ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ МАРКСОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ

Исаак Рубин

Преж­де чем при­сту­пить к подроб­но­му изло­же­нию марк­со­вой тео­рии сто­и­мо­сти, мы счи­та­ем необ­хо­ди­мым дать общую ее харак­те­ри­сти­ку. В про­тив­ном слу­чае изло­же­ние отдель­ных сто­рон и част­ных про­блем тео­рии сто­и­мо­сти, очень слож­ных и инте­рес­ных, может засло­нить от вни­ма­ния чита­те­ля те основ­ные идеи, на кото­рых постро­е­на вся тео­рия и кото­рые про­ни­ка­ют каж­дую ее часть. Разу­ме­ет­ся, та общая харак­те­ри­сти­ка марк­со­вой тео­рии, кото­рую мы дадим в насто­я­щей гла­ве, смо­жет быть пол­но­стью раз­ви­та и обос­но­ва­на толь­ко в после­ду­ю­щих гла­вах. С дру­гой сто­ро­ны, в послед­них неиз­беж­но будут ино­гда встре­чать­ся, в более подроб­ном изло­же­нии, повто­ре­ния мыс­лей, наме­чен­ных в насто­я­щей гла­ве.

Все основ­ные поня­тия поли­ти­че­ской эко­но­мии выра­жа­ют, как мы виде­ли, ове­ществ­лен­ные про­из­вод­ствен­ные отно­ше­ния людей. Если мы с этой же точ­ки зре­ния подой­дем к тео­рии сто­и­мо­сти, то перед нами вста­ет зада­ча дока­зать, что сто­и­мость есть: 1) обще­ствен­ное отно­ше­ние людей, 2) при­няв­шее вещ­ную фор­му и 3) свя­зан­ное с про­цес­сом про­из­вод­ства.

На пер­вый взгляд сто­и­мость, как и дру­гие поня­тия поли­ти­че­ской эко­но­мии, кажет­ся нам свой­ством вещи. Наблю­дая явле­ния обме­на, мы видим, что каж­дая вещь на рын­ке обме­ни­ва­ет­ся на опре­де­лен­ное коли­че­ство любой дру­гой вещи или — в усло­ви­ях раз­ви­то­го обме­на — на извест­ную сум­му денег (золо­та), за кото­рую мож­но купить любую дру­гую вещь на рын­ке (конеч­но, в пре­де­лах этой сум­мы). Эта сум­ма денег или цена вещи почти еже­днев­но изме­ня­ет­ся, в зави­си­мо­сти от конъ­юнк­ту­ры рын­ка. Сего­дня на рын­ке ощу­щал­ся недо­ста­ток в сукне, и цена его вздо­ро­жа­ла до 3 р. 20 к. за метр. Через неде­лю коли­че­ство пред­ла­га­е­мо­го сук­на на рын­ке пре­вы­ша­ет обыч­ные раз­ме­ры пред­ло­же­ния, и цена пада­ет до 2 р. 75 к. за метр. Эти повсе­днев­ные коле­ба­ния и откло­не­ния цен, если взять более или менее про­дол­жи­тель­ный пери­од вре­ме­ни, вра­ща­ют­ся вокруг неко­то­ро­го сред­не­го уров­ня, вокруг сред­ней цены, кото­рая рав­на, напри­мер, 3 руб­лям за метр. В капи­та­ли­сти­че­ском обще­стве эта сред­няя цена про­пор­ци­о­наль­на не тру­до­вой сто­и­мо­сти про­дук­та, т. е. коли­че­ству тру­да, необ­хо­ди­мо­го для его про­из­вод­ства, но так назы­ва­е­мой «цене про­из­вод­ства», кото­рая рав­на издерж­кам про­из­вод­ства на дан­ный про­дукт плюс сред­няя при­быль на аван­си­ро­ван­ный капи­тал. Одна­ко, для упро­ще­ния ана­ли­за мы сей­час отвле­ка­ем­ся от того фак­та, что сук­но изго­тов­ле­но капи­та­ли­стом при помо­щи наем­ных рабо­чих. Ведь метод Марк­са, как мы виде­ли выше, заклю­ча­ет­ся в выде­ле­нии и изу­че­нии отдель­ных типов про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний, кото­рые толь­ко в сво­ей сово­куп­но­сти дают кар­ти­ну капи­та­ли­сти­че­ско­го хозяй­ства. Пока мы изу­ча­ем толь­ко один, основ­ной тип про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний меж­ду людь­ми в товар­ном обще­стве, а имен­но отно­ше­ния меж­ду ними, как отдель­ны­ми, друг от дру­га фор­маль­но неза­ви­си­мы­ми това­ро­про­из­во­ди­те­ля­ми. Мы зна­ем толь­ко, что сук­но изго­тов­ля­ет­ся това­ро­про­из­во­ди­те­лем и выно­сит­ся на рынок для обме­на или про­да­жи дру­гим това­ро­про­из­во­ди­те­лям. Перед нами обще­ство това­ро­про­из­во­ди­те­лей, так назы­ва­е­мое «про­стое товар­ное хозяй­ство», в отли­чие от более слож­но­го, капи­та­ли­сти­че­ско­го. В усло­ви­ях про­сто­го товар­но­го хозяй­ства сред­ние цены про­дук­тов тру­да про­пор­ци­о­наль­ны их тру­до­вой сто­и­мо­сти, или сто­и­мость пред­став­ля­ет тот сред­ний уро­вень, вокруг кото­ро­го колеб­лют­ся рыноч­ные цены и с кото­рым они сов­па­да­ли бы в том слу­чае, если бы обще­ствен­ный труд был про­пор­ци­о­наль­но рас­пре­де­лен меж­ду раз­лич­ны­ми отрас­ля­ми про­из­вод­ства, и тем самым меж­ду ними уста­но­ви­лось бы состо­я­ние рав­но­ве­сия.

