби­ту и пре­вра­тил в под­чи­нен­ные себе фор­мы, т. е. в про­из­вод­ные кате­го­рии.

Таким обра­зом, «исправ­ле­ние» исто­ри­че­ской после­до­ва­тель­но­сти раз­ви­тия опре­де­лен­ных кате­го­рий совер­ша­ет­ся в «Капи­та­ле» вовсе не в уго­ду «логи­че­ским» сооб­ра­же­ни­ям, а в соот­вет­ствии с теми зако­на­ми, кото­рые дает сам дей­стви­тель­ный исто­ри­че­ский про­цесс воз­ник­но­ве­ния и вызре­ва­ния иссле­ду­е­мой кон­крет­но-исто­ри­че­ской фор­мы про­из­вод­ства. Дан­ное поло­же­ние име­ет все­об­щий, т. е. логи­че­ский смысл, и отно­сит­ся не толь­ко к иссле­до­ва­нию капи­та­ли­сти­че­ской фор­мы про­из­вод­ства и даже не толь­ко к иссле­до­ва­нию обще­ствен­но-исто­ри­че­ских явле­ний. Оно раз­ре­ша­ет, на мате­ри­а­ле част­но­го слу­чая, все­об­щую про­бле­му логи­ки как нау­ки — про­бле­му «нача­ла» логи­че­ско­го иссле­до­ва­ния и после­до­ва­тель­но­сти его даль­ней­ше­го дви­же­ния.

Если в «Капи­та­ла» ана­лиз начи­на­ет­ся с товар­ной фор­мы, то это отра­жа­ет в логи­че­ском плане осо­бен­ность иссле­ду­е­мо­го «цело­го», — тот факт, что толь­ко капи­та­ли­сти­че­ская фор­ма­ция пре­вра­ща­ет товар во все­об­щую эко­но­ми­че­скую опре­де­лен­ность про­дук­та. Сама по себе взя­тая, товар­ная фор­ма про­дук­та тру­да не свя­за­на непре­мен­но с капи­та­ли­сти­че­ской орга­ни­за­ци­ей обще­ствен­но­го про­из­вод­ства. В каче­стве част­ной эко­но­ми­че­ской фор­мы она свой­ствен­на и дру­гим обще­ствен­но-эко­но­ми­че­ским фор­ма­ци­ям. Одна­ко ни в какой дру­гой систе­ме отно­ше­ний про­из­вод­ства эта фор­ма не ста­но­вит­ся все­об­щим усло­ви­ем (и столь же все­об­щим след­стви­ем) всех дру­гих форм про­из­вод­ства, обме­на и потреб­ле­ния — «кле­точ­кой» цело­го. В дан­ном же слу­чае товар состав­ля­ет то «про­стей­шее непо­сред­ствен­ное бытие», кото­рое лежит в осно­ва­нии всех осталь­ных эле­мен­тов систе­мы. Кон­крет­ные тео­ре­ти­че­ские опре­де­ле­ния этой фор­мы поэто­му ока­зы­ва­ют­ся абстракт­но-все­об­щи­ми опре­де­ле­ни­я­ми любой дру­гой фор­мы, раз­ви­ва­ю­щей­ся на ее осно­ве, — самым «про­стым» и «абстракт­ным» опре­де­ле­ни­ем иссле­ду­е­мо­го цело­го, все­го раз­ви­то­го орга­низ­ма эко­но­ми­ки капи­та­лиз­ма.

С точ­ки зре­ния логи­ки важ­но, что абстракт­но-все­об­щее опре­де­ле­ние любой из осо­бен­ных форм эко­но­ми­ки обра­зу­ет­ся не путем фор­маль­ной абстрак­ции (отвле­че­ния оди­на­ко­во­го) от осо­бен­но­стей всех эле­мен­тов систе­мы, а через кон­крет­ный ана­лиз одной осо­бен­ной фор­мы, через отра­же­ние осо­бен­но­сти това­ра. «Если при­хо­дит­ся ана­ли­зи­ро­вать “товар” — эту про­стей­шую эко­но­ми­че­скую кон­крет­ность, — то надо оста­вить в сто­роне все отно­ше­ния, не име­ю­щие ниче­го обще­го с дан­ным объ­ек­том ана­ли­за», — ука­зы­ва­ет Маркс, имея в виду при­ба­воч­ную сто­и­мость, зара­бот­ную пла­ту, при­быль и пр. кате­го­рии[7].

