ОТВЕТ КРИТИКАМ

Исаак Рубин

1. Ответ Дашковскому

§ 1. Что такое абстрактный труд?

Явля­ет­ся ли абстракт­ный труд в систе­ме Марк­са исто­ри­че­ской или вне­исто­ри­че­ской кате­го­ри­ей? Долж­ны ли мы рас­смат­ри­вать его как социо­ло­ги­че­ское или как физио­ло­ги­че­ское поня­тие? Тако­вы те два цен­траль­ных вопро­са, на кото­рые И. Даш­ков­ский хочет отве­тить в сво­ей ста­тье «Абстракт­ный труд и эко­но­ми­че­ские кате­го­рии Марк­са» (жур­нал «Под зна­ме­нем марк­сиз­ма», 1926 г., № 6).

На оба вопро­са автор дает эклек­ти­че­ский ответ. По его мне­нию, абстракт­ный труд явля­ет­ся кате­го­ри­ей одно­вре­мен­но исто­ри­че­ской и вне­исто­ри­че­ской, социо­ло­ги­че­ской и физио­ло­ги­че­ской. Как уви­дим, ниче­го, кро­ме эклек­тиз­ма и пута­ни­цы, ответ И. Даш­ков­ско­го нам не дает.

Нач­нем с пер­во­го вопро­са. Что­бы избе­жать пря­мо­го и ясно­го отве­та на этот вопрос, И. Даш­ков­ский заме­ня­ет обще­при­ня­тое в марк­сист­ской лите­ра­ту­ре двух­член­ное деле­ние кате­го­рий на исто­ри­че­ские и вне­исто­ри­че­ские трех­член­ным деле­ни­ем. Первую груп­пу состав­ля­ют «вне­исто­ри­че­ские» кате­го­рии, кото­рые дают нам «зна­ние основ вся­ко­го эко­но­ми­че­ско­го бытия, общих всем эпо­хам чело­ве­че­ской исто­рии» (стр. 198), напри­мер, поня­тие про­из­вод­ства вооб­ще, ору­дие тру­да, пред­мет тру­да и т. д. Эти кате­го­рии и соот­вет­ству­ю­щие им «вне­исто­ри­че­ские» зако­ны «явля­ют­ся обя­за­тель­ным вве­де­ни­ем в изу­че­ние исто­ри­че­ских хозяй­ствен­ных форм», это — «все­об­щие социо­ло­ги­че­ские опре­де­ле­ния, кото­рые обра­зу­ют фун­да­мент эко­но­ми­че­ско­го иссле­до­ва­ния, не вхо­дя в систе­му поли­ти­че­ской эко­но­мии в тес­ном смыс­ле сло­ва» (стр. 198). Вто­рую груп­пу состав­ля­ют «исто­ри­че­ские кате­го­рии в соб­ствен­ном смыс­ле сло­ва» (стр. 200). Одна­ко эту груп­пу И. Даш­ков­ский счи­та­ет нуж­ным под­раз­де­лить на две груп­пы. Неко­то­рые кате­го­рии отно­сят­ся толь­ко к товар­но­му хозяй­ству и пото­му обра­зу­ют «внут­рен­нюю струк­ту­ру бур­жу­аз­но­го обще­ства», напри­мер, кате­го­рии «сто­и­мость», «товар» и т. п. Дру­гие же кате­го­рии явля­ют­ся лишь «даль­ней­шим раз­ви­ти­ем эле­мен­тов, зало­жен­ных уже в пред­ше­ству­ю­щий пери­од. При этом может слу­чить­ся, что исто­ри­че­ский смысл дан­ной кате­го­рии будет заклю­чать­ся лишь в том, что соот­вет­ству­ю­щее ей эко­но­ми­че­ское содер­жа­ние, име­ю­щее общий харак­тер для раз­ных или даже для всех эпох, смог­ло лишь наи­бо­лее пол­ным обра­зом про­явить­ся в дан­ной обста­нов­ке». «Кате­го­рию абстракт­но­го тру­да Маркс отно­сит имен­но к этой груп­пе. Абстракт­ный труд не явля­ет­ся кате­го­ри­ей, обра­зу­ю­щей внут­рен­нюю струк­ту­ру бур­жу­аз­но­го обще­ства. Он отно­сит­ся ко всем эпо­хам, посколь­ку речь идет о нем, как о поня­тии, но он ста­но­вит­ся «прак­ти­че­ски-истин­ным» толь­ко на опре­де­лен­ной сту­пе­ни исто­ри­че­ско­го раз­ви­тия. Такие кате­го­рии мож­но было бы назвать услов­но-исто­ри­че­ски­ми» (стр. 201. Выде­ле­ние авто­ра).

Бла­го­да­ря раз­де­ле­нию «исто­ри­че­ских» кате­го­рий на две груп­пы, Даш­ков­ский полу­ча­ет сле­ду­ю­щее трех­член­ное деле­ние кате­го­рий:

1. Вне­исто­ри­че­ские кате­го­рии.

2. Исто­ри­че­ские кате­го­рии в соб­ствен­ном смыс­ле сло­ва:

а) исто­ри­че­ские кате­го­рии в тес­ном смыс­ле сло­ва;

б) услов­но-исто­ри­че­ские кате­го­рии.

По мне­нию Даш­ков­ско­го, «абстракт­ный труд, труд вооб­ще, труд как физио­ло­ги­че­ская затра­та муску­лов, нер­вов и др. — есть поня­тие, выхо­дя­щее дале­ко за пре­де­лы внут­рен­ней орга­ни­за­ции товар­но­го хозяй­ства, поня­тие общее» (стр. 203). Имен­но по этой при­чине абстракт­ный труд не явля­ет­ся кате­го­ри­ей исто­ри­че­ской в тес­ном смыс­ле сло­ва. Но, с дру­гой сто­ро­ны, он не может быть отне­сен и к чис­лу «вне­исто­ри­че­ских» кате­го­рий, так как толь­ко в товар­ном хозяй­стве, где суще­ству­ет без­раз­лич­ное отно­ше­ние инди­ви­дов к кон­крет­ным видам тру­да, и где инди­ви­ды с лег­ко­стью пере­хо­дят от одно­го вида тру­да к дру­го­му, абстракт­ный труд полу­ча­ет «пол­ное раз­ви­тие» и про­яв­ля­ет­ся в «раз­вер­ну­том вид» (стр. 201, 203). Запом­ним, что по этой при­чине И. Даш­ков­ский отно­сит абстракт­ный труд не к пер­вой груп­пе «вне­исто­ри­че­ских» кате­го­рий, а к услов­но-исто­ри­че­ским кате­го­ри­ям, кото­рые в свою оче­редь вхо­дят в груп­пу «исто­ри­че­ских кате­го­рий в соб­ствен­ном смыс­ле сло­ва».

Более того. Чита­тель впра­ве даже думать, что Даш­ков­ский, если бы захо­тел быть после­до­ва­тель­ным, дол­жен был бы прий­ти к при­зна­нию абстракт­но­го тру­да кате­го­ри­ей «исто­ри­че­ской в тес­ном смыс­ле сло­ва». В самом деле, мы выше чита­ли, что абстракт­ный труд отно­сит­ся во всем эпо­хам лишь постоль­ку, посколь­ку «речь идет о нем, как о поня­тии, но он ста­но­вит­ся «прак­ти­че­ски-истин­ным» толь­ко на опре­де­лен­ной сту­пе­ни исто­ри­че­ско­го раз­ви­тия» (стр. 201). В дру­гом месте Даш­ков­ский выра­жа­ет свою мысль еще рез­че: «Абстракт­ный труд, суще­ствуя, так ска­зать, иде­аль­но в пред­ше­ству­ю­щие товар­но­му хозяй­ству эпо­хи, нахо­дит толь­ко в товар­ном мире поч­ву для сво­е­го прак­ти­че­ско­го про­яв­ле­ния» (стр. 204. Выде­ле­ние наше). Но если так, если абстракт­ный труд «нахо­дит толь­ко в товар­ном хозяй­стве поч­ву для сво­е­го прак­ти­че­ско­го про­яв­ле­ния», т. е. для сво­е­го реаль­но­го (а не толь­ко иде­аль­но­го) суще­ство­ва­ния, не обя­за­ны ли мы при­знать кате­го­рию абстракт­но­го тру­да «исто­ри­че­ской в тес­ном смыс­ле сло­ва»? Не слу­жат ли нам эко­но­ми­че­ские кате­го­рии имен­но для позна­ния и объ­яс­не­ния тех исто­ри­че­ских эпох, когда объ­ек­ты, соот­вет­ству­ю­щие дан­ным кате­го­ри­ям, нахо­дят поч­ву для сво­е­го прак­ти­че­ско­го про­яв­ле­ния, т. е. начи­на­ют реаль­но суще­ство­вать? И не явля­ет­ся ли пол­ней­шей бес­смыс­ли­цей отно­сить эко­но­ми­че­скую кате­го­рию в таким исто­ри­че­ским эпо­хам, когда соот­вет­ству­ю­щий ей объ­ект еще не нахо­дит ника­кой поч­вы для сво­е­го прак­ти­че­ско­го про­яв­ле­ния, т. е. , попро­сту гово­ря, вовсе не суще­ству­ет?

Одна­ко Даш­ков­ский не был бы в дан­ном вопро­се эклек­ти­ком, если бы он с после­до­ва­тель­но­стью сде­лал выво­ды из сво­их соб­ствен­ных цити­ро­ван­ных нами поло­же­ний. Эти выво­ды неиз­беж­но при­ве­ли бы его к отка­зу от хит­ро­ум­но достро­ен­ной груп­пы «услов­но-исто­ри­че­ских» кате­го­рий и к при­зна­нию абстракт­но­го тру­да кате­го­ри­ей исто­ри­че­ской в тес­ном смыс­ле сло­ва, т. е. орга­ни­че­ски свя­зан­ной с товар­ным хозяй­ством. Но имен­но про­тив это­го выво­да И. Даш­ков­ский и опол­ча­ет­ся со всей силой. Ему поэто­му не оста­ет­ся ниче­го дру­го­го, как в даль­ней­шем ходе изло­же­ния отка­зать­ся от сво­их соб­ствен­ных цити­ро­ван­ных нами поло­же­ний. Даш­ков­ский смут­но чув­ству­ет, что чита­тель вряд ли согла­сит­ся отно­сить кате­го­рию абстракт­но­го тру­да к таким исто­ри­че­ским эпо­хам, когда отсут­ство­ва­ла поч­ва для «прак­ти­че­ско­го про­яв­ле­ния» или реаль­но­го суще­ство­ва­ния абстракт­но­го тру­да. Он вынуж­ден поэто­му отка­зать­ся от сво­их соб­ствен­ных поло­же­ний и искать дока­за­тельств реаль­но­го суще­ство­ва­ния абстракт­но­го тру­да при дру­гих фор­мах хозяй­ства, отли­ча­ю­щих­ся от товар­но­го хозяй­ства. В этих поис­ках он направ­ля­ет свой взор как к буду­ще­му, соци­а­ли­сти­че­ско­му хозяй­ству, так и к фор­мам хозяй­ства пред­ше­ство­вав­ших исто­ри­че­ских эпох.

Реаль­ное суще­ство­ва­ние абстракт­но­го тру­да в соци­а­ли­сти­че­ском хозяй­стве И. Даш­ков­ский дока­зы­ва­ет как нель­зя лег­че. Како­вы усло­вия, при кото­рых абстракт­ный труд может прак­ти­че­ски про­явить­ся? Эти­ми усло­ви­я­ми явля­ют­ся: без­раз­лич­ное отно­ше­ние инди­ви­дов к кон­крет­ным видам тру­да и лег­кость пере­хо­да их от одно­го вида тру­да к дру­го­му (стр. 203). Но при соци­а­лиз­ме эти усло­вия будут осу­ществ­ле­ны в еще более пол­ной мере, чем в товар­ном хозяй­стве. «В соци­а­ли­сти­че­ском обще­стве они полу­ча­ют даль­ней­шее раз­ви­тие. Отсут­ствие каких-либо спе­ци­фи­че­ских гос­под­ству­ю­щих видов тру­да, лег­кий пере­ход от одно­го вида тру­да к дру­го­му, утра­та свя­зи тру­до­во­го про­цес­са с опре­де­лен­ным инди­ви­дом, — все это полу­ча­ет при соци­а­лиз­ме свое выс­шее раз­ви­тие» (стр. 204). А отсю­да Даш­ков­ский дела­ет вывод, что и абстракт­ный труд полу­чит при соци­а­лиз­ме свое выс­шее раз­ви­тие.

Этой аргу­мен­та­ци­ей И. Даш­ков­ский в сущ­но­сти опро­ки­ды­ва­ет свое поло­же­ние об «услов­но-исто­ри­че­ском» харак­те­ре абстракт­но­го тру­да. Рань­ше он при­зна­вал, что абстракт­ный труд свя­зан с товар­ным хозяй­ством хотя бы сла­бы­ми «услов­но-исто­ри­че­ски­ми» уза­ми. Теперь мы впра­ве сде­лать вывод, что если уж при­зна­вать кате­го­рию абстракт­но­го тру­да «услов­но-исто­ри­че­ской», то эта кате­го­рия долж­на быть отне­се­на нами ско­рее к соци­а­ли­сти­че­ско­му, чем к товар­но­му хозяй­ству. Но в таком слу­чае нель­зя понять, поче­му Маркс при­дал этой кате­го­рии такое цен­траль­ное зна­че­ние для пони­ма­ния имен­но товар­но­го хозяй­ства. Так­же нель­зя понять, поче­му сам Даш­ков­ский отно­сил абстракт­ный труд к чис­лу «услов­но-исто­ри­че­ских» кате­го­рий товар­но­го хозяй­ства. По-види­мо­му, тер­мин «исто­ри­че­ский» упо­треб­ля­ет­ся им совсем в дру­гом смыс­ле, чем это обыч­но при­ня­то: кате­го­рия абстракт­но­го тру­да при­зна­ет­ся им услов­но- исто­ри­че­ской не пото­му, что она «прак­ти­че­ски про­яв­ля­ет­ся» толь­ко в опре­де­лен­ную исто­ри­че­скую эпо­ху, а пото­му, что она «прак­ти­че­ски про­яв­ля­ет­ся» толь­ко начи­ная с опре­де­лен­ной исто­ри­че­ской эпо­хи (с эпо­хи товар­но­го хозяй­ства).

Если даже мы при­зна­ем за И. Даш­ков­ским пра­во на столь необыч­ное упо­треб­ле­ние тер­ми­на «исто­ри­че­ский», мы все рав­но не спа­сем его от даль­ней­ших, вопи­ю­щих про­ти­во­ре­чий. Не успел еще Даш­ков­ский при­знать абстракт­ный труд «услов­но-исто­ри­че­ской» кате­го­ри­ей товар­но­го хозяй­ства; не успел он после это­го объ­явить, что кате­го­рия абстракт­но­го тру­да полу­ча­ет свое «выс­шее раз­ви­тие» в соци­а­ли­сти­че­ском хозяй­стве, — как мы узна­ем нечто совер­шен­но новое: абстракт­ный труд суще­ству­ет в «любом обще­стве» (стр. 208), точ­нее, в любом хозяй­стве, осно­ван­ном на обще­ствен­ном раз­де­ле­нии тру­да. Что­бы дока­зать это свое новое утвер­жде­ние, Даш­ков­ский забы­ва­ет толь­ко что пере­чис­лен­ные им усло­вия «прак­ти­че­ско­го про­яв­ле­ния» абстракт­но­го тру­да (т. е. без­раз­ли­чие к кон­крет­ный видам тру­да и лег­кость пере­хо­да инди­ви­дов от одно­го вида тру­да к дру­го­му) и берет за осно­ву дру­гой при­знак, а имен­но необ­хо­ди­мость соци­аль­но­го уче­та и урав­не­ния тру­да в любом хозяй­стве, осно­ван­ном на обще­ствен­ном раз­де­ле­нии тру­да. Вся­кий «соци­аль­но-урав­нен­ный» труд Даш­ков­ский оши­боч­но при­ни­ма­ет за «абстракт­ный» труд.

Что­бы чита­тель не запо­до­зрил нас в жела­нии при­пи­сать И. Даш­ков­ско­му мыс­ли, им не выска­зы­ва­е­мые, при­ве­дем несколь­ко цитат: «Далее в тех исто­ри­че­ских фор­ма­ци­ях, где кон­крет­ный труд высту­па­ет непо­сред­ствен­но в каче­стве обще­ствен­но­го, где он не нуж­да­ет­ся в кри­вом зер­ка­ле вещ­ных отно­ше­ний и абстракт­ных кате­го­рий, функ­ция абстракт­но­го тру­да абсо­лют­но необ­хо­ди­ма, посколь­ку речь идет об уче­те обще­ствен­ной тру­до­вой энер­гии. Учет может про­из­во­дить­ся толь­ко в отвле­чен­ных, т. е. абстракт­ных, счет­ных еди­ни­цах» (стр. 205). «Абстрак­ция в отно­ше­нии к тру­ду необ­хо­ди­ма не толь­ко для того, что­бы част­ные виды тру­да пре­вра­тить в каче­ствен­но отлич­ную кате­го­рию обще­ствен­но­го тру­да. Она необ­хо­ди­ма так­же и для сум­ми­ро­ва­ния, и для уче­та тру­до­во­го про­цес­са в любом обще­стве, кото­рое, как под­чер­ки­ва­ет Маркс, все­гда инте­ре­су­ет­ся коли­че­ством затра­чи­ва­е­мо­го рабо­че­го вре­ме­ни (стр. 208. Выде­ле­ние наше). «Если регу­ли­ро­ва­ние тру­да — эко­но­ми­че­ская необ­хо­ди­мость при соци­а­лиз­ме (и при вся­кой дру­гой фор­ме хозяй­ства, посколь­ку люди все­гда инте­ре­со­ва­лись коли­че­ством затра­чи­ва­е­мо­го на про­из­вод­ство средств суще­ство­ва­ния тру­да), то в такой же мере необ­хо­ди­мо посто­ян­ное отвле­че­ние от кон­крет­но­го тру­да. Абстрак­ция в этих усло­ви­ях не рос­кошь, не пустая игра фан­та­зии, а жиз­нен­ная потреб­ность. В товар­ном обще­стве она совер­ша­ет­ся сти­хий­но и через посред­ство вещей, в орга­ни­зо­ван­ном — созна­тель­но. Но от это­го ее каче­ствен­ная при­ро­да не меня­ет­ся» (стр. 210).

Что дей­стви­тель­но в хозяй­стве, осно­ван­ном на обще­ствен­ном раз­де­ле­нии тру­да хотя бы и не на осно­ве товар­но­го хозяй­ства), про­ис­хо­дит про­цесс соци­аль­но­го урав­не­ния тру­да, — было нами отме­че­но уже в 1‑м изда­нии «Очер­ков по тео­рии сто­и­мо­сти Марк­са» (стр. 52; во вто­ром изда­нии — стр. 73). Но этот соци­аль­но-урав­нен­ный труд не надо сме­ши­вать с абстракт­ным тру­дом, кото­рый пред­став­ля­ет осо­бую фор­му соци­аль­но-урав­нен­но­го тру­да. Без­на­деж­ное сме­ше­ние обо­их поня­тий мы встре­ча­ем у И. Даш­ков­ско­го. Но сей­час нас инте­ре­су­ет не эта сто­ро­на. В дан­ный момент мы ста­вим себе целью вскрыть не непра­виль­ность кон­цеп­ции Даш­ков­ско­го, а ее внут­рен­нюю про­ти­во­ре­чи­вость. Вся­ко­му мало-маль­ски вни­ма­тель­но­му чита­те­лю эта про­ти­во­ре­чи­вость не может не бро­сать­ся в гла­за. Если «прак­ти­че­ское про­яв­ле­ние» абстракт­но­го тру­да воз­мож­но лишь при извест­ных усло­ви­ях, осу­ществ­лен­ных в товар­ном и соци­а­ли­сти­че­ском хозяй­ствах (стр. 203), мож­но ли утвер­ждать, что абстракт­ный труд суще­ству­ет «в любом обще­стве» (стр. 208)? Если при «вся­кой фор­ме хозяй­ства» «необ­хо­ди­мо посто­ян­ное отвле­че­ние от кон­крет­но­го тру­да» (стр. 210), мож­но ли утвер­ждать, что абстракт­ный труд «нахо­дит толь­ко в товар­ном мире поч­ву для сво­е­го прак­ти­че­ско­го про­яв­ле­ния» (стр. 204)? Если при любой фор­ме хозяй­ства абстрак­ция от кон­крет­но­го тру­да «не рос­кошь, не пустая игра фан­та­зии, а жиз­нен­ная потреб­ность» (стр. 210) и, сле­до­ва­тель­но, реаль­ный факт, на каком осно­ва­нии Даш­ков­ский утвер­жда­ет, что в «пред­ше­ству­ю­щие товар­но­му хозяй­ству эпо­хи» абстракт­ный труд суще­ство­вал толь­ко «иде­аль­но» (стр. 204)? Даш­ков­ский запу­тал­ся в этих без­вы­ход­ных про­ти­во­ре­чи­ях имен­но пото­му, что он отка­зал­ся ясно и недву­смыс­лен­но при­знать исто­ри­че­ский харак­тер кате­го­рии абстракт­но­го тру­да, в отли­чие от более широ­кой социо­ло­ги­че­ской кате­го­рии соци­аль­но-урав­нен­но­го тру­да вооб­ще. Сме­ше­ние обе­их этих кате­го­рий и при­ве­ло И. Даш­ков­ско­го к про­ти­во­ре­чи­вым суж­де­ни­ям: то он готов при­знать, что абстракт­ный труд нахо­дит толь­ко в товар­ном хозяй­стве поч­ву для сво­е­го прак­ти­че­ско­го про­яв­ле­ния (и это вер­но, посколь­ку речь идет» об абстракт­ном тру­де, фигу­ри­ру­ю­щем в тео­рии Марк­са), то он утвер­жда­ет его реаль­ное суще­ство­ва­ние в любом хозяй­стве, осно­ван­ном на обще­ствен­ном раз­де­ле­нии тру­да (а это вер­но, посколь­ку речь идет о соци­аль­но-урав­нен­ном тру­де вооб­ще).

Мы сле­ди­ли до сих пор за вол­шеб­ны­ми пре­вра­ще­ни­я­ми кате­го­рии абстракт­но­го тру­да под пером И. Даш­ков­ско­го. Спер­ва эта кате­го­рия была при­зна­на услов­но-исто­ри­че­ской; потом мы узна­ли, что она дей­стви­тель­на для товар­но­го и соци­а­ли­сти­че­ско­го хозяйств, при­чем имен­но в послед­нем полу­ча­ет свое «выс­шее раз­ви­тие»; нако­нец, нам объ­яви­ли, что эта кате­го­рия отно­сит­ся — не толь­ко «иде­аль­но», но и «прак­ти­че­ски» — к любой фор­ме хозяй­ства, осно­ван­но­го на обще­ствен­ном раз­де­ле­нии тру­да. Отсю­да уже неболь­шой шаг до объ­яв­ле­ния этой кате­го­рии «вне­исто­ри­че­ской». Каза­лось бы, что от это­го послед­не­го и реши­тель­но­го шага Даш­ков­ский дол­жен был бы укло­нить­ся. Ведь он сам в нача­ле сво­ей ста­тьи, раз­де­лив эко­но­ми­че­ские кате­го­рии на вне­исто­ри­че­ские и исто­ри­че­ские, отнес кате­го­рию абстракт­но­го тру­да к послед­ним, хотя и в «услов­ном» смыс­ле. Но наш автор, как мы, уже убе­ди­лись, не боит­ся про­ти­во­ре­чий. Не при­хо­дит­ся поэто­му удив­лять­ся, что, начав за здра­вие, он кон­ча­ет за упо­кой. В нача­ле ста­тьи он отнес абстракт­ный труд к исто­ри­че­ским кате­го­ри­ям, а в кон­це ста­тьи реши­тель­но объ­яв­ля­ет эту кате­го­рию вне­исто­ри­че­ской. Кри­ти­куя мое поло­же­ние о том, что абстракт­ный труд, кото­рый, по уче­нию Марк­са, обра­зу­ет сто­и­мость и состав­ля­ет ее содер­жа­ние, дол­жен иметь исто­ри­че­ский харак­тер, Даш­ков­ский пишет: «Совер­шен­но ничем не обос­но­ван довод, что исто­ри­че­ская кате­го­рия (т. е. сто­и­мость. — И. Р.) долж­на воз­ни­кать толь­ко из дру­гой исто­ри­че­ской кате­го­рии (т. е. абстракт­но­го тру­да. — И. Р.). Ведь в кон­це кон­цов каж­дая исто­ри­че­ски обу­слов­лен­ная фор­ма про­из­вод­ства име­ет сво­им фун­да­мен­том веч­ное отно­ше­ние меж­ду чело­ве­ком и при­ро­дой, про­из­во­ди­тель­ные силы, дан­ные при­ро­дой, и труд, «кото­рый сам есть про­яв­ле­ние одной из сил при­ро­ды, чело­ве­че­ской рабо­чей силы» (Кри­ти­ка Гот­ской про­грам­мы). Этот труд и эта рабо­чая сила явля­ют­ся источ­ни­ка­ми вся­ко­го раз­ви­тия и, сле­до­ва­тель­но, всех исто­ри­че­ских кате­го­рии. Те, кто утвер­жда­ют, что исто­ри­че­ские кате­го­рии могут порож­дать­ся толь­ко дру­ги­ми исто­ри­че­ски­ми же кате­го­ри­я­ми, упус­ка­ют из виду, что кате­го­рия есть вооб­ще толь­ко фор­ма про­яв­ле­ния вне­исто­ри­че­ских зако­нов, как напо­ми­нал Маркс в цити­ро­ван­ном нами пись­ме к Кугель­ма­ну» (стр. 212 — 213). Из это­го обще­го поло­же­ния Даш­ков­ский дела­ет сле­ду­ю­щий вывод в при­ме­не­нии к абстракт­но­му тру­ду: «Абстракт­ный труд созда­ет сто­и­мость в том смыс­ле, что он при­ни­ма­ет фор­му сто­и­мо­сти про­дук­та тру­да… Ясно, что спо­соб выра­же­ния может и дол­жен носить исто­ри­че­ский харак­тер, тогда как то, что слу­жит пред­ме­том выра­же­ния, не зави­сит от эво­лю­ции обще­ствен­ных форм» (стр. 213). Ина­че гово­ря, исто­ри­че­ская кате­го­рия сто­и­мо­сти слу­жит фор­мой про­яв­ле­ния вне­исто­ри­че­ской кате­го­рии абстракт­но­го тру­да.

Ниже мы под­верг­нем это поло­же­ние кри­ти­че­ско­му раз­бо­ру по суще­ству и поста­ра­ем­ся пока­зать всю его лож­ность. Пока же огра­ни­чим­ся кон­ста­ти­ро­ва­ни­ем того фак­та, что весь мыс­ли­мый круг про­ти­во­ре­чи­вых суж­де­ний об абстракт­ном тру­де усерд­но прой­ден И. Даш­ков­ским до кон­ца. В нача­ле ста­тьи он раз­де­лил эко­но­ми­че­ские кате­го­рии на вне­исто­ри­че­ские и «исто­ри­че­ские в соб­ствен­ном смыс­ле сло­ва» (стр. 200), вклю­ча­ю­щие в себя так­же «услов­но-исто­ри­че­ские» кате­го­рии. В нача­ле ста­тьи абстракт­ный труд был при­знан услов­но-исто­ри­че­ской кате­го­ри­ей, а в кон­це ста­тьи — вне­исто­ри­че­ской кате­го­ри­ей. В ито­ге мы полу­чи­ли четы­ре поня­тия абстракт­но­го тру­да:

  • Абстракт­ный труд как услов­но-исто­ри­че­ская кате­го­рия, кото­рая толь­ко в товар­ном хозяй­стве нахо­дит поч­ву для сво­е­го прак­ти­че­ско­го про­яв­ле­ния.
  • Абстракт­ный труд как кате­го­рия, дей­стви­тель­ная для товар­но­го и соци­а­ли­сти­че­ско­го хозяй­ства, где инди­ви­ды с лег­ко­стью пере­хо­дят от одно­го кон­крет­но­го вида тру­да к дру­го­му.
  • Абстракт­ный труд как соци­аль­но-урав­нен­ный труд вооб­ще, т. е. как кате­го­рия, дей­стви­тель­ная для любой фор­мы хозяй­ства, осно­ван­но­го на обще­ствен­ном раз­де­ле­нии тру­да.
  • Абстракт­ный труд как вне­исто­ри­че­ская кате­го­рия, т. е. рас­смат­ри­ва­е­мый как мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ская и био­ло­ги­че­ская пред­по­сыл­ка обще­ствен­но­го про­цес­са про­из­вод­ства.

Как видим, И. Даш­ков­ский сме­ши­ва­ет в одну кучу столь раз­но­род­ные поня­тия, как труд физио­ло­ги­че­ский, труд соци­аль­но-урав­нен­ный вооб­ще и труд абстракт­ный, харак­тер­ный для товар­но­го хозяй­ства. Объ­еди­няя все эти раз­но­род­ные поня­тия тер­ми­ном «абстракт­ный труд», он вно­сит пол­ней­шую пута­ни­цу в свое изло­же­ние. Толь­ко при помо­щи тща­тель­но­го ана­ли­за чита­тель, к сво­е­му удив­ле­нию, нахо­дит, что на одной стра­ни­це наш автор под име­нем абстракт­но­го тру­да трак­ту­ет о физио­ло­ги­че­ском тру­де, на дру­гой стра­ни­це — о соци­аль­но-урав­нен­ном тру­де вооб­ще, вме­сто того, что­бы обо­зна­чить этим тер­ми­ном имен­но тот труд, кото­рый Маркс имел в виду в сво­ей тео­рии сто­и­мо­сти, а имен­но труд, обра­зу­ю­щий сто­и­мость и харак­тер­ный для товар­но­го хозяй­ства. Отме­чен­ная пута­ни­ца лиша­ет Даш­ков­ско­го воз­мож­но­сти дать не то что пра­виль­ный, но хотя бы более или менее ясный ответ на вопрос о том, име­ет ли кате­го­рия абстракт­но­го тру­да исто­ри­че­ский или вне­исто­ри­че­ский харак­тер. По той же при­чине не най­дем мы у него ясно­го отве­та на вопрос о физио­ло­ги­че­ской или соци­аль­ной при­ро­де абстракт­но­го тру­да.

С одной сто­ро­ны, Даш­ков­ский во мно­гих местах при­рав­ни­ва­ет абстракт­ный труд физио­ло­ги­че­ско­му тру­ду. «Абстракт­ный труд, труд вооб­ще, труд как физио­ло­ги­че­ская затра­та муску­лов, нер­вов и пр., — есть поня­тие, выхо­дя­щее дале­ко за пре­де­лы внут­рен­ней орга­ни­за­ции товар­но­го хозяй­ства» (стр. 203). На стр. 204 абстракт­ным при­зна­ет­ся «труд, как затра­та физио­ло­ги­че­ской энер­гии в без­раз­лич­ной фор­ме». На стр. 218 автор предо­сте­ре­га­ет нас про­тив оши­боч­ных выво­дов, к кото­рым мы при­дем, если при­зна­ем, что «абстракт­ный труд не труд в физио­ло­ги­че­ском смыс­ле».

На осно­ва­нии этих выра­же­ний мно­гие чита­те­ли отнес­ли И. Даш­ков­ско­го к чис­лу сто­рон­ни­ков физио­ло­ги­че­ско­го пони­ма­ния абстракт­но­го тру­да. Но, с дру­гой сто­ро­ны, мы най­дем у него и сле­ды социо­ло­ги­че­ско­го пони­ма­ния абстракт­но­го тру­да: «Вме­сте с тем раз­ре­ша­ет­ся так­же и вопрос о соци­аль­ном харак­те­ре абстракт­но­го тру­да. Абстракт­ный труд есть обще­ствен­ный труд, взя­тый не в раз­но­об­ра­зии его функ­ций, про­яв­ле­ний и резуль­та­тов, а в одно­об­ра­зии его физио­ло­ги­че­ско­го про­цес­са… Све­де­ние абстракт­но­го тру­да к про­стой, без­лич­ной, хотя к осу­ществ­ля­е­мой отдель­ны­ми лица­ми затра­те физио­ло­ги­че­ской энер­гии — это есть выс­шее выра­же­ние соци­аль­но­го харак­те­ра тру­да, несмот­ря на то, что по види­мо­сти оно пред­став­ля­ет собой нату­ра­ли­сти­че­скую кате­го­рию. «Физио­ло­гия» в дан­ном слу­чае есть псев­до­ним обез­ли­че­ния, абсо­лют­но­го равен­ства всех видов чело­ве­че­ско­го тру­да, равен­ства всех про­из­во­ди­те­лей, взя­тых как тако­вых, т. е. в про­стом каче­стве про­вод­ни­ков обще­ствен­ной энер­гии. Какое же еще соци­аль­ное содер­жа­ние мож­но тре­бо­вать от эко­но­ми­че­ской кате­го­рии?» (стр. 211 — 212. Выде­ле­ние наше). Теперь мы узна­ли нечто совер­шен­но новое. Ока­зы­ва­ет­ся, что кате­го­рия абстракт­но­го тру­да лишь «по види­мо­сти» пред­став­ля­ет собой нату­ра­ли­сти­че­скую, а сле­до­ва­тель­но, и физио­ло­ги­че­скую кате­го­рию. Но если так, зачем же пове­рять на каж­дом шагу, что абстракт­ный труд есть «труд в физио­ло­ги­че­ском смыс­ле»? Сам Даш­ков­ский при­зна­ет, что в дан­ном слу­чае «физио­ло­гия» слу­жит лишь «псев­до­ни­мом» соци­аль­но­го про­цес­са обез­ли­че­ния и урав­не­ния тру­да. Но с каких это пор нау­ка мыс­лит и выра­жа­ет­ся при помо­щи «псев­до­ни­мов»? Не состав­ля­ет ли пер­вей­шую обя­зан­ность нау­ки имен­но реши­тель­ное раз­об­ла­че­ние вся­ко­го рода псев­до­ни­мов, кото­рые лишь вво­дят чита­те­ля в заблуж­де­ние? И не явля­ет­ся ли о этой точ­ки зре­ния полез­ным делом кри­ти­ка физио­ло­ги­че­ско­го пони­ма­ния абстракт­но­го тру­да, это­го, по цен­но­му при­зна­нию само­го И. Даш­ков­ско­го, науч­но­го «псев­до­ни­ма»?