Каж­дое обще­ство, осно­ван­ное на широ­ком раз­де­ле­нии тру­да, необ­хо­ди­мо пред­по­ла­га­ет извест­ное рас­пре­де­ле­ние обще­ствен­но­го тру­да меж­ду раз­лич­ны­ми отрас­ля­ми про­из­вод­ства. Каж­дая систе­ма раз­де­лен­но­го тру­да есть вме­сте с тем систе­ма рас­пре­де­лен­но­го тру­да. В пер­во­быт­ной ком­му­ни­сти­че­ской общине, в пат­ри­ар­халь­ной кре­стьян­ской семье или в соци­а­ли­сти­че­ском обще­стве труд всех чле­нов дан­ной хозяй­ствен­ной еди­ни­цы зара­нее созна­тель­но рас­пре­де­ля­ет­ся меж­ду отдель­ны­ми рабо­та­ми, в зави­си­мо­сти от харак­те­ра потреб­но­стей чле­нов груп­пы и от уров­ня про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да. В товар­ном обще­стве никто не регу­ли­ру­ет рас­пре­де­ле­ние тру­да меж­ду отдель­ны­ми стра­стя­ми про­из­вод­ства и отдель­ны­ми пред­при­я­ти­я­ми. Ни один сукон­щик не зна­ет, сколь­ко сук­на тре­бу­ет­ся в дан­ный момент обще­ству и сколь­ко сук­на изго­тов­ля­ет­ся в дан­ный момент во всех пред­при­я­ти­ях сукон­но­го про­из­вод­ства. Про­из­вод­ство сук­на поэто­му то обго­ня­ет спрос (пере­про­из­вод­ство), то отста­ет от него (недо­про­из­вод­ство). Ина­че гово­ря, коли­че­ство обще­ствен­но­го тру­да, затра­чи­ва­е­мое на сукон­ное про­из­вод­ство, ока­зы­ва­ет­ся то чрез­мер­но боль­шим, то недо­ста­точ­ным. Рав­но­ве­сие меж­ду сукон­ной про­мыш­лен­но­стью и дру­ги­ми отрас­ля­ми про­из­вод­ства посто­ян­но нару­ша­ет­ся. Товар­ное хозяй­ство есть систе­ма посто­ян­но нару­ша­е­мо­го рав­но­ве­сия.

Но если так, каким же обра­зом оно про­дол­жа­ет суще­ство­вать как сово­куп­ность раз­ных отрас­лей про­из­вод­ства, друг дру­га допол­ня­ю­щих? Товар­ное хозяй­ство может суще­ство­вать толь­ко бла­го­да­ря тому, что каж­дое нару­ше­ние рав­но­ве­сия вызы­ва­ет тен­ден­цию к его вос­ста­нов­ле­нию. Эта тен­ден­ция к вос­ста­нов­ле­нию рав­но­ве­сия осу­ществ­ля­ет­ся посред­ством меха­низ­ма рын­ка и рыноч­ных цен. В товар­ном обще­стве ни один това­ро­про­из­во­ди­тель не при­ка­зы­ва­ет дру­го­му рас­ши­рять или сокра­щать про­из­вод­ство, но сво­и­ми дей­стви­я­ми по отно­ше­нию к вещам одни люди воз­дей­ству­ют на тру­до­вую дея­тель­ность дру­гих людей и — сами того не созна­вая — побуж­да­ют их рас­ши­рять или сокра­щать про­из­вод­ство. Пере­про­из­вод­ство сук­на и вызы­ва­е­мое им паде­ние цен ниже сто­и­мо­сти побуж­да­ют сукон­щи­ков сокра­тить про­из­вод­ство; обрат­ное про­ис­хо­дит в слу­чае недо­про­из­вод­ства. Откло­не­ния рыноч­ных цен от сто­и­мо­сти пред­став­ля­ют тот меха­низм, при помо­щи кото­ро­го устра­ня­ют­ся пере­про­из­вод­ство и недо­про­из­вод­ство и созда­ет­ся тен­ден­ция к вос­ста­нов­ле­нию рав­но­ве­сия меж­ду дан­ной отрас­лью про­из­вод­ства и дру­ги­ми отрас­ля­ми народ­но­го хозяй­ства.

Обмен двух раз­лич­ных това­ров по их сто­и­мо­сти соот­вет­ству­ет состо­я­нию рав­но­ве­сия меж­ду дан­ны­ми дву­мя отрас­ля­ми про­из­вод­ства, при кото­ром вся­кие пере­ли­вы тру­да из одной отрас­ли в дру­гую пре­кра­ща­ют­ся. Но если так, то, оче­вид­но, обмен двух това­ров по их сто­и­мо­сти урав­ни­ва­ет для това­ро­про­из­во­ди­те­лей выгод­ность про­из­вод­ства в обе­их дан­ных отрас­лях и устра­ня­ет моти­вы к пере­хо­ду из одной отрас­ли в дру­гую. В про­стом товар­ном хозяй­стве такое урав­не­ние усло­вий про­из­вод­ства в раз­лич­ных его отрас­лях озна­ча­ет, что опре­де­лен­ное коли­че­ство тру­да, затра­чи­ва­е­мое това­ро­про­из­во­ди­те­ля­ми в раз­ных сфе­рах народ­но­го хозяй­ства, достав­ля­ет им про­дукт оди­на­ко­вой сто­и­мо­сти. Сто­и­мо­сти това­ров пря­мо про­пор­ци­о­наль­ны коли­че­ствам тру­да, необ­хо­ди­мо­го для их про­из­вод­ства. Если при дан­ном состо­я­нии тех­ни­ки на про­из­вод­ство мет­ра сук­на тре­бу­ет­ся в сред­нем 3 часа тру­да (счи­тая так­же труд, потра­чен­ный на сырье, ору­дия про­из­вод­ства и т. п.), а на про­из­вод­ство пары боти­нок 9 часов тру­да, то — пред­по­ла­гая рав­ную ква­ли­фи­ка­цию тру­да сукон­щи­ков и сапож­ни­ков — обмен трех аршин сук­на на одну пару боти­нок соот­вет­ству­ет состо­я­нию рав­но­ве­сия меж­ду обо­и­ми дан­ны­ми вида­ми тру­да. Час тру­да сапож­ни­ка и час тру­да сукон­щи­ка урав­ни­ва­ют­ся друг с дру­гом, обра­зуя каж­дый оди­на­ко­вую долю сово­куп­но­го обще­ствен­но­го тру­да, рас­пре­де­лен­но­го меж­ду все­ми отрас­ля­ми про­из­вод­ства. Труд, обра­зу­ю­щий сто­и­мость, высту­па­ет таким обра­зом не толь­ко в каче­стве коли­че­ствен­но рас­пре­де­лен­но­го, но и в каче­стве соци­аль­но-урав­нен­но­го (или рав­но­го) тру­да, коро­че гово­ря, в каче­стве «обще­ствен­но­го» тру­да, под кото­рым пони­ма­ет­ся сово­куп­ная мас­са одно­род­но­го, рав­но­го тру­да все­го обще­ства. Эти­ми обще­ствен­ны­ми чер­та­ми труд обла­да­ет не толь­ко в товар­ном хозяй­стве, но и, напри­мер, в соци­а­ли­сти­че­ском. В послед­нем орга­ны тру­до­во­го уче­та зара­нее рас­смат­ри­ва­ют труд отдель­но­го лица, как часть еди­но­го сово­куп­но­го тру­да обще­ства, выра­жен­ную в услов­ных обще­ствен­ных тру­до­вых еди­ни­цах. В товар­ном же обще­стве про­цесс обоб­ществ­ле­ния, урав­не­ния и рас­пре­де­ле­ния тру­да про­ис­хо­дит иным обра­зом. Труд отдель­ных лиц не явля­ет­ся непо­сред­ствен­но обще­ствен­ным. Он ста­но­вит­ся обще­ствен­ным лишь бла­го­да­ря тому, что урав­ни­ва­ет­ся с любым дру­гим тру­дом, а это урав­не­ние тру­да про­ис­хо­дит посред­ством обме­на, в кото­ром совер­ша­ет­ся абстра­ги­ро­ва­ние (отвле­че­ние) от кон­крет­ных потре­би­тель­ных сто­и­мо­стей и кон­крет­но­го вида тру­да. Поэто­му труд, кото­рый рас­смат­ри­вал­ся нами выше как обще­ствен­ный, соци­аль­но-урав­нен­ный и коли­че­ствен­но рас­пре­де­лен­ный, при­об­ре­та­ет теперь осо­бую каче­ствен­ную и коли­че­ствен­ную харак­те­ри­сти­ку, при­су­щую толь­ко товар­но­му хозяй­ству: он высту­па­ет как абстракт­ный и обще­ствен­но-необ­хо­ди­мый труд. Сто­и­мость това­ра опре­де­ля­ет­ся обще­ствен­но-необ­хо­ди­мым тру­дом, т. е. коли­че­ством абстракт­но­го тру­да.