Товар, будучи «нача­лом» все­го про­цес­са капи­та­ли­сти­че­ско­го вос­про­из­вод­ства, одно­вре­мен­но ока­зы­ва­ет­ся той эле­мен­тар­ной фор­мой, к кото­рой посто­ян­но воз­вра­ща­ет­ся дви­же­ние всех эле­мен­тов про­из­вод­ства, то есть «кон­цом», след­стви­ем сово­куп­но­го дви­же­ния систе­мы. Ни капи­тал, ни рабо­чая сила не могут функ­ци­о­ни­ро­вать в каче­стве эле­мен­тов систе­мы, не пре­вра­ща­ясь посто­ян­но, в каж­дом цик­ле, сно­ва в товар. Поэто­му товар и кажет­ся не толь­ко «нача­лом», но и «целе­вой при­чи­ной» все­го цик­ли­че­ско­го обме­на веществ капи­та­ли­сти­че­ски орга­ни­зо­ван­но­го про­из­вод­ства. Все­об­щее тео­ре­ти­че­ское опре­де­ле­ние систе­мы в целом поэто­му и отра­жа­ет как «нача­ло», так и «конеч­ную цель» ее дви­же­ния, а не про­сто абстракт­но-общий при­знак всех эле­мен­тов, всех осо­бен­ных форм бытия дан­но­го цело­го.

В дан­ном пунк­те явствен­но выри­со­вы­ва­ет­ся прин­ци­пи­аль­ное отли­чие логи­ки «Капи­та­ла» от тра­ди­ци­он­ной фор­маль­ной логи­ки в той части, кото­рая каса­ет­ся отно­ше­ния все­об­ще­го к осо­бен­но­му и еди­нич­но­му. Все­об­щее пони­ма­ет­ся здесь не как абстракт­но-общее, а как кон­крет­ное тео­ре­ти­че­ское отра­жен­но зако­на. Все­об­щее в логи­ке «Капи­та­ла» отра­жа­ет не абстракт­ное тож­де­ство всех явле­ний друг дру­гу, а кон­крет­ное тож­де­ство (един­ство) этих явле­ний в соста­ве кон­крет­но­го цело­го, систе­мы явле­ний, раз­вив­шей­ся на одной и той же осно­ве.

Кон­крет­но-все­об­щее един­ство явле­ний в соста­ве систе­мы вклю­ча­ет в себя не толь­ко раз­ли­чия, но и про­ти­во­по­лож­ность этих явле­ний друг дру­гу. Это — диа­лек­ти­че­ски про­ти­во­ре­чи­вое тож­де­ство, осу­ществ­ля­ю­ще­е­ся через пере­ход, через пре­вра­ще­ние про­ти­во­по­лож­но­стей друг в дру­га. Кон­крет­но-все­об­щее, в про­ти­во­по­лож­ность абстракт­но-все­об­ще­му, содер­жит в себе вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щие и одно­вре­мен­но вза­и­мо­пред­по­ла­га­ю­щие опре­де­ле­ния, т. е. диа­лек­ти­че­ское про­ти­во­ре­чие, посто­ян­но воз­ни­ка­ю­щее в дви­же­нии и этим же дви­же­ни­ем посто­ян­но раз­ре­ша­е­мое.