§ 2. Методологические взгляды И. Дашковского

Чита­те­ля не может не удив­лять, каким обра­зом наш автор на про­тя­же­нии неболь­шой ста­тьи, к тому же посвя­щен­ной одно­му спе­ци­аль­но­му вопро­су и ста­вя­щей себе целью дать кри­ти­че­ский раз­бор воз­зре­ний дру­го­го авто­ра, умуд­рил­ся выска­зать столь­ко про­ти­во­ре­чи­вых суж­де­ний об абстракт­ном тру­де. Источ­ни­ком этих обиль­ных про­ти­во­ре­чий у И. Даш­ков­ско­го явля­ет­ся неяс­ность мето­до­ло­ги­че­ской поста­нов­ки вопро­са. С одной сто­ро­ны, И. Даш­ков­ский пра­виль­но пола­га­ет, что «поли­ти­че­ская эко­но­мия есть нау­ка о спе­ци­фи­че­ских обще­ствен­ных фор­мах, в кото­рых осу­ществ­ля­ет­ся обмен веществ меж­ду чело­ве­ком и при­ро­дой» (стр. 198); «марк­сист­ская тео­рия поста­ви­ла нау­ку в пра­виль­ные рам­ки, сде­лав фор­му эко­но­ми­че­ских отно­ше­ний цен­тром иссле­до­ва­ния» (стр. 199. Выде­ле­ние авто­ра). С дру­гой сто­ро­ны, мы у него же встре­ча­ем ряд фор­му­ли­ро­вок совер­шен­но дру­го­го харак­те­ра: «Зада­ча эко­но­ми­че­ской нау­ки долж­на состо­ять в том, что­бы све­сти спе­ци­фи­че­ские капи­та­ли­сти­че­ские фор­мы про­яв­ле­ния зако­нов обще­ствен­но­го «про­из­вод­ства жиз­ни» к самим этим зако­нам, что­бы «про­явить» путем отвле­чен­но­го ана­ли­за внут­рен­нее стро­е­ние эко­но­ми­че­ской тка­ни, зату­ма­нен­ное, замас­ки­ро­ван­ное про­ти­во­ре­чи­вы­ми фор­ма­ми капи­та­ли­сти­че­ско­го хозяй­ства» (стр. 218. Выде­ле­ние наше). «Све­де­ние осо­бых форм к их общим осно­вам в тео­ре­ти­че­ской фор­ме и есть зада­ча вся­кой нау­ки» (стр. 197. Выде­ле­ние наше).

И. Даш­ков­ский не заме­ча­ет, что обе при­ве­ден­ные фор­му­ли­ров­ки нико­им обра­зом не сов­па­да­ют. Одно дело — огра­ни­чить зада­чу тео­ре­ти­че­ской эко­но­мии ана­ли­ти­че­ским све­де­ни­ем исто­ри­че­ски-обу­слов­лен­ных соци­аль­ных форм капи­та­ли­сти­че­ско­го хозяй­ства к вне­исто­ри­че­ским, мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ским осно­вам про­из­вод­ствен­но­го про­цес­са. И совсем дру­гое дело — изу­чить про­ис­хож­де­ние и функ­ци­о­ни­ро­ва­ние этих спе­ци­фи­че­ских исто­ри­че­ски-обу­слов­лен­ных соци­аль­ных форм хозяй­ства, явив­ших­ся резуль­та­том опре­де­лен­но­го раз­ви­тия мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ско­го про­цес­са про­из­вод­ства. В пер­вом слу­чае иссле­до­ва­тель рас­смат­ри­ва­ет соци­аль­ную фор­му хозяй­ства (т. е. про­из­вод­ствен­ные отно­ше­ния людей), как внеш­нюю и слу­чай­ную обо­лоч­ку, кото­рую необ­хо­ди­мо уда­лить при помо­щи науч­но­го ана­ли­за, что­бы вскрыть под ней «внут­рен­нее стро­е­ние эко­но­ми­че­ской тка­ни» (т. е. мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ский про­цесс про­из­вод­ства). Во вто­ром слу­чае пред­ме­том наше­го иссле­до­ва­ния при­зна­ют­ся имен­но опре­де­лен­ные про­из­вод­ствен­ные отно­ше­ния людей, как необ­хо­ди­мая, исто­ри­че­ски-обу­слов­лен­ная и зако­но­мер­но раз­ви­ва­ю­ща­я­ся фор­ма про­из­вод­ствен­но­го про­цес­са. Излишне добав­лять, что имен­но пер­вый метод харак­те­ри­зу­ет бур­жу­аз­ную поли­ти­че­скую эко­но­мию, а вто­рой метод — уче­ние Марк­са. Меж­ду обо­и­ми мето­да­ми необ­хо­ди­мо сде­лать выбор, и попыт­ка Даш­ков­ско­го усесть­ся меж­ду дву­мя сту­лья­ми при­ве­ла его к мно­го­чис­лен­ным про­ти­во­ре­чи­ям.

И. Даш­ков­ский под­чер­ки­ва­ет, что зако­ны товар­но-капи­та­ли­сти­че­ско­го хозяй­ства суть лишь «фор­мы про­яв­ле­ния зако­нов обще­ствен­но­го про­из­вод­ства жиз­ни» (стр. 218) или «основ вся­ко­го эко­но­ми­че­ско­го бытия, общих всем эпо­хам чело­ве­че­ской исто­рии» (стр. 198). Имен­но поэто­му «све­де­ние осо­бен­ных форм к их общим осно­вам» состав­ля­ет, по мне­нию авто­ра, зада­чу поли­ти­че­ской эко­но­мии. При помо­щи тер­ми­на «фор­мы про­яв­ле­ния» наш автор наде­ет­ся, по-види­мо­му, при­бли­зить свою тер­ми­но­ло­гию к тер­ми­но­ло­гии Марк­са, кото­рый упре­кал вуль­гар­ных эко­но­ми­стов в том, что они огра­ни­чи­ва­ют­ся изу­че­ни­ем «фор­мы про­яв­ле­ния» эко­но­ми­че­ских отно­ше­ний. Но под тем же тер­ми­ном «фор­мы про­яв­ле­ния» Даш­ков­ский пони­ма­ет нечто совер­шен­но иное, чем Маркс. Маркс в 48‑й гла­ве III тома «Капи­та­ла» про­ти­во­по­став­ля­ет «отчуж­ден­ную фор­му эко­но­ми­че­ских отно­ше­ний» самим этим отно­ше­ни­ям (Kapital, III 2, 1894, S. 352. Русск. перев. 1908 г., стр. 288 — 289). Он при­зы­ва­ет эко­но­ми­стов вскрыть под вещ­ны­ми эко­но­ми­че­ски­ми кате­го­ри­я­ми сто­и­мо­сти, капи­та­ла и т. п. «эко­но­ми­че­ские отно­ше­ния» людей или внут­рен­нюю связь бур­жу­аз­ных про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний» (Капи­тал, т. I, гл. 1. при­ме­ча­ние 32). Даш­ков­ский же, кото­рый рас­смат­ри­ва­ет бур­жу­аз­ные про­из­вод­ствен­ные отно­ше­ния лишь как фор­мы про­яв­ле­ния «основ вся­ко­го эко­но­ми­че­ско­го бытия, общих всем эпо­хам чело­ве­че­ской исто­рии», при­зы­ва­ет нас обра­тить наше вни­ма­ние на «внут­рен­нее стро­е­ние эко­но­ми­че­ской тка­ни», под кото­рым он пони­ма­ет зако­ны мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ско­го про­цес­са про­из­вод­ства. Доста­точ­но сопо­ста­вить «внут­рен­нюю связь бур­жу­аз­ных про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний» у Марк­са с «внут­рен­ним стро­е­ни­ем эко­но­ми­че­ской тка­ни» у Даш­ков­ско­го, что­бы понять все глу­бо­кое отли­чие мето­до­ло­ги­че­ской поста­нов­ки вопро­са у того и дру­го­го.

На сло­вах И. Даш­ков­ский воз­да­ет долж­ное мето­ду Марк­са, кото­рый сде­лал «фор­му эко­но­ми­че­ских отно­ше­ний цен­тром иссле­до­ва­ния» (стр. 199). Но, как мы виде­ли, он тут же себе про­ти­во­ре­чит, огра­ни­чи­вая зада­чу поли­ти­че­ской эко­но­мии ана­ли­ти­че­ским «све­де­ни­ем осо­бен­ных форм к их общим осно­вам». Уже эта фор­му­ли­ров­ка обна­ру­жи­ва­ет непо­ни­ма­ние наи­бо­лее харак­тер­ных и цен­ных сто­рон марк­со­ва мето­да иссле­до­ва­ния. Но еще яснее, чем на сло­вах, Даш­ков­ский на деле обна­ру­жи­ва­ет свою неспо­соб­ность опе­ри­ро­вать при помо­щи это­го мето­да. Перед нашим авто­ром сто­я­ла бла­го­дар­ная зада­ча: пока­зать свое­об­ра­зие марк­со­ва мето­да иссле­до­ва­ния на кон­крет­ном при­ме­ре уче­ния об абстракт­ном тру­де. Если свое­об­ра­зие мето­да Марк­са заклю­ча­ет­ся, по сло­вам само­го Даш­ков­ско­го, в том, что он сде­лал «фор­му эко­но­ми­че­ских отно­ше­ний цен­тром иссле­до­ва­ния», то, каза­лось бы, это свое­об­ра­зие мето­да иссле­до­ва­ния не может не отра­зить­ся и на уче­нии об абстракт­ном тру­де, — этой цен­траль­ной части марк­со­вой тео­рии сто­и­мо­сти. Но Даш­ков­ский дума­ет ина­че: по его мне­нию, абстракт­ный труд пред­став­ля­ет собой кате­го­рию, кото­рая — по край­ней мере «иде­аль­но» — отно­сит­ся ко всем исто­ри­че­ским эпо­хам, неза­ви­си­мо от харак­те­ри­зу­ю­щей их «фор­мы эко­но­ми­че­ских отно­ше­ний». Прав­да, наш автор отлич­но пони­ма­ет, что абстрак­ция от кон­крет­ных осо­бен­но­стей тру­да совер­ша­ет­ся в товар­ном хозяй­стве в при­су­щей ему осо­бой, спе­ци­фи­че­ской фор­ме, а имен­но через посред­ство обме­на про­дук­тов тру­да как сто­и­мо­стей. Но имен­но эту спе­ци­фи­че­скую фор­му, харак­те­ри­зу­ю­щую соци­аль­ное урав­не­ние тру­да в товар­ном обще­стве, автор игно­ри­ру­ет в сво­ем опре­де­ле­нии абстракт­но­го тру­да: «В товар­ном обще­стве она (абстрак­ция. — И. Р.) совер­ша­ет­ся сти­хий­но и через посред­ство вещей, в орга­ни­зо­ван­ном — созна­тель­но. Но от это­го ее каче­ствен­ная при­ро­да не меня­ет­ся» (стр. 210). Под­черк­ну­тые нами сло­ва ярко обна­ру­жи­ва­ют оши­боч­ность все­го мето­да Даш­ков­ско­го. У Марк­са «каче­ствен­ная при­ро­да» эко­но­ми­че­ских кате­го­рий опре­де­ля­ет­ся соци­аль­ной фор­мой хозяй­ства или харак­те­ром про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний людей, у Даш­ков­ско­го эко­но­ми­че­ские кате­го­рии обла­да­ют непо­движ­ной (по край­ней мере, на про­тя­же­нии несколь­ких исто­ри­че­ских эпох) «каче­ствен­ной при­ро­дой», кото­рая, прав­да, в раз­лич­ные исто­ри­че­ские эпо­хи обле­ка­ет­ся в раз­лич­ные внеш­ние фор­мы, но по суще­ству от это­го нисколь­ко не меня­ет­ся. В усло­ви­ях товар­но­го хозяй­ства вне­исто­ри­че­ская кате­го­рия абстракт­но­го тру­да обле­ка­ет­ся в фор­му сто­и­мо­сти, но эта фор­ма сто­и­мо­сти оста­ет­ся чем-то внеш­ним и чуж­дым при­ро­де само­го абстракт­но­го тру­да. Рез­кий раз­рыв меж­ду содер­жа­ни­ем и фор­мой эко­но­ми­че­ских кате­го­рий, рез­кий раз­рыв меж­ду абстракт­ным тру­дом и сто­и­мо­стью, — таков логи­че­ский вывод, к кото­ро­му при­во­дит постро­е­ние Даш­ков­ско­го.

В каком бы смыс­ле ни пони­ма­ли мы абстракт­ный труд И. Даш­ков­ско­го, — идет ли речь о физио­ло­ги­че­ском тру­де, или о соци­аль­но-урав­нен­ном тру­де вооб­ще, или, нако­нец, о каком-то «абстракт­ном» тру­де, харак­те­ри­зу­ю­щем оди­на­ко­во товар­ное и соци­а­ли­сти­че­ское хозяй­ство, — во всех этих слу­ча­ях абстракт­ный труд не явля­ет­ся тру­дом, обра­зу­ю­щим сто­и­мость. Ведь сто­и­мость появ­ля­ет­ся толь­ко в товар­ном хозяй­стве, меж­ду тем как абстракт­ный труд, по мне­нию Даш­ков­ско­го, суще­ству­ет и вне товар­но­го хозяй­ства. Раз­рыв меж­ду абстракт­ным тру­дом и сто­и­мо­стью состав­ля­ет основ­ной порок все­го постро­е­ния Даш­ков­ско­го и цен­траль­ный пункт рас­хож­де­ния его с Марк­сом. Что­бы несколь­ко смяг­чить свое рас­хож­де­ние с Марк­сом, Даш­ков­ский поучи­тель­ным тоном разъ­яс­ня­ет нам, что, соглас­но уче­нию Марк­са, абстракт­ный труд не созда­ет сто­и­мо­сти «в бук­валь­ном физи­че­ском смыс­ле», а лишь «при­ни­ма­ет фор­му сто­и­мо­сти про­дук­та тру­да» (стр. 213). Поучи­тель­ный тон Даш­ков­ско­го тем менее уме­стен, что в дан­ном пунк­те он лишь повто­ря­ет поло­же­ние, подроб­но обос­но­ван­ное мной в пер­вых двух изда­ни­ях моей рабо­ты «Очер­ки по тео­рии сто­и­мо­сти Марк­са». Нет сомне­ния, что, по мне­нию Марк­са, труд созда­ет или обра­зу­ет (bildet) сто­и­мость в том смыс­ле, что он при­ни­ма­ет фор­му сто­и­мо­сти про­дук­тов тру­да. Абстракт­ный труд пред­став­ля­ет собой содер­жа­ние сто­и­мо­сти, или сто­и­мость явля­ет­ся фор­мой, в кото­рой выра­жа­ет­ся абстракт­ный труд. Но мож­но ли отсю­да делать тот вывод, кото­рый дела­ет И. Даш­ков­ский, а имен­но, что «спо­соб выра­же­ния может и дол­жен носить исто­ри­че­ский харак­тер, тогда как то, что слу­жит пред­ме­том выра­же­ния, не зави­сит от эво­лю­ции обще­ствен­ных форм» (стр. 213)?

И. Даш­ков­ский пола­га­ет, что сто­и­мость как исто­ри­че­ская кате­го­рия явля­ет­ся спо­со­бом выра­же­ния вне­исто­ри­че­ской кате­го­рии абстракт­но­го тру­да. Это поло­же­ние Даш­ков­ско­го в корне лож­но как с мето­до­ло­ги­че­ской сто­ро­ны, так и по суще­ству. С мето­до­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния оно гре­шит пол­ней­шим непо­ни­ма­ни­ем соот­но­ше­ния меж­ду содер­жа­ни­ем и фор­мой эко­но­ми­че­ских кате­го­рий. В изло­же­нии Даш­ков­ско­го фор­ма (т. е. сто­и­мость) высту­па­ет как нечто внеш­нее по отно­ше­нию к содер­жа­нию (т. е. тру­ду) и извне при­со­еди­ня­ю­ще­е­ся к нему на извест­ном эта­пе исто­ри­че­ско­го раз­ви­тия (т. е. в товар­ном хозяй­стве). Абстракт­ный труд, оста­ю­щий­ся по сво­ей «каче­ствен­ной при­ро­де» неиз­мен­ным на про­тя­же­нии несколь­ких или даже всех исто­ри­че­ских эпох, при­ни­ма­ет в товар­ном хозяй­стве фор­му сто­и­мо­сти, кото­рая не меня­ет при­ро­ды само­го абстракт­но­го тру­да и, сле­до­ва­тель­но, пред­став­ля­ет собой нечто внеш­нее по отно­ше­нию к нему. Абстракт­ный труд высту­па­ет здесь в роли непо­движ­но­го мане­ке­на, на кото­рый наде­ва­ет­ся то тот, то дру­гой костюм. Фор­ма не свя­за­на орга­ни­че­ски с содер­жа­ни­ем.

Излишне дока­зы­вать, что такое пред­став­ле­ние о соот­но­ше­нии меж­ду содер­жа­ни­ем и фор­мой раз­де­ля­лось Кан­том, но не Геге­лем и Марк­сом. Маркс, как и Гегель, счи­тал фор­му нераз­рыв­но свя­зан­ной с содер­жа­ни­ем: само содер­жа­ние, раз­ви­ва­ясь, созда­ет дан­ную фор­му. Толь­ко раз­ви­тие само­го обще­ствен­но­го тру­да созда­ет сто­и­мость, как спе­ци­фи­че­скую фор­му, в кото­рой выра­жа­ет­ся труд. Про­ти­во­по­лож­ное утвер­жде­ние не толь­ко про­ти­во­ре­чи­ло бы уче­нию Марк­са о соот­но­ше­нии меж­ду содер­жа­ни­ем и фор­мой, но и сде­ла­ло бы непо­нят­ным воз­ник­но­ве­ние сто­и­мо­сти. Каким обра­зом воз­ни­ка­ет сто­и­мость, как осо­бая соци­аль­ная фор­ма про­дук­тов тру­да? Труд при­ни­ма­ет фор­му сто­и­мо­сти, — отве­ча­ет И. Даш­ков­ский. Но ведь труд при этом, по мне­нию Даш­ков­ско­го, не изме­нил сво­ей каче­ствен­ной при­ро­ды, он остал­ся таким же, каким он был до того момен­та, когда полу­чил свое выра­же­ние в сто­и­мо­сти. Но в таком слу­чае поче­му же он при­ни­ма­ет фор­му сто­и­мо­сти? Оче­вид­но, толь­ко пото­му, что изме­ни­лась каче­ствен­ная при­ро­да само­го тру­да. Обще­ствен­ный труд на дан­ной сту­пе­ни исто­ри­че­ско­го раз­ви­тия при­ни­ма­ет опре­де­лен­ную соци­аль­ную фор­му, и толь­ко воз­ник­но­ве­ние этой новой «фор­мы тру­да» объ­яс­ня­ет нам воз­ник­но­ве­ние соот­вет­ству­ю­щей фор­мы про­дук­тов тру­да, т. е. сто­и­мо­сти. Если абстракт­ный труд при­ни­ма­ет фор­му сто­и­мо­сти, — а это при­зна­ет сам Даш­ков­ский, — то необ­хо­ди­мо прий­ти к выво­ду, что в поня­тие абстракт­но­го тру­да уже вклю­ча­ет­ся опре­де­лен­ная соци­аль­ная орга­ни­за­ция тру­да в товар­ном хозяй­стве и, сле­до­ва­тель­но, кате­го­рия абстракт­но­го тру­да долж­на быть при­зна­на исто­ри­че­ской в тес­ном смыс­ле это­го сло­ва.

И. Даш­ков­ский бро­са­ет нам сле­ду­ю­щий упрек: «Если при­дер­жи­вать­ся опре­де­ле­ний Руби­на, то надо неиз­беж­но прий­ти к заклю­че­нию, что не абстракт­ный труд созда­ет сто­и­мость, а, наобо­рот, кате­го­рия сто­и­мо­сти созда­ет кате­го­рию абстракт­но­го тру­да» (стр. 13). После изло­жен­но­го выше чита­те­лю долж­но быть ясно, что не я, а имен­но Даш­ков­ский пере­дви­га­ет центр иссле­до­ва­ния от кате­го­рии абстракт­но­го тру­да к кате­го­рии сто­и­мо­сти. Дей­стви­тель­но, я утвер­ждаю, что воз­ник­но­ве­ние сто­и­мо­сти, как осо­бой соци­аль­ной фор­мы про­дук­тов тру­да, явля­ет­ся лишь след­стви­ем исто­ри­че­ско­го про­цес­са изме­не­ний, совер­ша­ю­щих­ся в самом обще­ствен­ном тру­де: по мере того, как обще­ствен­ный труд при­ни­ма­ет соци­аль­ную фор­му абстракт­но­го тру­да, про­дук­ты его при­ни­ма­ют соци­аль­ную фор­му сто­и­мо­сти. По мне­нию же Даш­ков­ско­го, каче­ствен­ная при­ро­да абстракт­но­го тру­да с пере­хо­дом к товар­но­му хозяй­ству ни в малей­шей мере не изме­ня­ет­ся: товар­ное хозяй­ство отли­ча­ет­ся от дру­гих форм хозяй­ства лишь тем, что в нем абстракт­ный труд выра­жа­ет­ся в вещ­ной фор­ме сто­и­мо­сти. «Не в абстракт­ном тру­де, кото­рый состав­ля­ет «содер­жа­ние опре­де­лен­ной сто­и­мо­сти», надо искать осо­бен­но­стей товар­но­го хозяй­ства… а исклю­чи­тель­но в том, что все эти опре­де­ле­ния (тру­да. — И. Р.) полу­ча­ют вещ­ное выра­же­ние» (стр. 206) в сто­и­мо­сти про­дук­тов тру­да. Не зна­чит ли это пре­вра­щать сто­и­мость, кото­рая, по уче­нию Марк­са, пред­став­ля­ет лишь выра­же­ние обще­ствен­но­го тру­да, в само­де­я­тель­ную кате­го­рию, опре­де­ля­ю­щую осо­бен­но­сти товар­но­го хозяй­ства? Эта пре­уве­ли­чен­ная оцен­ка роли сто­и­мо­сти неиз­беж­но выте­ка­ет из всей кон­цеп­ции И. Даш­ков­ско­го. Дей­стви­тель­но, если, с одной сто­ро­ны, абстракт­ный труд не при­зна­ет­ся харак­тер­ной осо­бен­но­стью товар­но­го хозяй­ства, а с дру­гой сто­ро­ны —сто­и­мость при­со­еди­ня­ет­ся к абстракт­но­му тру­ду извне, не порож­да­е­мая раз­ви­ти­ем само­го обще­ствен­но­го тру­да, то вывод может быть толь­ко один: харак­тер­ные осо­бен­но­сти товар­но­го хозяй­ства коре­нят­ся не в осо­бой соци­аль­ной фор­ме орга­ни­за­ции тру­да, а в соци­аль­ной фор­ме сто­и­мо­сти, рас­смат­ри­ва­е­мой как нечто само­сто­я­тель­ное по отно­ше­нию к обще­ствен­но­му тру­ду.

Как видим, И. Даш­ков­ский отры­ва­ет кате­го­рию сто­и­мо­сти от кате­го­рии абстракт­но­го тру­да. По его мне­нию, кате­го­рия сто­и­мо­сти при­су­ща толь­ко товар­но­му хозяй­ству, кате­го­рия же абстракт­но­го тру­да при­су­ща так­же и дру­гим фор­мам хозяй­ства. Абстракт­ный труд может при­нять фор­му сто­и­мо­сти (это име­ет место в товар­ном хозяй­стве), но может и не при­нять этой фор­мы (это име­ет место, напри­мер, в соци­а­ли­сти­че­ском хозяй­стве). Абстракт­ный труд и сто­и­мость не свя­за­ны внут­рен­ней, орга­ни­че­ской свя­зью. Связь меж­ду ними чисто внеш­няя: на извест­ной сту­пе­ни исто­ри­че­ско­го раз­ви­тия к абстракт­но­му тру­ду при­со­еди­ня­ет­ся сто­и­мость, как само­сто­я­тель­ная фор­ма, внеш­няя по отно­ше­нию к само­му абстракт­но­му тру­ду.

Изло­жен­ная кон­цеп­ция И. Даш­ков­ско­го так рез­ко рас­хо­дит­ся с уче­ни­ем Марк­са, что у чита­те­ля не может не явить­ся вопрос: что пода­ло наше­му авто­ру повод утвер­ждать, что кате­го­рия абстракт­но­го тру­да, в отли­чие от кате­го­рии сто­и­мо­сти, отли­ча­ет­ся «вне­исто­ри­че­ским» (или «услов­но-исто­ри­че­ским») харак­те­ром. В дока­за­тель­ство это­го сво­е­го утвер­жде­ния И. Даш­ков­ский не может при­ве­сти ниче­го, кро­ме одной лож­но поня­той цита­ты из Марк­са. Речь идет об извест­ных рас­суж­де­ни­ях Марк­са об абстракт­ном тру­де в «Вве­де­нии к Кри­ти­ке поли­ти­че­ской эко­но­мии». Маркс рису­ет нам эво­лю­цию поня­тия «труд» в поли­ти­че­ской эко­но­мии. Мер­кан­ти­ли­сты и физио­кра­ты виде­ли источ­ник богат­ства в опре­де­лен­ном кон­крет­ном тру­де (тор­гов­ле или зем­ле­де­лии). Толь­ко Смит уви­дел источ­ник богат­ства в тру­де вооб­ще, в «абстракт­ном все­об­щем поня­тии дея­тель­но­сти, созда­ю­щей богат­ство»[1]. Маркс после это­го ста­вит вопрос: при­ме­ни­мо ли это абстракт­ное поня­тие тру­да вооб­ще ко всем исто­ри­че­ским эпо­хам, или же оно явля­ет­ся выра­же­ни­ем совре­мен­но­го бур­жу­аз­но­го хозяй­ства? На пер­вый взгляд пред­став­ля­ет­ся как буд­то бес­спор­ным, что мы долж­ны отве­тить в пер­вом смыс­ле. Каза­лось бы, что о «тру­де вооб­ще» мож­но гово­рить и в при­ме­не­нии к пер­во­быт­но­му охот­ни­ку или сред­не­ве­ко­во­му кре­стья­ни­ну. «Может пока­зать­ся, что этим самым най­де­но выра­же­ние для про­стей­ше­го и древ­ней­ше­го отно­ше­ния, в кото­ром чело­век, при каких бы то ни было обще­ствен­ных фор­мах, высту­па­ет как про­из­во­ди­тель. Это вер­но с одной сто­ро­ны, но невер­но — с дру­гой»[2].

После это­го Маркс подроб­ней­шим обра­зом объ­яс­ня­ет нам, поче­му это «невер­но — с дру­гой» сто­ро­ны. Он отме­ча­ет, что «без­раз­лич­ное отно­ше­ние к како­му-нибудь опре­де­лен­но­му виду тру­да соот­вет­ству­ет обще­ствен­ной фор­ме, при кото­рой инди­ви­ды с лег­ко­стью пере­хо­дят от одно­го вида тру­да к дру­го­му и при кото­рой какой-либо опре­де­лен­ный труд явля­ет­ся для них слу­чай­ным и пото­му без­раз­лич­ным. Здесь труд вооб­ще, не толь­ко в кате­го­рии, но и в дей­стви­тель­но­сти, стал сред­ством созда­ния богат­ства вооб­ще и утра­тил свою связь с опре­де­лен­ным инди­ви­дом. Такое состо­я­ние достиг­ло наи­боль­ше­го раз­ви­тия в совре­мен­ней­шей из форм бытия бур­жу­аз­но­го обще­ства, в Соеди­нен­ных шта­тах. Здесь таким обра­зом абстракт­ная кате­го­рия «тру­да», «тру­да вооб­ще», тру­да sans phrase[3], этот исход­ный пункт совре­мен­ной эко­но­ми­че­ской нау­ки, ста­но­вит­ся впер­вые прак­ти­че­ской исти­ной. Сле­до­ва­тель­но, про­стей­шая абстрак­ция, кото­рую совре­мен­ная эко­но­мия ста­вит во гла­ву угла, и кото­рая выра­жа­ет древ­ней­шее, для всех обще­ствен­ных форм зна­чи­мое отно­ше­ние, ста­но­вит­ся в этой абстрак­ции прак­ти­че­ски истин­ной толь­ко как кате­го­рия совре­мен­ней­ше­го обще­ства… Этот при­мер тру­да убе­ди­тель­но дока­зы­ва­ет, что даже самые про­стей­шие кате­го­рии, несмот­ря на то, что имен­но бла­го­да­ря сво­ей отвле­чен­но­сти они при­ме­ни­мы ко всем эпо­хам, в самой опре­де­лен­но­сти этой абстрак­ции явля­ют­ся не в мень­шей мере про­дук­том исто­ри­че­ских усло­вий и обла­да­ют пол­ной зна­чи­мо­стью толь­ко для этих усло­вий и внут­ри них»[4].

Мы вынуж­де­ны были при­ве­сти эту длин­ную выдерж­ку, так как толь­ко лож­ное пони­ма­ние цити­ро­ван­ных слов Марк­са мог­ло подать повод И. Даш­ков­ско­му гово­рить об «услов­но-исто­ри­че­ском» или «вне­исто­ри­че­ском» харак­те­ре абстракт­но­го тру­да. Вся­кий непредубеж­ден­ный чита­тель, про­чтя пол­но­стью цити­ро­ван­ные места из Марк­са, убе­дит­ся, что Маркс в дан­ном слу­чае хочет дока­зать как раз про­ти­во­по­лож­ное тому, что утвер­жда­ет Даш­ков­ский. Маркс пока­зы­ва­ет нам всю поверх­ност­ность ходя­че­го пред­став­ле­ния о том, что поня­тие «тру­да вооб­ще» явля­ет­ся «выра­же­ни­ем для про­стей­ше­го и древ­ней­ше­го отно­ше­ния, в кото­ром чело­век, при каких бы то ни было обще­ствен­ных фор­мах, высту­па­ет как про­из­во­ди­тель». Маркс под­чер­ки­ва­ет, что кате­го­рия абстракт­но­го тру­да ста­но­вят­ся «прак­ти­че­ски истин­ной» и обла­да­ет «пол­ной зна­чи­мо­стью» толь­ко в усло­ви­ях бур­жу­аз­но­го хозяй­ства. Прав­да, И. Даш­ков­ский, ссы­ла­ясь на эти сло­ва Марк­са, пыта­ет­ся дока­зать, что абстракт­ный труд, «посколь­ку речь идет о нем, как о поня­тии» (стр. 201), отно­сит­ся ко всем исто­ри­че­ским эпо­хам. Но здесь мы долж­ны повто­рить вопрос, постав­лен­ный нами в нача­ле насто­я­щей ста­тьи: не долж­ны ли мы отно­сить эко­но­ми­че­ские кате­го­рии имен­но к тем исто­ри­че­ским эпо­хам, когда соот­вет­ству­ю­щие им реаль­ные явле­ния суще­ству­ют «в дей­стви­тель­но­сти», т. е. когда дан­ные кате­го­рии ста­но­вят­ся «прак­ти­че­ски истин­ны­ми» и обла­да­ют «пол­ной зна­чи­мо­стью»? Посту­пать ина­че зна­чи­ло бы при­но­сить кон­крет­ное зна­ние в жерт­ву бес­плод­ной игре отвле­чен­ны­ми поня­ти­я­ми, кото­рые, по выра­же­нию Марк­са, «имен­но бла­го­да­ря сво­ей отвле­чен­но­сти при­ме­ни­мы ко всем эпо­хам». Это зна­чи­ло бы забыть, что ука­зан­ные отвле­чен­ные поня­тия «в самой опре­де­лен­но­сти этой абстрак­ции явля­ют­ся не в мень­шей мере про­дук­том исто­ри­че­ских усло­вий и обла­да­ют пол­ной зна­чи­мо­стью толь­ко для этих усло­вий и внут­ри них».

Как видим, цити­ро­ван­ные сло­ва Марк­са дока­зы­ва­ют как раз про­ти­во­по­лож­ное тому, что утвер­жда­ет И. Даш­ков­ский.

Еще более убе­дим­ся мы в этом, если, не огра­ни­чи­ва­ясь цити­ро­ван­ны­ми Места­ми, рас­смот­рим их в том кон­тек­сте, в каком они даны у Марк­са. Цити­ро­ван­ные места отно­сят­ся к раз­де­лу, оза­глав­лен­но­му «Метод поли­ти­че­ской эко­но­мии». В нача­ле это­го раз­де­ла мы узна­ем, что эко­но­ми­сты XVII века «путем ана­ли­за выде­ля­ют неко­то­рые опре­де­ля­ю­щие абстракт­ные общие отно­ше­ния, как раз­де­ле­ние тру­да, день­ги, сто­и­мость и т. д.»[5]. Вскрыть логи­че­скую струк­ту­ру и мето­до­ло­ги­че­ское зна­че­ние этих абстракт­ных кате­го­рий, — тако­ва зада­ча, кото­рую ста­вит себе Маркс в дан­ном месте. Общий вывод, им пред­вос­хи­ща­е­мый, сво­дит­ся к тому, что абстракт­ная кате­го­рия «не может суще­ство­вать ина­че, как абстракт­ное, одно­сто­рон­нее отно­ше­ние уже дан­но­го кон­крет­но­го и живо­го цело­го»[6]. Обос­но­ва­нию это­го выво­да Маркс и посвя­ща­ет даль­ней­шие стра­ни­цы (стр. 24 — 28).

Уже пере­чень абстракт­ных кате­го­рий, дан­ный Марк­сом (а имен­но раз­де­ле­ние тру­да, день­ги, сто­и­мость), пока­зы­ва­ет, что в дан­ном месте вни­ма­ние Марк­са обра­ще­но преж­де все­го на кате­го­рии, харак­те­ри­зу­ю­щие про­стое товар­ное хозяй­ство. Даль­ней­шие рас­суж­де­ния Марк­са убеж­да­ют нас в этом окон­ча­тель­но. На стр. 24 — 28 Маркс обос­но­вы­ва­ет ука­зан­ный свой общий вывод на при­ме­ре ана­ли­за отдель­ных абстракт­ных кате­го­рий. Какие же кате­го­рии выби­ра­ет для этой цели Маркс? Вни­ма­тель­ное чте­ние стр. 24 — 28 убе­дит чита­те­ля, что Маркс выби­ра­ет для этой цели под­ряд три «про­стей­шие эко­но­ми­че­ские кате­го­рии»: сто­и­мость (кото­рую он здесь, как и в «Кри­ти­ке поли­ти­че­ской эко­но­мии», назы­ва­ет еще Tauschwert, т. е. мено­вой сто­и­мо­стью), день­ги и абстракт­ный труд[7]. У Марк­са, сле­до­ва­тель­но, речь идет о кате­го­ри­ях про­сто­го товар­но­го хозяй­ства. В каком отно­ше­нии нахо­дят­ся абстракт­ные кате­го­рии про­сто­го товар­но­го хозяй­ства (сто­и­мость, день­ги, абстракт­ный труд) к под­лин­но­му объ­ек­ту поли­ти­че­ской эко­но­мии, а имен­но к капи­та­ли­сти­че­ско­му хозяй­ству, — таков вопрос, зани­ма­ю­щий в дан­ном месте мысль Марк­са. Отно­ше­ние это двой­ствен­ное, — отве­ча­ет Маркс на этот вопрос. С одной сто­ро­ны, пере­чис­лен­ные кате­го­рии при­ме­ни­мы и к исто­ри­че­ским эпо­хам, пред­ше­ство­вав­шим капи­та­ли­сти­че­ско­му хозяй­ству; с дру­гой сто­ро­ны, толь­ко в послед­нем они про­яв­ля­ют­ся с пол­ной силой.

В сво­их рас­суж­де­ни­ях на стр. 24 — 28 Маркс ста­вит в один ряд кате­го­рии сто­и­мо­сти, денег и абстракт­но­го тру­да. Все эти кате­го­рии, по его мне­нию, нахо­дят­ся в двой­ствен­ном отно­ше­нии к капи­та­ли­сти­че­ско­му хозяй­ству. Так, напри­мер, «мено­вая сто­и­мость, как кате­го­рия, име­ет доди­лю­ви­аль­ное суще­ство­ва­ние[8], т. е. суще­ству­ет до появ­ле­ния капи­та­ли­сти­че­ско­го хозяй­ства. Но, с дру­гой сто­ро­ны, она «не может суще­ство­вать ина­че, как абстракт­ное, одно­сто­рон­нее отно­ше­ние уже дан­но­го кон­крет­но­го и живо­го цело­го»[9].