Но если сто­и­мость опре­де­ля­ет­ся коли­че­ством тру­да, обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го для про­из­вод­ства еди­ни­цы това­ра, то это коли­че­ство тру­да в свою оче­редь зави­сит от про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да. Раз­ви­тие про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да сокра­ща­ет обще­ствен­но-необ­хо­ди­мое рабо­чее вре­мя и пони­жа­ет сто­и­мость еди­ни­цы това­ра. Вве­де­ние машин, напри­мер, поз­во­ля­ет про­из­во­дить пару боти­нок в 6 часов вме­сто преж­них 9 часов и, таким обра­зом, пони­жа­ет сто­и­мость их с 9 руб. до 6 руб. (счи­тая, что час сапож­но­го тру­да, при­ни­ма­е­мо­го нами здесь за сред­ний труд, созда­ет сто­и­мость в 1 рубль). Уде­шев­лен­ная обувь нач­нет про­ни­кать в дерев­ню, вытес­няя лап­ти и само­дель­ную обувь. Спрос на обувь уве­ли­чит­ся, и обув­ное про­из­вод­ство рас­ши­рит­ся. В народ­ном хозяй­стве про­изой­дет неко­то­рое пере­рас­пре­де­ле­ние про­из­во­ди­тель­ных сил. Таким обра­зом дви­жу­щий тол­чок к изме­не­нию всей систе­мы сто­и­мо­стей исхо­дит из мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ско­го про­цес­са про­из­вод­ства. Раз­ви­тие про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да выра­жа­ет­ся в умень­ше­нии коли­че­ства кон­крет­но­го тру­да, фак­ти­че­ски затра­чи­ва­е­мо­го в сред­нем на про­из­вод­ство. Но тем самым, — в силу двой­ствен­но­го харак­те­ра тру­да как кон­крет­но­го и абстракт­но­го, — умень­шит­ся коли­че­ство это­го же тру­да, рас­смат­ри­ва­е­мо­го в каче­стве «обще­ствен­но­го» или «абстракт­но­го», т. е. как доля сово­куп­но­го одно­род­но­го тру­да обще­ства. Раз­ви­тие про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да, изме­няя коли­че­ство абстракт­но­го тру­да, необ­хо­ди­мо­го для про­из­вод­ства, вызы­ва­ет изме­не­ния сто­и­мо­сти про­дук­тов тру­да, а изме­не­ния сто­и­мо­сти послед­них в свою оче­редь воз­дей­ству­ют на рас­пре­де­ле­ние обще­ствен­но­го тру­да меж­ду раз­ны­ми отрас­ля­ми про­из­вод­ства. Про­из­во­ди­тель­ность тру­да  абстракт­ный труд  сто­и­мость  рас­пре­де­ле­ние обще­ствен­но­го тру­да; тако­ва схе­ма товар­но­го хозяй­ства, в кото­ром сто­и­мость игра­ет роль регу­ля­то­ра, уста­нав­ли­ва­ю­ще­го — сре­ди посто­ян­ных откло­не­ний и нару­ше­ний — рав­но­ве­сие в рас­пре­де­ле­нии обще­ствен­но­го тру­да меж­ду раз­лич­ны­ми отрас­ля­ми народ­но­го хозяй­ства. Закон сто­и­мо­сти есть закон рав­но­ве­сия товар­но­го обще­ства.

Тео­рия сто­и­мо­сти изу­ча­ет зако­ны обме­на, при­рав­ни­ва­ния вещей на рын­ке лишь постоль­ку, посколь­ку они свя­за­ны с зако­на­ми про­из­вод­ства, рас­пре­де­ле­ния тру­да в товар­ном хозяй­стве. Каж­дая про­пор­ция обме­на двух това­ров, — речь идет о сред­них про­пор­ци­ях, а не о слу­чай­ных рыноч­ных ценах, — соот­вет­ству­ет дан­но­му состо­я­нию про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да, в отрас­лях, изго­тов­ля­ю­щих эти това­ры. Через урав­не­ние вещей, про­дук­тов тру­да, как сто­и­мо­стей, про­ис­хо­дит урав­не­ние раз­ных кон­крет­ных видов тру­да, как частей сово­куп­но­го обще­ствен­но­го тру­да, рас­пре­де­лен­но­го меж­ду раз­ны­ми отрас­ля­ми. Поэто­му оши­боч­ным явля­ет­ся ходя­чее пред­став­ле­ние о тео­рии сто­и­мо­сти, как тео­рии, огра­ни­чи­ва­ю­щей­ся изу­че­ни­ем мено­вых соот­но­ше­ний вещей. Она ста­вит себе целью открыть под зако­но­мер­но­стью при­рав­ни­ва­ния вещей зако­ны рав­но­ве­сия тру­да. Одна­ко непра­виль­но так­же мне­ние, соглас­но кото­ро­му марк­со­ва тео­рия изу­ча­ет отно­ше­ние тру­да к вещи, как к про­дук­ту тру­да. Отно­ше­ние тру­да к вещи име­ет в виду дан­ный, кон­крет­ный вид тру­да и дан­ную, кон­крет­ную вещь; это – отно­ше­ние тех­ни­че­ское, кото­рое само по себе тео­рию сто­и­мо­сти не инте­ре­су­ет. Пред­мет изу­че­ния послед­ней — соот­но­ше­ние раз­ных видов тру­да в про­цес­се его рас­пре­де­ле­ния, уста­нав­ли­ва­ю­ще­е­ся через мено­вое соот­но­ше­ние вещей, про­дук­тов тру­да. Таким обра­зом марк­со­ва тео­рия сто­и­мо­сти вполне удо­вле­тво­ря­ет изло­жен­ным выше общим мето­до­ло­ги­че­ским тре­бо­ва­ни­ям марк­со­вой эко­но­ми­че­ской тео­рии, кото­рая изу­ча­ет не отно­ше­ния меж­ду веща­ми и не отно­ше­ния людей к вещам, но отно­ше­ния меж­ду людь­ми, свя­зы­ва­ю­щие их через посред­ство вещей.