Так, суще­ство товар­ной фор­мы про­из­вод­ства заклю­ча­ет­ся в том, что каж­дый из про­дук­тов это­го про­из­вод­ства, каж­дый отдель­ный товар может при­ни­мать на себя одну из двух вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щих форм выра­же­ния сто­и­мо­сти — либо отно­си­тель­ную, либо экви­ва­лент­ную. Два това­ра, столк­нув­ши­е­ся в обмене, долж­ны по необ­хо­ди­мо­сти играть про­ти­во­по­лож­ные роли: «… Один товар, — тот, сто­и­мость кото­ро­го выра­жа­ет­ся, — непо­сред­ствен­но игра­ет роль лишь потре­би­тель­ной сто­и­мо­сти, а дру­гой товар — тот, в кото­ром сто­и­мость выра­жа­ет­ся, — непо­сред­ствен­но игра­ет роль лишь мено­вой сто­и­мо­сти»[8]. Каж­дый из них не в состо­я­нии играть обе роли сра­зу, одно­вре­мен­но, ибо эти роли исклю­ча­ют друг дру­га. Тем не менее реаль­ный обмен пред­по­ла­га­ет, что каж­дый из них и изме­ря­ет свою сто­и­мость в дру­гом, и слу­жит мате­ри­а­лом для ее изме­ре­ния, то есть игра­ет обе роли сра­зу. В этом диа­лек­ти­че­ском соеди­не­нии про­ти­во­по­лож­ных эко­но­ми­че­ских форм внешне выра­жа­ет­ся не что иное, как скры­тая в каж­дом из них внут­рен­няя про­ти­во­по­лож­ность потре­би­тель­ной сто­и­мо­сти и сто­и­мо­сти. В отно­ше­нии това­ра к това­ру про­яв­ля­ет­ся диа­лек­ти­че­ски про­ти­во­ре­чи­вое отно­ше­ние това­ра к само­му себе, т. е. имма­нент­ное про­ти­во­ре­чие фор­мы сто­и­мо­сти. Это про­ти­во­ре­чие про­стой фор­мы сто­и­мо­сти и слу­жит «логи­че­ским осно­ва­ни­ем» пере­хо­да от ана­ли­за това­ра к ана­ли­зу денеж­ной фор­мы сто­и­мо­сти, что выра­жа­ет­ся тео­ре­ти­че­ски в раз­ви­тии поня­тия сто­и­мо­сти. «…Про­цесс обме­на това­ров заклю­ча­ет в себе про­ти­во­ре­ча­щие и исклю­ча­ю­щие друг дру­га отно­ше­ния. Раз­ви­тие това­ра не сни­ма­ет этих про­ти­во­ре­чий, но созда­ёт фор­му для их дви­же­ния»[9]. Новая фор­ма раз­ви­тия и дви­же­ния про­ти­во­ре­чий — день­ги. «Таков и вооб­ще тот метод, при помо­щи кото­ро­го раз­ре­ша­ют­ся дей­стви­тель­ные про­ти­во­ре­чия. Так, напри­мер, в том, что одно тело непре­рыв­но пада­ет на дру­гое и непре­рыв­но же уда­ля­ет­ся от послед­не­го, заклю­ча­ет­ся про­ти­во­ре­чие. Эллип­сис есть одна из форм дви­же­ния, в кото­рой это про­ти­во­ре­чие одно­вре­мен­но и осу­ществ­ля­ет­ся и раз­ре­ша­ет­ся»[10].

Маркс под­чер­ки­ва­ет тем самым уни­вер­саль­ный (логи­че­ский) харак­тер опи­сан­но­го хода мыс­ли, хода раз­ви­тия тео­ре­ти­че­ских опре­де­ле­ний в согла­сии с раз­ви­ти­ем про­ти­во­ре­чий дей­стви­тель­но­го дви­же­ния. Про­ти­во­ре­чие здесь высту­па­ет уже не как сви­де­тель­ство «непра­виль­но­сти», «ошиб­ки» (как его тол­ко­ва­ла ста­рая, недиа­лек­ти­че­ская логи­ка), а как важ­ней­ший логи­че­ский прин­цип и фор­ма раз­ви­тия опре­де­ле­ний, как прин­цип логи­че­ско­го пере­хо­да от фак­та к фак­ту. Этот прин­цип толь­ко и обес­пе­чи­ва­ет объ­ек­тив­ность пере­хо­дов от кате­го­рий к кате­го­рии, то есть согла­сие раз­ви­тия опре­де­ле­ний с раз­ви­ти­ем дей­стви­тель­но­сти.