То же самое отно­сит­ся к день­гам. С одной сто­ро­ны, «день­ги могут суще­ство­вать и суще­ство­ва­ли исто­ри­че­ски рань­ше капи­та­ла, рань­ше бан­ков, рань­ше наем­но­го тру­да и т. д.». С дру­гой сто­ро­ны, «эта совер­шен­но про­стая кате­го­рия (т. е. день­ги. — И. Р.) выяв­ля­ет­ся исто­ри­че­ски в сво­ей пол­ной силе толь­ко при наи­бо­лее раз­ви­тых обще­ствен­ных отно­ше­ни­ях»[10]. Нако­нец, как мы виде­ли уже выше, то же двой­ствен­ное отно­ше­ние к капи­та­ли­сти­че­ско­му хозяй­ству обна­ру­жи­ва­ет кате­го­рия абстракт­но­го тру­да.

Изло­жен­ное дает нам, во вся­ком слу­чае, пра­во сде­лать сле­ду­ю­щий бес­спор­ный вывод: Маркс ста­вит кате­го­рию абстракт­но­го тру­да в один ряд с дру­ги­ми кате­го­ри­я­ми про­сто­го товар­но­го хозяй­ства, а имен­но сто­и­мо­стью и день­га­ми. Тем самым дока­за­на пол­ная оши­боч­ность попыт­ки Даш­ков­ско­го про­ве­сти рез­кую грань меж­ду «вне­исто­ри­че­ской» (или «услов­но-исто­ри­че­ской») кате­го­ри­ей абстракт­но­го тру­да и «исто­ри­че­ской» кате­го­ри­ей сто­и­мо­сти. И. Даш­ков­ский дол­жен сде­лать сле­ду­ю­щий выбор. Если он под­дер­жи­ва­ет свое поло­же­ние о «вне­исто­ри­че­ском» (или «услов­но-исто­ри­че­ском») харак­те­ре абстракт­но­го тру­да, то он необ­хо­ди­мо дол­жен при­знать такой же харак­тер и за кате­го­ри­ей сто­и­мо­сти. Если же он, в согла­сии с самим Марк­сом и с подав­ля­ю­щим боль­шин­ством эко­но­ми­стов-марк­си­стов, при­зна­ет исто­ри­че­ский харак­тер кате­го­рии сто­и­мо­сти, то он дол­жен при­знать такой же харак­тер и за абстракт­ным тру­дом. И в том и в дру­гом слу­чае хит­ро­ум­ное постро­е­ние Даш­ков­ско­го рас­па­да­ет­ся как кар­точ­ный домик.

Все постро­е­ние И. Даш­ков­ско­го осно­ва­но на сле­ду­ю­щей ошиб­ке: наш автор про­сто-напро­сто забыл о раз­ли­чии меж­ду кате­го­ри­я­ми про­сто­го товар­но­го хозяй­ства и кате­го­ри­я­ми капи­та­ли­сти­че­ско­го хозяй­ства. На том осно­ва­нии, что поня­тие абстракт­но­го тру­да не выра­жа­ет «внут­рен­ней струк­ту­ры» капи­та­ли­сти­че­ско­го хозяй­ства, он дела­ет вывод о «вне­исто­ри­че­ском» харак­те­ре этой кате­го­рии. Он забы­ва­ет, что меж­ду кате­го­ри­я­ми капи­та­ли­сти­че­ско­го хозяй­ства и кате­го­ри­я­ми «вне­исто­ри­че­ски­ми» суще­ству­ют еще кате­го­рии про­сто­го товар­но­го хозяй­ства, к чис­лу кото­рых и при­над­ле­жат кате­го­рии абстракт­но­го тру­да, сто­и­мо­сти и денег. В какой мере И. Даш­ков­ский пови­нен в гру­бом сме­ше­нии кате­го­рий про­сто­го товар­но­го хозяй­ства и капи­та­ли­сти­че­ско­го хозяй­ства, вид­но из сле­ду­ю­щих двух при­ме­ров. На стр. 202 Даш­ков­ский гово­рит, что «абстракт­ный труд, по мне­нию Руби­на, явля­ет­ся кате­го­ри­ей товар­но­го хозяй­ства в том же смыс­ле, как день­ги, сто­и­мость, товар, капи­тал и т. д.». Наш автор как буд­то не дога­ды­ва­ет­ся, что кате­го­рия капи­та­ла не может быть постав­ле­на в один ряд со сто­и­мо­стью и день­га­ми. Что здесь у Даш­ков­ско­го не слу­чай­ная обмолв­ка, вид­но из ана­ло­гич­ных слов его на стр. 218: и здесь он упре­ка­ет меня за мни­мое жела­ние поста­вить абстракт­ный труд «в один ряд с осталь­ны­ми кате­го­ри­я­ми бур­жу­аз­но­го хозяй­ства, как при­быль, про­цент, капи­тал, клас­сы и т. д.». Неосно­ва­тель­ность этих упре­ков бро­са­ет­ся в гла­за. Я нико­гда не пред­ла­гал ста­вить кате­го­рию абстракт­но­го тру­да в один ряд с кате­го­ри­я­ми капи­та­ли­сти­че­ско­го хозяй­ства, капи­та­лом, при­бы­лью и тому подоб­ное. Но я пред­ла­гал поста­вить кате­го­рию абстракт­но­го тру­да в один ряд с дру­ги­ми кате­го­ри­я­ми про­сто­го товар­но­го хозяй­ства, то есть сто­и­мо­стью и день­га­ми.

Чис­ло встре­ча­ю­щих­ся в ста­тье И. Даш­ков­ско­го оши­бок и про­ти­во­ре­чи­вых фор­му­ли­ро­вок мож­но было бы при жела­нии умно­жить, но мы можем огра­ни­чить­ся сде­лан­ным раз­бо­ром основ­ных поло­же­ний Даш­ков­ско­го, остав­ляя в сто­роне побоч­ные ошиб­ки и про­ти­во­ре­чия. Отме­тим толь­ко неко­то­рые из них. На стр. 214 И. Даш­ков­ский упре­ка­ет меня за то, что я буд­то бы совер­шен­но не при­знаю суще­ство­ва­ния абстракт­но­го тру­да в про­цес­се про­из­вод­ства, до совер­ше­ния акта рыноч­но­го обме­на (подроб­ный раз­бор этих упре­ков будет дан нами ниже, при раз­бо­ре книж­ки Шаб­са). К наше­му удив­ле­нию, на стр. 207 у Даш­ков­ско­го мы чита­ем: «В товар­ном хозяй­стве част­ный труд само­сто­я­тель­ных про­из­во­ди­те­лей пре­вра­ща­ет­ся в обще­ствен­ный на рын­ке, во-пер­вых, пото­му, что его про­дук­ты при­ни­ма­ют фор­му това­ров, и, во-вто­рых, пото­му, что бла­го­да­ря это­му вза­им­но­му при­рав­ни­ва­нию това­ров и толь­ко через это при­рав­ни­ва­ние про­ис­хо­дит отвле­че­ние от кон­крет­ных осо­бен­но­стей тру­да, пре­вра­ще­ние кон­крет­но­го тру­да в абстракт­ный» (Выде­ле­ние наше). Не повто­ря­ет ли здесь И. Даш­ков­ский, как и во мно­гих дру­гих местах сво­ей ста­тьи, фор­му­ли­ров­ки, дан­ные мной в «Очер­ках»?

При­ве­дем дру­гой при­мер. На стр. 205 и 207 Даш­ков­ский цели­ком согла­ша­ет­ся с отста­и­ва­е­мым мной взгля­дом, что в товар­ном хозяй­стве труд в сво­ей кон­крет­ной фор­ме еще не явля­ет­ся непо­сред­ствен­но обще­ствен­ным тру­дом. Неожи­дан­но на стр. 210 все эти длин­ные рас­суж­де­ния авто­ра сво­дят­ся к нулю его заяв­ле­ни­ем: «Впро­чем, с объ­ек­тив­ной точ­ки зре­ния кон­крет­ный труд и в усло­ви­ях товар­но­го хозяй­ства так­же явля­ет­ся обще­ствен­ным тру­дом» (Выде­ле­ние наше). Отсю­да сле­ду­ет, что все раз­ли­чие меж­ду харак­те­ром обще­ствен­но­го тру­да в орга­ни­зо­ван­ном и неор­га­ни­зо­ван­ном хозяй­стве, — раз­ли­чие, при­зна­ва­е­мое самим И. Даш­ков­ским на стр. 205 — 206 — име­ет силу толь­ко с субъ­ек­тив­ной точ­ки зре­ния. Дей­стви­тель­но, на стр. 211 наш автор заяв­ля­ет: «Но и в товар­ном хозяй­стве кон­крет­ный труд толь­ко по види­мо­сти, толь­ко субъ­ек­тив­но для про­из­во­ди­те­ля есть есте­ствен­но-тех­ни­че­ская кате­го­рия, част­ный труд». Не буду оста­нав­ли­вать­ся на ошиб­ке Даш­ков­ско­го, рас­смат­ри­ва­ю­ще­го «част­ный» труд как «есте­ствен­но-тех­ни­че­скую» кате­го­рию: с этой же ошиб­кой мы встре­тим­ся ниже, при раз­бо­ре взгля­дов дру­го­го наше­го кри­ти­ка, Шаб­са. Отме­тим толь­ко, что харак­те­ри­сти­ка тру­да как «част­но­го», — эта основ­ная соци­аль­ная харак­те­ри­сти­ка его в товар­ном хозяй­стве, — рас­смат­ри­ва­ет­ся И. Даш­ков­ским как нечто чисто субъ­ек­тив­ное. По-види­мо­му, И. Даш­ков­ский не зна­ет, что Маркс дав­но уже выска­зал­ся про­тив подоб­но­го же взгля­да Ада­ма Сми­та, кото­рый «хочет уве­рить нас, что такое обще­ствен­ное раз­де­ле­ние тру­да отли­ча­ет­ся от ману­фак­тур­но­го лишь субъ­ек­тив­но, лишь для наблю­да­те­ля, кото­рый в ману­фак­ту­ре одним взгля­дом охва­ты­ва­ет раз­лич­ные частич­ные рабо­ты, объ­еди­нен­ные про­стран­ствен­но, тогда как в обще­ствен­ном про­из­вод­стве связь эта затем­ня­ет­ся бла­го­да­ря раз­бро­сан­но­сти его отдель­ных отрас­лей на зна­чи­тель­ном про­стран­стве и бла­го­да­ря боль­шо­му чис­лу рабо­чих, заня­тых в каж­дой отрас­ли» (Капи­тал, т. I, 1923 г., стр. 267).

Мы отме­ти­ли мимо­хо­дом неко­то­рые бро­са­ю­щи­е­ся в гла­за про­ти­во­ре­чия И. Даш­ков­ско­го. Оста­но­вить­ся подроб­нее на затро­ну­тых им вопро­сах о харак­те­ре обще­ствен­но­го тру­да в товар­ном хозяй­стве и о свя­зи меж­ду обме­ном и абстракт­ным тру­дом мы счи­та­ем здесь излиш­ним, так как с эти­ми же вопро­са­ми в более раз­вер­ну­том виде нам при­дет­ся встре­тить­ся ниже при раз­бо­ре книж­ки дру­го­го наше­го кри­ти­ка, Шаб­са. Там же мы под­верг­нем эти вопро­сы более подроб­но­му рас­смот­ре­нию.

В заклю­че­ние необ­хо­ди­мо ука­зать, что, хотя поло­жи­тель­ное реше­ние спор­ных вопро­сов, пред­ла­га­е­мое И. Даш­ков­ским, пред­став­ля­ет­ся нам совер­шен­но оши­боч­ным, мы долж­ны при­знать, что его ста­тья пред­став­ля­ет собой доб­ро­со­вест­ную и серьез­ную попыт­ку поста­нов­ки этих спор­ных вопро­сов.

2. Ответ С. Шабсу

В нача­ле 1928 г. вышла в свет книж­ка С. Шаб­са «Про­бле­ма обще­ствен­но­го тру­да в эко­но­ми­че­ской систе­ме Марк­са», посвя­щен­ная кри­ти­ке моей рабо­ты «Очер­ки по тео­рии сто­и­мо­сти Марк­са». Невы­со­кий тео­ре­ти­че­ский уро­вень сво­ей рабо­ты Шабс поста­рал­ся, по мере воз­мож­но­сти, вос­пол­нить само­на­де­ян­но­стью тона. И в этом направ­ле­нии, надо ска­зать, все воз­мож­но­сти исполь­зо­ва­ны им в пол­ной мере. Шабс отзы­ва­ет­ся пре­не­бре­жи­тель­но и о сто­рон­ни­ках, и о про­тив­ни­ках «гос­под­ство­вав­шей ранее интер­пре­та­ции» абстракт­но­го тру­да, взгля­ды кото­рых лише­ны вся­ко­го «науч­но­го осно­ва­ния»; он заяв­ля­ет, что спо­ры меж­ду ними име­ли сво­им источ­ни­ком «неве­ро­ят­ное почти недо­ра­зу­ме­ние», рас­се­ять кото­рое при­зван он, Шабс; он не может не выра­зить сво­е­го изум­ле­ния по пово­ду того, с «каки­ми доспе­ха­ми Рубин реша­ет­ся откры­вать новые гори­зон­ты в марк­сист­ской эко­но­мии» и т. д.

Появ­ле­ние книж­ки, спе­ци­аль­но посвя­щен­ной вопро­су об обще­ствен­ном тру­де в систе­ме Марк­са, не может не при­влечь вни­ма­ния чита­те­лей и не вызвать с их сто­ро­ны есте­ствен­но­го жела­ния разо­брать­ся в спор­ных вопро­сах. Вви­ду того, что эти вопро­сы име­ют пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние для пра­виль­но­го пони­ма­ния эко­но­ми­че­ской систе­мы Марк­са, мы вынуж­де­ны уде­лить книж­ке Шаб­са боль­шее вни­ма­ние, чем она того заслу­жи­ва­ет по сво­е­му тео­ре­ти­че­ско­му содер­жа­нию.

§ 1. Общественный труд и обмен

Глав­ный упрек, направ­ля­е­мый Шаб­сом про­тив меня, заклю­ча­ет­ся в сле­ду­ю­щем. По мне­нию Шаб­са, я отри­цаю обще­ствен­ный харак­тер про­из­вод­ства в товар­ном хозяй­стве и рас­смат­ри­ваю про­из­вод­ство исклю­чи­тель­но как «сфе­ру гос­под­ства част­но­го отно­ше­ния про­из­во­ди­те­ля к мате­ри­аль­ной про­из­вод­ствен­ной сре­де, без вся­ко­го отно­ше­ния к обще­ствен­ным усло­ви­ям про­цес­са» (стр. 25). С дру­гой сто­ро­ны, обмен я рас­смат­ри­ваю как ту сфе­ру, в кото­рой эко­но­ми­че­ские явле­ния при­об­ре­та­ют обще­ствен­ную фор­му. Сле­до­ва­тель­но, «мы име­ем здесь нали­цо отри­ца­ние част­но­го момен­та в обмене, как и обще­ствен­но­го — в про­из­вод­стве, коро­че гово­ря, — отри­ца­ние двой­ствен­но­го, про­ти­во­ре­чи­во­го харак­те­ра все­го про­цес­са. Отсю­да, в свою оче­редь, про­ис­те­ка­ет основ­ной недо­ста­ток трак­тов­ки опре­де­ле­ний тру­да: двой­ствен­ный харак­тер тру­да полу­ча­ет такое же одно­сто­рон­нее выра­же­ние — в одной фор­ме, част­ной (кон­крет­ной) — в про­из­вод­стве, в дру­гой фор­ме, обще­ствен­ной (абстракт­ной) — в обмене» (стр. 24). Этим рез­ким раз­ры­вом меж­ду част­ным и обще­ствен­ным тру­дом я, по мне­нию Шаб­са, погре­шаю про­тив диа­лек­ти­ки. «По Руби­ну, част­ный труд исклю­ча­ет обще­ствен­ный, как и наобо­рот: в его пред­став­ле­нии — это две поляр­но­сти тру­да, рас­пре­де­ля­ю­щи­е­ся по двум полю­сам обще­ствен­но­го про­цес­са, по раз­лич­ным момен­там про­из­вод­ства. Отсю­да поляр­ность пре­вра­ща­ет­ся в одно­сто­рон­ность» (стр. 62).

Из отри­ца­ния обще­ствен­но­го харак­те­ра про­из­вод­ства, при­пи­сы­ва­е­мо­го мне Шаб­сом, выте­ка­ют сле­ду­ю­щие лож­ные поло­же­ния. Раз про­из­вод­ство рас­смат­ри­ва­ет­ся исклю­чи­тель­но как мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ский про­цесс, без вся­ко­го отно­ше­ния к его обще­ствен­ной фор­ме, то оно тем самым выпа­да­ет из кру­га иссле­до­ва­ний поли­ти­че­ской эко­но­мии (стр. 25); един­ствен­ным объ­ек­том послед­ней оста­ет­ся толь­ко сфе­ра обме­на. Далее, мы при­хо­дим к лож­но­му выво­ду, что труд при­об­ре­та­ет харак­тер обще­ствен­но­го и абстракт­но­го тру­да в сфе­ре обме­на, в сфе­ре же про­из­вод­ства он явля­ет­ся исклю­чи­тель­но мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ским (кон­крет­ным) тру­дом. «Ради­каль­но ста­вит вопрос Рубин, отвер­га­ю­щий самую воз­мож­ность воз­ник­но­ве­ния абстракт­но­го тру­да в про­из­вод­стве» (стр. 27). Нако­нец, мы при­хо­дим к неле­по­му пред­став­ле­нию о соот­но­ше­нии меж­ду тру­дом и сто­и­мо­стью: пер­вый воз­ни­ка­ет в про­цес­се обме­на, сто­и­мость же берет свое нача­ло в сфе­ре про­из­вод­ства (стр. 76 — 77).

Послед­ние выво­ды, при­пи­сы­ва­е­мые мне Шаб­сом, дей­стви­тель­но явля­ют­ся неле­пы­ми: нель­зя отно­сить абстракт­ный труд и сто­и­мость к двум раз­лич­ным фазам обще­ствен­но­го про­цес­са вос­про­из­вод­ства, как и неле­по отри­цать обще­ствен­ный харак­тер про­из­вод­ства. Но все эти неле­пые выво­ды явля­ют­ся исклю­чи­тель­но пло­дом фан­та­зии мое­го кри­ти­ка и никак не могут быть при­пи­са­ны мне.

Дей­стви­тель­но, нач­нем с пер­во­го, цен­траль­но­го, пунк­та обви­не­ния. Вер­но ли, что я рас­смат­ри­ваю про­цесс про­из­вод­ства без вся­ко­го отно­ше­ния к его обще­ствен­ной фор­ме? Доста­точ­но поста­вить этот вопрос, что­бы отве­тить на него отри­ца­тель­но. В сво­ей кни­ге я на каж­дой стра­ни­це под­чер­ки­ваю, что все явле­ния про­из­вод­ства изу­ча­ют­ся Марк­сом в той спе­ци­фи­че­ской обще­ствен­ной фор­ме, кото­рую они при­ни­ма­ют в товар­ном хозяй­стве. Но, не огра­ни­чи­ва­ясь этим общим поло­же­ни­ем, я даю ана­лиз спе­ци­фи­че­ской обще­ствен­ной фор­мы, отли­ча­ю­щей товар­ное хозяй­ство от дру­гих форм хозяй­ства. Этот ана­лиз обна­ру­жи­ва­ет, что товар­ное хозяй­ство не явля­ет­ся непо­сред­ствен­но обще­ствен­ным в том смыс­ле, что оно не регу­ли­ру­ет­ся непо­сред­ствен­но обще­ствен­ным орга­ном. «Связь обще­ствен­но­го тру­да суще­ству­ет в виде част­но­го обме­на инди­ви­ду­аль­ных про­дук­тов тру­да»[11]. С этой точ­ки зре­ния обмен высту­па­ет как опре­де­лен­ная соци­аль­ная фор­ма само­го про­цес­са про­из­вод­ства (пони­ма­е­мо­го в широ­ком смыс­ле сло­ва), вклю­чен­ная в про­цесс про­из­вод­ства и сооб­ща­ю­щая ему харак­тер товар­но­го про­из­вод­ства. Вне обме­на, пони­ма­е­мо­го в этом смыс­ле, т. е. в смыс­ле опре­де­лен­ной соци­аль­ной фор­мы про­из­вод­ства, не суще­ству­ет ни одна кате­го­рия марк­со­вой поли­ти­че­ской эко­но­мии, в том чис­ле кате­го­рий абстракт­но­го тру­да и сто­и­мо­сти.

Такая харак­те­ри­сти­ка обме­на явля­ет­ся обще­при­ня­той в марк­сист­ской лите­ра­ту­ре. Не гово­ря уже о самом Марк­се, мы най­дем такую же харак­те­ри­сти­ку обме­на у боль­шин­ства авто­ри­тет­ных пред­ста­ви­те­лей марк­сиз­ма. Пле­ха­нов, напри­мер, выска­зы­ва­ет­ся сле­ду­ю­щим обра­зом: «При бур­жу­аз­ном поряд­ке вещей про­из­во­ди­те­ли совер­шен­но неза­ви­си­мы один от дру­го­го. Сред­ства про­из­вод­ства состав­ля­ют част­ную соб­ствен­ность про­из­во­ди­те­лей, точ­но так же, как и изго­тов­ля­е­мые с их помо­щью про­дук­ты. При таком поло­же­нии дел обмен явля­ет­ся един­ствен­ной обще­ствен­ной свя­зью меж­ду про­из­во­ди­те­ля­ми»[12]. В таких же выра­же­ни­ях харак­те­ри­зу­ют роль обме­на Роза Люк­сем­бург и Гиль­фер­динг[13].

Впро­чем, зачем нам обра­щать­ся к пере­чис­лен­ным авто­ри­те­там марк­сиз­ма, когда мы можем сослать­ся на лицо, веро­ят­но, еще более авто­ри­тет­ное для Шаб­са. Речь идет о самом Шаб­се, кото­рый неод­но­крат­но вынуж­ден при­знать, что «обще­ствен­ное отно­ше­ние про­из­вод­ства в товар­ном обще­стве осу­ществ­ля­ет­ся посред­ством обме­на това­ра­ми» (стр. 82. Выде­ле­ние наше). Если обще­ствен­ное отно­ше­ние про­из­вод­ства осу­ществ­ля­ет­ся посред­ством обме­на, то, сле­до­ва­тель­но, про­из­вод­ство имен­но посред­ством обме­на при­об­ре­та­ет обще­ствен­ный харак­тер.

Если про­из­вод­ство, как вынуж­ден при­знать и сам Шабс, ста­но­вит­ся в товар­ном хозяй­стве обще­ствен­ным посред­ством обме­на, то оче­вид­но, что и труд ста­но­вит­ся обще­ствен­ным и абстракт­ным посред­ством обме­на. Так как пока мы рас­смат­ри­ва­ем обмен лишь как соци­аль­ную фор­му само­го про­цес­са вос­про­из­вод­ства, а не как отдель­ную фазу, пере­ме­жа­ю­щу­ю­ся с фазой непо­сред­ствен­но­го про­из­вод­ства, то при­ве­ден­ное нами поло­же­ние озна­ча­ет лишь, что при отсут­ствии обме­на как осо­бой соци­аль­ной фор­мы хозяй­ства нель­зя гово­рить о нали­чии того обще­ствен­но­го и абстракт­но­го тру­да, кото­рый, по уче­нию Марк­са, обра­зу­ет сто­и­мость. Имен­но это поло­же­ние я и под­чер­ки­вал с осо­бой силой в сво­их «Очер­ках», в про­ти­во­вес эко­но­ми­стам, кото­рые харак­те­ри­зо­ва­ли абстракт­ный труд исклю­чи­тель­но с физио­ло­ги­че­ской сто­ро­ны, игно­ри­руя его соци­аль­ный и исто­ри­че­ский харак­тер.

До сих пор мы гово­ри­ли, что труд не может при­об­ре­сти харак­те­ра абстракт­но­го тру­да при отсут­ствии обме­на, но мы еще не отве­ти­ли на сле­ду­ю­щий вопрос: при­об­ре­та­ет ли труд, пред­по­ла­гая нали­чие обме­на, т. е. товар­но­го хозяй­ства, харак­тер обще­ствен­но­го и абстракт­но­го тру­да уже в фазе непо­сред­ствен­но­го про­из­вод­ства или толь­ко в сле­ду­ю­щей за ним фазе обме­на? Раз мы рас­смат­ри­ва­ем обмен как соци­аль­ную фор­му само­го про­цес­са вос­про­из­вод­ства, то тем самым мы уже устра­ни­ли непро­хо­ди­мую про­пасть меж­ду фазой непо­сред­ствен­но­го про­из­вод­ства и фазой обме­на. С одной сто­ро­ны, явле­ния обме­на направ­ля­ют­ся и регу­ли­ру­ют­ся ходом про­цес­са про­из­вод­ства, с дру­гой сто­ро­ны, уже в фазе непо­сред­ствен­но­го про­из­вод­ства при­ни­ма­ет­ся во вни­ма­ние харак­тер про­дук­тов тру­да как сто­и­мо­стей, под­ле­жа­щих реа­ли­за­ции в фазе обме­на, а тем самым труд при­об­ре­та­ет чер­ты обще­ствен­но­го и абстракт­но­го тру­да. Одна­ко вза­и­мо­свя­зан­ность и вза­и­мо­вли­я­ние фазы непо­сред­ствен­но­го про­из­вод­ства и фазы обме­на, созда­вая извест­ные чер­ты сход­ства меж­ду ними, в то же вре­мя не уни­что­жа­ют их раз­ли­чия. В фазе непо­сред­ствен­но­го про­из­вод­ства харак­те­ри­сти­ка тру­да как обще­ствен­но­го и абстракт­но­го явля­ет­ся лишь пред­ва­ри­тель­ной, «иде­аль­ной», «скры­той», потен­ци­аль­ной харак­те­ри­сти­кой, кото­рая долж­на быть еще «осу­ществ­ле­на» или «реа­ли­зо­ва­на» в фазе обме­на. Если бы труд уже в фазе непо­сред­ствен­но­го про­из­вод­ства окон­ча­тель­но при­об­рел харак­тер тру­да обще­ствен­но­го, это зна­чи­ло бы, что он явля­ет­ся непо­сред­ствен­но обще­ствен­ным тру­дом, т. е. пере­ста­ет быть тру­дом част­ных това­ро­про­из­во­ди­те­лей. На деле, одна­ко, труд това­ро­про­из­во­ди­те­лей в фазе непо­сред­ствен­но­го про­из­вод­ства явля­ет­ся в первую оче­редь или непо­сред­ствен­но част­ным тру­дом, полу­чая в то же вре­мя «иде­аль­ную» обще­ствен­ную харак­те­ри­сти­ку, кото­рая окон­ча­тель­но закреп­ля­ет­ся за ним лишь в фазе обме­на. В фазе непо­сред­ствен­но­го про­из­вод­ства труд отли­ча­ет­ся и част­ным и обще­ствен­ным харак­те­ром, но част­ным тру­дом он явля­ет­ся непо­сред­ствен­но, в то вре­мя как харак­тер обще­ствен­но­го тру­да при­об­ре­та­ет­ся им лишь кос­вен­ным обра­зом, посколь­ку про­дукт его зара­нее про­из­ве­ден для обме­на и иде­аль­но при­рав­нен извест­ной сум­ме денег. Толь­ко дви­же­ние вос­про­из­ве­ден­но­го про­цес­са от фазы непо­сред­ствен­но­го про­из­вод­ства к фазе обме­на пре­вра­ща­ет товар в день­ги и «иде­аль­ный» обще­ствен­ный труд — в реаль­ный. Толь­ко в про­цес­се дви­же­ния раз­ре­ша­ют­ся диа­лек­ти­че­ские про­ти­во­ре­чия тру­да, харак­те­ри­зу­е­мо­го одно­вре­мен­но как част­ный и обще­ствен­ный труд.

Шабс, кото­рый столь любит щего­лять диа­лек­ти­кой и упре­ка­ет дру­гих в непо­ни­ма­нии ее, имен­но в дан­ном пунк­те сде­лал гру­бый и реша­ю­щий про­мах. Про­ти­во­ре­чие меж­ду обще­ствен­ным и част­ным тру­дом раз­ре­ша­ет­ся им в выс­шей сте­пе­ни про­сто. По его мне­нию, труд без­раз­лич­но — и в про­цес­се про­из­вод­ства, и в про­цес­се обме­на — отли­ча­ет­ся одним и тем же двой­ствен­ным харак­те­ром част­но­го и обще­ствен­но­го тру­да. «Тот же двой­ствен­ный харак­тер тру­да обос­но­ван как явле­ние, воз­ни­ка­ю­щее в двой­ствен­ном про­цес­се про­из­вод­ства и про­яв­ля­ю­ще­е­ся в том же двой­ствен­ном выра­же­нии в про­ти­во­ре­чи­вом двой­ствен­ном про­цес­се обме­на» (стр. 42). В про­сто­те душев­ной Шабс пола­га­ет, что выс­шая диа­лек­ти­че­ская пре­муд­рость заклю­ча­ет­ся в бес­ко­неч­ном повто­ре­нии сло­ва «двой­ствен­ный». Труд обла­да­ет «двой­ствен­ным» харак­те­ром част­но­го и обще­ствен­но­го тру­да как в сфе­ре про­из­вод­ства, так и в сфе­ре обме­на, — даль­ше это­го поло­же­ния Шабс не идет. Его мни­мая диа­лек­ти­ка огра­ни­чи­ва­ет­ся при­пи­сы­ва­ни­ем объ­ек­ту обо­их про­ти­во­ре­ча­щих друг дру­гу при­зна­ков, вме­сто того, что­бы изоб­ра­зить нам дви­же­ние про­цес­са, видо­из­ме­ня­ю­щее харак­тер каж­до­го из этих при­зна­ков, а тем самым и харак­тер объ­ек­та в целом. У Марк­са про­ти­во­ре­чие част­но­го и обще­ствен­но­го тру­да, как и про­чие диа­лек­ти­че­ские про­ти­во­ре­чия, раз­ре­ша­ет­ся толь­ко в про­цес­се дви­же­ния. Шабс же раз­ре­ша­ет их сло­вес­ным обра­зом, соеди­няя оба про­ти­во­ре­ча­щих друг дру­гу при­зна­ка и игно­ри­руя их изме­ня­ю­щий­ся харак­тер и меня­ю­ще­е­ся отно­ше­ние их друг к дру­гу.

Как видим, диа­лек­ти­ка сыг­ра­ла с Шаб­сом плохую шут­ку. В его неуме­лых руках она пере­ста­ла быть ору­ди­ем для позна­ния пол­но­го про­ти­во­ре­чий дви­же­ния про­цес­са товар­но­го про­из­вод­ства. Огра­ни­чи­ва­ясь бес­ко­неч­ным повто­ре­ни­ем утвер­жде­ния, что про­цесс про­из­вод­ства и труд носят одно­вре­мен­но част­ный и обще­ствен­ный харак­тер, Шабс отка­зал­ся от более точ­но­го ана­ли­за обще­ствен­ной фор­мы про­из­вод­ства в товар­ном хозяй­стве. Он заучил, не вник­нув в его смысл, поло­же­ние Марк­са о том, что сто­и­мость воз­ни­ка­ет в про­цес­се про­из­вод­ства, а не обме­на. На этом осно­ва­нии он счи­та­ет себя впра­ве игно­ри­ро­вать двой­ную роль обме­на в про­цес­се обра­зо­ва­ния абстракт­но­го тру­да и сто­и­мо­сти, а имен­но: 1) роль обме­на как соци­аль­ной фор­мы про­цес­са про­из­вод­ства, при отсут­ствии кото­рой нет ни абстракт­но­го тру­да, ни сто­и­мо­сти, и 2) роль обме­на как фазы про­цес­са вос­про­из­вод­ства, в кото­рой окон­ча­тель­но реа­ли­зу­ет­ся обще­ствен­ный и абстракт­ный харак­тер тру­да. Игно­ри­руя это двой­ное и важ­ное зна­че­ние обме­на в товар­ном хозяй­стве, Шабс совер­шен­но не в состо­я­нии понять при­ро­ду послед­не­го. В его изоб­ра­же­нии товар­ное про­из­вод­ство высту­па­ет как непо­сред­ствен­но обще­ствен­ное про­из­вод­ство и труд това­ро­про­из­во­ди­те­ля — как непо­сред­ствен­но обще­ствен­ный труд. Доста­точ­но Шаб­су про­честь в какой-нибудь кни­ге ука­за­ние на роль обме­на, что­бы, поте­ряв вся­кую спо­соб­ность к прак­ти­че­ско­му ана­ли­зу, бро­сить ее авто­ру упрек в неомер­кан­ти­лиз­ме, в игно­ри­ро­ва­нии роли про­из­вод­ства, в пре­уве­ли­че­нии роли обме­на и про­чих смерт­ных гре­хах. А если подоб­ная фра­за встре­ча­ет­ся у само­го Марк­са, Шабс не оста­нав­ли­ва­ет­ся ни перед каки­ми кри­во­тол­ко­ва­ни­я­ми и иска­же­ни­я­ми, что­бы осла­бить зна­че­ние слов Марк­са. При­ве­дем несколь­ко при­ме­ров.

Шабс бес­ко­неч­ное чис­ло раз при­во­дит мою фра­зу: «Абстракт­ный труд созда­ет­ся обме­ном» (см. мои «Очер­ки», 2‑е изда­ние, стр. 103). На этом осно­ва­нии он обви­ня­ет меня в том, что я рас­смат­ри­ваю труд в про­цес­се про­из­вод­ства исклю­чи­тель­но как кон­крет­ный, т. е. мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ский, труд. Но если бы Шабс при­вел фра­зу, кото­рая сле­ду­ет за цити­ро­ван­ной и с ней нераз­рыв­но свя­за­на, все его обви­не­ния раз­ле­те­лись бы, как кар­точ­ный домик. Сле­ду­ю­щая фра­за гла­сит: «Поэто­му по мере рас­ши­ре­ния рын­ка и сфе­ры обме­на, по мере втя­ги­ва­ния в него отдель­ных хозяйств и пре­вра­ще­ния их в еди­ное народ­ное, а впо­след­ствии и миро­вое хозяй­ство, про­ис­хо­дит уси­ле­ние тех харак­тер­ных осо­бен­но­стей тру­да, кото­рые мы обо­зна­ча­ем как абстракт­ный труд». Реко­мен­ду­ем чита­те­лю про­честь еще даль­ней­шие фра­зы на той же стр. 103 2‑го изда­ния наших «Очер­ков», что­бы убе­дить­ся, что в дан­ном слу­чае у нас речь идет об обмене исклю­чи­тель­но как о соци­аль­ной фор­ме про­цес­са про­из­вод­ства. Мы утвер­жда­ем, что абстракт­ный труд суще­ству­ет толь­ко при нали­чии обме­на, ина­че гово­ря, мено­во­го хозяй­ства или про­из­вод­ства, рас­счи­тан­но­го на обмен. Даже это бес­спор­ное для каж­до­го марк­си­ста поло­же­ние, — игно­ри­ру­е­мое, одна­ко, после­до­ва­тель­ны­ми сто­рон­ни­ка­ми физио­ло­ги­че­ско­го пони­ма­ния абстракт­но­го тру­да, — Шабс умуд­рил­ся сде­лать исход­ным пунк­том обви­не­ний про­тив меня.