До сих пор мы изу­ча­ли сто­и­мость глав­ным обра­зом с ее количе­ствен­ной сто­ро­ны. Мы рас­смат­ри­ва­ли вели­чи­ну сто­и­мо­сти как регу­ля­тор коли­че­ствен­но­го рас­пре­де­ле­ния обще­ствен­но­го тру­да меж­ду отдель­ны­ми отрас­ля­ми про­из­вод­ства. При этом наше иссле­до­ва­ние при­ве­ло нас к поня­тию абстракт­но­го тру­да, рас­смат­ри­ва­е­мо­го опять-таки пре­иму­ще­ствен­но с его коли­че­ствен­ной сто­ро­ны, а имен­но как обще­ствен­но-необ­хо­ди­мый труд. Теперь мы долж­ны вкрат­це рас­смот­реть каче­ствен­ную сто­ро­ну сто­и­мо­сти. В уче­нии Марк­са сто­и­мость рас­смат­ри­ва­ет­ся не толь­ко как регу­ля­тор рас­пре­де­ле­ния обще­ствен­но­го тру­да, но и как выра­же­ние обще­ствен­ных про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний людей. С послед­ней точ­ки зре­ния сто­и­мость пред­став­ля­ет собой соци­аль­ную фор­му, при­об­ре­та­е­мую про­дук­та­ми тру­да при нали­чии опре­де­лен­ных про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний меж­ду людь­ми. От сто­и­мо­сти, рас­смат­ри­ва­е­мой как коли­че­ствен­но опре­де­лен­ная вели­чи­на, мы долж­ны перей­ти к сто­и­мо­сти, рас­смат­ри­ва­е­мой как каче­ствен­но опре­де­лен­ная соци­аль­ная фор­ма. Ина­че гово­ря, от уче­ния о «вели­чине сто­и­мо­сти» мы долж­ны перей­ти к уче­нию о «фор­ме сто­и­мо­сти» (Wertform)[1].

В товар­ном хозяй­стве, как мы уже зна­ем, сто­и­мость выпол­ня­ет роль регу­ля­то­ра рас­пре­де­ле­ния тру­да. Выте­ка­ет ли эта роль сто­и­мо­сти из тех­ни­че­ских или соци­аль­ных осо­бен­но­стей товар­но­го хозяй­ства, т. е. из состо­я­ния его про­из­во­ди­тель­ных сил или из фор­мы свой­ствен­ных ему про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний людей? Доста­точ­но поста­вить этот вопрос, что­бы отве­тить на него в послед­нем смыс­ле. Не вся­кое рас­пре­де­ле­ние обще­ствен­но­го тру­да при­да­ет про­дук­ту фор­му сто­и­мо­сти, но лишь такое рас­пре­де­ле­ние тру­да, кото­рое не направ­ля­ет­ся непо­сред­ствен­но обще­ством, а регу­ли­ру­ет­ся кос­вен­но, через рынок и обмен вещей. В пер­во­быт­ной ком­му­ни­сти­че­ской общине или в фео­даль­ной деревне про­дукт тру­да име­ет «цен­ность» в смыс­ле полез­но­сти, потре­би­тель­ной сто­и­мо­сти, но не име­ет «сто­и­мо­сти». Послед­нюю он при­об­ре­та­ет толь­ко при том усло­вии, если он про­из­во­дит­ся спе­ци­аль­но для про­да­жи и на рын­ке полу­ча­ет объ­ек­тив­ную и точ­но опре­де­лен­ную рас­цен­ку, кото­рая при­рав­ни­ва­ет его (через день­ги) всем дру­гим това­рам и дает ему спо­соб­ность быть обме­нен­ным на любой дру­гой товар. Ина­че гово­ря, пред­по­ла­га­ет­ся опре­де­лен­ная фор­ма хозяй­ства (товар­ное хозяй­ство), опре­де­лен­ная фор­ма орга­ни­за­ции тру­да в виде отдель­ных част­но­вла­дель­че­ских пред­при­я­тий. Не труд, как тако­вой, но толь­ко труд, орга­ни­зо­ван­ный в опре­де­лен­ной соци­аль­ной фор­ме (в фор­ме товар­но­го хозяй­ства), при­да­ет про­дук­ту тру­да «сто­и­мость». Если про­из­во­ди­те­ли отно­сят­ся друг к дру­гу, как фор­маль­но неза­ви­си­мые орга­ни­за­то­ры хозяй­ства и авто­ном­ные това­ро­про­из­во­ди­те­ли, то про­дук­ты их тру­да про­ти­во­сто­ят друг дру­гу на рын­ке, как «сто­и­мо­сти». Равен­ство това­ро­про­из­во­ди­те­лей, как орга­ни­за­то­ров част­но­го хозяй­ства и контр­аген­тов про­из­вод­ствен­но­го отно­ше­ния обме­на, нахо­дит свое выра­же­ние в равен­стве про­дук­тов тру­да, как сто­и­мо­стей. Сто­и­мость вещей отра­жа­ет опре­де­лен­ный тип про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний меж­ду людь­ми.