Так, ана­лиз товар­но­го обра­ще­ния при­во­дит к анти­но­мии, к про­ти­во­ре­чию, кото­рое не может быть устра­не­но фор­маль­ны­ми сред­ства­ми — за счет «уточ­не­ния поня­тий» — имен­но пото­му, что оно отра­жа­ет дей­стви­тель­но нераз­ре­ши­мое про­ти­во­ре­чие дан­ной сфе­ры капи­та­ли­сти­че­ско­го про­из­вод­ства. Дей­стви­тель­ность «раз­ре­ша­ет» это про­ти­во­ре­чие путем порож­де­ния новой фор­мы эко­но­ми­че­ских отно­ше­ний, созда­вая новую фор­му для дви­же­ния выяв­лен­но­го про­ти­во­ре­чия. Тео­ре­ти­че­ское мыш­ле­ние, вос­про­из­во­дя­щее дей­стви­тель­ность, долж­но, по Марк­су, дви­гать­ся соглас­но той же логи­ке. Опре­де­ле­ния, полу­чен­ные в ана­ли­зе товар­но­го обра­ще­ния, стал­ки­ва­ют­ся в про­ти­во­ре­чии, как толь­ко через них выра­жа­ет­ся факт про­из­вод­ства при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти. «Как ни вер­тись, факт оста­ёт­ся фак­том: если обме­ни­ва­ют­ся экви­ва­лен­ты, то не воз­ни­ка­ет ника­кой при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, и если обме­ни­ва­ют­ся не-экви­ва­лен­ты, тоже не воз­ни­ка­ет ника­кой при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти», — фор­му­ли­ру­ет Маркс итог ана­ли­за сто­и­мо­сти[11]. Это зна­чит: объ­ек­тив­ное иссле­до­ва­ние зако­нов товар­но­го обра­ще­ния пока­за­ло, что это обра­ще­ние не заклю­ча­ет в себе усло­вий, при кото­рых воз­мо­жен оче­вид­ный, бес­спор­ный и все­об­щий факт — воз­рас­та­ние сто­и­мо­сти капи­та­ла. Этим мысль направ­ля­ет­ся на поиск того недо­ста­ю­ще­го усло­вия, при кото­ром обра­ще­ние това­ров пре­вра­ща­ет­ся в фазу про­из­вод­ства при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти. Это иско­мое усло­вие, этот реаль­ный факт дол­жен, с одной сто­ро­ны, соот­вет­ство­вать всем тем усло­ви­ям, кото­рые выяв­ле­ны ранее, т. е. дол­жен под­чи­нять­ся всем зако­нам обра­ще­ния това­ров. С дру­гой сто­ро­ны, он пре­вра­ща­ет обра­ще­ние това­ров в его соб­ствен­ную про­ти­во­по­лож­ность, в фазу про­из­вод­ства новой сто­и­мо­сти.

Маркс так фор­му­ли­ру­ет зада­чу: при­ба­воч­ная сто­и­мость воз­мож­на без нару­ше­ния зако­на сто­и­мо­сти (как все­об­ще­го зако­на всей систе­мы) лишь при усло­вии, если в дей­стви­тель­но­сти удаст­ся най­ти новый факт, если «… посчаст­ли­вит­ся открыть в пре­де­лах сфе­ры обра­ще­ния, т. е. на рын­ке, такой товар, сама потре­би­тель­ная сто­и­мость кото­ро­го обла­да­ла бы ори­ги­наль­ным свой­ством быть источ­ни­ком сто­и­мо­сти, — такой товар, фак­ти­че­ское потреб­ле­ние кото­ро­го было бы про­цес­сом ове­ществ­ле­ния тру­да, а сле­до­ва­тель­но, про­цес­сом созда­ния сто­и­мо­сти»[12]. Ины­ми сло­ва­ми, в этом реша­ю­щем пунк­те «дедук­ции» Маркс обра­ща­ет­ся вновь к эмпи­рии. На язы­ке ста­рой логи­ки это зна­чит, что дедук­тив­ный ход мыш­ле­ния вдруг пре­ры­ва­ет­ся «индук­тив­ным», а индук­тив­ное рас­смот­ре­ние рож­да­ет недо­ста­ю­щее для дедук­ции зве­но, запол­ня­ет про­бел в «логи­че­ском» дви­же­нии мыс­ли, не запол­ня­е­мый фор­маль­но.