Я в сво­их «Очер­ках» (стр. 96 — 97 2‑го изда­ния) цити­ро­вал извест­ную фра­зу Марк­са: «Так как про­из­во­ди­те­ли всту­па­ют в обще­ствен­ный кон­такт меж­ду собой лишь в обмене про­дук­та­ми сво­е­го тру­да, то и спе­ци­фи­че­ский обще­ствен­ный харак­тер их част­ных работ про­яв­ля­ет­ся толь­ко в рам­ках это­го обме­на». Каза­лось бы, что мож­но воз­ра­зить про­тив это­го бес­спор­но­го утвер­жде­ния Марк­са? Каза­лось бы, что и сам Шабс согла­ша­ет­ся с этим поло­же­ни­ем в сво­ей цити­ро­ван­ной выше фра­зе: «Обще­ствен­ное отно­ше­ние про­из­вод­ства в товар­ном обще­стве осу­ществ­ля­ет­ся посред­ством обме­на това­ра­ми». Но так как эта цита­та Марк­са под­твер­жда­ет выска­зан­ную мной мысль о роли обме­на, то Шабс счи­та­ет нуж­ным высту­пить про­тив поло­же­ния Марк­са. Пре­тен­дуя на роль наи­бо­лее орто­док­саль­но­го марк­си­ста, он дела­ет это, конеч­но, не пря­мо, а при помо­щи сле­ду­ю­ще­го хит­ро­ум­но­го спо­со­ба. Он заяв­ля­ет, что я непра­виль­но понял цити­ро­ван­ную фра­зу Марк­са, кото­рая может сму­щать «раз­ве толь­ко ум неза­тей­ли­во­го мета­фи­зи­ка да еще крайне непро­ни­ца­тель­но­го марк­сист­ско­го писа­те­ля» (стр. 58). Что­бы изба­вить нас от сму­ща­ю­ще­го соблаз­на, Шабс вели­ко­душ­но обе­ща­ет сам «занять­ся разъ­яс­не­ни­ем это­го поучи­тель­но­го отрыв­ка из «Капи­та­ла» (стр. 58).

После того, как Шабс с такой непод­ра­жа­е­мой раз­вяз­но­стью, — не поки­да­ю­щей его на всем про­тя­же­нии его книж­ки, от пер­вой строч­ки до послед­ней, — вклю­чил себя в чис­ло «про­ни­ца­тель­ных» марк­сист­ских писа­те­лей, мы с нетер­пе­ни­ем ожи­да­ем обе­щан­но­го им «разъ­яс­не­ния». В чем же оно заклю­ча­ет­ся? Ока­зы­ва­ет­ся, не более и не менее, что в при­ве­ден­ной фра­зе Маркс имел в виду не раз­ви­тое товар­ное хозяй­ство, а пер­во­быт­ную фор­му нераз­ви­то­го товар­но­го хозяй­ства, когда люди в виде обще­го пра­ви­ла про­из­во­ди­ли для соб­ствен­но­го потреб­ле­ния и обме­ни­ва­лись лишь излиш­ка­ми сво­их про­дук­тов (стр. 59 — 60). Толь­ко это пер­во­быт­ное хозяй­ство Маркс, по мне­нию Шаб­са, имел в виду, когда гово­рил, что обще­ствен­ный харак­тер част­ных работ про­яв­ля­ет­ся толь­ко в рам­ках обме­на. «Иное дело — в раз­ви­том товар­но-капи­та­ли­сти­че­ском обще­стве» (сло­ва Шаб­са на стр. 60), где, по мне­нию Шаб­са, труд явля­ет­ся обще­ствен­ным неза­ви­си­мо от обме­на.

Мы насто­я­тель­но про­сим чита­те­ля про­честь соот­вет­ству­ю­щие стра­ни­цы Марк­са (стр. 32, 33 «Капи­та­ла», изд. 1928 г.), что­бы убе­дить­ся, к каким неслы­хан­ным иска­же­ни­ям мыс­ли Марк­са вынуж­ден при­бе­гать Шабс для защи­ты сво­ей явно лож­ной пози­ции. При­ве­ден­ная цита­та Марк­са взя­та из раз­де­ла о товар­ном фети­шиз­ме, в кото­ром Маркс дает глу­бо­кий ана­лиз товар­но­го хозяй­ства, а Шабс хочет нас уве­рить, что выво­ды Марк­са отно­сят­ся не к товар­но­му хозяй­ству, а к пер­во­быт­но­му пери­о­ду нераз­ви­то­го обме­на. Какое дело Шаб­су, что Маркс в этом же абза­це гово­рит о вещ­ных отно­ше­ни­ях лиц и обще­ствен­ных отно­ше­ни­ях вещей, т. е. о фети­ши­за­ции обще­ствен­ных отно­ше­ний про­из­во­ди­те­лей, кото­рая име­ет место толь­ко в раз­ви­том товар­ном хозяй­стве.

Мы пола­га­ем, что одно­го при­ве­ден­но­го при­ме­ра доста­точ­но­го для харак­те­ри­сти­ки всей рабо­ты Шаб­са. Но наш автор решил пой­ти еще даль­ше. Пред­по­ло­жим, что в тол­ко­ва­нии при­ве­ден­ной фра­зы Шабс, «рас­суд­ку вопре­ки, напе­ре­кор сти­хи­ям», ока­зал­ся прав. Пред­по­ло­жим, что в дан­ном абза­це Маркс дей­стви­тель­но име­ет в виду пер­во­быт­ный пери­од нераз­ви­то­го обме­на и лишь в сле­ду­ю­щем абза­це, как это утвер­жда­ет Шабс, пере­хо­дит к раз­ви­то­му товар­но­му хозяй­ству. Но если мы не огра­ни­чим­ся этим вто­рым абза­цем, а перей­дем к тре­тье­му абза­цу, то в нача­ле его най­дем фра­зу Марк­са, цити­ро­ван­ную мной в «Очер­ках»: «Люди сопо­став­ля­ют друг с дру­гом про­дук­ты сво­е­го тру­да как сто­и­мо­сти не пото­му, что эти вещи явля­ют­ся для них лишь веще­ствен­ны­ми обо­лоч­ка­ми одно­род­но­го чело­ве­че­ско­го тру­да. Наобо­рот. При­рав­ни­вая друг дру­гу в обмене раз­но­род­ные про­дук­ты как сто­и­мо­сти, они тем самым при­рав­ни­ва­ют друг дру­гу свои раз­лич­ные рабо­ты как чело­ве­че­ский труд вооб­ще. Они не созна­ют это­го, но они это дела­ют» («Капи­тал», том I, стр. 33). Как видим, Маркс повто­ря­ет здесь опять ту же мысль, кото­рую он выска­зал рань­ше, а имен­но, что труд ста­но­вит­ся «рав­ным», а тем самым и обще­ствен­ным тру­дом лишь через посред­ство при­рав­ни­ва­ния про­дук­тов тру­да как сто­и­мо­стей. Маркс здесь опять опро­вер­га­ет Шаб­са. Но наш кри­тик не уны­ва­ет. Он уже нашел спо­соб отде­лы­вать­ся от непри­ят­ных для него утвер­жде­ний Марк­са: он объ­яв­ля­ет их отно­ся­щи­ми­ся к пер­во­быт­но­му пери­о­ду нераз­ви­то­го обме­на. Ничто­же сум­ня­ше­ся, Шабс при­ме­ня­ет этот спо­соб и к дан­ной цита­те из Марк­са. «Загад­ка раз­ре­ша­ет­ся про­сто, если пред­по­ло­жить, что Маркс и здесь имел в виду пер­во­быт­ный пери­од нераз­ви­то­го обме­на» (стр. 154 — 155).

Шабс довел свой спо­соб тол­ко­ва­ния Марк­са до абсур­да и поста­вил себя поис­ти­не в смеш­ное поло­же­ние. Мы долж­ны пове­рить ему на сло­во, что в пер­вом абза­це Маркс име­ет в виду пер­во­быт­ный пери­од нераз­ви­то­го обме­на, во вто­ром абза­це пере­хо­дит к раз­ви­то­му товар­но­му хозяй­ству, а в тре­тьем абза­це поче­му-то опять воз­вра­ща­ет­ся к пер­во­быт­но­му пери­о­ду нераз­ви­то­го обме­на. И все эти шата­ния Маркс про­де­лы­ва­ет толь­ко для того, что­бы дать воз­мож­ность Шаб­су как-нибудь выбрать­ся из тех про­ти­во­ре­чий, в кото­рых он бес­по­мощ­но пута­ет­ся.

Неле­пость при­ве­ден­но­го тол­ко­ва­ния Шаб­са бро­са­ет­ся в гла­за. В поль­зу сво­е­го утвер­жде­ния Шабс не может при­ве­сти ника­ких дока­за­тельств, он наси­лу­ет мысль Марк­са и бес­по­щад­но режет его живой текст на отдель­ные фра­зы, в кото­рые вкла­ды­ва­ет про­из­воль­ный смысл вопре­ки их пря­мо­му зна­че­нию. И после это­го он еще име­ет сме­лость бро­сать сво­им про­тив­ни­кам упрек в том, что они буд­то бы выры­ва­ют из тек­ста Марк­са отдель­ные фра­зы, на кото­рых стро­ят целые тео­рии.

При­ве­ден­ное тол­ко­ва­ние Шаб­са не нахо­дит себе ника­кой опо­ры в тек­сте Марк­са. Но поми­мо это­го, мы можем при­ве­сти пря­мое дока­за­тель­ство его лож­но­сти. Послед­няя цити­ро­ван­ная фра­за име­ла в пер­вом изда­нии «Капи­та­ла» совер­шен­но про­ти­во­по­лож­ный смысл и гла­си­ла так: «Если люди отно­сят свои про­дук­ты друг к дру­гу как сто­и­мо­сти постоль­ку, посколь­ку эти вещи явля­ют­ся для них лишь веще­ствен­ны­ми обо­лоч­ка­ми одно­род­но­го чело­ве­че­ско­го тру­да», и т. д. («Kapital», В. I, 1867, S. 38). Во вто­ром изда­нии «Капи­та­ла» Маркс совер­шен­но изме­нил смысл этой фра­зы, с оче­вид­ным наме­ре­ни­ем под­черк­нуть, что при­рав­ни­ва­ние тру­да про­ис­хо­дит в товар­ном хозяй­стве толь­ко через при­рав­не­ние вещей. Как же теперь выпу­та­ет­ся Шабс из сво­е­го затруд­ни­тель­но­го поло­же­ния? Неуже­ли он решит­ся утвер­ждать, что в пер­вом изда­нии Маркс в при­ве­ден­ной фра­зе имел в виду раз­ви­тое товар­ное хозяй­ство, а во вто­ром изда­нии гово­рит в той же фра­зе о пер­во­быт­ном пери­о­де нераз­ви­то­го обме­на?

Мы уже убе­ди­лись, в какой мере лег­ко­мыс­лен­ным явля­ет­ся утвер­жде­ние Шаб­са, соглас­но кото­ро­му «нигде мы не нахо­дим у Марк­са той мыс­ли, что абстракт­ный труд воз­ни­ка­ет из таин­ства акта при­рав­ни­ва­ния вещей»[14] (стр. 85). Попыт­ка Шаб­са отне­сти при­ве­ден­ные выше сло­ва Марк­са к пер­во­быт­но­му пери­о­ду нераз­ви­то­го обме­на не уда­лась. Чита­тель, мало-маль­ски зна­ко­мый с Марк­сом, зна­ет, что при­ве­ден­ные фра­зы Марк­са явля­ют­ся в выс­шей сте­пе­ни харак­тер­ны­ми для всей его кон­цеп­ции и могут быть под­твер­жде­ны обиль­ным чис­лом дру­гих цитат. К сча­стью для Марк­са, Шабс об этом не дога­ды­ва­ет­ся: в про­тив­ном слу­чае он, пожа­луй, объ­явил бы, что вся марк­со­ва тео­рия сто­и­мо­сти отно­сит­ся толь­ко к пер­во­быт­но­му пери­о­ду нераз­ви­то­го обме­на. Но, к сча­стью для Шаб­са, дела обсто­ит имен­но так, как я ука­зы­вал в сво­их «Очер­ках»: Маркс не уста­ет повто­рять, — и мож­но толь­ко удив­лять­ся, что такой про­ни­ца­тель­ный марк­сист­ский писа­тель», как Шабс, это­го не заме­тил, — что толь­ко обмен пре­вра­ща­ет «скры­тый» обще­ствен­ный труд в дей­стви­тель­ный обще­ствен­ный труд. В фазе непо­сред­ствен­но­го про­из­вод­ства труд еще не явля­ет­ся непо­сред­ствен­но обще­ствен­ным. Он явля­ет­ся в первую оче­редь или непо­сред­ствен­но тру­дом част­ным и дол­жен еще про­де­лать длин­ный и труд­ный «обход­ный путь» (auf Umwege — как выра­жа­ет­ся Маркс в «Кри­ти­ке Гот­ской про­грам­мы»), что­бы пре­вра­тить­ся в дей­стви­тель­ный обще­ствен­ный труд.

Это поло­же­ние, отста­и­ва­е­мое нами в «Очер­ках», вызва­ло наи­бо­лее рез­кие напад­ки со сто­ро­ны Шаб­са. Но, как мы виде­ли, это поло­же­ние необ­хо­ди­мо выте­ка­ет из все­го уче­ния Марк­са о неор­га­ни­зо­ван­ном харак­те­ре товар­но­го хозяй­ства и под­твер­жда­ет­ся мно­же­ством цитат из Марк­са. Более того, это поло­же­ние ста­ло уже сво­е­го рода трю­из­мом в марк­сист­ской лите­ра­ту­ре, и толь­ко пол­ным незна­ком­ством с послед­ней мож­но было бы объ­яс­нить тот стран­ный факт, что Шабс счел нуж­ным имен­но это поло­же­ние избрать глав­ной мише­нью для сво­их напа­док. Для под­твер­жде­ния ска­зан­но­го при­ве­дем несколь­ко цитат из работ извест­ных марк­си­стов. Роза Люк­сем­бург пишет: «Рань­ше (в орга­ни­зо­ван­ном хозяй­стве. — И. Р.) каж­дая пара сапог, кото­рую изго­тов­лял наш сапож­ник, уже зара­нее на колод­ке пред­став­ля­ла собой непо­сред­ствен­но обще­ствен­ный труд. Теперь его сапо­ги пред­став­ля­ют, в первую голо­ву, част­ный труд, кото­рый нико­го не каса­ет­ся. Затем лишь эти сапо­ги на товар­ном рын­ке про­се­и­ва­ют­ся, и лишь посколь­ку их берут в обмен, затра­чен­ный на них труд сапож­ни­ка при­зна­ет­ся обще­ствен­ным тру­дом»[15]. «В каче­стве част­но­го лица он (сапож­ник) не явля­ет­ся чле­ном обще­ства, и его труд как част­ный труд еще не явля­ет­ся обще­ствен­ным… Каж­дая выме­нен­ная пара сапог дела­ет его чле­ном обще­ства, и каж­дая непро­дан­ная пара сапог сно­ва исклю­ча­ет его из рядов обще­ства… Это не посто­ян­ная связь, а непре­рыв­но воз­об­нов­ля­е­мая и вновь рас­па­да­ю­ща­я­ся»[16]. Точ­но так же р. Гиль­фер­динг ука­зы­ва­ет, что товар­ное хозяй­ство «рас­па­да­ет­ся на неза­ви­си­мых друг от дру­га инди­ви­ду­у­мов, про­из­вод­ство кото­рых явля­ет­ся уже не обще­ствен­ным, а их част­ным делом»[17]. В товар­ном хозяй­стве «труд отдель­но­го инди­ви­ду­у­ма есть преж­де все­го про­сто его инди­ви­ду­аль­ная рабо­та, выте­ка­ю­щая из его инди­ви­ду­аль­ной воли, — част­ный труд, не обще­ствен­ный труд»[18]. Если Шабс так жесто­ко напа­да­ет на мое утвер­жде­ние, что в товар­ном хозяй­стве, в отли­чие от орга­ни­зо­ван­но­го хозяй­ства, труд не явля­ет­ся непо­сред­ствен­но обще­ствен­ным тру­дом, то ему сле­до­ва­ло бы напра­вить свои стре­лы преж­де все­го про­тив Марк­са, Гиль­фер­дин­га, Розы Люк­сем­бург и про­чих марк­си­стов, отста­и­вав­ших тот же взгляд. Если я утвер­ждаю, что в фазе непо­сред­ствен­но­го про­из­вод­ства труд явля­ет­ся непо­сред­ствен­но част­ным и лишь «потен­ци­аль­но» обще­ствен­ным, то из это­го нико­им обра­зом не сле­ду­ет, что я рас­смат­ри­ваю про­цесс про­из­вод­ства исклю­чи­тель­но с мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ской сто­ро­ны, вне его обще­ствен­ной фор­мы. Это неле­пое обви­не­ние Шаб­са объ­яс­ня­ет­ся тем, что он совер­шен­но не понял, что озна­ча­ет сло­во «част­ный» у Марк­са. Шабс допус­ка­ет гру­бую ошиб­ку, отож­деств­ляя част­ный труд с мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ским, кон­крет­ным тру­дом. На стр. 63 он пишет: «Утвер­жде­ние, что «пока това­ро­про­из­во­ди­тель занят сво­им кон­крет­ным тру­дом, послед­ний пред­став­ля­ет труд част­ный», озна­ча­ет не что иное, как то, что в про­цес­се тру­да, в про­из­вод­стве, про­яв­ля­ет­ся лишь отно­ше­ние чело­ве­ка к вещи» (Выде­ле­ние наше всю­ду, где не ого­во­ре­но обрат­ное). Это отож­деств­ле­ние част­но­го тру­да с мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ским про­хо­дит крас­ной нитью через все рас­суж­де­ния Шаб­са. На стр. 25 он при­пи­сы­ва­ет мне «пре­вра­ще­ние про­из­вод­ства в сфе­ру гос­под­ства част­но­го отно­ше­ния про­из­во­ди­те­ля к мате­ри­аль­ной про­из­вод­ствен­ной сре­де, без вся­ко­го отно­ше­ния к обще­ствен­ным усло­ви­ям про­цес­са». На стр. 77 гово­рит­ся о про­из­вод­стве, пони­ма­е­мом «одно­сто­ронне, как сфе­ра гос­под­ства част­но­го отно­ше­ния чело­ве­ка к его про­из­во­ди­тель­ной функ­ции» (Выде­ле­ние наше).

Если част­ный труд отож­деств­ля­ет­ся с мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ским, то утвер­жде­ние, что труд в фазе непо­сред­ствен­но­го про­из­вод­ства явля­ет­ся непо­сред­ствен­но част­ным тру­дом, может быть истол­ко­ва­но в том смыс­ле, что труд рас­смат­ри­ва­ет­ся исклю­чи­тель­но с мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ской сто­ро­ны, вне отно­ше­ния к его обще­ствен­ной фор­ме. Но мало-маль­ски под­го­тов­лен­но­му чита­те­лю долж­но быть извест­но, что у Марк­са тер­мин «част­ный» (private) труд не име­ет ниче­го обще­го с мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ским тру­дом и уже заклю­ча­ет в себе ука­за­ние на обще­ствен­ную фор­му тру­да, орга­ни­зо­ван­но­го в виде товар­но­го хозяй­ства. Если я гово­рю, что труд явля­ет­ся «част­ным», то я уже утвер­ждаю, что он орга­ни­зо­ван в опре­де­лен­ной обще­ствен­ной фор­ме. Но эта обще­ствен­ная фор­ма тру­да в товар­ном хозяй­стве, в отли­чие от обще­ствен­ной фор­мы его в соци­а­ли­сти­че­ском хозяй­стве, заклю­ча­ет­ся как раз в том, что труд в сво­ей кон­крет­ной фор­ме еще не вклю­чен зара­нее в сово­куп­ность обще­ствен­но­го тру­да и в этом смыс­ле еще не явля­ет­ся «обще­ствен­ным» тру­дом. Труд име­ет опре­де­лен­ную обще­ствен­ную фор­му, но еще не явля­ет­ся непо­сред­ствен­но обще­ствен­ным тру­дом[19].

Толь­ко бла­го­да­ря гру­бой пута­ни­це поня­тий и тер­ми­нов Шабс мог прий­ти к утвер­жде­нию, что я рас­смат­ри­ваю про­цесс про­из­вод­ства вне его обще­ствен­ной фор­мы. В свя­зи с этим он выстав­ля­ет про­тив меня целый ряд упре­ков, кото­рые доста­точ­но толь­ко про­ци­ти­ро­вать: в опро­вер­же­ни­ях они не нуж­да­ют­ся. На стр. 77 Шабс пишет: «Бли­жай­шее озна­ком­ле­ние с пони­ма­ни­ем марк­со­вых поло­же­ний Руби­ным пока­за­ло, что, по мне­нию послед­не­го, про­цесс тру­да рас­смат­ри­ва­ет­ся яко­бы Марк­сом толь­ко лишь как тех­ни­че­ский про­цесс». На стр. 127 — 128 мы чита­ем: «В ито­ге мы можем кон­ста­ти­ро­вать извра­ще­ние тео­рии сто­и­мо­сти Марк­са в двух основ­ных пунк­тах: 1) лож­но истол­ко­ва­но марк­со­во пони­ма­ние сто­и­мо­сти допу­ще­ни­ем суще­ство­ва­ния послед­ней как логи­че­ской кате­го­рии, наря­ду с ее исто­ри­че­ским про­то­ти­пом. 2) Обще­ствен­ное содер­жа­ние сто­и­мо­сти сплошь и рядом отож­деств­ля­ет­ся с веще­ствен­ным, мате­ри­аль­ным носи­те­лем это­го содер­жа­ния —сто­и­мость иден­ти­фи­ци­ро­ва­на с потре­би­тель­ной сто­и­мо­стью». Как видим, меня обви­ня­ют как раз в тех ошиб­ках, про­тив кото­рых я вел реши­тель­ную борь­бу в сво­их «Очер­ках». Я дока­зы­вал, что Маркс изу­ча­ет про­из­вод­ствен­ные отно­ше­ния людей, а не мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ский про­цесс про­из­вод­ства. Имен­но на этом осно­ва­нии неко­то­рые кри­ти­ки неспра­вед­ли­во упре­ка­ли меня в игно­ри­ро­ва­нии послед­не­го; теперь Шабс бро­са­ет мне упрек про­ти­во­по­лож­но­го харак­те­ра. Я в сво­ей кни­ге, в пол­ном согла­сии с тек­стом Марк­са, про­во­дил рез­кую грань меж­ду сто­и­мо­стью и потре­би­тель­ной сто­и­мо­стью; я под­чер­ки­вал исто­ри­че­ский харак­тер кате­го­рии сто­и­мо­сти и отвер­гал, как ненуж­ное, так назы­ва­е­мое логи­че­ское поня­тие сто­и­мо­сти. Теперь же Шабс пате­ти­че­ски вос­кли­ца­ет: «Что же вер­но в утвер­жде­ни­ях Руби­на, что суще­ству­ет сто­и­мость в двух раз­но­вид­но­стях — сто­и­мость физио­ло­ги­че­ская, напри­мер, и сто­и­мость социо­ло­ги­че­ская, т. е. как логи­че­ская и исто­ри­че­ская кате­го­рии» (стр. 121 — 122)? Уже зара­нее мож­но пред­по­ло­жить, что подоб­ные обви­не­ния явля­ют­ся, выра­жа­ясь изыс­кан­ным сти­лем Шаб­са, «наив­ны­ми, вуль­гар­ны­ми и неле­пы­ми».

Дей­стви­тель­но, на чем зиждет­ся упрек в при­зна­нии логи­че­ской кате­го­рии сто­и­мо­сти? Автор цити­ру­ет мои сло­ва, что без «фор­мы сто­и­мо­сти сто­и­мость пре­вра­ща­ет­ся в логи­че­скую кате­го­рию» (стр. 121 книж­ки Шаб­са). Доста­точ­но про­честь пол­но­стью соот­вет­ству­ю­щее место из моих «Очер­ков», что­бы убе­дить­ся, в какой мере наш кри­тик иска­жа­ет мысль сво­е­го про­тив­ни­ка. На стр. 86 «Очер­ков» (2‑е изда­ние) чита­ем: «Без «фор­мы сто­и­мо­сти» сама «сто­и­мость» пре­вра­ща­ет­ся про­сто в тру­до­вую затра­ту, в логи­че­скую кате­го­рию. А меж­ду тем Маркс посто­ян­но напо­ми­на­ет, что сто­и­мость — кате­го­рия исто­ри­че­ская, и тру­до­вая затра­та вне опре­де­лен­ной обще­ствен­ной «товар­ной фор­мы» или что, как мы виде­ли, то же — «фор­мы сто­и­мо­сти», ника­кой сто­и­мо­сти не созда­ет. Все эти про­ти­во­ре­чия исче­за­ют, если мы при­зна­ем, что по Марк­су сто­и­мость создаст­ся толь­ко един­ством ее содер­жа­ния и фор­мы, т. е. тру­до­вых затрат и товар­ной фор­мы хозяй­ства, что и при ана­ли­зе тру­да он посто­ян­но пред­по­ла­га­ет опре­де­лен­ную «обще­ствен­ную фор­му тру­да». На преды­ду­щей стр. — 85 — я писал: «Без «фор­мы сто­и­мо­сти» не суще­ству­ет к «сто­и­мо­сти» в под­лин­ном смыс­ле сло­ва, а оста­ет­ся толь­ко «сто­и­мость» в услов­ном смыс­ле тру­до­вой затра­ты, лишен­ной вся­кой обще­ствен­ной фор­мы и свой­ствен­ной всем исто­ри­че­ским эпо­хам».

Доста­точ­но про­честь эти цита­ты, что­бы убе­дить­ся, что я явля­юсь не сто­рон­ни­ком, а имен­но про­тив­ни­ком так назы­ва­е­мо­го «логи­че­ско­го» пони­ма­ния сто­и­мо­сти. Я ука­зы­ваю, что отож­деств­ле­ние сто­и­мо­сти с тру­до­вой затра­той, взя­той вне ее обще­ствен­ной фор­мы, пре­вра­ща­ет сто­и­мость из исто­ри­че­ской кате­го­рии в логи­че­скую, и имен­но поэто­му долж­но быть при­зна­но непра­виль­ным.

Пол­ная необос­но­ван­ность выдви­ну­тых Шаб­сом обви­не­ний обна­ру­жи­ва­ет одну харак­тер­ную осо­бен­ность наше­го кри­ти­ка. Вме­сто того, что­бы вник­нуть в смысл кри­ти­ку­е­мых им поло­же­ний и разо­брать их во всей их сово­куп­но­сти и в их внут­рен­ней свя­зи, он пред­по­чи­та­ет выры­вать из тек­ста кри­ти­ку­е­мо­го авто­ра даже не отдель­ные фра­зы, а кусоч­ки фраз и отдель­ные сло­веч­ки. Этим вырван­ным из тек­ста сло­вам и фра­зам наш кри­тик при­пи­сы­ва­ет совер­шен­но про­из­воль­ный смысл, часто совер­шен­но про­ти­во­по­лож­ный тому смыс­лу, в кото­ром они упо­треб­ля­ют­ся у авто­ра, при помо­щи это­го про­из­воль­но­го тол­ко­ва­ния он стро­ит неле­пое поло­же­ние, а из послед­не­го с достой­ной луч­ше­го при­ме­не­ния после­до­ва­тель­но­стью выво­дит целый ряд неле­пых выво­дов. И вме­сто того, что­бы во всей этой сово­куп­но­сти неле­по­стей уви­деть кру­ше­ние сво­е­го «кри­ти­че­ско­го» мето­да, он при­пи­сы­ва­ет эти неле­по­сти кри­ти­ку­е­мо­му авто­ру. Доста­точ­но Шаб­су встре­тить у сво­е­го про­тив­ни­ка ука­за­ние на роль обме­на, что­бы обви­нить его в игно­ри­ро­ва­нии обще­ствен­ной фор­мы про­цес­са про­из­вод­ства. Доста­точ­но ему про­честь ука­за­ние на зави­си­мость про­цес­са дви­же­ния сто­и­мо­стей от мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ско­го про­цес­са про­из­вод­ства, что­бы бро­сить обви­не­ние в сме­ше­нии сто­и­мо­сти с потре­би­тель­ной сто­и­мо­стью. По-види­мо­му, Шабс дума­ет, что мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ская и соци­аль­ная сто­ро­ны про­цес­са про­из­вод­ства пред­став­ля­ют собой не более, как два одно­вре­мен­но и парал­лель­но про­те­ка­ю­щих ряда явле­ний, меж­ду кото­ры­ми отсут­ству­ет при­чин­ная связь. По-види­мо­му, тако­го рода парал­ле­лизм он при­пи­сы­ва­ет Марк­су, при­бав­ляя: «Рубин же, наобо­рот, уста­нав­ли­ва­ет «тес­ную связь» меж­ду «про­цес­сом про­из­вод­ства мате­ри­аль­ных благ как тако­вым» и «обще­ствен­ной фор­мой», опре­де­ля­ет мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ское содер­жа­ние как тако­вое — в каче­стве соци­аль­но­го содер­жа­ния товар­ной фор­мы, отож­деств­ля­ет потре­би­тель­ную сто­и­мость со сто­и­мо­стью, сме­ши­ва­ет тех­ни­че­ское с соци­аль­ным, физи­че­ское с исто­ри­че­ским» (стр. 66). Насколь­ко непра­виль­но утвер­жде­ние, что я отож­деств­ляю мате­ри­аль­ный про­цесс про­из­вод­ства с его обще­ствен­ной фор­мой, настоль­ко вер­но, что я при­знаю меж­ду ними «тес­ную связь». Шабс скло­нен отри­цать нали­чие этой «тес­ной свя­зи» и в под­твер­жде­ние сво­е­го взгля­да ссы­ла­ет­ся на Марк­са: «Маркс здесь ни на йоту не отсту­па­ет от сво­е­го основ­но­го взгля­да, что «како­ва бы ни была обще­ствен­ная фор­ма богат­ства, потре­би­тель­ные цен­но­сти обла­да­ют все­гда сво­ей соб­ствен­ной сущ­но­стью, совер­шен­но неза­ви­си­мой от этой фор­мы» (стр. 66. Выде­ле­ние Шаб­са). Эту фра­зу Марк­са, взя­тую из рус­ско­го пере­во­да «Кри­ти­ки поли­ти­че­ской эко­но­мии», Шабс про­ти­во­по­став­ля­ет мое­му утвер­жде­нию о суще­ство­ва­нии «тес­ной свя­зи» меж­ду мате­ри­аль­ным про­цес­сом про­из­вод­ства и его обще­ствен­ной фор­мой.

Из этой фра­зы Шабс, по-види­мо­му, хочет сде­лать вывод, что мате­ри­аль­ный про­цесс про­из­вод­ства и его обще­ствен­ная фор­ма «совер­шен­но неза­ви­си­мы» друг от дру­га. Но каза­лось бы, что это поло­же­ние пря­мо про­ти­во­ре­чит основ­но­му поло­же­нию Марк­са о тес­ней­шей свя­зи меж­ду раз­ви­ти­ем про­из­во­ди­тель­ных сил и изме­не­ни­ем про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний людей. Каза­лось бы, что Шабс, преж­де чем выста­вить поло­же­ние, рез­ко про­ти­во­ре­ча­щее азбу­ке марк­сиз­ма, обя­зан был про­ве­рить, пра­виль­но ли пере­ве­де­на на рус­ский язык цити­ро­ван­ная фра­за Марк­са. И тогда Шабс убе­дил­ся бы, что он про­сто-напро­сто сде­лал­ся жерт­вой неточ­но­го пере­во­да. При­ве­ден­ная фра­за име­ет у Марк­са в под­лин­ни­ке сле­ду­ю­щий вид: «Како­ва бы ни была обще­ствен­ная фор­ма богат­ства, потре­би­тель­ные сто­и­мо­сти обра­зу­ют все­гда его содер­жа­ние, пер­во­на­чаль­но (zunächst) без­раз­лич­ное к этой фор­ме» («Kritik der politischen Oekonomie», 1907, S. 2). Фра­за Марк­са озна­ча­ет, что «пер­во­на­чаль­но», на пер­вой сту­пе­ни ана­ли­за, мы рас­смат­ри­ва­ем обще­ствен­ную фор­му богат­ства отдель­но от его мате­ри­аль­но­го содер­жа­ния. Мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ский про­цесс про­из­вод­ства не состав­ля­ет под­лин­но­го объ­ек­та эко­но­ми­че­ско­го иссле­до­ва­ния, но явля­ет­ся все­гда пред­по­сыл­кой послед­не­го. Конеч­ная цель нашей нау­ки заклю­ча­ет­ся имен­но в том, что­бы открыть тес­ную «при­чин­ную связь» меж­ду мате­ри­аль­ным про­цес­сом про­из­вод­ства и его обще­ствен­ной фор­мой.

Как видим, Шабс скло­нен отри­цать тес­ную связь меж­ду мате­ри­аль­ным про­цес­сом про­из­вод­ства и его обще­ствен­ной фор­мой. Толь­ко этим, веро­ят­но, мож­но объ­яс­нить один пункт его кри­ти­ки, кото­рый ниче­го кро­ме удив­ле­ния вызвать не может. Шабс кри­ти­ку­ет мое утвер­жде­ние о зави­си­мо­сти вели­чи­ны сто­и­мо­сти от уров­ня раз­ви­тия про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да. Цити­руя мое утвер­жде­ние, что «вели­чи­на сто­и­мо­сти опре­де­ля­ет­ся тру­дом, про­цес­сом про­из­вод­ства, раз­ви­ти­ем про­из­во­ди­тель­ных сил» («Очер­ки», 2‑е изда­ние, стр. 88), Шабс при­хо­дит к выво­ду, что я отож­деств­ляю про­из­во­ди­тель­ную силу тру­да с самим тру­дом, обра­зу­ю­щим сто­и­мость. А так как Маркс отно­сит про­из­во­ди­тель­ную силу к кон­крет­но­му тру­ду, то оче­вид­но, что я сме­ши­ваю кон­крет­ный труд с абстракт­ным и т. д. (стр. 69 — 74). Вме­сто того, что­бы, по сво­е­му обык­но­ве­нию, нагро­мож­дать одну неле­пость на дру­гую, Шабс дол­жен был бы обра­тить­ся к XVI гла­ве моих «Очер­ков», где я выяс­няю зави­си­мость изме­не­ний вели­чи­ны сто­и­мо­сти от роста про­из­во­ди­тель­ной силы тру­да. На стр. 130 — 131 «Очер­ков» Шабс мог бы про­честь: «Рост про­из­во­ди­тель­ной силы тру­да в дан­ной отрас­ли про­из­вод­ства, изме­няя усло­вия рав­но­ве­сия ее с про­чи­ми отрас­ля­ми, изме­ня­ет вели­чи­ну обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да и рыноч­ной сто­и­мо­сти. «Рабо­чее вре­мя изме­ня­ет­ся с каж­дым изме­не­ни­ем про­из­во­ди­тель­ной силы тру­да» («Капи­тал», том I, стр. 5). «Чем боль­ше про­из­во­ди­тель­ная сила тру­да, тем мень­ше рабо­чее вре­мя, необ­хо­ди­мое для изго­тов­ле­ния извест­но­го това­ра, тем мень­ше кри­стал­ли­зо­ван­ная в нем мас­са тру­да, тем мень­ше его сто­и­мость. Наобо­рот, чем мень­ше про­из­во­ди­тель­ная сила тру­да, тем боль­ше рабо­чее вре­мя, необ­хо­ди­мое для изго­тов­ле­ния това­ра, тем боль­ше его сто­и­мость» («Капи­тал», том I, стр. 5, 6). В марк­со­вой тео­рии поня­тие обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да тес­но свя­за­но с поня­ти­ем про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да. В товар­ном хозяй­стве раз­ви­тие про­из­во­ди­тель­ных сил нахо­дят свое эко­но­ми­че­ское выра­же­ние в изме­не­нии обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да и опре­де­ля­е­мой им рыноч­ной сто­и­мо­сти» («Очер­ки», стр. 130 — 131). Что, каза­лось бы, мож­но выра­зить про­тив это­го утвер­жде­ния, точ­но повто­ря­ю­ще­го мыс­ли Марк­са и раз­де­ля­е­мо­го все­ми без исклю­че­ния марк­си­ста­ми? Но наш кри­тик умуд­ря­ет­ся спо­рить и про­тив это­го поло­же­ния.