Если про­дукт тру­да при­об­ре­та­ет сто­и­мость толь­ко при опре­де­лен­ной соци­аль­ной фор­ме орга­ни­за­ции тру­да, то, сле­до­ва­тель­но, сто­и­мость пред­став­ля­ет собой не «свой­ство» про­дук­та тру­да, а опре­де­лен­ную «соци­аль­ную фор­му» или «соци­аль­ную функ­цию», кото­рую про­дукт тру­да выпол­ня­ет, как свя­зу­ю­щее зве­но меж­ду раз­об­щен­ны­ми това­ро­про­из­во­ди­те­ля­ми, как «посред­ник» или «носи­тель» про­из­вод­ствен­но­го отно­ше­ния меж­ду ними. Конеч­но, на пер­вый взгляд сто­и­мость кажет­ся про­сто одним из свойств вещи. Когда гово­рим: «стол дубо­вый, круг­лый, кра­ше­ный, стóит или име­ет сто­и­мость в 25 руб­лей», то может пока­зать­ся, что эта фра­за сооб­ща­ет све­де­ния о четы­рех свой­ствах сто­ла. Но, пораз­мыс­лив­ши, мы убе­дим­ся, что пер­вые три свой­ства сто­ла рез­ко отли­ча­ют­ся от чет­вер­то­го. Они харак­те­ри­зу­ют стол, как мате­ри­аль­ную вещь, и сооб­ща­ют нам опре­де­лен­ные све­де­ния о тех­ни­че­ской сто­роне сто­ляр­но­го тру­да. Чело­век опыт­ный по этим свой­ствам сто­ла вос­ста­но­вит кар­ти­ну тех­ни­че­ской сто­ро­ны про­из­вод­ства, полу­чит пред­став­ле­ние о сырье, вспо­мо­га­тель­ных веще­ствах, тех­ни­че­ских при­е­мах и даже тех­ни­че­ской уме­ло­сти сто­ля­ра. Но, сколь­ко бы он ни раз­гля­ды­вал стол, он ниче­го не узна­ет о соци­аль­ных, про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ни­ях меж­ду про­из­во­ди­те­лем сто­ла и дру­ги­ми людь­ми. Он не узна­ет, явля­ет­ся ли про­из­во­ди­те­лем само­сто­я­тель­ней ремес­лен­ник, кустарь, наем­ный рабо­чий, или, может быть, член соци­а­ли­сти­че­ской общи­ны или сто­ляр-люби­тель, изго­то­вив­ший стол для лич­но­го упо­треб­ле­ния. Совсем иным харак­те­ром отли­ча­ет­ся свой­ство про­дук­та тру­да, выра­жа­е­мое сло­ва­ми: «стол име­ет сто­и­мость в 25 руб­лей». Эти сло­ва пока­зы­ва­ют, что стол есть товар, что он про­из­ве­ден для рын­ка, что про­из­во­ди­тель его свя­зан с дру­ги­ми чле­на­ми обще­ства про­из­вод­ствен­ны­ми отно­ше­ни­я­ми това­ро­вла­дель­цев, что хозяй­ство име­ет опре­де­лен­ную соци­аль­ную фор­му, а имен­но фор­му товар­но­го хозяй­ства. Мы ниче­го не узна­ли о тех­ни­че­ской сто­роне про­из­вод­ства или о самой вещи, зато узна­ли кое-что о соци­аль­ной фор­ме про­из­вод­ства и о людях, участ­ву­ю­щих в нем. Зна­чит «сто­и­мость» харак­те­ри­зу­ет не вещь, а чело­ве­че­ское обще­ство, в кото­ром она про­из­во­дит­ся. Это — не свой­ство вещи, а «соци­аль­ная фор­ма», при­об­ре­та­е­мая вещью вслед­ствие того, что через ее посред­ство люди всту­па­ют в опре­де­лен­ные про­из­вод­ствен­ные отно­ше­ния меж­ду собой. Сто­и­мость есть «соци­аль­ное отно­ше­ние, взя­тое как вещь», про­из­вод­ствен­ное отно­ше­ние меж­ду людь­ми, при­няв­шее фор­му свой­ства вещи. Тру­до­вые отно­ше­ния това­ро­про­из­во­ди­те­лей или обще­ствен­ный труд «ове­ществ­ля­ет­ся» и «кри­стал­ли­зу­ет­ся» в сто­и­мо­сти про­дук­тов тру­да. Это зна­чит, что опре­де­лен­ной соци­аль­ной фор­ме орга­ни­за­ции тру­да соот­вет­ству­ет осо­бая соци­аль­ная форма про­дуктов труда. «Труд, созда­ю­щий (или точ­нее: опре­де­ля­ю­щий, setzende) мено­вую сто­и­мость, есть спе­ци­фи­че­ская обще­ствен­ная фор­ма тру­да». Он «созда­ет опре­де­лен­ную обще­ствен­ную форму богат­ства, мено­вую сто­и­мость»[2] (выде­ле­ние наше). Опре­де­ле­ние сто­и­мо­сти, как выра­же­ния про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний людей, не про­ти­во­ре­чит дан­но­му нами выше опре­де­ле­нию сто­и­мо­сти, как выра­же­ния абстракт­но­го тру­да. Раз­ни­ца толь­ко в том, что рань­ше мы рас­смат­ри­ва­ли сто­и­мость с коли­че­ствен­ной сто­ро­ны (как вели­чи­ну сто­и­мо­сти), а теперь — с каче­ствен­ной (как соци­аль­ную фор­му). Соот­вет­ствен­но это­му и абстракт­ный труд высту­пал рань­ше с коли­че­ствен­ной сто­ро­ны, а теперь с каче­ствен­ной, а имен­но как обще­ствен­ный труд в его спе­ци­фи­че­ской фор­ме, пред­по­ла­га­ю­щей про­из­вод­ствен­ные отно­ше­ния меж­ду людь­ми как това­ро­про­из­во­ди­те­ля­ми.

Уче­ние Марк­са о «фор­ме сто­и­мо­сти» (т. е. о соци­аль­ной фор­ме, при­ни­ма­е­мой про­дук­том тру­да), явля­ю­щей­ся резуль­та­том опре­де­лен­ной соци­аль­ной фор­мы само­го тру­да, пред­став­ля­ет собой наи­бо­лее свое­об­раз­ную и ори­ги­наль­ную часть марк­со­вой тео­рии сто­и­мо­сти. Поло­же­ние, что труд обра­зу­ет сто­и­мость, было извест­но задол­го до Марк­са, но в тео­рии Марк­са оно при­об­ре­ло совсем дру­гой смысл. Маркс про­вел точ­ное раз­ли­чие меж­ду мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ским про­цес­сом про­из­вод­ства и его обще­ствен­ной фор­мой, меж­ду тру­дом, как сово­куп­но­стью тех­ни­че­ских при­е­мов (кон­крет­ный труд), и тру­дом, рас­смат­ри­ва­е­мым со сто­ро­ны его соци­аль­ной фор­мы в товар­но-капи­та­ли­сти­че­ском обще­стве (абстракт­ный или все­об­щий труд). Осо­бен­ность товар­ной хозяй­ства состо­ит в том, что мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ский про­цесс про­из­вод­ства обще­ством непо­сред­ствен­но не регу­ли­ру­ет­ся и ведет­ся отдель­ны­ми това­ро­про­из­во­ди­те­ля­ми, кон­крет­ный труд явля­ет­ся непо­сред­ствен­но част­ным тру­дом отдель­ных лиц. Част­ный труд отдель­но­го това­ро­про­из­во­ди­те­ля свя­зы­ва­ет­ся с тру­дом всех дру­гих това­ро­про­из­во­ди­те­лей и ста­но­вит­ся тру­дом обще­ствен­ным лишь постоль­ку, посколь­ку про­дукт его тру­да при­рав­ни­ва­ет­ся как сто­и­мость всем дру­гим това­рам. Это урав­не­ние всех про­дук­тов как сто­и­мо­стей одно­вре­мен­но, как мы виде­ли, озна­ча­ет урав­не­ние всех кон­крет­ных видов тру­да, затра­чен­ных в раз­ных сфе­рах народ­но­го хозяй­ства. Зна­чит, част­ный труд отдель­но­го лица при­об­ре­та­ет харак­тер тру­да обще­ствен­но­го не непо­сред­ствен­но в том кон­крет­ном виде, в каком он затра­чи­ва­ет­ся в про­цес­се про­из­вод­ства, но через посред­ство обме­на, пред­став­ля­ю­ще­го отвле­че­ние (абстра­ги­ро­ва­ние) от кон­крет­ных осо­бен­но­стей отдель­ных вещей и отдель­ных видов тру­да. Прав­да, так как товар­ное про­из­вод­ство уже зара­нее рас­счи­та­но на обмен, това­ро­про­из­во­ди­тель уже в про­цес­се непо­сред­ствен­но­го про­из­вод­ства, до акта обме­на, при­рав­ни­ва­ет свой про­дукт опре­де­лен­ной сум­ме сто­и­мо­сти (денег), а тем самым свой кон­крет­ный труд — опре­де­лен­но­му коли­че­ству абстракт­но­го тру­да. Но, во-пер­вых, это урав­не­ние тру­да носит еще пред­ва­ри­тель­ный или «мыс­лен­но пред­став­ля­е­мый» харак­тер и долж­но быть еще реа­ли­зо­ва­но в дей­стви­тель­ном акте обме­на, во-вто­рых, даже в этой сво­ей пред­ва­ри­тель­ной фор­ме урав­не­ние тру­да, хотя и пред­ше­ству­ю­щее акту обме­на, про­ис­хо­дит через посред­ство «мыс­лен­но пред­став­ля­е­мо­го» урав­не­ния вещей как сто­и­мо­стей. А так как урав­не­ние тру­да через урав­не­ние вещей выте­ка­ет из обще­ствен­ной фор­мы товар­но­го хозяй­ства, в кото­ром отсут­ству­ет непо­сред­ствен­ная обще­ствен­ная орга­ни­за­ция и урав­не­ние тру­да, то, сле­до­ва­тель­но, абстракт­ный труд есть поня­тие соци­аль­ное и исто­ри­че­ское. Абстракт­ный труд выра­жа­ет не физио­ло­ги­че­ское равен­ство раз­ных видов тру­да, но соци­аль­ное урав­не­ние раз­ных видов тру­да, про­ис­хо­дя­щее в спе­ци­фи­че­ской фор­ме урав­не­ния про­дук­тов тру­да.