Един­ствен­ный товар, кото­рый одно­вре­мен­но и «под­во­дит­ся» под закон сто­и­мо­сти и — без како­го бы то ни было его «нару­ше­ния» — дела­ет воз­мож­ным и необ­хо­ди­мым пря­мо про­ти­во­ре­ча­щий ему факт (при­ба­воч­ную сто­и­мость), — это рабо­чая сила. Потреб­ле­ние это­го свое­об­раз­но­го това­ра есть одно­вре­мен­но про­из­вод­ство това­ра вооб­ще, т. е. сто­и­мо­сти. Сно­ва обна­ру­жи­ва­ет­ся сов­па­де­ние про­ти­во­по­лож­ных опре­де­ле­ний в поня­тии фак­та как важ­ней­шая логи­че­ская харак­те­ри­сти­ка поня­тия. Здесь, как и вез­де при диа­лек­ти­че­ском раз­ви­тии опре­де­ле­ний, тео­ре­ти­че­ское («логи­че­ское») про­ти­во­ре­чие, пара­докс ока­зы­ва­ет­ся фор­мой поста­нов­ки вопро­са, про­бле­мы, под­ле­жа­щей кон­крет­но­му раз­ре­ше­нию путем даль­ней­ше­го иссле­до­ва­ния эмпи­ри­че­ско­го мате­ри­а­ла. Дви­же­ние мыс­ли по фак­там здесь ста­но­вит­ся целе­на­прав­лен­ным, стро­го после­до­ва­тель­ным, «дедук­тив­ным», а пере­ход от одной кате­го­рии к дру­гой — не про­из­воль­ным, а объ­ек­тив­но обу­слов­лен­ным. Такая «дедук­ция» ста­но­вит­ся воз­мож­ной толь­ко пото­му, что в каче­стве ее осно­ва­ния лежит не «абстракт­но-общее» опре­де­ле­ние, а поня­тие, заклю­ча­ю­щее в себе кон­крет­ное един­ство про­ти­во­по­лож­ных опре­де­ле­ний, т. е. кон­крет­но-общее поня­тие.

В све­те это­го поло­же­ния ста­но­вит­ся оче­вид­ной еще одна осо­бен­ность «дедук­ции» кате­го­рий в «Капи­та­ла». Каж­дая после­ду­ю­щая кон­крет­ная кате­го­рия пред­ста­ет; как фор­ма раз­ре­ше­ния тех про­ти­во­ре­чий, кото­рые были выяв­ле­ны ана­ли­зом в соста­ве пред­ше­ству­ю­щих кате­го­рий, и высту­па­ет как про­цесс услож­не­ния той цепи опо­сред­ству­ю­щих зве­ньев, тех «мета­мор­фоз», через кото­рые долж­ны про­хо­дить два пер­во­на­чаль­но выяв­лен­ных полю­са сто­и­мо­сти в про­цес­се их вза­им­но­го пре­вра­ще­ния. Ста­нов­ле­ние систе­мы отно­ше­ний (и выра­жа­ю­щих их кате­го­рий) и пред­ста­ет как про­цесс нарас­та­ния «напря­же­ния» меж­ду дву­мя полю­са­ми исход­ной кате­го­рии. Путь вза­им­но­го пре­вра­ще­ния про­ти­во­по­лож­но­стей товар­ной фор­мы (т. е. потре­би­тель­ной сто­и­мо­сти и мено­вой сто­и­мо­сти) ста­но­вит­ся все длин­нее и слож­нее, все запу­тан­нее. Вза­им­но тяго­те­ю­щие друг к дру­гу полюс­ные фор­мы выра­же­ния сто­и­мо­сти все вре­мя оста­ют­ся, одна­ко, край­ни­ми точ­ка­ми, меж­ду кото­ры­ми воз­ни­ка­ют все новые и новые фор­мы отно­ше­ний.