Воз­ра­же­ния Шаб­са сво­дят­ся к сле­ду­ю­ще­му. Соглас­но уче­нию Марк­са, дан­ное коли­че­ство тру­да (напри­мер, вось­ми­ча­со­вой труд) про­из­во­дит все­гда одну и ту же сум­му сто­и­мо­стей, неза­ви­си­мо от сте­пе­ни раз­ви­тия про­из­во­ди­тель­но­сти это­го тру­да. Рост про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да не сопро­вож­да­ет­ся ростом сум­мы сто­и­мо­стей, про­из­во­ди­мых дан­ным коли­че­ством тру­да. «В этом несо­от­вет­ствии дви­же­ния обо­их фак­то­ров, в отста­ва­нии роста вели­чи­ны сто­и­мо­сти от раз­ви­тия про­из­во­ди­тель­ных сил нахо­дит свое наи­бо­лее общее выра­же­ние то основ­ное про­ти­во­ре­чие, кото­рое при­су­ще товар­но-капи­та­ли­сти­че­ской систе­ме» (стр. 72. Выде­ле­ние наше). А так как я при­знаю, что вели­чи­на сто­и­мо­сти изме­ня­ет­ся в соот­вет­ствии с изме­не­ни­я­ми про­из­во­ди­тель­ной силы тру­да, то оче­вид­но, что я пови­нен в смерт­ном гре­хе игно­ри­ро­ва­ния про­ти­во­ре­чий товар­но-капи­та­ли­сти­че­ско­го хозяй­ства. «Свое окон­ча­тель­ное гре­хо­па­де­ние Рубин совер­ша­ет в сво­ем отож­деств­ле­нии про­из­во­ди­тель­ной силы с тру­дом по их отно­ше­нию к обра­зо­ва­нию сто­и­мо­сти» (стр. 175).

Здесь что ни сло­во, то пута­ни­ца, и при­том пута­ни­ца столь эле­мен­тар­ная и гру­бая, какой мы не мог­ли ожи­дать даже от наше­го кри­ти­ка. Если бы я утвер­ждал, что с уве­ли­че­ни­ем про­из­во­ди­тель­ной силы тру­да вдвое общая сум­ма сто­и­мо­стей, про­из­ве­ден­ных дан­ным коли­че­ством тру­да (напри­мер, вось­ми­ча­со­вым тру­дом), тоже уве­ли­чи­лась вдвое, я погре­шил бы про­тив тео­рии сто­и­мо­сти Марк­са. Но ведь я, в пол­ном согла­сии с Марк­сом и со все­ми без исклю­че­ния марк­си­ста­ми, утвер­ждаю нечто совер­шен­но дру­гое, — я гово­рю, что с уве­ли­че­ни­ем про­из­во­ди­тель­ной силы тру­да вдвое сто­и­мость каж­дой еди­ни­цы про­дук­та, про­из­ве­ден­но­го дан­ным коли­че­ством тру­да, пони­жа­ет­ся вдвое. Послед­нее утвер­жде­ние пря­мо про­ти­во­по­лож­но пер­во­му, ибо наш вывод о пони­же­нии сто­и­мо­сти каж­дой еди­ни­цы про­дук­та, оче­вид­но, пред­по­ла­га­ет, что общая сум­ма сто­и­мо­стей, про­из­ве­ден­ных дан­ным коли­че­ством тру­да, оста­лась без изме­не­ния. Поло­же­ние Марк­са о том, что дан­ное коли­че­ство тру­да про­из­во­дит все­гда одну и ту же общую сум­му сто­и­мо­стей, и его же поло­же­ние о том, что сто­и­мость каж­дой еди­ни­цы про­дук­та изме­ня­ет­ся обрат­но-про­пор­ци­о­наль­но изме­не­нию про­из­во­ди­тель­ной силы тру­да, не толь­ко не про­ти­во­ре­чат друг дру­гу, как дума­ет Шабс, но нераз­рыв­но меж­ду собой свя­за­ны. Вто­рое поло­же­ние явля­ет­ся выво­дом из пер­во­го. Нуж­но, дей­стви­тель­но, обла­дать пол­ней­шей невин­но­стью насчет азбу­ки марк­сиз­ма, что­бы открыть «окон­ча­тель­ное гре­хо­па­де­ние» в при­зна­нии зави­си­мо­сти изме­не­ний вели­чи­ны сто­и­мо­сти от изме­не­ний про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да.

§ 2. Юридическая и экономическая концепции общества

Шабс любит гля­деть в корень вещей. Он не огра­ни­чи­ва­ет­ся тем, что вскры­ва­ет мою «мето­до­ло­ги­че­скую ошиб­ку», заклю­ча­ю­щу­ю­ся в мни­мом игно­ри­ро­ва­нии обще­ствен­ной фор­мы про­цес­са про­из­вод­ства и обще­ствен­но­го харак­те­ра тру­да в «сфе­ре про­из­вод­ства. Он хочет най­ти корень этой ошиб­ки. «Корень этой ошиб­ки кро­ет­ся, нам кажет­ся, в том, что исход­ным пунк­том для интер­пре­та­ции про­бле­мы авто­ру (Руби­ну) слу­жит не эко­но­ми­че­ская, а юри­ди­че­ская кон­цеп­ция обще­ства» (стр. 45).

Раз­ли­чие меж­ду обе­и­ми эти­ми кон­цеп­ци­я­ми Шабс фор­му­ли­ру­ет сле­ду­ю­щим обра­зом: «Пра­во­вая нау­ка, как извест­но, стро­ит поня­тие обще­ства как меха­ни­че­ской сово­куп­но­сти лич­но и мате­ри­аль­но неза­ви­си­мых субъ­ек­тов и выдви­га­ет волю инди­ви­да в каче­стве един­ствен­ной и уни­вер­саль­ной осно­вы отно­ше­ний в бур­жу­аз­ном обще­стве» (стр. 46). В про­ти­во­по­лож­ность это­му, с эко­но­ми­че­ской точ­ки зре­ния «товар­но-капи­та­ли­сти­че­ское обще­ство рас­смат­ри­ва­ет­ся как слож­ное орга­ни­че­ское един­ство, в кото­ром отдель­ные инди­ви­ды явля­ют­ся «орга­на­ми тру­да» вза­и­мо­свя­зан­но­го про­из­вод­ствен­но­го орга­низ­ма» (стр. 47). Шабс упре­ка­ет меня в том, что я буд­то бы исхо­жу имен­но из юри­ди­че­ской, а не из эко­но­ми­че­ской кон­цеп­ции обще­ства. Преж­де чем перей­ти к это­му вопро­су по суще­ству, мы долж­ны оста­но­вить­ся на при­ве­ден­ной харак­те­ри­сти­ке обе­их кон­цеп­ций обще­ства.

Наш автор охот­но упре­ка­ет сво­их про­тив­ни­ков в непо­ни­ма­нии диа­лек­ти­ки. Но в реша­ю­щих пунк­тах он сам гре­шит про­тив эле­мен­тар­ных пра­вил диа­лек­ти­че­ско­го мето­да. Поче­му Шабс совер­шен­но разо­рвал связь меж­ду юри­ди­че­ской и эко­но­ми­че­ской кон­цеп­ци­я­ми обще­ства и наде­лил их столь про­ти­во­по­лож­ны­ми чер­та­ми? Не явля­ют­ся ли пра­во­вые отно­ше­ния выра­же­ни­ем эко­но­ми­че­ских (про­из­вод­ствен­ных) отно­ше­ний людей? В част­но­сти, не опре­де­ля­ет­ся ли харак­тер бур­жу­аз­но­го пра­ва, кото­рое исхо­дит из «лич­но и мате­ри­аль­но неза­ви­си­мых субъ­ек­тов», харак­те­ром само­го бур­жу­аз­но­го про­из­вод­ства, раз­дроб­лен­но­го меж­ду отдель­ны­ми това­ро­про­из­во­ди­те­ля­ми? Отри­цать это — зна­чи­ло бы отри­цать эле­мен­тар­ные поло­же­ния исто­ри­че­ско­го мате­ри­а­лиз­ма. С дру­гой сто­ро­ны, нам извест­но, что в тех обще­ствен­ных фор­ма­ци­ях, где хозяй­ство пред­став­ля­ло собой пол­ное «орга­ни­че­ское един­ство» (напри­мер, в пат­ри­ар­халь­ной общине), пра­во­вые нор­мы так­же не при­зна­ва­ли «лич­но и мате­ри­аль­но неза­ви­си­мых субъ­ек­тов». Вме­сто того, что­бы ссы­лать­ся на абстракт­ную про­ти­во­по­лож­ность пра­ва и эко­но­ми­ки, Шабс дол­жен был бы бли­же разо­брать, о каком имен­но пра­ве и какой имен­но эко­но­ми­ке идет в дан­ном слу­чае речь. Тогда он нашел бы, что харак­тер бур­жу­аз­но­го пра­ва опре­де­ля­ет­ся харак­те­ром бур­жу­аз­но­го про­из­вод­ства, что про­ти­во­по­лож­ность меж­ду «орга­ни­че­ским един­ством» и «неза­ви­си­мы­ми субъ­ек­та­ми» зало­же­на в самой осно­ве товар­но­го хозяй­ства. Он открыл бы двой­ствен­ную при­ро­ду само­го товар­но­го хозяй­ства. Шабс, одна­ко, не пошел по это­му пути. Он пред­по­чел отпра­вить «неза­ви­си­мых субъ­ек­тов» в область пра­ва, бла­го­да­ря чему сфе­ра эко­но­ми­ки высту­па­ет у него в одно­сто­рон­нем виде, — в виде «орга­ни­че­ско­го един­ства». Шабс пра­виль­но под­чер­ки­ва­ет мате­ри­аль­ную свя­зан­ность чле­нов товар­но­го хозяй­ства, но он недо­оце­ни­ва­ет зна­че­ния того фак­та, что хозяй­ство раз­дроб­ле­но меж­ду част­ны­ми това­ро­про­из­во­ди­те­ля­ми, меж­ду кото­ры­ми связь уста­нав­ли­ва­ет­ся лишь кос­вен­ным путем — через обмен про­дук­тов их тру­да. Поэто­му Шабс неред­ко харак­те­ри­зу­ет товар­ное хозяй­ство при помо­щи таких тер­ми­нов, кото­ры­ми марк­си­сты не поль­зу­ют­ся. Он гово­рит, что в товар­ном хозяй­стве «учет потреб­но­стей обще­ства лежит в самой осно­ве про­из­вод­ства» (стр. 49. Выде­ле­ние наше), меж­ду тем как марк­си­сты утвер­жда­ют как раз про­ти­во­по­лож­ное. Далее мы узна­ем от Шаб­са, что «това­ро­про­из­во­ди­тель зара­нее под­чи­ня­ет свою про­из­во­ди­тель­ную дея­тель­ность обще­ствен­ной потреб­но­сти» (стр. 49), что «его труд a priori отне­сен к тру­ду обще­ства» (стр. 99), что он «опре­де­ля­ет свою функ­цию в обще­стве a priori, ори­ен­ти­ру­ясь на потреб­но­сти обще­ства, сле­до­ва­тель­но, как функ­цию обще­ствен­ную»[20] (стр. 61, то же на стр. 48 — 49). Маркс же любил повто­рять, что труд пред­став­ля­ет непо­сред­ствен­но «обще­ствен­ную функ­цию» лишь в обще­ствах с орга­ни­зо­ван­ным хозяй­ством.

Пре­уве­ли­чи­вая зна­че­ние «орга­ни­че­ско­го един­ства» товар­но­го хозяй­ства и недо­оце­ни­вая все зна­че­ние момен­тов неор­га­ни­зо­ван­но­сти и раз­дроб­лен­но­сти в этом хозяй­стве, Шабс скло­нен обви­нять в «юри­ди­че­ской» поста­нов­ке вопро­са тех эко­но­ми­стов, кото­рые под­чер­ки­ва­ют послед­ние момен­ты. Дока­за­тель­ство того, что я исхо­жу из юри­ди­че­ской, а не эко­но­ми­че­ской кон­цеп­ции обще­ства, он видят в сле­ду­ю­щих моих сло­вах, поме­щен­ных на стр. 12 вто­ро­го изда­ния «Очер­ков»: «В сво­ем пред­при­я­тии каж­дый това­ро­про­из­во­ди­тель волен по сво­е­му про­из­во­лу про­из­во­дить какой угод­но про­дукт и при помо­щи каких угод­но средств про­из­вод­ства. Но когда он выно­сит гото­вый про­дукт сво­е­го тру­да на рынок для обме­на, он не волен уста­нав­ли­вать про­пор­ции обме­на, а вынуж­ден под­чи­нять­ся усло­ви­ям (конъ­юнк­ту­ре) рын­ка, общим для всех про­из­во­ди­те­лей дан­но­го про­дук­та». Про­ци­ти­ро­вав эти сло­ва, Шабс с тор­же­ством вос­кли­ца­ет: «Эта фор­му­ли­ров­ка поза­им­ство­ва­на из пра­во­вой нау­ки» (стр. 42). Повто­ряя бес­ко­неч­ное чис­ло раз мои сло­ва, что каж­дый «волен по сво­е­му про­из­во­лу» про­из­во­дить какой угод­но про­дукт, Шабс на осно­ва­нии этих слов при­пи­сы­ва­ет мне мысль, что «в про­из­вод­стве капи­та­ли­сту, вер­нее его про­из­во­лу, отве­ден пол­ный и неогра­ни­чен­ный про­стор; кон­ку­рен­ция лежит вне его кру­го­зо­ра, она для него не суще­ству­ет». «Под­чи­не­ние само­го про­из­вод­ства зако­нам кон­ку­рен­ции, суро­во дик­ту­ю­щим усло­вия про­из­вод­ства, — а это озна­ча­ет преж­де все­го под­чи­не­ние обще­ствен­ным усло­ви­ям в выбо­ре средств про­из­вод­ства, как и опре­де­лен­но­го вида това­ра, соот­вет­ствен­но обще­ствен­ной потреб­но­сти, — вовсе не укла­ды­ва­ет­ся в поверх­ност­ных пред­став­ле­ни­ях, раз­ви­ва­е­мых в «Очер­ках» (стр. 43).

Мы выше уже виде­ли, как бес­по­мощ­но пута­ет­ся Шабс в самых эле­мен­тар­ных вопро­сах поли­ти­че­ской эко­но­мии. Не при­хо­дит­ся поэто­му удив­лять­ся, что Шабс готов запо­до­зрить сво­е­го про­тив­ни­ка в забве­нии азбуч­ных истин. В дан­ном слу­чае он обви­ня­ет меня в том, что я не пони­маю зна­че­ния кон­ку­рен­ции, что, по мое­му мне­нию, капи­та­лист может про­из­во­дить какие угод­но про­дук­ты неза­ви­си­мо от тре­бо­ва­ний рын­ка и т. д. Все эти дет­ски наив­ные обви­не­ния сами по себе не нуж­да­ют­ся в опро­вер­же­нии, но мы подроб­нее оста­но­вим­ся на них, что­бы еще раз оха­рак­те­ри­зо­вать тео­ре­ти­че­ский уро­вень рабо­ты Шаб­са, соче­та­ю­щей азбуч­ные исти­ны с эле­мен­тар­ны­ми ошиб­ка­ми. Ведь вся­ко­му марк­си­сту извест­но, что, когда мы гово­рим о «неза­ви­си­мом» това­ро­про­из­во­ди­те­ле, кото­рый орга­ни­зу­ет про­из­вод­ство по сво­е­му «про­из­во­лу» или «усмот­ре­нию», мы име­ем в виду неза­ви­си­мость това­ро­про­из­во­ди­те­ля от обще­ствен­но­го орга­на, пла­но­мер­но направ­ля­ю­ще­го про­из­вод­ство. Но нико­му в голо­ву не при­дет видеть в наших сло­вах при­зна­ние неза­ви­си­мо­сти това­ро­про­из­во­ди­те­ля от усло­вий рыноч­ной кон­ку­рен­ции. Наобо­рот. Маркс мно­го­крат­но ука­зы­вал, что имен­но «неза­ви­си­мость» това­ро­про­из­во­ди­те­лей от созна­тель­но дей­ству­ю­ще­го обще­ствен­но­го орга­на создаст их «зави­си­мость» от сти­хий­ных зако­нов рын­ка. «Наши това­ро­вла­дель­цы откры­ва­ют, таким обра­зом, что то самое раз­де­ле­ние тру­да, кото­рое дела­ет их самих неза­ви­си­мы­ми част­ны­ми про­из­во­ди­те­ля­ми, дела­ет в то же вре­мя неза­ви­си­мым от них про­цесс обще­ствен­но­го про­из­вод­ства и их соб­ствен­ные отно­ше­ния в этом про­цес­се, так что неза­ви­си­мость лиц друг от дру­га допол­ня­ет­ся систе­мой все­сто­рон­ней вещ­ной зави­си­мо­сти» («Капи­тал», том I, стр. 60). Из наших слов о «про­из­во­ле» това­ро­про­из­во­ди­те­ля делать вывод об отри­ца­нии нами зави­си­мо­сти това­ро­про­из­во­ди­те­ля от усло­вий рын­ка, — зна­чит обна­ру­жить пол­ное незна­ком­ство с обще­при­ня­той в марк­сист­ской лите­ра­ту­ре тер­ми­но­ло­ги­ей.

Мы изви­ня­ем­ся перед чита­те­лем за то, что дер­жим его все вре­мя в кру­гу эле­мен­тар­ных вопро­сов. Мы с бла­го­дар­но­стью встре­ти­ли бы кри­ти­ку наших взгля­дов, кото­рая побу­ди­ла бы к более углуб­лен­но­му обсуж­де­нию спор­ных про­блем. Но, к сожа­ле­нию, кри­ти­ка Шаб­са в боль­шей сво­ей части вра­ща­ет­ся вокруг эле­мен­тар­ных вопро­сов, слу­чай­но выхва­чен­ных слов и про­из­воль­но тол­ку­е­мых фраз. Хотя вопрос о «про­из­во­ле» това­ро­про­из­во­ди­те­ля уже доста­точ­но выяс­нен преды­ду­щи­ми наши­ми заме­ча­ни­я­ми, тем не менее мы долж­ны на нем еще задер­жать­ся, что­бы окон­ча­тель­но раз­об­ла­чить «кри­ти­че­ские» при­е­мы Шаб­са. Мы уже пока­за­ли, что ни один гра­мот­ный марк­сист не будет тол­ко­вать наши сло­ва о «про­из­во­ле» това­ро­про­из­во­ди­те­ля так, как тол­ку­ет Шабс. Но теперь мы пой­дем даль­ше и дока­жем, что Шабс не толь­ко обя­зан был знать, что имен­но разу­ме­ют марк­си­сты, когда гово­рят о «про­из­во­ле» това­ро­про­из­во­ди­те­ля, но мог про­честь об этом у нас на той же стра­ни­це, кото­рую он цити­ро­вал. Если бы Шабс не обо­рвал нашу цита­ту, а про­дол­жил ее даль­ше, то он про­чел бы у нас сей­час же вслед за при­ве­ден­ны­ми им сло­ва­ми сле­ду­ю­щие сло­ва: «Зави­си­мость про­из­во­ди­те­ля от рын­ка озна­ча­ет зави­си­мость его про­из­во­ди­тель­ной дея­тель­но­сти от про­из­во­ди­тель­ной дея­тель­но­сти всех дру­гих чле­нов обще­ства. Если сукон­щи­ки выбро­си­ли на рынок слиш­ком мно­го сук­на, то сукон­щик Ива­нов, кото­рый не рас­ши­рял сво­е­го про­из­вод­ства, тем не менее так­же стра­да­ет от пони­же­ния цен на сук­но и вынуж­ден сокра­тить про­из­вод­ство. Если дру­гие сукон­щи­ки вве­ли усо­вер­шен­ство­ван­ные сред­ства про­из­вод­ства (напри­мер, маши­ны), уде­шев­ля­ю­щие сто­и­мость сук­на, то и наш сукон­щик вынуж­ден улуч­шить тех­ни­ку про­из­вод­ства. И в направ­ле­нии, и в раз­ме­рах, и в спо­со­бах сво­е­го про­из­вод­ства отдель­ный това­ро­про­из­во­ди­тель, фор­маль­но неза­ви­си­мый от дру­гих, на самом деле тес­но свя­зан с ними через рынок, через обмен» («Очер­ки», 2‑е изда­ние, стр. 12). Мож­но ли после это­го, при мало-маль­ски доб­ро­со­вест­ном отно­ше­нии к сво­им обя­зан­но­стям кри­ти­ка, упре­кать меня в игно­ри­ро­ва­нии роли кон­ку­рен­ции и в при­зна­нии неза­ви­си­мо­сти това­ро­про­из­во­ди­те­ля от усло­вий рын­ка?

Но если Шабс впал в дан­ном слу­чае в гру­бую ошиб­ку, не подал ли я ему повод к ней неосто­рож­ным упо­треб­ле­ни­ем сло­ва «про­из­вол»? Если бы Шабс был зна­ком с марк­сист­ской лите­ра­ту­рой, он знал бы, что в ней очень часто гово­рит­ся о «про­из­во­ле» или «усмот­ре­нии» това­ро­про­из­во­ди­те­ля в разъ­яс­нен­ном выше смыс­ле. Так, напри­мер, Пле­ха­нов пишет: «В бур­жу­аз­ном обще­стве про­из­во­ди­те­ли рабо­та­ют неза­ви­си­мо один от дру­го­го, каж­дый из них тру­дит­ся как хочет, как может и как уме­ет, на свой соб­ствен­ный риск и по сво­е­му соб­ствен­но­му усмот­ре­нию»[21]. В тех же сло­вах выра­жа­ет­ся Роза Люк­сем­бург: «Каж­дый тру­дит­ся на свой риск и страх, каж­дый про­из­во­дит на свой счет по соб­ствен­но­му усмот­ре­нию»[22]. Нако­нец, у Марк­са мы най­дем неод­но­крат­ные ука­за­ния на «при­хот­ли­вую игру слу­чая и про­из­во­ла» и на «бес­по­ря­доч­ный про­из­вол това­ро­про­из­во­ди­те­лей» («Капи­тал», том I, стр. 268). Прав­да, Маркс ука­зы­ва­ет, что сти­хий­ный закон под­чи­ня­ет себе этот «бес­по­ря­доч­ный про­из­вол това­ро­про­из­во­ди­те­лей», по имен­но об этом и шла речь в нашей кни­ге.

Мы можем под­ве­сти ито­ги. Упре­ки Шаб­са, что я буд­то бы исхо­жу из юри­ди­че­ской кон­цеп­ции обще­ства, ни на чем не осно­ва­ны. Речь идет не о про­ти­во­по­лож­но­сти пра­ва и хозяй­ства, а о двой­ствен­ной при­ро­де само­го товар­но­го хозяй­ства. Я в сво­их «Очер­ках» все вре­мя ста­рал­ся под­чер­ки­вать эту двой­ствен­ную сто­ро­ну товар­но­го хозяй­ства, отли­ча­ю­ще­го­ся одно­вре­мен­но един­ством и раз­дроб­лен­но­стью. Шабс же, пре­уве­ли­чи­вая зна­че­ние пер­во­го момен­та и недо­оце­ни­вая зна­че­ния послед­не­го, рас­смат­ри­ва­ет товар­ное хозяй­ство с одно­сто­рон­ней, а пото­му и непра­виль­ной точ­ки зре­ния. Этим объ­яс­ня­ет­ся одна харак­тер­ная осо­бен­ность в изло­же­нии Шаб­са, рез­ко отли­ча­ю­щая его от боль­шин­ства марк­си­стов. Обыч­но марк­си­сты, по при­ме­ру само­го Марк­са, про­ти­во­по­став­ля­ют товар­ное хозяй­ство орга­ни­зо­ван­но­му хозяй­ству и при помо­щи тако­го про­ти­во­по­став­ле­ния выде­ля­ют харак­тер­ные осо­бен­но­сти товар­но­го хозяй­ства. Для Шаб­са такой путь закрыт, ибо он и товар­ное хозяй­ство рас­смат­ри­ва­ет преж­де все­го со сто­ро­ны «орга­ни­че­ско­го един­ства», недо­оце­ни­вая его сти­хий­но­го, неор­га­ни­зо­ван­но­го харак­те­ра. Шабс поэто­му вынуж­ден при­бе­гать к дру­го­му при­е­му, а имен­но к про­ти­во­по­став­ле­нию товар­но­го хозяй­ства при­ну­ди­тель­но­му хозяй­ству, осно­ван­но­му на раб­стве или на фео­даль­ной зави­си­мо­сти про­из­во­ди­те­ля (стр. 30, 35, 94, 98, 134 — 135 и др.). В при­ну­ди­тель­ном хозяй­стве «обще­ствен­ное отно­ше­ние про­из­вод­ства носит одно­сто­рон­ний харак­тер» (стр. 94), так как про­из­во­ди­тель (напри­мер, раб) низ­ве­ден до роли про­сто­го ору­дия. В товар­ном же хозяй­стве обще­ствен­ное отно­ше­ние про­из­вод­ства реа­ли­зу­ет­ся «в дву­сто­рон­них актах обме­на меж­ду лич­но неза­ви­си­мы­ми про­из­во­ди­те­ля­ми. Здесь обще­ствен­ный инди­вид высту­па­ет не как res vocale[23] рабо­вла­дель­че­ско­го обще­ства, не как ору­дие для добы­ва­ния про­дук­тов, а в пол­ном зна­че­нии соци­аль­но­го субъ­ек­та, фор­маль­но, т. е. абстракт­но неогра­ни­чен­ный в сво­ей само­сто­я­тель­но­сти» (стр. 30).

Исхо­дя из про­ти­во­по­став­ле­ния товар­но­го хозяй­ства раб­ско­му, Шабс при­хо­дит к выво­ду, что основ­ная осо­бен­ность товар­но­го хозяй­ства заклю­ча­ет­ся в юри­ди­че­ской сво­бо­де инди­ви­да, в «фор­маль­но-юри­ди­че­ском поня­тии само­сто­я­тель­но­го инди­ви­да» (стр. 98). Такой чисто юри­ди­че­ский кри­те­рий при­го­ден, одна­ко, лишь для про­ти­во­по­став­ле­ния товар­но­го хозяй­ства раб­ско­му, но не выяс­ня­ет нам основ­ных эко­но­ми­че­ских осо­бен­но­стей товар­но­го хозяй­ства, в отли­чие, напри­мер, от соци­а­ли­сти­че­ско­го хозяй­ства. В поли­ти­че­ской эко­но­мии юри­ди­че­ская неза­ви­си­мость инди­ви­да долж­на быть рас­смат­ри­ва­е­ма лишь как выра­же­ние эко­но­ми­че­ской неза­ви­си­мо­сти това­ро­про­из­во­ди­те­ля в каче­стве вла­дель­ца средств про­из­вод­ства и авто­ном­но­го орга­ни­за­то­ра про­из­вод­ствен­но­го про­цес­са. Но, как мы виде­ли, Шабс, пре­уве­ли­чи­вая момен­ты «орга­ни­че­ско­го един­ства» в товар­ном хозяй­стве, скло­нен отри­цать эко­но­ми­че­скую «неза­ви­си­мость» това­ро­про­из­во­ди­те­ля на том осно­ва­нии, что послед­ний под­чи­нен усло­ви­ям рын­ка. Эта пози­ция при­во­дит его к оши­боч­но­му выво­ду, что харак­тер­ной осо­бен­но­стью про­из­во­ди­те­ля в товар­ном хозяй­стве явля­ет­ся его юри­ди­че­ская сво­бо­да. Как видим, Шабс попал совсем не в ту ком­на­ту, куда хотел пой­ти. Он при­пи­сы­ва­ет мне юри­ди­че­скую кон­цеп­цию обще­ства, а меж­ду тем сам видит основ­ную осо­бен­ность товар­но­го хозяй­ства в чисто юри­ди­че­ских при­зна­ках. Он недо­оце­ни­ва­ет ато­ми­сти­че­ский харак­тер товар­но­го хозяй­ства и имен­но в силу это­го вынуж­ден при­знать отли­чи­тель­ной чер­той послед­не­го чисто юри­ди­че­ский ато­мизм. Такие диа­лек­ти­че­ские пре­вра­ще­ния встре­ча­ют­ся в рабо­те Шаб­са доволь­но часто. В боль­шин­стве слу­ча­ев Шаб­су при­хо­дит­ся играть не роль субъ­ек­та, созна­тель­но при­ме­ня­ю­ще­го пра­ви­ла диа­лек­ти­че­ско­го мыш­ле­ния, а роль объ­ек­та, пре­тер­пе­ва­ю­ще­го, поми­мо сво­ей воли, ряд стран­ных и весь­ма непри­ят­ных диа­лек­ти­че­ских пре­вра­ще­ний.

Пусть чита­тель не дума­ет, что обви­не­ние в фор­маль­но-юри­ди­че­ском под­хо­де выдви­ну­то нами про­тив Шаб­са в целях поле­ми­че­ских, из жела­ния най­ти в рабо­те Шаб­са тот самый порок, кото­рый он без вся­ких осно­ва­ний при­пи­сы­ва­ет нам. По наше­му глу­бо­ко­му убеж­де­нию, Шабс неиз­беж­но тол­ка­ет­ся в эту сто­ро­ну всей сво­ей пози­ци­ей игно­ри­ро­ва­ния момен­тов раз­дроб­лен­но­сти в товар­ном хозяй­стве. Рас­смат­ри­вая товар­ное обще­ство как «орга­ни­че­ское един­ство», как сово­куп­ность «инди­ви­дов, дей­ству­ю­щих сооб­раз­но позна­ва­е­мой ими обще­ствен­ной необ­хо­ди­мо­сти» и «зара­нее под­чи­ня­ю­щих свою про­из­во­ди­тель­ную дея­тель­ность обще­ствен­ной потреб­но­сти», Шабс не может дать пра­виль­ную харак­те­ри­сти­ку эко­но­ми­че­ских осо­бен­но­стей товар­но­го хозяй­ства. Ему не оста­ет­ся ниче­го дру­го­го, как искать отли­чи­тель­ные при­зна­ки товар­но­го хозяй­ства в юри­ди­че­ской лич­ной неза­ви­си­мо­сти про­из­во­ди­те­лей и в дву­сто­рон­нем, т. е. дого­вор­ном харак­те­ре отно­ше­нии, свя­зы­ва­ю­щих этих лич­но неза­ви­си­мых про­из­во­ди­те­лей (стр. 30, 35, 42, 94, 98, 134 — 135 и др.). И — о, иро­ния судь­бы! — обмен, про­тив кото­ро­го рань­ше Шабс воз­дви­гал гоне­ния, празд­ну­ет здесь свою пол­ную побе­ду. Ибо что такое озна­ча­ет лич­ная неза­ви­си­мость про­из­во­ди­те­ля? Прав­да, Шабс для харак­те­ри­сти­ки ее не жале­ет при­вле­ка­тель­ных кра­сок: «Здесь (в товар­ном обще­стве) обще­ствен­ный инди­вид высту­па­ет не как res vocale рабо­вла­дель­че­ско­го обще­ства, не как ору­дие для добы­ва­ния про­дук­тов, а в пол­ном зна­че­нии соци­аль­но­го субъ­ек­та, фор­маль­но, т. е. абстракт­но неогра­ни­чен­ный в сво­ей само­сто­я­тель­но­сти» (стр. 30. Выде­ле­ние наше). Но в сущ­но­сти под при­вле­ка­тель­ной фигу­рой «соци­аль­но­го субъ­ек­та в пол­ном зна­че­нии» скры­ва­ет­ся хоро­шо всем зна­ко­мая и про­за­и­че­ская фигу­ра фор­маль­но-неза­ви­си­мо­го това­ро­про­из­во­ди­те­ля. А вме­сте с тем и дву­сто­рон­ние отно­ше­ния меж­ду людь­ми пред­став­ля­ют собой не что иное, как «дву­сто­рон­ние акты обме­на меж­ду лич­но неза­ви­си­мы­ми про­из­во­ди­те­ля­ми» (стр. 30. Выде­ле­ние наше), «отно­ше­ния обме­на в их дву­сто­рон­нем харак­те­ре» (стр. 42). Поис­ти­не, гони обмен в дверь, он вле­тит в окно! Прав­да, зная стро­го «про­из­вод­ствен­ную» точ­ку зре­ния Шаб­са, обмен счел нуж­ным слег­ка замас­ки­ро­вать свои чер­ты и явить­ся в опо­э­ти­зи­ро­ван­ной фор­ме. Но зато при помо­щи этой лег­кой мас­ки­ров­ки он добил­ся пол­ной побе­ды и высту­па­ет теперь в каче­стве един­ствен­но­го при­зна­ка товар­но­го хозяй­ства. В то вре­мя как у меня в «Очер­ках» обмен высту­па­ет как момент само­го про­цес­са вос­про­из­вод­ства, нераз­рыв­но свя­зан­ный с мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ским про­цес­сом про­из­вод­ства и рас­пре­де­ле­ни­ем обще­ствен­но­го тру­да, у Шаб­са он высту­па­ет теперь с одно­сто­рон­ней, фор­маль­но-юри­ди­че­ской сто­ро­ны, как акт дого­во­ра меж­ду фор­маль­но-неза­ви­си­мы­ми субъ­ек­та­ми. Разу­ме­ет­ся, я менее кого бы то ни было скло­нен отри­цать, что и фор­маль­ная неза­ви­си­мость това­ро­про­из­во­ди­те­лей явля­ет­ся суще­ствен­ным при­зна­ком товар­но­го хозяй­ства и накла­ды­ва­ет свою печать на акт при­рав­ни­ва­ния про­дук­тов тру­да (см. гла­ву X моих «Очер­ков»). Но фор­маль­но-юри­ди­че­ская харак­те­ри­сти­ка това­ро­про­из­во­ди­те­лей явля­ет­ся лишь про­из­вод­ной от их эко­но­ми­че­ской харак­те­ри­сти­ки, а фор­маль­ные осо­бен­но­сти обме­на долж­ны быть изу­ча­е­мы лишь на фоне мате­ри­аль­ной свя­зи с про­цес­сом про­из­вод­ства и в част­но­сти с про­цес­сом урав­не­ния и рас­пре­де­ле­ния тру­да. Под пред­ло­гом защи­ты лож­но поня­той «про­из­вод­ствен­ной» точ­ки зре­ния Шабс отка­зал­ся идти по пути иссле­до­ва­ния мате­ри­аль­ной роли обме­на в товар­ном обще­стве и за это был жесто­ко нака­зан, попав во власть мено­вой кон­цеп­ции в ее наи­бо­лее вуль­гар­ном, фор­маль­но-юри­ди­че­ском виде.