Свое­об­ра­зие марк­со­вой тео­рии сто­и­мо­сти заклю­ча­ет­ся в том, что она выяс­ни­ла, какой имен­но труд обра­зу­ет сто­и­мость. «Маркс иссле­до­вал труд со сто­ро­ны его свой­ства созда­вать сто­и­мость и в пер­вый раз уста­но­вил, какой труд, поче­му и как обра­зу­ет сто­и­мость, уста­но­вил, что вооб­ще сто­и­мость есть не что иное, как кри­стал­ли­зо­ван­ный труд это­го рода»[3] (выде­ле­ние Энгель­са). Имен­но в выяс­не­нии «двой­ствен­но­го харак­те­ра тру­да» Маркс усмат­ри­вал цен­траль­ную часть сво­ей тео­рии сто­и­мо­сти[4].

Итак, двой­ствен­ный харак­тер тру­да отра­жа­ет раз­ли­чие меж­ду мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ским про­цес­сом про­из­вод­ства и его обще­ствен­ной фор­мой. Это раз­ли­чие, выяс­нен­ное нами в гла­ве о товар­ном фети­шиз­ме, состав­ля­ет осно­ву всей марк­со­вой эко­но­ми­че­ской тео­рии, в том чис­ле и тео­рии сто­и­мо­сти. Из это­го основ­но­го раз­ли­чия выте­ка­ет раз­ли­чие меж­ду тру­дом кон­крет­ным и абстракт­ным, кото­рое в свою оче­редь отра­жа­ет­ся в про­ти­во­по­лож­но­сти потре­би­тель­ной сто­и­мо­сти и сто­и­мо­сти. В пер­вой гла­ве «Капи­та­ла» изло­же­ние Марк­са идет в обрат­ном: поряд­ке. Он начи­на­ет ана­лиз с рыноч­ных явле­ний, доступ­ных наблю­де­нию, с про­ти­во­по­лож­но­сти потре­би­тель­ной и мено­вой сто­и­мо­сти. От этой про­ти­во­по­лож­но­сти, замет­ной на поверх­но­сти явле­ний, он как бы спус­ка­ет­ся вниз, к двой­ствен­но­му харак­те­ру тру­да, как кон­крет­но­го и абстракт­но­го, что­бы в кон­це пер­вой гла­вы, в раз­де­ле о «товар­ном фети­шиз­ме», вскрыть соци­аль­ные фор­мы, при­ни­ма­е­мые мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ским про­цес­сом про­из­вод­ства. От вещей через труд Маркс при­хо­дит к чело­ве­че­ско­му обще­ству, от явле­ний, бро­са­ю­щих­ся в гла­за, к явле­ни­ям, кото­рые долж­ны быть еще вскры­ты науч­ным ана­ли­зом. К это­му ана­ли­ти­че­ско­му мето­ду Маркс для облег­че­ния изло­же­ния при­бе­га­ет на пер­вых пяти стра­ни­цах «Капи­та­ла». Но диа­лек­ти­че­ский ход его мыс­ли сле­ду­ет пред­ста­вить себе в обрат­ном поряд­ке. От раз­ли­чия меж­ду про­цес­сом про­из­вод­ства и его обще­ствен­ной фор­мой, от соци­аль­ной струк­ту­ры товар­но­го хозяй­ства Маркс пере­хо­дит к двой­ствен­но­му харак­те­ру тру­да, рас­смат­ри­ва­е­мо­го с тех­ни­че­ской и соци­аль­ной сто­рон, и к двой­ствен­ной при­ро­де това­ра, как потре­би­те­лей сто­и­мо­сти и мено­вой сто­и­мо­сти. При поверх­ност­ном чте­нии «Капи­та­ла» может пока­зать­ся, что в про­ти­во­по­лож­но­сти потре­би­тель­ной и мено­вой сто­и­мо­сти Маркс усмат­ри­ва­ет раз­лич­ные свой­ства вещи как тако­вой (так пони­ма­ли Марк­са Бем-Баверк и ряд дру­гих кри­ти­ков). На самом же деле речь идет о раз­ли­чии меж­ду «мате­ри­аль­ным» и «функ­ци­о­наль­ным» суще­ство­ва­ни­ем вещи, меж­ду про­дук­том тру­да и его соци­аль­ной фор­мой, меж­ду вещью и про­из­вод­ствен­ным отно­ше­ни­ем людей, «сра­щен­ным» с вещью, т. е. про­яв­ля­ю­щим­ся через посред­ство вещи. Таким обра­зом перед нами обна­ру­жи­ва­ет­ся глу­бо­кая, нераз­рыв­ная связь марк­со­вой тео­рии сто­и­мо­сти с общи­ми мето­до­ло­ги­че­ски­ми осно­ва­ми, изло­жен­ны­ми в его тео­рии товар­но­го фети­шиз­ма. Сто­и­мость есть про­из­вод­ствен­ное отно­ше­ние меж­ду авто­ном­ны­ми това­ро­про­из­во­ди­те­ля­ми, при­няв­шее фор­му свой­ства вещи и свя­зан­ное с рас­пре­де­ле­ни­ем обще­ствен­но­го тру­да. Или, — рас­смат­ри­вая то же явле­ние с дру­гой сто­ро­ны, — сто­и­мость есть спо­соб­ность про­дук­тов тру­да каж­до­го това­ро­про­из­во­ди­те­ля обме­ни­вать­ся на про­дук­ты тру­да любо­го дру­го­го това­ро­про­из­во­ди­те­ля в опре­де­лен­ной про­пор­ции, соот­вет­ству­ю­щей дан­но­му уров­ню про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да в раз­лич­ных отрас­лях про­из­вод­ства. Перед нами отно­ше­ние людей, при­няв­шее фор­му свой­ства вещи и свя­зан­ное с про­цес­сом рас­пре­де­ле­ния тру­да в про­из­вод­стве, ина­че гово­ря ове­ществ­лен­ное про­из­вод­ствен­ное отно­ше­ние людей. Ове­ществ­ле­ние тру­да в сто­и­мо­сти пред­став­ля­ет важ­ней­ший вывод из тео­рии фети­шиз­ма, дока­зы­ва­ю­щей неиз­беж­ность «ове­ществ­ле­ния» про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний людей в товар­ном хозяй­стве. Тео­рия тру­до­вой сто­и­мо­сти утвер­жда­ет не мате­ри­аль­ную кон­ден­са­цию тру­да как фак­то­ра про­из­вод­ства в вещах как про­дук­тах тру­да, — явле­ние, имев­шее место во всех исто­ри­че­ских фор­ма­ци­ях и пред­став­ля­ю­щее тех­ни­че­скую пред­по­сыл­ку сто­и­мо­сти, но не ее источ­ник, — а фети­ши­зи­ро­ван­ное, ове­ществ­лен­ное, выра­же­ние обще­ствен­но­го тру­да в сто­и­мо­сти вещей. Труд «кри­стал­ли­зу­ет­ся» или оформ­ля­ет­ся в сто­и­мо­сти в том смыс­ле, что при­ни­ма­ет соци­аль­ную «фор­му сто­и­мо­сти», в ней выра­жа­ет­ся или «пред­став­ля­ет­ся» (sich darstellt). Послед­нее выра­же­ние упо­треб­ля­ет­ся Марк­сом наи­бо­лее часто для харак­те­ри­сти­ки отно­ше­ния меж­ду абстракт­ным тру­дом и сто­и­мо­стью. Мож­но толь­ко удив­лять­ся, что кри­ти­ки Марк­са не заме­ча­ли этой нераз­рыв­ной свя­зи его тео­рии тру­до­вой сто­и­мо­сти с уче­ни­ем об ове­ществ­ле­нии или фети­ши­за­ции про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний людей и пони­ма­ли марк­со­ву тео­рию сто­и­мо­сти в меха­ни­че­ско-нату­ра­ли­сти­че­ском, а не социо­ло­ги­че­ском смыс­ле.