Таким обра­зом, все осо­бен­ные отно­ше­ния и выра­жа­ю­щие их кате­го­рии пред­ста­ют в ходе ана­ли­за как раз­ли­чия, воз­ни­ка­ю­щие внут­ри одной и той же кон­крет­но-все­об­щей суб­стан­ции, — капи­та­ли­сти­че­ски орга­ни­зо­ван­но­го тру­да, как кон­крет­ные фор­мы этой орга­ни­за­ции, как ее «моди­фи­ка­ции». Тем самым и сама кате­го­рия суб­стан­ции (в дан­ном слу­чае ею ока­зы­ва­ет­ся труд, при­том не про­сто труд, а исто­ри­че­ски опре­де­лен­ная его фор­ма) пред­ста­ет как внут­ренне-про­ти­во­ре­чи­вая кате­го­рия, заклю­ча­ю­щая внут­ри себя необ­хо­ди­мость порож­де­ния все новых «моду­сов», осо­бен­ных форм сво­е­го раз­ви­тия и про­яв­ле­ния. Любое поня­тие, как исход­ное, так и каж­дое после­ду­ю­щее, харак­те­ри­зу­ет­ся поэто­му как кон­крет­ное един­ство про­ти­во­по­лож­ных опре­де­ле­ний, а не как сле­пое абстракт­но-общее, не как про­стое отра­же­ние «оди­на­ко­во­сти» ряда явле­ний. Все­об­щее, т. е. закон, осу­ществ­ля­ет­ся в дей­стви­тель­но­сти (а пото­му и в логи­ке поня­тий, эту дей­стви­тель­ность отра­жа­ю­щей) через кон­крет­ное един­ство, т. е. через пере­ход, через пре­вра­ще­ние про­ти­во­по­лож­но­стей друг в дру­га. В силу это­го все­об­щее рас­кры­ва­ет­ся через диа­лек­ти­че­ски про­ти­во­ре­чи­вое един­ство (тож­де­ство) необ­хо­ди­мо­сти и слу­чай­но­сти (напри­мер, в ана­ли­зе отно­ше­ния сто­и­мо­сти и цен), сущ­но­сти и явле­ния (при­ба­воч­ная сто­и­мость и при­быль), каче­ствен­ных и коли­че­ствен­ных харак­те­ри­стик (кон­крет­ный и абстракт­ный труд) и т. д.

Ины­ми сло­ва­ми, логи­ку «Капи­та­ла» состав­ля­ет вся систе­ма кате­го­рий логи­ки, т. е. уни­вер­саль­ных опре­де­ле­ний при­ро­ды, обще­ства и само­го мыш­ле­ния, пони­ма­е­мых в их диа­лек­ти­че­ски про­ти­во­ре­чи­вом един­стве, в их пере­хо­дах; диа­лек­ти­ка, как наи­бо­лее раз­ви­тое и пол­ное уче­ние о раз­ви­тии через про­ти­во­ре­чия, — это и есть логи­ка «Капи­та­ла». Поэто­му систе­ма­ти­че­ское изло­же­ние логи­ки «Капи­та­ла» и сов­па­да­ет без остат­ка с систе­ма­ти­че­ским изло­же­ни­ем мате­ри­а­ли­сти­че­ской диа­лек­ти­ки.

Примечания

[1] Ленин В.И. Сочи­не­ния, т. 38, с. 315.

[2] Там же.

[3] Маркс К., Энгельс Ф. Сочи­не­ния, 2 изд., т. 13, с. 497 – 8.

[4] Там же, с. 497.

[5] Там же, т. 12, с. 734.

[6] Там же, с. 731.

[7] Там же, т. 19, с. 384.

[8] Капи­тал, т. 1, с. 68.

[9] Там же, с. 110.

[10] Там же, с. 110 – 11.

[11] Там же, с. 170.

[12] Там же, с. 173.

Scroll to top