Более того. Шабс не толь­ко пле­нен юри­ди­че­ским фети­шиз­мом, но и не осво­бо­дил­ся от дав­но отжив­ших и уста­ре­лых пред­став­ле­ний о «есте­ствен­ном состо­я­нии» чело­ве­ка. Он не толь­ко наив­но верит, что бур­жу­аз­ное обще­ство харак­те­ри­зу­ет­ся при­зна­ни­ем «соци­аль­но­го субъ­ек­та в пол­ном зна­че­нии», но про­ник­нут еще более наив­ной верой, что это фор­маль­но-юри­ди­че­ское при­зна­ние соот­вет­ству­ет «спе­ци­фи­че­ской при­ро­де (чело­ве­ка. — И. Р.) в его есте­ствен­ном состо­я­нии» (стр. 98). Про­чтем вни­ма­тель­но сле­ду­ю­щий отры­вок: «Поня­тие «само­сто­я­тель­но­го инди­ви­да» обни­ма­ет два обо­зна­че­ния чело­ве­ка: с одной сто­ро­ны, фор­маль­но-юри­ди­че­ское, соци­аль­ное и, как тако­вое, исто­ри­че­ское; а с дру­гой сто­ро­ны, адек­ват­ное пер­во­му опре­де­ле­нию есте­ствен­ное состо­я­ние, но состо­я­ние, в сво­ей прак­ти­че­ской зна­чи­мо­сти свой­ствен­ное лишь осо­бой исто­ри­че­ской фор­ме и ей обу­слов­лен­ное. Тут мы вновь натал­ки­ва­ем­ся на «раз­ли­чие, не отде­ли­мое от тож­де­ства». С одной сто­ро­ны, субъ­ект обще­ства, чело­век как тако­вой — поня­тие есте­ствен­но-науч­ное и, сле­до­ва­тель­но, логи­че­ское, вне­исто­ри­че­ское. С дру­гой, обще­ствен­ную зна­чи­мость чело­ве­ка, соот­вет­ствен­но спе­ци­фи­че­ской его при­ро­де в его есте­ствен­ном состо­я­нии, он полу­ча­ет лишь при опре­де­лен­ных исто­ри­че­ских усло­ви­ях, утвер­жда­ю­щих его в адек­ват­ной юри­ди­че­ской фор­ме. Лишь фор­маль­но-юри­ди­че­ское поня­тие само­сто­я­тель­но­го инди­ви­да опре­де­ля­ет в дей­стви­тель­но­сти зна­че­ние чело­ве­ка как тако­во­го в каче­стве субъ­ек­та обще­ства и пото­му явля­ет эту при­ро­ду чело­ве­ка в исто­ри­че­ском све­те. Напро­тив, соци­аль­ная фор­ма раба, как нам уже извест­но, опре­де­ля­ет его зна­че­ние в обще­стве как вещи, — и это его зна­че­ние оста­ет­ся прак­ти­че­ски зна­чи­мым, хотя по сво­ей есте­ствен­ной при­ро­де раб есть чело­век» (стр. 98. Выде­ле­ние наше).

При­ве­ден­ная цита­та ярко вскры­ва­ет всю осно­ву постро­е­ния Шаб­са. Соци­аль­ное и исто­ри­че­ское отож­деств­ля­ет­ся с фор­маль­но-юри­ди­че­ским. Харак­тер­ным при­зна­ком товар­но­го хозяй­ства при­зна­ет­ся «фор­маль­но-юри­ди­че­ское поня­тие само­сто­я­тель­но­го инди­ви­да», а это поня­тие рас­смат­ри­ва­ет­ся как адек­ват­ное «спе­ци­фи­че­ской при­ро­де (чело­ве­ка) в его есте­ствен­ном состо­я­нии». Смысл сей фило­со­фии ясен. Суще­ству­ет от века «спе­ци­фи­че­ская при­ро­да (чело­ве­ка) в его есте­ствен­ном состо­я­нии». В обще­ствах, осно­ван­ных на юри­ди­че­ском нера­вен­стве лиц (напри­мер, в раб­ском, фео­даль­ном), это «есте­ствен­ное состо­я­ние» чело­ве­ка не явля­ет­ся «прак­ти­че­ски зна­чи­мым». Прак­ти­че­скую зна­чи­мость оно полу­ча­ет лишь в товар­ном хозяй­стве, в «адек­ват­ной» юри­ди­че­ской фор­ме само­сто­я­тель­но­го инди­ви­да. Здесь чело­век высту­па­ет уже «не как ору­дие для добы­ва­ния про­дук­тов, а в пол­ном зна­че­нии соци­аль­но­го субъ­ек­та, фор­маль­но, т. е. абстракт­но неогра­ни­чен­ный в сво­ей само­сто­я­тель­но­сти, осво­бож­ден­ный от «есте­ствен­ных свя­зей» и про­ти­во­по­став­ля­е­мый с этой точ­ки зре­ния всей осталь­ной при­ро­де» (стр. 39). В то вре­мя как Маркс рас­смат­ри­ва­ет поня­тие само­сто­я­тель­но­го инди­ви­да как «пред­вос­хи­ще­ние» и выра­же­ние бур­жу­аз­но­го обще­ства, Шабс рас­смат­ри­ва­ет бур­жу­аз­ное обще­ство как реа­ли­за­цию или прак­ти­че­ское осу­ществ­ле­ние есте­ствен­ной при­ро­ды инди­ви­да.

Мы так подроб­но оста­но­ви­лись на взгля­дах Шаб­са не толь­ко для того, что­бы пока­зать, какую меша­ни­ну идей пре­под­но­сит наш автор, пре­тен­ду­ю­щий на зва­ние наи­бо­лее орто­док­саль­но­го марк­си­ста. Для нас изло­жен­ные взгля­ды Шаб­са пред­став­ля­ют осо­бую важ­ность как соци­аль­но-фило­соф­ская осно­ва его уче­ния об абстракт­ном тру­де. Шабс доста­точ­но после­до­ва­те­лен, что­бы про­ве­сти пол­ную ана­ло­гию меж­ду харак­те­ром инди­ви­да и харак­те­ром его тру­да (стр. 98 — 99). Подоб­но тому, как суще­ству­ет «есте­ствен­ная при­ро­да» инди­ви­да, точ­но так же суще­ству­ет есте­ствен­ная при­ро­да или «физио­ло­ги­че­ская сущ­ность абстракт­но­го тру­да как тако­во­го» (стр. 95). «Чело­ве­ку как тако­во­му» соот­вет­ству­ет чело­ве­че­ский труд как тако­вой или абстракт­ный труд как тако­вой. Но в обще­ствах, осно­ван­ных на нера­вен­стве лиц, есте­ствен­ная при­ро­да тру­да, как и есте­ствен­ная при­ро­да инди­ви­да, не полу­ча­ет еще «прак­ти­че­ской» или «обще­ствен­ной зна­чи­мо­сти». Послед­нюю она при­об­ре­та­ет лишь в товар­ном хозяй­стве: здесь есте­ствен­ная при­ро­да инди­ви­да полу­ча­ет адек­ват­ную фор­му осу­ществ­ле­ния в фор­маль­но-неза­ви­си­мом това­ро­про­из­во­ди­те­ле; тем самым «чисто чело­ве­че­ский» или абстракт­ный труд как тако­вой при­об­ре­та­ет обще­ствен­ную зна­чи­мость и ста­но­вит­ся обще­ствен­ным (или эко­но­ми­че­ским) тру­дом.

Пред­став­ле­ние о «есте­ствен­ном инди­ви­де» явля­ет­ся тем фун­да­мен­том, на кото­ром воз­дви­га­ет­ся уче­ние Шаб­са об абстракт­ном тру­де. Наив­ная соци­аль­ная фило­со­фия «есте­ствен­но­го инди­ви­да» лежит в осно­ве не толь­ко постро­е­ния Шаб­са, но и пред­став­ле­ний Даш­ков­ско­го и мно­гих дру­гих «уме­рен­ных» физио­ло­ги­стов. Но у Шаб­са эта связь высту­па­ет в более непри­кры­том и ясном виде. Для нас было бы доста­точ­но кон­ста­ти­ро­вать эту связь, что­бы зара­нее отверг­нуть, как мето­до­ло­ги­че­ски лож­ное, все уче­ние Шаб­са об абстракт­ном тру­де. Но что­бы не оста­вить у чита­те­ля сомне­ний насчет лож­но­сти тех выво­дов, к кото­рым вынуж­ден прий­ти Шабс в сво­ем уче­нии об абстракт­ном тру­де, мы под­верг­нем послед­нее осо­бо­му раз­бо­ру.

§ 3. Абстрактный и экономический труд

В спо­ре меж­ду сто­рон­ни­ка­ми физио­ло­ги­че­ско­го и социо­ло­ги­че­ско­го пони­ма­ния абстракт­но­го тру­да Шабс занял свое­об­раз­ную пози­цию. С одной сто­ро­ны, он назы­ва­ет «неле­пым» утвер­жде­ние Даш­ков­ско­го, что исто­ри­че­ские кате­го­рии суть про­яв­ле­ния вне­исто­ри­че­ских зако­нов (стр. 68, при­ме­ча­ние). Отсю­да сле­ду­ет, что исто­ри­че­ская кате­го­рия сто­и­мо­сти не может слу­жить выра­же­ни­ем вне­исто­ри­че­ской кате­го­рии тру­да, пони­ма­е­мо­го в физио­ло­ги­че­ском смыс­ле. Но, с дру­гой сто­ро­ны, Шабс не согла­сен и с моим пони­ма­ни­ем абстракт­но­го тру­да, так как я, по его мне­нию, «недиа­лек­ти­че­ски» отры­ваю соци­аль­ную фор­му тру­да от его физио­ло­ги­че­ской сущ­но­сти. Шабс поэто­му пред­ла­га­ет свое соб­ствен­ное реше­ние про­бле­мы. Он раз­ли­ча­ет две кате­го­рии: «абстракт­ный» труд и «эко­но­ми­че­ский» труд. В игно­ри­ро­ва­нии это­го раз­ли­чия Шабс упре­ка­ет не толь­ко меня и про­чих эко­но­ми­стов-марк­си­стов, но отча­сти и само­го Марк­са.

Изло­жить более или менее понят­ным обра­зом мыс­ли Шаб­са об абстракт­ном и эко­но­ми­че­ском тру­де пред­став­ля­ет­ся доволь­но затруд­ни­тель­ным. Если в дру­гих частях сво­ей рабо­ты Шабс созда­ет вели­чай­шую пута­ни­цу в изло­же­нии мыс­лей сво­их про­тив­ни­ков, то в дан­ном вопро­се он созда­ет не мень­шую пута­ни­цу в изло­же­нии сво­их соб­ствен­ных мыс­лей. Вви­ду это­го мы при­ве­дем дослов­но несколь­ко цитат, в кото­рых Шабс пыта­ет­ся выяс­нить зна­че­ние обо­их тер­ми­нов. «Подоб­но тому как в соци­аль­ном инди­ви­де в спе­ци­фи­че­ском его зна­че­нии, как он высту­па­ет в обще­ствен­ном отно­ше­нии к дру­го­му (напри­мер, в отно­ше­нии рабо­че­го к капи­та­ли­сту), пога­ша­ет­ся его есте­ствен­ная при­ро­да, но не устра­ня­ет­ся вооб­ще в каче­стве есте­ствен­но­го носи­те­ля соци­аль­ной фор­мы, так и эко­но­ми­че­ский труд, т. е. обще­ствен­ный труд в товар­ном обще­стве, пога­ша­ет в этой функ­ци­о­наль­ной сво­ей фор­ме физио­ло­ги­че­скую сущ­ность абстракт­но­го тру­да как тако­во­го, но отнюдь не устра­ня­ет его имма­нент­ную суб­стан­ци­о­наль­ную сущ­ность в каче­стве есте­ствен­но­го же носи­те­ля соци­аль­ной модаль­но­сти; вне суще­ство­ва­ния чело­ве­че­ско­го тру­да как тако­во­го не суще­ству­ет ни его кон­крет­но-тех­ни­че­ско­го про­яв­ле­ния в мате­ри­аль­ном про­цес­се, ни его эко­но­ми­че­ско­го про­яв­ле­ния в обще­ствен­ном про­цес­се. Абстракт­ный труд как тако­вой, как физио­ло­ги­че­ское явле­ние, свя­зан с эко­но­ми­че­ским тру­дом диа­лек­ти­че­ской свя­зью, как «раз­ли­чия», неот­де­ли­мые от «тож­де­ства». Лишь мета­фи­зи­кам… такое пони­ма­ние про­бле­мы остав­ля­ет поле для сомне­ний и воз­ра­же­ний» (стр. 95). В дру­гом месте мы узна­ем, что абстракт­ный труд «опре­де­ля­ет­ся как физио­ло­ги­че­ское явле­ние в непо­сред­ствен­ном объ­ек­тив­ном сво­ем харак­те­ре; при этом в дан­ном выра­же­нии он при­об­ре­та­ет обще­ствен­ную зна­чи­мость лишь при опре­де­лен­ной исто­ри­че­ской фор­ме орга­ни­за­ции обще­ствен­но­го тру­да, кото­рая нахо­дит в абстракт­ном опре­де­ле­нии тру­да осно­ву обще­ствен­ной свя­зи и тем самым опре­де­ля­ет его как исто­ри­че­скую обще­ствен­ную фор­му тру­да, как эко­но­ми­че­скую кате­го­рию. В пре­де­лах послед­не­го функ­ци­о­наль­но­го выра­же­ния суб­стан­ци­о­наль­ная сущ­ность абстракт­но­го тру­да пога­ша­ет­ся, выдви­гая в дан­ном эко­но­ми­че­ском аспек­те соци­аль­ное суще­ство сво­е­го бытия, без­раз­лич­ное к есте­ствен­ной при­ро­де его» (стр. 116).

Нель­зя ска­зать, что­бы при­ве­ден­ные фор­му­ли­ров­ки отли­ча­лись доста­точ­ной ясно­стью и дава­ли отчет­ли­вое пред­став­ле­ние о том, что имен­но пони­ма­ет Шабс под «абстракт­ным» тру­дом и «эко­но­ми­че­ским» тру­дом. Попы­та­ем­ся, одна­ко, путем сопо­став­ле­ния при­ве­ден­ных фор­му­ли­ро­вок с целым рядом дру­гих мест из его рабо­ты, пред­ста­вить себе ход его мыс­лей, посколь­ку это воз­мож­но при запу­тан­но­сти изло­же­ния.

По-види­мо­му, Шабс пред­став­ля­ет себе дело сле­ду­ю­щим обра­зом: «Абстракт­ный» труд «опре­де­ля­ет­ся как физио­ло­ги­че­ское явле­ние в непо­сред­ствен­ном объ­ек­тив­ном сво­ем харак­те­ре» (стр. 116). В этом заклю­ча­ет­ся его «имма­нент­ная суб­стан­ци­о­наль­ная сущ­ность», или «есте­ствен­ная при­ро­да» (стр. 95, 116). Этот «абстракт­ный труд в его непо­сред­ствен­ном физио­ло­ги­че­ском харак­те­ре» пред­став­ля­ет собой кате­го­рию вне­исто­ри­че­скую, неза­ви­си­мую от обще­ствен­ной фор­мы хозяй­ства (стр. 128). Но зна­чит ли это, что абстракт­ный труд есть «явле­ние обще­ствен­но зна­чи­мое при любой обще­ствен­ной фор­ме хозяй­ства» (стр. 35)? Нет, отве­ча­ет Шабс. Хотя чело­ве­че­ский труд как тако­вой суще­ство­вал все­гда, но он не все­гда обла­дал обще­ствен­ной зна­чи­мо­стью[24]. «И вполне понят­но поче­му. То обсто­я­тель­ство, что раб, напри­мер, осо­зна­ет свой труд как труд чело­ве­че­ский, так же точ­но не дела­ет это­го тру­да обще­ствен­но-зна­чи­мым, как и не затра­ги­ва­ет осно­вы раб­ства то, что раб осо­зна­ет себя как чело­век, а не как res vocale. До тех пор, пока раб не осво­бож­да­ет­ся от усло­вий раб­ства, он не ста­но­вит­ся в соци­аль­ном зна­че­нии чело­ве­ком (хотя он и пред­став­ля­ет­ся тако­вым по сво­ей есте­ствен­ной при­ро­де), и его труд в обще­стве рабо­вла­дель­цев будет рас­смат­ри­вать­ся как фак­тор мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ский и толь­ко как энер­гия маши­ны, обла­да­ю­щей даром речи, — а не ина­че» (стр. 35. Выде­ле­ние наше).

Из при­ве­ден­ной цита­ты нам уже понят­но, что имен­но тре­бу­ет­ся для того, что­бы абстракт­ный труд, т. е. чело­ве­че­ский труд как тако­вой, при­об­рел «обще­ствен­ную зна­чи­мость». Для это­го тре­бу­ет­ся, что­бы про­из­во­ди­тель был осво­бож­ден от лич­ной зави­си­мо­сти и при­знан «чело­ве­ком в соци­аль­ном зна­че­нии». Это име­ет место в товар­ном хозяй­стве: «отно­ше­ние чело­ве­ка к чело­ве­ку скла­ды­ва­ет­ся здесь на осно­ве дву­сто­рон­не­го воле­изъ­яв­ле­ния, как меж­ду рав­но­прав­ны­ми сто­ро­на­ми» (стр. 94); здесь чело­ве­че­ский труд как тако­вой ста­но­вит­ся осно­вой обще­ствен­ной свя­зи меж­ду людь­ми. Абстракт­ный труд при­об­ре­та­ет в обще­стве рав­но­прав­ных това­ро­про­из­во­ди­те­лей осо­бую «обще­ствен­но-зна­чи­мую функ­ци­о­наль­ную фор­му» (стр. 128) и тем самым пре­вра­ща­ет­ся в труд «эко­но­ми­че­ский» (кото­рый Шабс назы­ва­ет так­же «обще­ствен­ным»). Если абстракт­ный труд явля­ет­ся кате­го­ри­ей вне­исто­ри­че­ской, то эко­но­ми­че­ский труд явля­ет­ся кате­го­ри­ей исто­ри­че­ской, спе­ци­фи­че­ски при­су­щей товар­но­му хозяй­ству (стр. 99, 128). Сто­и­мость про­дук­тов тру­да явля­ет­ся выра­же­ни­ем имен­но эко­но­ми­че­ско­го тру­да, а не абстракт­но­го тру­да, как тако­во­го (стр. 98 и др.).

Теперь мы можем отме­тить основ­ные чер­ты сход­ства и раз­ли­чия в постро­е­ни­ях Шаб­са и Даш­ков­ско­го[25]. Оба они — Даш­ков­ский не столь после­до­ва­тель­но, как Шабс — при­зна­ют абстракт­ный труд как тако­вой кате­го­ри­ей физио­ло­ги­че­ской и вне­исто­ри­че­ской. Оба они при­зна­ют, — и здесь опять-таки Даш­ков­ский менее после­до­ва­те­лен, — что толь­ко в товар­ном хозяй­стве этот абстракт­ный труд при­об­ре­та­ет на деле «обще­ствен­ную зна­чи­мость». Но в то вре­мя как Даш­ков­ский пола­га­ет, что эта пере­ме­на ни в малей­шей мере не изме­ни­ла «каче­ствен­ной при­ро­ды» само­го абстракт­но­го тру­да, Шабс счи­та­ет, что бла­го­да­ря сво­ей новой соци­аль­ной функ­ции абстракт­ный труд при­об­рел и новую каче­ствен­ную при­ро­ду, пре­вра­тив­шись в труд «эко­но­ми­че­ский» (или «обще­ствен­ный»). Если у Даш­ков­ско­го абстракт­ный труд на всем про­тя­же­нии исто­ри­че­ско­го раз­ви­тия оста­ет­ся «тож­де­ствен­ным» само­му себе, то у Шаб­са абстракт­ный труд и эко­но­ми­че­ский труд свя­за­ны диа­лек­ти­че­ской свя­зью «тож­де­ства» и «раз­ли­чия». Эко­но­ми­че­ский труд, с одной сто­ро­ны, есть тот же абстракт­ный труд в опре­де­лен­ной обще­ствен­ной фор­ме; с дру­гой сто­ро­ны, он отли­ча­ет­ся от абстракт­но­го тру­да в физио­ло­ги­че­ском смыс­ле. В то вре­мя как у Даш­ков­ско­го име­ет­ся одна кате­го­рия абстракт­но­го тру­да, Шабс стро­ит две кате­го­рии: абстракт­но­го тру­да и эко­но­ми­че­ско­го тру­да. Поэто­му сто­и­мость рас­смат­ри­ва­ет­ся Даш­ков­ским как выра­же­ние абстракт­но­го тру­да, Шаб­сом же — как выра­же­ние эко­но­ми­че­ско­го, а не абстракт­но­го тру­да.

Преж­де чем рас­смот­реть, в какой мере слож­ное постро­е­ние Шаб­са соот­вет­ству­ет уче­нию Марк­са, необ­хо­ди­мо отме­тить, что у само­го Шаб­са в выс­шей сте­пе­ни пута­но изло­жен цен­траль­ный пункт его постро­е­ния: вопрос об отно­ше­нии меж­ду абстракт­ным тру­дом и эко­но­ми­че­ским тру­дом. Эко­но­ми­че­ский труд «пога­ша­ет», но не «устра­ня­ет» физио­ло­ги­че­скую сущ­ность абстракт­но­го тру­да. Что это зна­чит? Не хочет ли Шабс ска­зать, что физио­ло­ги­че­ский труд явля­ет­ся лишь пред­по­сыл­кой эко­но­ми­че­ско­го тру­да, пред­став­ля­ю­ще­го собой чисто обще­ствен­ную вели­чи­ну, в кото­рой «пога­шен» физио­ло­ги­че­ский харак­тер тру­да. С одной сто­ро­ны, такое пони­ма­ние как буд­то про­ти­во­ре­чит постро­е­ни­ям Шаб­са, кото­рый рез­ко кри­ти­ку­ет мои «Очер­ки по тео­рии сто­и­мо­сти Марк­са» имен­но за то, что физио­ло­ги­че­ско­му тру­ду отве­де­на лишь роль пред­по­сыл­ки по отно­ше­нию к абстракт­но­му тру­ду (кото­рый в моем пони­ма­нии соот­вет­ству­ет при­бли­зи­тель­но тому, что Шабс назы­ва­ет «эко­но­ми­че­ским» тру­дом). Но, с дру­гой сто­ро­ны, мы нахо­дим у Шаб­са нема­ло выра­же­ний, как буд­то под­твер­жда­ю­щих изло­жен­ное пони­ма­ние. Так, в при­ве­ден­ной выше цита­те Шабс гово­рит, что «соци­аль­ное суще­ство» бытия абстракт­но­го тру­да (т. е. его бытия в каче­стве эко­но­ми­че­ско­го тру­да) «без­раз­лич­но к есте­ствен­ной при­ро­де его» (стр. 116), т. е. к его физио­ло­ги­че­ской при­ро­де. Так же на стр. 99 чита­ем: «Физио­ло­ги­че­ский харак­тер тру­да в этом слу­чае не устра­ня­ет­ся, но он ста­но­вит­ся без­раз­лич­ным в этом сво­ем имма­нент­ном есте­ствен­ном суще­ство­ва­нии для дан­но­го обще­ствен­но­го суще­ство­ва­ния» (Выде­ле­ние наше). Мимо­хо­дом отме­тим, что утвер­жде­ние о «без­раз­ли­чии» физио­ло­ги­че­ско­го харак­те­ра тру­да «для дан­но­го обще­ствен­но­го суще­ство­ва­ния» его как буд­то пло­хо вяжет­ся с основ­ным поло­же­ни­ем Шаб­са о том, что физио­ло­ги­че­ский харак­тер тру­да при­об­ре­та­ет «соци­аль­ную реаль­ность» или «обще­ствен­ную зна­чи­мость» толь­ко в виде «дан­но­го обще­ствен­но­го суще­ство­ва­ния» его (как тру­да эко­но­ми­че­ско­го).

Оста­вим, одна­ко, в сто­роне эти неяс­но­сти и про­ти­во­ре­чия в постро­е­ни­ях Шаб­са. Воз­мож­но, что путем чрез­вы­чай­ных уси­лий ему удаст­ся как-нибудь устра­нить их и объ­яс­нить нам понят­ным язы­ком, как имен­но пред­став­ля­ет он себе связь меж­ду тру­дом абстракт­ным и эко­но­ми­че­ским. Но что ему нико­им обра­зом не удаст­ся, это — при­ве­сти свои постро­е­ния в согла­сие с уче­ни­ем Марк­са. Шабс рез­ко рас­хо­дит­ся с Марк­сом в двух пунк­тах: 1) на место кате­го­рии абстракт­но­го тру­да он ста­вит две кате­го­рии: абстракт­но­го и эко­но­ми­че­ско­го тру­да; 2) он утвер­жда­ет, что сто­и­мость явля­ет­ся выра­же­ни­ем эко­но­ми­че­ско­го тру­да, а не абстракт­но­го тру­да.

Шабс утвер­жда­ет, не имея для это­го ника­ких осно­ва­ний, что я вно­шу в тео­рию сто­и­мо­сти «новел­лы», не соот­вет­ству­ю­щие уче­нию Марк­са. Но я утвер­ждаю, что каж­дая из пред­ла­га­е­мых мной «новелл» не толь­ко нахо­дит­ся в пол­ном соот­вет­ствии с уче­ни­ем Марк­са, но и под­креп­ля­ет­ся мной мно­го­чис­лен­ны­ми пря­мы­ми выска­зы­ва­ни­я­ми Марк­са. Я созна­тель­но избе­гаю поль­зо­вать­ся тако­го рода цита­та­ми из Марк­са, кото­рые не нахо­дят себе опо­ры и под­твер­жде­ния в мно­го­чис­лен­ных дру­гих выска­зы­ва­ни­ях Марк­са, выра­жа­ю­щих ту же мысль. А наш стро­гий кри­тик с лег­ким серд­цем созда­ет «новел­лы», не име­ю­щие ни малей­шей опо­ры в тек­сте Марк­са и рез­ко про­ти­во­ре­ча­щие его тео­рии сто­и­мо­сти. Раз­бе­рем по поряд­ку обе его «новел­лы».

Вер­но ли, что Маркс видит в сто­и­мо­сти выра­же­ние эко­но­ми­че­ско­го тру­да, а не абстракт­но­го тру­да? Вер­но ли, что Маркс стро­ит наря­ду с кате­го­ри­ей абстракт­но­го тру­да еще одну кате­го­рию эко­но­ми­че­ско­го тру­да? Ни одно­го дока­за­тель­ства в поль­зу этих сво­их утвер­жде­ний Шабс при­ве­сти не может. Что­бы создать хотя бы тень оправ­да­ния для упо­треб­ле­ния ново­го тер­ми­на «эко­но­ми­че­ско­го» тру­да, Шабс цити­ру­ет сле­ду­ю­щие сло­ва Марк­са из «Вве­де­ния к кри­ти­ке поли­ти­че­ской эко­но­мии»: «Труд — это наи­бо­лее про­стая кате­го­рия. Столь же древним явля­ет­ся пред­став­ле­ние о нем в этой все­общ­но­сти — как тру­да вооб­ще. Одна­ко эко­но­ми­че­ский труд, взя­тый в этой про­стей­шей фор­ме, есть столь же совре­мен­ная кате­го­рия, как и отно­ше­ния, кото­рые порож­да­ют эту про­стей­шую абстрак­цию» (стр. 14, 100). Опи­ра­ясь на эту цита­ту, Шабс на пер­вых же стра­ни­цах сво­ей кни­ги воз­ве­ща­ет о сде­лан­ном им откры­тии — об отли­чии «абстракт­но­го» тру­да от «эко­но­ми­че­ско­го». Это­му откры­тию наш автор при­пи­сы­ва­ет чрез­вы­чай­но важ­ное зна­че­ние, оно долж­но раз навсе­гда поло­жить конец спо­рам меж­ду сто­рон­ни­ка­ми социо­ло­ги­че­ской и физио­ло­ги­че­ской вер­сий абстракт­но­го тру­да. Спо­ры эти име­ют сво­им источ­ни­ком не более и не менее, как «неве­ро­ят­ное почти недо­ра­зу­ме­ние» (стр. 14), рас­се­ять кото­рое при­зван наш про­ни­ца­тель­ный автор: сто­рон­ни­ки обе­их вер­сий про­сто-напро­сто не заме­ти­ли, что у Марк­са наря­ду с поня­ти­ем абстракт­но­го тру­да име­ет­ся еще поня­тие эко­но­ми­че­ско­го тру­да. «Как это на пер­вый взгляд ни пока­жет­ся пара­док­саль­ным, основ­ным источ­ни­ком нераз­ре­шен­но­го до сего вре­ме­ни спо­ра явля­ет­ся неве­ро­ят­ное почти недо­ра­зу­ме­ние, объ­еди­ня­ю­щее оба направ­ле­ния на одной и той же исход­ной ошиб­ке. И сто­рон­ни­ки, и про­тив­ни­ки гос­под­ство­вав­шей ранее интер­пре­та­ции, опи­ра­ясь оди­на­ко­во на тру­ды Марк­са, непо­сред­ствен­но отож­деств­ля­ют без вся­ко­го на то науч­но­го осно­ва­ния дале­ко не покры­ва­ю­щие друг дру­га, — род­ствен­ные, но тем не менее не иден­тич­ные, — поня­тия «абстракт­но­го» и «эко­но­ми­че­ско­го» тру­да» (стр. 14). «Отме­чен­ная исход­ная ошиб­ка — непо­сред­ствен­ное отож­деств­ле­ние эко­но­ми­че­ско­го тру­да с абстракт­ным — при­во­дит сто­рон­ни­ков раз­ных точек зре­ния раз­лич­ны­ми путя­ми к лож­но­му истол­ко­ва­нию про­бле­мы, и марк­со­во уче­ние о тру­де не нахо­дит пра­виль­но­го отра­же­ния ни в одной из них» (стр. 15).

Каза­лось бы, Шабс, высту­пая с откры­ти­ем, кото­рое до сих пор не было извест­но ни одно­му марк­си­сту, дол­жен был при­ве­сти в его поль­зу вес­кие дока­за­тель­ства. Ведь неда­ром наш автор так пре­не­бре­жи­тель­но отзы­ва­ет­ся о всех марк­си­стах — «сто­рон­ни­ках и про­тив­ни­ках гос­под­ство­вав­шей ранее интер­пре­та­ции», кото­рые выска­зы­ва­ли свои мне­ния «без вся­ко­го на то науч­но­го осно­ва­ния». Какие же «науч­ные осно­ва­ния» при­во­дит наш про­ни­ца­тель­ный автор в поль­зу сво­е­го откры­тия? Маркс сот­ни раз гово­рит об абстракт­ном тру­де и ни разу при этом не упо­ми­на­ет о каком-то «эко­но­ми­че­ском» тру­де, яко­бы отлич­ном от абстракт­но­го тру­да. Если бы Шабс не обна­ру­жи­вал «неве­ро­ят­но­го почти» лег­ко­мыс­лия насчет «науч­ных осно­ва­ний», дол­жен­ству­ю­щих под­кре­пить его утвер­жде­ния, он не решил­ся бы стро­ить свое откры­тие на при­ве­ден­ной цита­те из Марк­са. Во вся­ком слу­чае, он счел бы нуж­ным обра­тить­ся к само­му под­лин­ни­ку и тогда он убе­дил­ся бы, что и на этот раз, как и рань­ше, все его откры­тие име­ет сво­им источ­ни­ком «неве­ро­ят­ное почти недо­ра­зу­ме­ние»: и на этот раз Шабс сде­лал­ся жерт­вой неточ­но­го пере­во­да слов Марк­са. Ни о каком «эко­но­ми­че­ском» тру­де у Марк­са нет речи, как в этом может убе­дить­ся вся­кий, кто загля­нет в «Kritik der politischen Oekonomie» (1907, стр. 39). Здесь он про­чтет: «Одна­ко, эко­но­ми­че­ски рас­смат­ри­ва­е­мый в этой про­стей­шей фор­ме, «труд» есть столь же совре­мен­ная кате­го­рия, как и отно­ше­ния, кото­рые порож­да­ют эту про­стую абстрак­цию»[26].

Мысль Марк­са вполне ясна: посколь­ку поня­тие «тру­да вооб­ще», «тру­да в про­стей­шей фор­ме» рас­смат­ри­ва­ет­ся с эко­но­ми­че­ской точ­ки зре­ния (а не с точ­ки зре­ния физио­ло­ги­че­ской, пси­хо­ло­ги­че­ской и т. д.), оно пред­став­ля­ет собой «совре­мен­ную кате­го­рию», харак­те­ри­зу­ю­щую товар­но-капи­та­ли­сти­че­ское хозяй­ство, а имен­но кате­го­рию абстракт­но­го тру­да, обра­зу­ю­ще­го сто­и­мость. Тот абстракт­ный труд, на кото­ром Маркс стро­ит свою тео­рию сто­и­мо­сти, и есть труд, рас­смат­ри­ва­е­мый с эко­но­ми­че­ской точ­ки зре­ния, кате­го­рия абстракт­но­го тру­да и есть основ­ная эко­но­ми­че­ская кате­го­рия марк­со­вой тео­рии сто­и­мо­сти. Ни о каком «эко­но­ми­че­ском тру­де» у Марк­са нет речи[27].

Хотя Шабс не подо­зре­ва­ет, что он и на этот раз сде­лал­ся жерт­вой неточ­но­го пере­во­да, одна­ко он не мог не обра­тить вни­ма­ния на то стран­ное обсто­я­тель­ство, что Маркс нигде не про­во­дит раз­ли­чия меж­ду абстракт­ным тру­дом и эко­но­ми­че­ским тру­дом. Шабс и ста­вит этот вопрос: «Поче­му Маркс мно­го­крат­но допус­ка­ет в «Капи­та­ле» неточ­но­сти в сло­во­упо­треб­ле­нии, опре­де­ляя сто­и­мость то как выра­же­ние абстракт­но­го тру­да, то обще­ствен­но­го, тогда как сто­и­мость как соци­аль­ная кате­го­рия может лишь являть­ся выра­же­ни­ем послед­не­го, но не пер­во­го» (стр. 98). Шабс при­во­дит две при­чи­ны для объ­яс­не­ния того, поче­му Маркс допус­ка­ет «неточ­но­сти в сло­во­упо­треб­ле­нии». «Если при этом у Марк­са в «Капи­та­ле» это соот­но­ше­ние (меж­ду абстракт­ным и эко­но­ми­че­ским тру­дом. — И. Р.) не нашло, одна­ко, доста­точ­но отчет­ли­во­го и исчер­пы­ва­ю­ще­го выяс­не­ния, то мы это­му фак­ту видим объ­яс­не­ние отча­сти в том, что вни­ма­ние Марк­са было несрав­нен­но более погло­ще­но раз­гра­ни­че­ни­ем про­ти­во­по­лож­ных поня­тий кон­крет­но­го и абстракт­но­го тру­да; а эти послед­ние в сво­ем суще­стве отде­ле­ны такой глу­бо­кой и непро­хо­ди­мой про­па­стью… что в его гла­зах это уни­что­жи­ло, так ска­зать, тео­ре­ти­че­скую дистан­цию меж­ду абстракт­ным тру­дом и эко­но­ми­че­ским… Отча­сти это объ­яс­ня­ет­ся так­же тем, что Маркс рас­смат­ри­ва­ет абстракт­ный труд не в его каче­стве функ­ции чело­ве­ка вооб­ще в их непо­сред­ствен­ной свя­зи друг с дру­гом (как это име­ет место в физио­ло­гии), а как функ­цию соци­аль­но­го чело­ве­ка, това­ро­про­из­во­ди­те­ля… так что сбли­же­ние этих поня­тий дости­га­ет прак­ти­че­ски того пре­де­ла, при кото­ром оста­ет­ся лишь одно услов­ное тео­ре­ти­че­ское их раз­гра­ни­че­ние» (стр. 100).