Итак, марк­со­ва тео­рия изу­ча­ет явле­ния сто­и­мо­сти с каче­ствен­ной и коли­че­ствен­ной сто­рон. Тео­рия сто­и­мо­сти Марк­са постро­е­на на двух основ­ных усто­ях: 1) на уче­нии о фор­ме сто­и­мо­сти, как вещ­ном выра­же­нии абстракт­но­го тру­да, кото­рый в свою оче­редь пред­по­ла­га­ет нали­чие обще­ствен­ных про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний меж­ду авто­ном­ны­ми това­ро­про­из­во­ди­те­ля­ми, и 2) на уче­нии о рас­пре­де­ле­нии обще­ствен­но­го тру­да и о зави­си­мо­сти вели­чи­ны сто­и­мо­сти от коли­че­ства абстракт­но­го тру­да, кото­рое в свою оче­редь зави­сит от раз­ви­тия про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да. Это две сто­ро­ны одно­го и того же про­цес­са: тео­рия сто­и­мо­сти изу­ча­ет соци­аль­ную фор­му сто­и­мо­сти, в кото­рой про­яв­ля­ет­ся про­цесс рас­пре­де­ле­ния тру­да в товар­но-капи­та­ли­сти­че­ском хозяй­стве. «Фор­ма, в кото­рой про­яв­ля­ет­ся это про­пор­ци­о­наль­ное рас­пре­де­ле­ние тру­да при таком обще­ствен­ном устрой­стве, когда связь обще­ствен­но­го тру­да суще­ству­ет в виде част­но­го обме­на инди­ви­ду­аль­ных про­дук­тов тру­да, — эта фор­ма и есть мено­вая сто­и­мость этих про­дук­тов»[5] (выде­ле­ние наше). Сто­и­мость, таким обра­зом, и каче­ствен­но и коли­че­ствен­но явля­ет­ся выра­же­ни­ем абстракт­но­го тру­да и через посред­ство послед­не­го свя­за­на одно­вре­мен­но и с соци­аль­ной фор­мой обще­ствен­но­го про­цес­са про­из­вод­ства и с его мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ским содер­жа­ни­ем. Это и понят­но, если вспом­нить, что сто­и­мость, как и про­чие эко­но­ми­че­ские кате­го­рии, выра­жа­ет не вооб­ще отно­ше­ния людей, но имен­но про­из­вод­ствен­ные отно­ше­ния людей. Посколь­ку Маркс изу­ча­ет сто­и­мость, как соци­аль­ную фор­му про­дук­тов тру­да, обу­слов­лен­ную опре­де­лен­ной соци­аль­ной фор­мой тру­да, на пер­вый план выдви­га­ет­ся каче­ствен­ная, социо­ло­ги­че­ская сто­ро­на сто­и­мо­сти. Посколь­ку в дан­ной соци­аль­ной фор­ме про­ис­хо­дит про­цесс рас­пре­де­ле­ния и раз­ви­тия про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да, дви­же­ние «коли­че­ствен­но-опре­де­лен­ных масс обще­ствен­но­го сово­куп­но­го тру­да»[6], под­чи­нен­ное зако­ну про­пор­ци­о­наль­но­го рас­пре­де­ле­ния тру­да, постоль­ку огром­ное зна­че­ние при­об­ре­та­ет коли­че­ствен­ная, если мож­но так выра­зить­ся, мате­ма­ти­че­ская сто­ро­на явле­ний сто­и­мо­сти. Основ­ная ошиб­ка боль­шин­ства кри­ти­ков Марк­са заклю­ча­ет­ся в том, что 1) они совер­шен­но не поня­ли каче­ствен­ной, социо­ло­ги­че­ской сто­ро­ны марк­со­вой тео­рии сто­и­мо­сти и 2) огра­ни­чи­ва­ли коли­че­ствен­ную сто­ро­ну иссле­до­ва­ни­ем мено­вых про­пор­ций, т. е. коли­че­ствен­ных соот­но­ше­ний сто­и­мо­сти вещей, игно­ри­руя лежа­щие в их осно­ве коли­че­ствен­ные соот­но­ше­ния масс обще­ствен­но­го тру­да, рас­пре­де­лен­но­го меж­ду отдель­ны­ми отрас­ля­ми про­из­вод­ства и отдель­ны­ми пред­при­я­ти­я­ми.

Мы вкрат­це рас­смот­ре­ли сто­и­мость с двух сто­рон: каче­ствен­ной и коли­че­ствен­ной (т. е. сто­и­мость как соци­аль­ную фор­му и вели­чи­ну сто­и­мо­сти). Каж­дый из этих путей иссле­до­ва­ния при­во­дил нас к поня­тию абстракт­но­го тру­да, кото­рое в свою оче­редь, подоб­но поня­тию сто­и­мо­сти, высту­па­ло перед нами то пре­иму­ще­ствен­но с каче­ствен­ной сто­ро­ны (соци­аль­ная фор­ма тру­да), то с коли­че­ствен­ной сто­ро­ны (обще­ствен­но-необ­хо­ди­мый труд). Таким обра­зом сто­и­мость долж­на быть при­зна­на нами — как с каче­ствен­ной, так и с коли­че­ствен­ной сто­ро­ны — выра­же­ни­ем абстракт­но­го тру­да. Абстракт­ный труд пред­став­ля­ет собой то «содер­жа­ние» или ту «суб­стан­цию», кото­рая нахо­дит свое выра­же­ние в сто­и­мо­сти про­дук­тов тру­да. Перед нами поэто­му ста­вит­ся так­же зада­ча изу­че­ния сто­и­мо­сти с этой сто­ро­ны — со сто­ро­ны ее свя­зи с абстракт­ным тру­дом, как «суб­стан­ци­ей» сто­и­мо­сти.

В ито­ге мы при­хо­дим к выво­ду, что пол­ное позна­ние сто­и­мо­сти, пред­став­ля­ю­щей собой в выс­шей сте­пе­ни слож­ное явле­ние, тре­бу­ет тща­тель­но­го иссле­до­ва­ния ее с трех сто­рон: со сто­ро­ны вели­чи­ны сто­и­мо­сти, фор­мы сто­и­мо­сти и суб­стан­ции (содер­жа­ния) сто­и­мо­сти. Мож­но так­же ска­зать, что сто­и­мость долж­на быть рас­смот­ре­на нами: 1) как регу­ля­тор коли­че­ствен­но­го рас­пре­де­ле­ния обще­ствен­но­го тру­да, 2) как выра­же­ние обще­ствен­ных про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний людей и 3) как выра­же­ние абстракт­но­го тру­да.

Это трой­ное деле­ние помо­жет чита­те­лю ори­ен­ти­ро­вать­ся в поряд­ке наше­го даль­ней­ше­го изло­же­ния. Преж­де все­го мы долж­ны рас­смот­реть в целом меха­низм свя­зи меж­ду сто­и­мо­стью и тру­дом. Этой про­бле­ме посвя­ще­ны девя­тая — один­на­дца­тая гла­вы, при­чем в девя­той гла­ве сто­и­мость рас­смат­ри­ва­ет­ся как регу­ля­тор рас­пре­де­ле­ния тру­да, в деся­той гла­ве — как выра­же­ние про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний людей, в один­на­дца­той гла­ве — со сто­ро­ны свя­зи ее с абстракт­ным тру­дом. Толь­ко такое все­сто­рон­нее иссле­до­ва­ние меха­низ­ма свя­зи тру­да со сто­и­мо­стью в его целом может дать нам обос­но­ва­ние марк­со­вой тео­рии сто­и­мо­сти (поэто­му содер­жа­ние девя­той-один­на­дца­той глав может быть оха­рак­те­ри­зо­ва­но как обос­но­ва­ние тео­рии тру­до­вой сто­и­мо­сти) и под­го­то­вить нас к ана­ли­зу отдель­ных состав­ных частей это­го меха­низ­ма: 1) сто­и­мо­сти, обра­зу­е­мой тру­дом, и 2) тру­да, обра­зу­ю­ще­го сто­и­мость. Гла­ва две­на­дца­тая посвя­ще­на ана­ли­зу сто­и­мо­сти, рас­смат­ри­ва­е­мой со сто­ро­ны ее фор­мы, содер­жа­ния (суб­стан­ции) и вели­чи­ны. Нако­нец три­на­дца­тая-шест­на­дца­тая гла­вы дают ана­лиз тру­да, обра­зу­ю­ще­го сто­и­мость, опять-таки с тех же трех сто­рон. Посколь­ку сто­и­мость явля­ет­ся выра­же­ни­ем обще­ствен­ных отно­ше­ний людей, мы долж­ны преж­де все­го дать общую харак­те­ри­сти­ку обще­ствен­но­го тру­да (три­на­дца­тая гла­ва). В товар­ном хозяй­стве обще­ствен­ный труд полу­ча­ет более точ­ную харак­те­ри­сти­ку в каче­стве абстракт­но­го тру­да, состав­ля­ю­ще­го «суб­стан­цию» сто­и­мо­сти (четыр­на­дца­тая гла­ва). Све­де­ние кон­крет­но­го тру­да к абстракт­но­му вклю­ча­ет в себя све­де­ние ква­ли­фи­ци­ро­ван­но­го тру­да к про­сто­му (пят­на­дца­тая гла­ва), и таким обра­зом уче­ние о ква­ли­фи­ци­ро­ван­ном тру­де явля­ет­ся допол­не­ни­ем к уче­нию об абстракт­ном тру­де. Нако­нец коли­че­ствен­ная сто­ро­на абстракт­но­го тру­да высту­па­ет в виде обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да (шест­на­дца­тая гла­ва).

Примечания

[1] Под фор­мой сто­и­мо­сти здесь и в даль­ней­шем пони­ма­ют­ся не те раз­лич­ные фор­мы, кото­рые сто­и­мость при­ни­ма­ет в ходе сво­е­го раз­ви­тия (напри­мер, про­стая фор­ма – раз­вер­ну­тая и т. п.), а сама сто­и­мость, рас­смат­ри­ва­е­мая со сто­ро­ны сво­ей соци­аль­ной фор­мы, т. е. сто­и­мость как фор­ма.

[2] Kritik, S. 13, русск. перев. Пб., изд. 1922, стр. 42.

[3] Энгельс. Пре­ди­сло­вие ко II тому Капи­та­ла, стр. XXV.

[4] Капи­тал, 1, стр. 6, Пись­ма Марк­са и Энгель­са, пере­вод Н. Адо­рат­ско­го, 1923, стр. 168.

[5] «Пись­ма Марк­са к Кугель­ма­ну», перев. под ред. Н. Лени­на, 1907, стр. 44 или «Пись­ма Марк­са и Энгель­са», пер. В. Адо­рат­ско­го, 1923, стр. 177.

[6] Маркс, Пись­ма к Кугель­ма­ну, 1907, стр. 43.

Scroll to top