Итак, пер­вое объ­яс­не­ние Шаб­са сво­дит­ся к тому, что вопрос о про­ти­во­по­лож­но­сти абстракт­но­го и кон­крет­но­го тру­да «засло­нил перед Марк­сом необ­хо­ди­мость раз­гра­ни­че­ния этих двух срод­ных, но не иден­тич­ных поня­тий — абстракт­но­го и эко­но­ми­че­ско­го тру­да» (стр. 100. Выде­ле­ние наше). Страш­но слы­шать такое объ­яс­не­ние из уст Шаб­са, пре­тен­ду­ю­ще­го на роль наи­бо­лее пра­во­вер­но­го ком­мен­та­то­ра Марк­са. Шабс обви­ня­ет дру­гих в том, что они вно­сят в уче­ние Марк­са «новел­лы», а меж­ду тем сам он вно­сит совер­шен­но неиз­вест­ное Марк­су раз­гра­ни­че­ние меж­ду абстракт­ным и эко­но­ми­че­ским тру­дом. Шабс упре­ка­ет меня в том, что я буд­то бы «кри­ти­кую» Марк­са и обви­няю его в «про­ти­во­ре­чи­ях», а меж­ду тем сам он утвер­жда­ет, что Маркс про­сто-напро­сто не заме­тил «необ­хо­ди­мо­сти раз­гра­ни­че­ния» тех поня­тий, кото­рым он, Шабс, при­да­ет реша­ю­щее зна­че­ние для пони­ма­ния марк­со­вой тео­рии. Шабс с лег­ким серд­цем бро­са­ет и «сто­рон­ни­кам и про­тив­ни­кам гос­под­ство­вав­шей ранее интер­пре­та­ции» упрек в том, что они выска­зы­ва­ли свои мне­ния «без вся­ко­го на то науч­но­го осно­ва­ния», а меж­ду тем сам он счи­та­ет доста­точ­ным «науч­ным осно­ва­ни­ем» апел­ля­цию к мни­мой рас­се­ян­но­сти Марк­са.

Если в сво­ем пер­вом объ­яс­не­нии Шабс про­сто-напро­сто обви­ня­ет Марк­са в том, что он «про­гля­дел» раз­ли­чие меж­ду абстракт­ным и эко­но­ми­че­ским тру­дом, то во вто­ром сво­ем объ­яс­не­нии он вынуж­ден сам при­знать, что Маркс имел весь­ма серьез­ные осно­ва­ния для того, что­бы рас­смат­ри­вать абстракт­ный труд как эко­но­ми­че­ский труд, т. е. как соци­аль­ную и исто­ри­че­скую кате­го­рию. По при­зна­нию само­го Шаб­са, «Маркс рас­смат­ри­ва­ет абстракт­ный труд не в его каче­стве функ­ции чело­ве­ка вооб­ще… а как функ­цию соци­аль­но­го чело­ве­ка, това­ро­про­из­во­ди­те­ля» (стр. 100). Вспом­ним теперь, что, соглас­но тер­ми­но­ло­гии Шаб­са, абстракт­ный труд, рас­смат­ри­ва­е­мый как функ­ция това­ро­про­из­во­ди­те­ля, озна­ча­ет не абстракт­ный труд «как тако­вой», а «абстракт­ный труд в его эко­но­ми­че­ском зна­че­нии», ина­че гово­ря, «эко­но­ми­че­ский труд». Сле­до­ва­тель­но, из слов само­го Шаб­са мы впра­ве сде­лать сле­ду­ю­щий вывод: Маркс рас­смат­ри­ва­ет труд не в каче­стве абстракт­но­го тру­да как тако­во­го, а в каче­стве эко­но­ми­че­ско­го тру­да. Ина­че гово­ря, под тру­дом Маркс пони­ма­ет не физио­ло­ги­че­ский труд как тако­вой, а труд, орга­ни­зо­ван­ный в опре­де­лен­ной соци­аль­ной фор­ме. Но ведь имен­но в этом и заклю­ча­ет­ся центр спо­ра меж­ду сто­рон­ни­ка­ми социо­ло­ги­че­ской и физио­ло­ги­че­ской вер­сий тру­да. Имен­но в этом реша­ю­щем пунк­те Шабс вынуж­ден при­знать банк­рот­ство того наив­но­го пред­став­ле­ния, соглас­но кото­ро­му Маркс под тру­дом пони­ма­ет «функ­цию чело­ве­ка вооб­ще» или затра­ту чело­ве­че­ской энер­гии в физио­ло­ги­че­ском смыс­ле.

Итак, сам Шабс вынуж­ден при­знать, что пред­ме­том сво­е­го иссле­до­ва­ния Маркс берет труд как функ­цию това­ро­про­из­во­ди­те­ля, а не как функ­цию чело­ве­ка вооб­ще. Но вме­сте с тем мы зна­ем, что Маркс посто­ян­но назы­ва­ет этот труд абстракт­ным. Не оче­вид­но ли после это­го, что у Марк­са абстракт­ный труд озна­ча­ет труд как функ­цию това­ро­про­из­во­ди­те­ля, а не труд как функ­цию «чело­ве­ка вооб­ще»? Не оче­вид­но ли, что Шабс вно­сит толь­ко вели­чай­шую пута­ни­цу, при­ла­гая тер­мин «абстракт­ный», в про­ти­во­по­лож­ность Марк­су, имен­но к послед­не­му тру­ду, а не к пер­во­му (для кото­ро­го он изоб­рел тер­мин «эко­но­ми­че­ский»)? То, что Шабс назы­ва­ет эко­но­ми­че­ским тру­дом, носит у Марк­са назва­ние абстракт­но­го тру­да[28] и состав­ля­ет непо­сред­ствен­ный объ­ект его изу­че­ния, а то, что Шабс назы­ва­ет абстракт­ным тру­дом, есть не что иное, как физио­ло­ги­че­ский труд, состав­ля­ю­щий пред­по­сыл­ку, но не объ­ект Марк­со­ва иссле­до­ва­ния. Каж­до­му марк­си­сту извест­но, что в марк­со­вой тео­рии сто­и­мо­сти труд назы­ва­ет­ся абстракт­ным тру­дом и нигде не назы­ва­ет­ся эко­но­ми­че­ским тру­дом. А меж­ду тем Шабс, бла­го­да­ря создан­ной им тер­ми­но­ло­ги­че­ской пута­ни­це, дол­жен прий­ти к выво­ду, что объ­ек­том иссле­до­ва­ния у Марк­са явля­ет­ся эко­но­ми­че­ский труд, а не абстракт­ный труд как тако­вой. Зачем же новы­ми тер­ми­на­ми запу­ты­вать и без того слож­ный и запу­тан­ный вопрос? Не луч­ше ли после­до­вать при­ме­ру Марк­са и при­ме­нять тер­мин «абстракт­ный» к тру­ду това­ро­про­из­во­ди­те­ля, а не «чело­ве­ка вооб­ще»?

Под тер­ми­но­ло­ги­че­ской пута­ни­цей, создан­ной Шаб­сом, мы нашли у него цен­ное при­зна­ние, что объ­ек­том иссле­до­ва­ния у Марк­са не явля­ет­ся «абстракт­ный труд как тако­вой», т. е. физио­ло­ги­че­ский труд как тако­вой. Более того, Шабс вынуж­ден при­знать, что этот труд вооб­ще не явля­ет­ся объ­ек­том иссле­до­ва­ния поли­ти­че­ской эко­но­мии. «Абстракт­ный труд рас­смат­ри­ва­ет­ся в поли­ти­че­ской эко­но­мии не в каче­стве функ­ции чело­ве­ка как тако­во­го (в его есте­ствен­ном зна­че­нии), а как функ­ция обще­ствен­но­го чело­ве­ка-това­ро­про­из­во­ди­те­ля» (стр. 99, так­же на стр. 135). Из это­го вто­ро­го цен­но­го при­зна­ния Шаб­са мы можем сде­лать вывод: труд, явля­ю­щий­ся объ­ек­том иссле­до­ва­ния поли­ти­че­ской эко­но­мии и в част­но­сти марк­со­вой тео­рии сто­и­мо­сти, пред­став­ля­ет собой не физио­ло­ги­че­скую и вне­исто­ри­че­скую кате­го­рию, а кате­го­рию, соци­аль­ную и исто­ри­че­скую.

Нако­нец, тре­тье и еще более важ­ное при­зна­ние Шабс дела­ет тогда, когда утвер­жда­ет, что «абстракт­ный труд как тако­вой» не обра­зу­ет сто­и­мо­сти и не нахо­дит сво­е­го выра­же­ния в сто­и­мо­сти. По мне­нию Шаб­са, «Маркс мно­го­крат­но допус­ка­ет в «Капи­та­ле» неточ­но­сти в сло­во­упо­треб­ле­нии, опре­де­ляя сто­и­мость то как выра­же­ние абстракт­но­го тру­да, то обще­ствен­но­го (т. е. «эко­но­ми­че­ско­го». — И. Р.), тогда как сто­и­мость как соци­аль­ная кате­го­рия может лишь являть­ся выра­же­ни­ем послед­не­го, но не пер­во­го» (стр. 98. Выде­ле­ние наше). Здесь Шабс ока­зы­ва­ет­ся более после­до­ва­тель­ным и сме­лым, чем И. Даш­ков­ский. Послед­ний утвер­жда­ет, что «вне­исто­ри­че­ская» кате­го­рия абстракт­но­го тру­да нахо­дит свое выра­же­ние в «исто­ри­че­ской» кате­го­рии сто­и­мо­сти. Шабс же назы­ва­ет неле­пым утвер­жде­ние Даш­ков­ско­го, что «исто­ри­че­ские кате­го­рии суть про­яв­ле­ния вне­исто­ри­че­ских зако­нов» (стр. 68, при­ме­ча­ние). Но ведь сто­и­мость явля­ет­ся исто­ри­че­ской кате­го­ри­ей, абстракт­ный же труд как тако­вой при­зна­ет­ся Шаб­сом кате­го­ри­ей вне­исто­ри­че­ской. Таким обра­зом, Шаб­су не оста­ет­ся дру­го­го выхо­да, как при­знать, что сто­и­мость не явля­ет­ся выра­же­ни­ем абстракт­но­го тру­да.

Этот вывод Шаб­са пред­став­ля­ет для нас двой­ную важ­ность. Во-пер­вых, он ясно пока­зы­ва­ет, что тот абстракт­ный труд, кото­рый, по уче­нию Марк­са, обра­зу­ет сто­и­мость и нахо­дит свое выра­же­ние в сто­и­мо­сти, пред­став­ля­ет собой кате­го­рию соци­аль­ную и исто­ри­че­скую. Во-вто­рых, сво­им выво­дом Шабс при­во­дит к абсур­ду не толь­ко свое соб­ствен­ное постро­е­ние, но физио­ло­ги­че­скую вер­сию абстракт­но­го тру­да вооб­ще. Все запу­тан­ные рас­суж­де­ния и тер­ми­но­ло­ги­че­ские нов­ше­ства Шаб­са при­ве­ли его к выво­ду, что абстракт­ный труд: 1) не состав­ля­ет объ­ек­та иссле­до­ва­ния поли­ти­че­ской эко­но­мии и в част­но­сти марк­со­вой тео­рии сто­и­мо­сти и 2) не нахо­дит сво­е­го выра­же­ния в сто­и­мо­сти. Но ведь оба эти поло­же­ния рез­ко про­ти­во­ре­чат уче­нию Марк­са. Имен­но абстракт­ный труд Маркс дела­ет пред­ме­том сво­е­го иссле­до­ва­ния. Имен­но абстракт­ный труд, по уче­нию Марк­са, обра­зу­ет сто­и­мость и нахо­дит свое выра­же­ние в сто­и­мо­сти. Поня­тие абстракт­но­го тру­да вве­де­но Марк­сом в нау­ку имен­но для того, что­бы объ­яс­нить явле­ния сто­и­мо­сти. А Шабс утвер­жда­ет, что сто­и­мость не явля­ет­ся выра­же­ни­ем абстракт­но­го тру­да. Этим выво­дом Шабс бла­го­по­луч­но довел свое постро­е­ние до абсур­да.

Мы можем быть бла­го­дар­ны Шаб­су. Он не толь­ко сам про­де­лал за нас рабо­ту дове­де­ния до абсур­да сво­е­го соб­ствен­но­го постро­е­ния. Его при­мер так­же ярко осве­ща­ет тот путь, на кото­рый, по-види­мо­му, вынуж­де­ны будут сту­пить все «физио­ло­ги­сты». После кри­ти­ки физио­ло­ги­че­ско­го пони­ма­ния абстракт­но­го тру­да, дан­ной мной в «Очер­ках по тео­рии сто­и­мо­сти Марк­са», Шабс не может не при­знать, что физио­ло­ги­че­ский труд как тако­вой не обра­зу­ет сто­и­мо­сти. А так как Шаб­су не хочет­ся отка­зать­ся от физио­ло­ги­че­ско­го пони­ма­ния абстракт­но­го тру­да, то ему не оста­ет­ся дру­го­го выхо­да, как при­знать, что абстракт­ный труд не обра­зу­ет сто­и­мо­сти и не нахо­дит сво­е­го выра­же­ния в сто­и­мо­сти. Отри­ца­ние за абстракт­ным тру­дом спо­соб­но­сти обра­зо­вать сто­и­мость, или раз­рыв меж­ду абстракт­ным тру­дом и сто­и­мо­стью, — таков тот вывод, к кото­ро­му необ­хо­ди­мо при­во­дит физио­ло­ги­че­ское пони­ма­ние абстракт­но­го тру­да. При­зна­ки тако­го раз­ры­ва встре­ча­ют­ся и у И. Даш­ков­ско­го. Но Даш­ков­ский сохра­нил еще сла­бую пупо­ви­ну, свя­зы­ва­ю­щую сто­и­мость с абстракт­ным тру­дом, при помо­щи допу­ще­ния, что вне­исто­ри­че­ская кате­го­рия абстракт­но­го тру­да нахо­дит свое выра­же­ние в исто­ри­че­ской кате­го­рии сто­и­мо­сти. Шабс, от вни­ма­ния кото­ро­го не ускольз­ну­ла мето­до­ло­ги­че­ская лож­ность подоб­но­го допу­ще­ния, вынуж­ден был окон­ча­тель­но раз­ре­зать эту пупо­ви­ну и заявить, что абстракт­ный труд не нахо­дит сво­е­го выра­же­ния в сто­и­мо­сти, — утвер­жде­ние, рез­ко про­ти­во­ре­ча­щее марк­со­вой тео­рии сто­и­мо­сти. К это­му же утвер­жде­нию при­бли­жал­ся А. Кон в пре­ни­ях по пово­ду мое­го докла­да «Абстракт­ный труд и сто­и­мость в систе­ме Марк­са»[29]. Чем ско­рее сто­рон­ни­ки физио­ло­ги­че­ской вер­сии абстракт­но­го тру­да после­ду­ют в дан­ном вопро­се при­ме­ру Шаб­са, тем яснее чита­тель уви­дит, в какой мере эта вер­сия про­ти­во­ре­чит осно­вам тео­рии сто­и­мо­сти Марк­са.

3. Ответ А. Кону[30]

В сво­ем «Кур­се поли­ти­че­ской эко­но­мии», появив­шем­ся в нача­ле 1928 года, А. Кон кри­ти­ку­ет (на стр. 47 — 56) мои «Очер­ки» по вопро­сам об абстракт­ном и обще­ствен­но-необ­хо­ди­мом тру­де. Рав­ным обра­зом в сво­ей ста­тье, поме­щен­ной в «Вест­ни­ке Ком­му­ни­сти­че­ской ака­де­мии» (1928 г., № 25), он уде­ля­ет нема­ло вни­ма­ния «шко­ле Руби­на» (к кото­рой, мимо­хо­дом ска­зать, он при­чис­ля­ет так­же сво­их кри­ти­ков г. Абез­гау­за, г. Дуко­ра и А. Нот­ки­на, кото­рые в ряде суще­ствен­ных пунк­тов рас­хо­дят­ся со мной, и за взгля­ды кото­рых я ни в малей­шей мере не могу брать на себя ответ­ствен­ность). То обсто­я­тель­ство, что кни­га А. Кона пред­на­зна­че­на слу­жить учеб­ным посо­би­ем для вузов, побуж­да­ет меня занять­ся раз­бо­ром взгля­дов Кона на спор­ные вопро­сы, а так­же рас­смот­реть те кри­ти­че­ские аргу­мен­ты, кото­рые выдви­ну­ты им про­тив моей трак­тов­ки этих же вопро­сов.

§ 1. Абстрактный труд

В пол­ном согла­сии со все­ми марк­си­ста­ми, А. Кон заяв­ля­ет, что абстракт­ный труд явля­ет­ся суб­стан­ци­ей сто­и­мо­сти. «Осно­вой сто­и­мо­сти, ее суб­стан­ци­ей, явля­ет­ся труд абстракт­ный и обще­ствен­но-необ­хо­ди­мый» («Курс», стр. 55). Но это поло­же­ние носит еще слиш­ком общий харак­тер, что­бы им огра­ни­чить­ся. Это поло­же­ние долж­но быть еще рас­шиф­ро­ва­но, а для это­го необ­хо­ди­мо отве­тить на три сле­ду­ю­щие вопро­са:

  • что такое сто­и­мость;
  • что такое суб­стан­ция;
  • что такое абстракт­ный труд.

Лож­ное пони­ма­ние хотя бы одной из этих трех кате­го­рий пред­став­ля­ет уже боль­шую опас­ность для пра­виль­но­го пони­ма­ния марк­со­вой тео­рии сто­и­мо­сти. Кон же, как мы уви­дим, умуд­рил­ся вне­сти нема­ло пута­ни­цы в пони­ма­ние всех трех пере­чис­лен­ных кате­го­рий.

Нач­нем с пер­во­го вопро­са: что такое сто­и­мость по Кону? Запом­ним, что, по мне­нию Кона, труд явля­ет­ся суб­стан­ци­ей сто­и­мо­сти. Когда же мы спра­ши­ва­ем, что он назы­ва­ет сто­и­мо­стью, мы полу­ча­ем ответ: «Этот труд, затра­чен­ный на про­из­вод­ство това­ра, назы­ва­ет­ся сто­и­мо­стью това­ра» («Курс», стр. 37); «имен­но эти-то тру­до­вые затра­ты и пред­став­ля­ют собой сто­и­мость това­ров» (стр. 38). Чита­тель видит, какое полу­ча­ет­ся у А. Кона стран­ное поло­же­ние: «труд явля­ет­ся суб­стан­ци­ей сто­и­мо­сти». А что такое сто­и­мость? «Это есть труд». Таким обра­зом все поло­же­ние А. Кона сво­дит­ся к сле­ду­ю­ще­му выво­ду: «труд явля­ет­ся суб­стан­ци­ей тру­да», или «сто­и­мость явля­ет­ся суб­стан­ци­ей сто­и­мо­сти». В обе­их слу­ча­ях полу­ча­ет­ся тав­то­ло­гия, и тав­то­ло­гия полу­ча­ет­ся пото­му, что Кон не захо­тел серьез­но оста­но­вить­ся на вопро­се о том, что такое сто­и­мость, а пред­по­чел в неко­то­рых пунк­тах отож­де­ствить сто­и­мость с тру­дом. То же отож­деств­ле­ние встре­ча­ет­ся в более ран­ней рабо­те Кона «Тео­рия про­мыш­лен­но­го капи­та­лиз­ма» (1923 г., стр. 11), где он писал: «Коли­че­ство тру­да, затра­чен­но­го обще­ством на про­из­вод­ство дан­но­го това­ра, слу­жит осно­вой его мено­вой сто­и­мо­сти и назы­ва­ет­ся сто­и­мо­стью».

Прав­да, Кон в свое оправ­да­ние ссы­ла­ет­ся на тес­ную связь меж­ду тру­дом и сто­и­мо­стью, кото­рая, по его сло­вам, дела­ет «непоз­во­ли­тель­ны­ми вся­кие попыт­ки стро­го их раз­гра­ни­чить друг от дру­га» (ста­тья Кона в «Вест­ник Ком­му­ни­сти­че­ской ака­де­мии», 1928 г., № 25, стр. 264). Кон при­пи­сы­ва­ет мне попыт­ку «раз­ло­жить марк­со­вы тер­ми­ны по ящи­кам и полоч­кам, стро­го раз­гра­ни­чив скры­тые за ними поня­тия друг от дру­га» (там же, стр. 266). Этот упрек неосно­ва­те­лен. Я в «Очер­ках» (2‑е изд., стр. 209) писал, что «диа­лек­ти­че­ский метод Марк­са исклю­ча­ет для него воз­мож­ность давать раз навсе­гда зафик­си­ро­ван­ные и неиз­ме­ня­ю­щи­е­ся поня­тия и соот­вет­ству­ю­щие им тер­ми­ны». Но отсю­да никак нель­зя делать вывод, что «вни­ма­ние осно­во­по­лож­ни­ков марк­сиз­ма нико­гда не было направ­ле­но на стро­гое уточ­не­ние этих поня­тий» (Кон в «В. К. А.», стр. 264). В част­но­сти, у Марк­са труд и сто­и­мость долж­ны быть раз­ли­ча­е­мы друг от дру­га. В сво­ей послед­ней ста­тье («В. К. А.», стр. 266) Кон сам вынуж­ден был при­знать, что труд и сто­и­мость у Марк­са «гораз­до стро­же» отли­ча­ют­ся друг от дру­га, и напрас­но Кон не ввел это­го раз­ли­че­ния в сво­ем «Кур­се». Теперь он испра­вил отча­сти эту ошиб­ку, и в сво­ей ста­тье (стр. 264) про­во­дит раз­ли­чие меж­ду тру­дом и сто­и­мо­стью. Будем поэто­му наде­ять­ся, что он и даль­ше будет исправ­лять свои ошиб­ки, и оста­вим сей­час вопрос о сто­и­мо­сти в сто­роне.

Пере­хо­дим к сле­ду­ю­ще­му вопро­су: что такое суб­стан­ция по Кону? Преж­де все­го чита­те­лю не может не бро­сить­ся в гла­за, что А. Кон пред­по­чи­та­ет заме­нять тер­мин «суб­стан­ция», часто упо­треб­ля­е­мый Марк­сом, тер­ми­ном «осно­ва». В этом не было бы беды, если бы. Кон упо­треб­лял послед­ний тер­мин в стро­го опре­де­лен­ном смыс­ле. Но, к сожа­ле­нию, А. Кон про­из­воль­ным при­ме­не­ни­ем тер­ми­на «осно­ва» к самым раз­лич­ным явле­ни­ям созда­ет вели­чай­шую пута­ни­цу и лиша­ет поня­тие суб­стан­ции вся­кой опре­де­лен­но­сти. При­ве­дем науда­чу несколь­ко при­ме­ров. На стр. 55 «Кур­са» мы уже чита­ли, что труд явля­ет­ся «осно­вой сто­и­мо­сти, ее суб­стан­ци­ей». К наше­му удив­ле­нию, на стр. 37 мы узна­ем, что труд «явля­ет­ся осно­вой мено­вой сто­и­мо­сти и обра­зу­ет ее суб­стан­цию». Если мы взду­ма­ем сде­лать отсю­да вывод, что сто­и­мость и мено­вая сто­и­мость одно и то же, то на стр. 38 нас ждет разо­ча­ро­ва­ние: ока­зы­ва­ет­ся, что сто­и­мость есть «осно­ва (суб­стан­ция) мено­вой сто­и­мо­сти». Если сюда при­ба­вить, что «тру­до­вые затра­ты про­из­во­ди­те­лей явля­ют­ся осно­вой мено­вых про­пор­ций» (стр. 21), то, наде­ем­ся, чита­тель согла­сит­ся с нами, что поня­тие «суб­стан­ции (осно­вы)» име­ет у А. Кона весь­ма неопре­де­лен­ный смысл.

После сде­лан­ных нами крат­ких заме­ча­ний об упо­треб­ле­нии у Кона тер­ми­нов «сто­и­мость» и «суб­стан­ция» мы пере­хо­дим к цен­траль­но­му вопро­су о том, что такое абстракт­ный труд. На этот вопрос у Кона нахо­дим сле­ду­ю­щее опре­де­ле­ние: «Вся­кий труд высту­пит в каче­стве целе­со­об­раз­ной затра­ты физио­ло­ги­че­ской энер­гии — и толь­ко» («Курс», стр. 23). «Абстракт­ный труд пред­став­ля­ет собой целе­со­об­раз­ную затра­ту физио­ло­ги­че­ской энер­гии чело­ве­ка» (там же, стр. 52). Кон, конеч­но, пони­ма­ет, что от это­го поня­тия физио­ло­ги­че­ско­го тру­да мы нико­им обра­зом не можем перей­ти к сто­и­мо­сти. Для того, что­бы физио­ло­ги­че­ский труд мог най­ти свое выра­же­ние в сто­и­мо­сти, как обще­ствен­ной фор­ме про­дук­та, он сам дол­жен стать еще обще­ствен­ным тру­дом. Поэто­му Кон дела­ет сле­ду­ю­щее заяв­ле­ние: «Сто­и­мо­сти созда­ют­ся абстракт­ным тру­дом (конеч­но, в физио­ло­ги­че­ском смыс­ле это­го сло­ва). Одна­ко для того, что­бы труд созда­вал сто­и­мо­сти, он дол­жен быть не толь­ко абстракт­ным, но и обще­ствен­ным тру­дом» («Курс», стр. 54). Если рас­шиф­ро­вать эту фра­зу, то полу­чим сле­ду­ю­щий ход мыс­ли. Абстракт­ным тру­дом мы назы­ва­ем труд в физио­ло­ги­че­ском смыс­ле сло­ва, но этот абстракт­ный труд сам по себе сто­и­мо­сти не созда­ет. Толь­ко тогда, когда этот абстракт­ный труд при­ни­ма­ет опре­де­лен­ную обще­ствен­ную фор­му и ста­но­вит­ся тру­дом обще­ствен­ным (а имен­но тру­дом, направ­лен­ным на про­из­вод­ство това­ров), он обра­зу­ет сто­и­мость. В дан­ном вопро­се Кон при­хо­дит к тако­му же выво­ду, к како­му при­хо­дит и Шабс. По мне­нию Кона, мы долж­ны отка­зать­ся от пони­ма­ния абстракт­но­го тру­да, как тру­да, обра­зу­ю­ще­го сто­и­мость. Это два раз­лич­ных поня­тия. Труд, обра­зу­ю­щий сто­и­мость, име­ет раз­лич­ные при­зна­ки, а имен­но он, с одной сто­ро­ны, явля­ет­ся тру­дом абстракт­ным или физио­ло­ги­че­ским, а с дру­гой сто­ро­ны, — тру­дом обще­ствен­ным или орга­ни­зо­ван­ным в опре­де­лен­ной обще­ствен­ной фор­ме. Толь­ко тогда, когда абстракт­ный труд ста­но­вит­ся обще­ствен­ным, он пре­вра­ща­ет­ся в труд, обра­зу­ю­щий сто­и­мость. Пока он явля­ет­ся толь­ко тру­дом абстракт­ным или физио­ло­ги­че­ским, он не явля­ет­ся тру­дом, обра­зу­ю­щим сто­и­мость. Еще рез­че пошел по это­му пути Шабс, кото­рый пря­мо заяв­ля­ет, что сто­и­мость не явля­ет­ся выра­же­ни­ем абстракт­но­го тру­да, и абстракт­ный труд как тако­вой не обра­зу­ет сто­и­мо­сти.

Необ­хо­ди­мо ука­зать, что это новое поло­же­ние Кона и Шаб­са мож­но рас­смат­ри­вать как скры­тый отказ от обыч­ной точ­ки зре­ния «физио­ло­ги­стов». Дей­стви­тель­но, в чем состо­ял цен­траль­ный пред­мет спо­ра? Пред­мет спо­ра был в том, каки­ми при­зна­ка­ми дол­жен быть харак­те­ри­зо­ван труд, обра­зу­ю­щий сто­и­мость. Имен­но об этом мы спо­ри­ли. Я воз­ра­жал имен­но про­тив того, что труд, обра­зу­ю­щий сто­и­мость, опре­де­ля­ет­ся обыч­но крат­ко и поверх­ност­но, как «затра­та физио­ло­ги­че­ской энер­гии, — и толь­ко». Я ука­зы­вал, что физио­ло­ги­че­ский труд не явля­ет­ся тем тру­дом, кото­рый обра­зу­ет сто­и­мость; а так как у Марк­са абстракт­ный труд рас­смат­ри­ва­ет­ся как та сто­ро­на тру­да, кото­рая, обра­зу­ет сто­и­мость, то мы долж­ны ска­зать «физио­ло­ги­стам»: не сме­ши­вай­те ваше поня­тие физио­ло­ги­че­ско­го тру­да с поня­ти­ем абстракт­но­го тру­да.

Мы можем теперь кон­ста­ти­ро­вать сле­ду­ю­щий про­гресс: даже «физио­ло­ги­сты» при­зна­ют, что труд, обра­зу­ю­щий сто­и­мость, не может быть оха­рак­те­ри­зо­ван как «затра­та физио­ло­ги­че­ской энер­гии, — и толь­ко». Эта харак­те­ри­сти­ка тру­да, по мне­нию самих «физио­ло­ги­стов», недо­ста­точ­на для того, что­бы полу­чить поня­тие тру­да, обра­зу­ю­ще­го сто­и­мость. Труд, обра­зу­ю­щий сто­и­мость, дол­жен быть тру­дом обще­ствен­ным, обла­да­ю­щим обще­ствен­ной фор­мой, при­су­щей товар­но­му хозяй­ству.

Теперь раз­бе­рем по суще­ству попыт­ку ото­рвать поня­тие абстракт­но­го тру­да от поня­тия тру­да, обра­зу­ю­ще­го сто­и­мость. Как согла­со­вать утвер­жде­ния Кона и Шаб­са, что абстракт­ный труд как тако­вой не обра­зу­ет сто­и­мо­сти, с посто­ян­ны­ми ука­за­ни­я­ми Марк­са, что труд имен­но в каче­стве абстракт­но­го обра­зу­ет сто­и­мость? Как согла­со­вать эти взгля­ды с мно­го­чис­лен­ны­ми ука­за­ни­я­ми Марк­са, что труд, обра­зу­ю­щий сто­и­мость, харак­те­ри­зу­ет­ся преж­де все­го, как абстракт­ный труд, что абстракт­ный труд есть спе­ци­фи­че­ская обще­ствен­ная фор­ма тру­да, что сто­и­мость обра­зу­ет­ся толь­ко тру­дом абстракт­но-все­об­щим, воз­ни­ка­ю­щим из отчуж­де­ния инди­ви­ду­аль­но­го тру­да.

Кон при­шел к выво­ду, что поня­тие абстракт­но­го тру­да, кото­рый явля­ет­ся тру­дом физио­ло­ги­че­ским и не явля­ет­ся еще тру­дом, обра­зу­ю­щим сто­и­мость, само по себе есть «логи­че­ская» кате­го­рия, а не «эко­но­ми­че­ская» и не «исто­ри­че­ская» кате­го­рия («В. К. А.», стр. 270). Зна­чит, кате­го­рия абстракт­но­го тру­да явля­ет­ся не эко­но­ми­че­ской и не исто­ри­че­ской кате­го­ри­ей, меж­ду тем как Маркс на этой имен­но кате­го­рии стро­ит свое пони­ма­ние сто­и­мо­сти и посто­ян­но ука­зы­ва­ет, что сто­и­мость долж­на быть выве­де­на из обще­ствен­ной фор­мы тру­да.

Теперь поста­вим нашим кри­ти­кам сле­ду­ю­щий вопрос: когда Маркс вме­нял себе в заслу­гу, что он открыл двой­ствен­ную при­ро­ду тру­да, как кон­крет­но­го и абстракт­но­го, что же имен­но он вме­нял себе в заслу­гу, — то ли, что он пра­виль­но понял физио­ло­ги­че­скую при­ро­ду тру­да, или же что он понял, что сто­и­мость может быть выве­де­на толь­ко из обще­ствен­но­го тру­да? Что­бы не оста­вить ника­ко­го сомне­ния в том, что имен­но Маркс дей­стви­тель­но имел в виду, когда гово­рил о сво­ей заслу­ге в дан­ном вопро­се, мы сове­ту­ем чита­те­лям про­честь в «Кри­ти­ке поли­ти­че­ской эко­но­мии» после пер­вой гла­вы крат­кий очерк: «Исто­рия ана­ли­за това­ра». В этом очер­ке Маркс ста­вит себе целью пока­зать про­ис­хож­де­ние уче­ния о двой­ствен­ной при­ро­де тру­да. Здесь мы впра­ве ждать от Марк­са ясных ука­за­ний насчет того, в чем имен­но заклю­чал­ся про­гресс эко­но­ми­че­ской мыс­ли, посколь­ку речь идет о про­бле­ме абстракт­но­го тру­да: в пони­ма­нии ли свое­об­ра­зия физио­ло­ги­че­ской при­ро­ды тру­да, или фор­мы его соци­аль­ной орга­ни­за­ции. Ответ Марк­са не остав­ля­ет ника­ких сомне­ний на этот счет.

В ука­зан­ном очер­ке Маркс вскры­ва­ет ошиб­ки сво­их пред­ше­ствен­ни­ков, кото­рые пони­ма­ли, что труд обра­зу­ет сто­и­мость, но не зна­ли, какой имен­но труд обра­зу­ет сто­и­мость. Здесь Маркс кри­ти­ку­ет взгля­ды Пет­ти, Буа­гиль­бе­ра, Сми­та, Стю­ар­та и дру­гих. И раз­ве Маркс пори­ца­ет здесь сво­их пред­ше­ствен­ни­ков за то, что они не рас­смат­ри­ва­ли труд, как затра­ту физио­ло­ги­че­ской энер­гии? Нет, он гово­рит совсем не об этом. Он упре­ка­ет сво­их пред­ше­ствен­ни­ков в непо­ни­ма­нии того, что, когда мы гово­рим о тру­де, обра­зу­ю­щем сто­и­мость, мы гово­рим об обще­ствен­ной фор­ме тру­да, о бур­жу­аз­ной фор­ме тру­да. О Пет­ти Маркс гово­рит, что он не пони­мал «опре­де­лен­ной обще­ствен­ной фор­мы, в кото­рой труд явля­ет­ся источ­ни­ком мено­вой сто­и­мо­сти». О Буа­гиль­бе­ре Маркс гово­рит, что он сме­ши­вал труд, обра­зу­ю­щий сто­и­мость, с «непо­сред­ствен­ной есте­ствен­ной дея­тель­но­стью инди­ви­дов». Фран­клин, по сло­вам Марк­са, оши­боч­но рас­смат­ри­вал абстракт­ный труд в смыс­ле физио­ло­ги­че­ском, но не как «обще­ствен­ный труд, про­ис­те­ка­ю­щий из все­сто­рон­не­го отчуж­де­ния инди­ви­ду­аль­но­го тру­да». Джем­са Стю­ар­та Маркс хва­лит за то, что он отли­ча­ет не толь­ко «обще­ствен­ную фор­му тру­да» от «реаль­но­го» или мате­ри­аль­но­го тру­да, но отли­ча­ет так­же «бур­жу­аз­ную» фор­му тру­да от дру­гих обще­ствен­ных форм тру­да. Сми­та Маркс пори­ца­ет за то, что он не сумел перей­ти от реаль­но­го тру­да к «бур­жу­аз­но­му тру­ду в его основ­ной фор­ме». Про­ти­во­по­став­ле­ние «реаль­но­го» тру­да обще­ствен­ной, а имен­но «бур­жу­аз­ной фор­ме тру­да», — вот что Маркс счи­та­ет цен­тром, зер­ном все­го сво­е­го уче­ния о двой­ствен­ной при­ро­де тру­да.

Теперь мы поста­вим А. Кону сле­ду­ю­щий вопрос: если абстракт­ный труд сам по себе не обра­зу­ет сто­и­мо­сти, что же озна­ча­ет утвер­жде­ние, что он явля­ет­ся суб­стан­ци­ей сто­и­мо­сти? Что это за стран­ная суб­стан­ция, кото­рая не обра­зу­ет фор­мы, в кото­рой она выра­жа­ет­ся? Ведь Маркс пони­мал суб­стан­цию в смыс­ле, в кото­ром это поня­тие упо­треб­ля­лось у Геге­ля, а не у Кан­та. Маркс не думал, что суб­стан­ция и фор­ма суть чуж­дые друг дру­гу явле­ния, кото­рые путем их меха­ни­че­ско­го соеди­не­ния обра­зу­ют целое. С точ­ки зре­ния Марк­са, суб­стан­ци­ей сто­и­мо­сти мож­но назвать толь­ко то явле­ние, кото­рое сво­им раз­ви­ти­ем созда­ет сто­и­мость.

Основ­ной уста­нов­кой Марк­са был ана­лиз тру­да, обра­зу­ю­ще­го сто­и­мость. Исхо­дя из это­го ана­ли­за, он пока­зал нам раз­ли­чие опре­де­ле­ний и момен­тов это­го тру­да, как обще­ствен­но­го, абстракт­но­го, про­сто­го и обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го», при­чем все эти момен­ты нераз­рыв­но свя­за­ны меж­ду собой и явля­ют­ся опре­де­ле­ни­я­ми одно­го и того же тру­да, обра­зу­ю­ще­го сто­и­мость. Ина­че посту­па­ет Кон. Спер­ва он берет поня­тие физио­ло­ги­че­ско­го тру­да; это поня­тие, по его соб­ствен­ным сло­вам, не «исто­ри­че­ское» я даже не «эко­но­ми­че­ское». Потом он при­бав­ля­ет к нему при­зна­ки обще­ствен­но­го, про­сто­го и обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го. В резуль­та­те тако­го меха­ни­че­ско­го сло­же­ния отдель­ных при­зна­ков Кон полу­ча­ет поня­тие тру­да, обра­зу­ю­ще­го сто­и­мость, в то вре­мя как Маркс исхо­дит из это­го тру­да, как еди­но­го цело­го, и нахо­дит отдель­ные опре­де­ле­ния в каче­стве момен­тов это­го еди­но­го тру­да. В то вре­мя как у Марк­са речь идет о двой­ствен­ной при­ро­де тру­да, Кону сле­до­ва­ло бы гово­рить о трой­ствен­ной при­ро­де тру­да как кон­крет­но­го, абстракт­но­го и обще­ствен­но­го. Дей­стви­тель­но, у Кона труд суще­ству­ет преж­де все­го, как кон­крет­ный, далее труд суще­ству­ет как абстракт­ный или физио­ло­ги­че­ский и, нако­нец, как обще­ствен­ный.

Кон ссы­ла­ет­ся на то, что нель­зя отры­вать обще­ствен­ную сто­ро­ну тру­да или обще­ствен­ный труд от мате­ри­аль­но­го про­из­вод­ства. Поэто­му труд, обра­зу­ю­щий сто­и­мость, дол­жен, по его мне­нию, обла­дать дву­мя при­зна­ка­ми: он дол­жен быть обще­ствен­ным тру­дом, но он дол­жен так­же быть физио­ло­ги­че­ским тру­дом, и имен­но послед­ний состав­ля­ет «мате­ри­аль­ную осно­ву сто­и­мо­сти» («Курс», стр. 55). Но при этом Кон не заме­ча­ет, что он дела­ет сле­ду­ю­щую ошиб­ку. В то вре­мя как Маркс гово­рит о двой­ствен­ной при­ро­де тру­да, созда­ю­ще­го товар (а имен­но: как тру­да, обра­зу­ю­ще­го потре­би­тель­ную сто­и­мость, и как тру­да, обра­зу­ю­ще­го сто­и­мость), А. Кон пере­но­сит двой­ствен­ную при­ро­ду в само поня­тие тру­да, обра­зу­ю­ще­го сто­и­мость. Кон упус­ка­ет из вида, что мы, свя­зы­вая сто­и­мость с обще­ствен­ным тру­дом, отнюдь не отры­ва­ем ее от мате­ри­аль­ной осно­вы про­из­вод­ства, ибо обще­ствен­ная сто­ро­на тру­да есть толь­ко одна сто­ро­на еди­но­го тру­да, кото­рый явля­ет­ся одно­вре­мен­но тру­дом мате­ри­аль­ным и обще­ствен­ным, кон­крет­ным и абстракт­ным, источ­ни­ком потре­би­тель­ной сто­и­мо­сти и источ­ни­ком сто­и­мо­сти. А. Кон игно­ри­ру­ет все уче­ние Марк­са о двой­ствен­ной при­ро­де тру­да, — уче­ние, кото­рое тес­но свя­зы­ва­ет дви­же­ние абстракт­но­го, обще­ствен­но­го тру­да с дви­же­ни­ем мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ско­го про­цес­са про­из­вод­ства. Не пони­мая, что у Марк­са суще­ству­ет самая тес­ная связь абстракт­но­го тру­да с мате­ри­аль­ной осно­вой про­из­вод­ства, Кон счи­та­ет нуж­ным в самое поня­тие тру­да, обра­зу­ю­ще­го сто­и­мость, вве­сти эту мате­ри­аль­ную осно­ву. Двой­ствен­ную харак­те­ри­сти­ку тру­да Кон пере­но­сит с тру­да, обра­зу­ю­ще­го товар (как един­ство потре­би­тель­ной сто­и­мо­сти и сто­и­мо­сти), на труд, обра­зу­ю­щий сто­и­мость. Но если Кон при­пи­сы­ва­ет двой­ствен­ную при­ро­ду тру­ду, обра­зу­ю­ще­му сто­и­мость, то что же ска­зать о тру­де, созда­ю­щем товар? По-види­мо­му, необ­хо­ди­мо будет при­знать, что он отли­ча­ет­ся трой­ствен­ной при­ро­дой, — и этот вывод выте­ка­ет из кон­цеп­ции Кона.

Кон­цеп­ция Кона извра­ща­ет так­же отно­ше­ние меж­ду обще­ствен­ным и абстракт­ным тру­дом. В этом пунк­те, как и во мно­гих дру­гих, он близ­ко под­хо­дит к трак­тов­ке Шаб­са. У послед­не­го полу­ча­ет­ся тако­го рода постро­е­ние: абстракт­ный труд сам по себе не обра­зу­ет сто­и­мо­сти, но этот абстракт­ный труд пре­вра­ща­ет­ся в товар­ном хозяй­стве в труд обще­ствен­ный и тогда он ста­но­вит­ся тру­дом, обра­зу­ю­щим сто­и­мость. Ина­че гово­ря, по Шаб­су, обще­ствен­ный труд есть абстракт­ный труд в той спе­ци­фи­че­ской фор­ме, кото­рую он при­об­ре­та­ет в товар­ном хозяй­стве, а у Марк­са дело обсто­ит как раз наобо­рот: абстракт­ный труд есть обще­ствен­ный труд в той спе­ци­фи­че­ской фор­ме, кото­рую он при­об­ре­та­ет в товар­ном хозяй­стве. Ошиб­ка Шаб­са повто­ря­ет­ся в кон­цеп­ции Кона.

Кон в послед­ней ста­тье дела­ет еще одну уступ­ку. Если рань­ше он объ­яв­лял, что абстракт­ный труд сам по себе не обра­зу­ет сто­и­мо­сти, но явля­ет­ся суб­стан­ци­ей сто­и­мо­сти, то в сво­ей послед­ней ста­тье («В.К.А.», стр. 264) он счел необ­хо­ди­мым реши­тель­но под­черк­нуть, что суб­стан­ци­ей сто­и­мо­сти явля­ет­ся «обще­ствен­ный (и обще­ствен­но-необ­хо­ди­мый) абстракт­ный про­стой труд в его спе­ци­фи­че­ски мено­вой фор­ме». Теперь мы спра­ши­ва­ем Кона: что же явля­ет­ся суб­стан­ци­ей сто­и­мо­сти? «Абстракт­ный» ли труд («Курс», стр. 51), или «абстракт­ный и обще­ствен­но-необ­хо­ди­мый труд» («Курс», стр. 55), или нако­нец «обще­ствен­ный (и обще­ствен­но-необ­хо­ди­мый) абстракт­ный про­стой труд в его спе­ци­фи­че­ски мено­вой фор­ме» («В.К.А.», стр. 264)?

Если при­нять послед­нюю фор­му­ли­ров­ку, кото­рую А. Кон дает в сво­ей ста­тье, то необ­хо­ди­мо при­знать, что абстракт­ный труд не толь­ко не обра­зу­ет сто­и­мо­сти, но и не явля­ет­ся суб­стан­ци­ей сто­и­мо­сти. Кон сам чер­ным по бело­му напи­сал это, когда заявил, что суб­стан­ци­ей сто­и­мо­сти явля­ет­ся труд обще­ствен­ный в его «спе­ци­фи­че­ски мено­вой фор­ме». Таким обра­зом Кон, начав­ши с физио­ло­ги­че­ско­го опре­де­ле­ния абстракт­но­го тру­да, вынуж­ден, для того что­бы прий­ти к тру­ду, обра­зу­ю­ще­му сто­и­мость, посте­пен­но услож­нять свое пони­ма­ние тру­да и в кон­це кон­цов сво­дит на нет свое пер­во­на­чаль­ное поня­тие абстракт­но­го тру­да. Вна­ча­ле он гово­рил, что абстракт­ный труд не обра­зу­ет сто­и­мо­сти, но состав­ля­ет суб­стан­цию сто­и­мо­сти; даль­ше нам гово­рят, что этот абстракт­ный труд не явля­ет­ся и суб­стан­ци­ей сто­и­мо­сти, а в даль­ней­шем мы узна­ем, что абстракт­ный труд вооб­ще не суще­ству­ет нигде, кро­ме товар­но­го хозяй­ства. Так, напри­мер, Кон пишет: «Толь­ко в усло­ви­ях мено­во­го обще­ства при­рав­не­ние одних видов кон­крет­но­го тру­да дру­гим при­об­ре­та­ет эко­но­ми­че­ское зна­че­ние и совер­ша­ет­ся не толь­ко в голо­ве иссле­до­ва­те­ля, но и в реаль­ном про­цес­се обме­на» («Курс», стр. 53). А в новой ста­тье («В.К.А.», стр. 268) Кона мы нахо­дим такую фор­му­ли­ров­ку: «В усло­ви­ях мено­во­го обще­ства то све­де­ние кон­крет­но­го тру­да к абстракт­но­му, кото­рое вна­ча­ле было про­из­ве­де­но Марк­сом лишь мыс­лен­но, про­ис­хо­дит и в объ­ек­тив­ной дей­стви­тель­но­сти» (Выде­ле­ние наше). Све­де­ние кон­крет­но­го тру­да к абстракт­но­му про­ис­хо­дит реаль­но или в объ­ек­тив­ной дей­стви­тель­но­сти толь­ко в товар­ном хозяй­стве, вне товар­но­го хозяй­ства оно может про­ис­хо­дить толь­ко в голо­ве иссле­до­ва­те­ля, а в объ­ек­тив­ной дей­стви­тель­но­сти не про­ис­хо­дит. И после это­го нам заяв­ля­ют, что кате­го­рия абстракт­но­го тру­да не име­ет исто­ри­че­ско­го харак­те­ра и не свя­за­на с товар­ным хозяй­ством, что «опре­де­лен­ная орга­ни­за­ция про­из­вод­ства» не долж­на «быть вве­де­на в каче­стве опре­де­ля­ю­ще­го момен­та в поня­тие абстракт­но­го тру­да» («Курс», стр. 53).

Чем объ­яс­ня­ют­ся все эти про­ти­во­ре­чия А. Кона?

Мы поста­ра­ем­ся вскрыть источ­ник этих про­ти­во­ре­чий. С одной сто­ро­ны, А. Кон хочет сохра­нить поня­тие абстракт­но­го тру­да как физио­ло­ги­че­ско­го; ему кажет­ся, что без это­го мы поры­ва­ем связь явле­ний сто­и­мо­сти с мате­ри­аль­ным про­цес­сом про­из­вод­ства, хотя, как мы уже ука­зы­ва­ли, эта связь сохра­ня­ет­ся бла­го­да­ря уче­нию Марк­са о двой­ствен­ной при­ро­де тру­да. Вме­сте с тем Кон отлич­но зна­ет, что Маркс рас­смат­ри­вал сто­и­мость, как выра­же­ние про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний людей, что сто­и­мость суще­ству­ет толь­ко при опре­де­лен­ной фор­ме орга­ни­за­ции хозяй­ства, при опре­де­лен­ных про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ни­ях людей. И тут А. Кон сто­ит перед сле­ду­ю­щим затруд­не­ни­ем: сто­и­мость, с одной сто­ро­ны, явля­ет­ся выра­же­ни­ем про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний людей, зна­чит, име­ет харак­тер соци­аль­ный; с дру­гой же сто­ро­ны, — сто­и­мость явля­ет­ся порож­де­ни­ем или выра­же­ни­ем абстракт­но­го тру­да, кото­рый Кон пони­ма­ет в физио­ло­ги­че­ском смыс­ле.

Как вый­ти из это­го затруд­не­ния? Как при­ми­рить опре­де­ле­ние сто­и­мо­сти как выра­же­ния «абстракт­но­го тру­да» с опре­де­ле­ни­ем сто­и­мо­сти как выра­же­ния «про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний людей»?

С нашей точ­ки зре­ния, это затруд­не­ние раз­ре­ша­ет­ся очень про­сто. Сто­и­мость явля­ет­ся преж­де все­го и непо­сред­ствен­но выра­же­ни­ем обще­ствен­но­го или абстракт­но­го тру­да, в каж­дое изме­не­ние коли­че­ства это­го тру­да отра­жа­ет­ся на вели­чине сто­и­мо­сти (коли­че­ство обще­ствен­но­го или абстракт­но­го тру­да нахо­дит свое точ­ное выра­же­ние в вели­чине сто­и­мо­сти, коли­че­ство же мате­ри­аль­но­го тру­да нахо­дит в вели­чине сто­и­мо­сти лишь кос­вен­ное выра­же­ние, а имен­но через посред­ство коли­че­ства обще­ствен­но­го тру­да, кото­рое не все­гда рав­но коли­че­ству фак­ти­че­ски затра­чен­но­го мате­ри­аль­но­го тру­да). Имен­но поэто­му Маркс счи­та­ет суб­стан­ци­ей сто­и­мо­сти обще­ствен­ный или абстракт­ный труд. Но обще­ствен­ный или абстракт­ный труд, кото­рый явля­ет­ся обще­ствен­ной сто­ро­ной мате­ри­аль­но­го тру­до­во­го про­цес­са, пред­по­ла­га­ет нали­чие опре­де­лен­ных про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний меж­ду людь­ми. Поэто­му мы можем ска­зать с оди­на­ко­вым пра­вом, что сто­и­мость явля­ет­ся выра­же­ни­ем абстракт­но­го тру­да, или что она явля­ет­ся выра­же­ни­ем про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний людей.

А. Кон выхо­дит из ука­зан­но­го затруд­не­ния с помо­щью осо­бо­го при­е­ма, кото­рый заклю­ча­ет­ся в сле­ду­ю­щем. Кон вынуж­ден прий­ти к стран­но­му выво­ду, что сто­и­мость име­ет осо­бое соци­аль­ное «содер­жа­ние» и наря­ду с этим осо­бую мате­ри­аль­ную «суб­стан­цию». Тер­ми­ны «содер­жа­ние» сто­и­мо­сти и «суб­стан­ция» сто­и­мо­сти у Марк­са име­ют совер­шен­но оди­на­ко­вый смысл. У Кона же эти поня­тия раз­ры­ва­ют­ся. С его точ­ки зре­ния необ­хо­ди­мо прий­ти к выво­ду, что сто­и­мость име­ет соци­аль­ное «содер­жа­ние» и мате­ри­аль­ную «суб­стан­цию». Про­чтем сло­ва Кона в его рабо­те (Лек­ции по мето­до­ло­гии поли­ти­че­ской эко­но­мии» (стр. 85 — 86): «Соци­аль­ные свой­ства вещей ста­но­вят­ся един­ствен­ной фор­мой про­яв­ле­ния мено­вых отно­ше­ний, про­из­вод­ствен­ные же отно­ше­ния мено­во­го обще­ства — един­ствен­ным содер­жа­ни­ем соци­аль­ных свойств вещей. Напри­мер, мено­вая цен­ность това­ров явля­ет­ся един­ствен­ной фор­мой про­яв­ле­ния мено­вых отно­ше­ний, а самые отно­ше­ния обме­на явля­ют­ся един­ствен­ным содер­жа­ни­ем мено­вой цен­но­сти». И в дру­гих местах в сво­ем «Кур­се» А. Кон несколь­ко раз гово­рит, что сто­и­мость име­ет обще­ствен­ное «содер­жа­ние», а имен­но «пред­став­ля­ет собой не более, как ове­ществ­ле­ние в това­ре про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний обме­на» («Курс», стр. 37). «Закон сто­и­мо­сти име­ет глу­бо­ко-соци­аль­ное содер­жа­ние, и содер­жа­ни­ем этим явля­ет­ся про­цесс сти­хий­но­го регу­ли­ро­ва­ния обще­ствен­но­го про­из­вод­ства. Одна­ко наря­ду с этим содер­жа­ни­ем закон сто­и­мо­сти име­ет мате­ри­аль­ную осно­ву, суб­стан­цию сто­и­мо­сти» (стр. 55. Выде­ле­ние наше), а имен­но абстракт­ный и обще­ствен­но-необ­хо­ди­мый труд.

По-види­мо­му, ход мыс­ли А. Кона таков. Сто­и­мость есть соци­аль­ное свой­ство про­дук­та, — этот Кон не может отри­цать, — и поэто­му име­ет сво­им «един­ствен­ным содер­жа­ни­ем» обще­ствен­ные отно­ше­ния людей, или, как выра­жа­ет­ся Кон, «мено­вые отно­ше­ния» людей. Мате­ри­аль­ной же «суб­стан­ци­ей» сто­и­мо­сти явля­ет­ся абстракт­ный труд, «конеч­но, в физио­ло­ги­че­ском смыс­ле это­го сло­ва». Таким обра­зом тот раз­рыв соци­аль­ных и мате­ри­аль­ных эле­мен­тов сто­и­мо­сти, в кото­ром меня обви­ня­ет А. Кон, как нель­зя более ярко пред­став­лен у него. У него сто­и­мость разо­рва­на по двум источ­ни­кам. Она име­ет сво­им «един­ствен­ным содер­жа­ни­ем» мено­вые отно­ше­ния людей, а сво­ей «суб­стан­ци­ей» — физио­ло­ги­че­ский труд. В то вре­мя как Маркс нигде не отли­ча­ет суб­стан­цию сто­и­мо­сти от ее содер­жа­ния, Кон сво­дит сто­и­мость к двум источ­ни­кам и рас­смат­ри­ва­ет каж­дый раз с одно­сто­рон­ней точ­ки зре­ния: с одной сто­ро­ны, един­ствен­ным содер­жа­ни­ем сто­и­мо­сти объ­яв­ля­ют­ся «мено­вые отно­ше­ния» людей, т. е. соци­аль­ные эле­мен­ты сто­и­мо­сти рас­смат­ри­ва­ют­ся с фор­маль­ной сто­ро­ны и вне зави­си­мо­сти от мате­ри­аль­но­го про­цес­са про­из­вод­ства; а с дру­гой сто­ро­ны, абстракт­ный труд, — эта суб­стан­ция сто­и­мо­сти, — пони­ма­ет­ся как физио­ло­ги­че­ский труд, лишен­ный опре­де­лен­ной обще­ствен­ной фор­мы. Мате­ри­аль­ные и соци­аль­ные эле­мен­ты сто­и­мо­сти у Кона ото­рва­ны друг от дру­га. Каж­дая из этих сто­рон лише­на допол­ни­тель­ных при­зна­ков, свя­зы­ва­ю­щих ее с дру­гой сто­ро­ной. Этот раз­рыв и нашел свое выра­же­ние в отме­чен­ном нами выше раз­ры­ве меж­ду харак­те­ри­сти­кой тру­да как обще­ствен­но­го и харак­те­ри­сти­кой его как абстракт­но­го.

А. Кон, конеч­но, пони­ма­ет, что тот абстракт­ный труд, кото­рый не обра­зу­ет сто­и­мо­сти, не явля­ет­ся суб­стан­ци­ей сто­и­мо­сти и для объ­яс­не­ния сто­и­мо­сти не годит­ся. Он пони­ма­ет, что у нас не может не воз­ник­нуть вопрос, зачем вве­де­но Марк­сом это поня­тие абстракт­но­го тру­да в тео­рию сто­и­мо­сти. И Кон в сво­ей послед­ней ста­тье в «Вест­ни­ке Ком. ака­де­мии» ста­вит точ­ку над i. Он гово­рит: поня­тие абстракт­но­го тру­да нуж­но было Марк­су тогда, когда он вел свое иссле­до­ва­ние ана­ли­ти­че­ским путем от сто­и­мо­сти, как гото­вой соци­аль­ной фор­мы про­дук­та, к ее источ­ни­ку, к суб­стан­ции, лежа­щей в ее осно­ве. Маркс рас­смат­ри­ва­ет сто­и­мость как выра­же­ние обще­ствен­но­го тру­да, по ему нуж­но было это (поня­тие обще­ствен­но­го тру­да упро­стить; ему нуж­но было взять такое про­стое поня­тие тру­да, кото­рое не заклю­ча­ет в себе сто­и­мо­сти, и поэто­му Маркс «мыс­лен­но сво­дит» обще­ствен­ный труд к абстракт­но­му или физио­ло­ги­че­ско­му тру­ду. Когда же Маркс хочет отпра­вить­ся «в обрат­ный путь», путь диа­лек­ти­че­ско­го выве­де­ния сто­и­мо­сти из тру­да, он дол­жен это поня­тие абстракт­но­го тру­да «ослож­нить» («В. К. А.», стр. 268) вклю­че­ни­ем в него опре­де­лен­ной соци­аль­ной фор­мы, кото­рая пре­вра­ща­ет его в обще­ствен­ный труд, обра­зу­ю­щий сто­и­мость. Итак, кате­го­рия абстракт­но­го тру­да нуж­на была Марк­су, ока­зы­ва­ет­ся, не для объ­яс­не­ния сто­и­мо­сти, а лишь для того, что­бы вскрыть ту мате­ри­аль­ную осно­ву сто­и­мо­сти, кото­рая свой­ствен­на «всем обще­ствен­ным фор­мам» («В. К. А.», стр. 270) и пото­му име­ет вне­исто­ри­че­ский харак­тер.

Само собой понят­но, что мы долж­ны све­сти сто­и­мость к более про­стым явле­ни­ям, лежа­щим в ее осно­ве, в конеч­ном сче­те к про­пор­ци­о­наль­но­му рас­пре­де­ле­нию тру­да в про­цес­се мате­ри­аль­но­го про­из­вод­ства. Но для это­го тре­бу­ет­ся несколь­ко сту­пе­ней ана­ли­за. На пер­вой сту­пе­ни ана­ли­за сто­и­мость преж­де все­го сво­дит­ся к абстракт­но­му тру­ду, т. е. обще­ствен­но­му тру­ду в той спе­ци­фи­че­ской его фор­ме, кото­рая име­ет­ся в товар­ном хозяй­стве. Но так как абстракт­ный труд явля­ет­ся спе­ци­фи­че­ской фор­мой обще­ствен­но­го или соци­аль­но-урав­нен­но­го тру­да, то на вто­рой сту­пе­ни ана­ли­за сто­и­мость сво­дит­ся к обще­ствен­но­му тру­ду. Далее, обще­ствен­ный труд в свою оче­редь явля­ет­ся лишь одной сто­ро­ной тру­да как еди­но­го цело­го, кото­рый, с одной сто­ро­ны, высту­па­ет как обще­ствен­ный труд, а с дру­гой сто­ро­ны, как мате­ри­аль­ный или кон­крет­ный труд, — эта «веч­ная есте­ствен­ная необ­хо­ди­мость» в «обмене веществ меж­ду чело­ве­ком и при­ро­дой». Таким обра­зом, в нашем ана­ли­зе мы долж­ны прий­ти в конеч­ном сче­те к наи­бо­лее про­сто­му поня­тию тру­да, кото­рый явля­ет­ся тру­дом мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ским и вме­сте с тем пред­став­ля­ет собой затра­ту физио­ло­ги­че­ской энер­гии. Но это поня­тие тру­да, «свой­ствен­ное всем обще­ствен­ным фор­мам», явля­ет­ся лишь пред­по­сыл­кой в тео­рии сто­и­мо­сти Марк­са; это — та осно­ва, на кото­рой воз­ве­де­но все зда­ние, кото­рая посто­ян­но пред­по­ла­га­ет­ся, но нико­им обра­зом не долж­на быть сме­ши­ва­е­ма с тем абстракт­ным тру­дом, кото­рый непо­сред­ствен­но состав­ля­ет суб­стан­цию сто­и­мо­сти и свя­зан с дан­ной обще­ствен­ной фор­мой тру­да, как часто повто­ря­ет Маркс. А. Кон в сущ­но­сти про­тив сво­ей воли при­знал то, о чем нам уже при­хо­ди­лось несколь­ко раз гово­рить. К про­сто­му поня­тию тру­да, лишен­но­му опре­де­лен­ной обще­ствен­ной фор­мы, мы можем прий­ти лишь в том слу­чае, когда наша зада­ча огра­ни­чи­ва­ет­ся ана­ли­ти­че­ским све­де­ни­ем сто­и­мо­сти к тру­ду. Когда же мы ста­вим себе целью путем диа­лек­ти­че­ско­го иссле­до­ва­ния пока­зать, как про­стей­шие явле­ния пре­вра­ща­ют­ся в более слож­ные, мы долж­ны прий­ти к поня­тию тру­да, как слож­но­го обще­ствен­но­го явле­ния, при­су­ще­го товар­но­му хозяй­ству, мы долж­ны прий­ти к поня­тию обще­ствен­но­го тру­да в той фор­ме, кото­рую он име­ет в товар­ном хозяй­стве, т. е. к поня­тию абстракт­но­го тру­да, кото­рый обра­зу­ет сто­и­мость.

Вся­кая попыт­ка исклю­чить из поня­тия абстракт­но­го тру­да его обще­ствен­ную сто­ро­ну и пред­ста­вить его как труд, свой­ствен­ный «всем обще­ствен­ным фор­мам», как кате­го­рию не исто­ри­че­скую и даже не эко­но­ми­че­скую, — вся­кая такая попыт­ка сво­дит­ся к недо­пу­сти­мо­му упро­ще­нию уче­ния Марк­са и к отка­зу от тех бога­тых и слож­ных поня­тий, кото­рые Маркс нам оста­вил.

После раз­бо­ра взгля­дов А. Кона на абстракт­ный труд я дол­жен еще оста­но­вить­ся на тех обви­не­ни­ях, кото­рые выдви­ну­ты Коном про­тив мое­го пони­ма­ния абстракт­но­го тру­да.

А. Кон обви­ня­ет меня не более и не менее как в том, что я «созна­тель­но или бес­со­зна­тель­но взял­ся «выпол­нить завет П. Стру­ве» (стр. 52). Что и гово­рить, обви­не­ние очень тяж­кое для марк­си­ста! К сча­стью, оно при­над­ле­жит к чис­лу тех обви­не­ний, мни­мой тяже­сти кото­рых в пол­ной мере соот­вет­ству­ет их дей­стви­тель­ная лег­ко­вес­ность.

На стр. 52 «Кур­са» Кона мы чита­ем сле­ду­ю­щую длин­ную цита­ту из пре­ди­сло­вия Стру­ве к «Капи­та­лу» Марк­са: «В эко­но­ми­че­ской систе­ме Марк­са, — писал Стру­ве, — пере­пле­та­ют­ся и спле­та­ют­ся, как мы уже ука­за­ли, два основ­ных моти­ва: 1) меха­ни­че­ски-нату­ра­ли­сти­че­ский, под вли­я­ни­ем кото­ро­го Маркс создал свое «объ­ек­тив­ное» уче­ние о тру­до­вой затра­те, как суб­стан­ции и мери­ле цен­но­сти, и 2) социо­ло­ги­че­ский, за вещ­ной обо­лоч­кой эко­но­ми­че­ских явле­ний видя­щий в каче­стве их основ­но­го содер­жа­ния — исто­ри­че­ски измен­чи­вые отно­ше­ния меж­ду людь­ми в про­цес­се про­из­вод­ства. Дело кри­ти­ки разъ­еди­нить и кри­ти­че­ски взве­сить каж­дый из этих моти­вов в отдель­но­сти и затем иссле­до­вать, в какой мере они сов­ме­сти­мы друг с дру­гом».

При­ве­дя длин­ную цита­ту из Стру­ве, А. Кон даже не потру­дил­ся объ­яс­нить чита­те­лю, о чем соб­ствен­но у Стру­ве идет речь. Стру­ве нахо­дит рез­кое про­ти­во­ре­чие меж­ду социо­ло­ги­че­ским мето­дом Марк­са и его же тео­ри­ей тру­до­вой сто­и­мо­сти. Стру­ве в свое вре­мя при­зна­вал вели­кую заслу­гу Марк­са, кото­рый в эко­но­ми­че­ских кате­го­ри­ях видел выра­же­ние обще­ствен­ных про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний людей. Но это­му социо­ло­ги­че­ско­му уче­нию Марк­са рез­ко про­ти­во­ре­чит, по мне­нию Стру­ве, марк­со­во «уче­ние о тру­де, как суб­стан­ции цен­но­сти», — уче­ние, исхо­дя­щее из «меха­ни­че­ски-нату­ра­ли­сти­че­ской точ­ки зре­ния».

А. Кон, воз­мож­но, не дога­ды­ва­ет­ся о том, что Стру­ве в дан­ном пунк­те лишь выра­жа­ет мне­ние, широ­ко рас­про­стра­нен­ное до сих пор сре­ди кри­ти­ков Марк­са, мне­ние о раз­но­род­ном мето­до­ло­ги­че­ском харак­те­ре марк­со­вой тео­рии сто­и­мо­сти, с одной сто­ро­ны, и осталь­ных частей марк­со­вой эко­но­ми­че­ской систе­мы, с дру­гой. Штольц­ман, напри­мер, видит глу­бо­кое про­ти­во­ре­чие меж­ду «соци­аль­ной» тео­ри­ей рас­пре­де­ле­ния Марк­са и его же «нату­ра­ли­сти­че­ской» тео­ри­ей сто­и­мо­сти[31]. Про­ти­во­по­став­ле­ние «нату­ра­ли­сти­че­ской» тео­рии сто­и­мо­сти Марк­са его «социо­ло­ги­че­ской» тео­рии капи­та­ла мож­но встре­тить сплошь и рядом у кри­ти­ков Марк­са[32]. И имен­но тако­го рода про­ти­во­по­став­ле­ние имел в виду Стру­ве, когда писал о двух «основ­ных моти­вах» в мыш­ле­нии Марк­са.

Итак, «завет» Стру­ве в дан­ном вопро­се сво­дит­ся к кон­ста­ти­ро­ва­нию непри­ми­ри­мо­го про­ти­во­ре­чия меж­ду уче­ни­ем Марк­са о том, что эко­но­ми­че­ские кате­го­рии суть выра­же­ние обще­ствен­ных про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний людей, и его же «нату­ра­ли­сти­че­ским» уче­ни­ем о тру­до­вой сто­и­мо­сти. Я же в сво­их «Очер­ках» отста­и­ваю как раз про­ти­во­по­лож­ную мысль. Мож­но ска­зать, что «Очер­ки» напи­са­ны спе­ци­аль­но для того, что­бы окон­ча­тель­но раз­об­ла­чить леген­ду о «нату­ра­ли­сти­че­ском» харак­те­ре марк­со­вой тео­рии сто­и­мо­сти, — леген­ду, «созна­тель­но» под­дер­жи­ва­е­мую Стру­ве и про­чи­ми кри­ти­ка­ми марк­сиз­ма и «бес­со­зна­тель­но» раз­де­ля­е­мую таки­ми после­до­ва­те­ля­ми Марк­са, как А. Кон. На каж­дой стра­ни­це «Очер­ков» я ста­ра­юсь дока­зать, что тео­рия сто­и­мо­сти Марк­са не толь­ко не про­ти­во­ре­чит его социо­ло­ги­че­ско­му мето­ду, а явля­ет­ся одним из выс­ших дости­же­ний, в кото­ро­му Маркс мог прий­ти толь­ко при помо­щи это­го мето­да. Я ста­ра­юсь дока­зать, что пред­по­ло­же­ние о нату­ра­ли­сти­че­ском харак­те­ре марк­со­вой тео­рии сто­и­мо­сти лише­но малей­ше­го осно­ва­ния, что основ­ные кате­го­рии, на кото­рых эта тео­рия постро­е­на (напри­мер сто­и­мость, абстракт­ный труд и т. д.), име­ют глу­бо­ко-соци­аль­ный харак­тер и явля­ют­ся выра­же­ни­ем обще­ствен­ных про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний людей.

Если бы А. Кон не огра­ни­чил­ся тем, что доста­вил себе удо­воль­ствие сопо­став­ле­ни­ем мое­го име­ни с име­нем Стру­ве, а разо­брал по суще­ству взгля­ды послед­не­го, чита­тель его «Кур­са поли­ти­че­ской эко­но­мии» (а может быть и сам автор) лег­ко убе­дил­ся бы, что мои «Очер­ки» отнюдь не выпол­ня­ют «созна­тель­но или бес­со­зна­тель­но» заве­та Стру­ве, а ста­вят себе целью, — и при­том весь­ма «созна­тель­но», — опро­верг­нуть взгля­ды кри­ти­ков Марк­са. Воз­мож­но даже, что у более или менее догад­ли­во­го чита­те­ля появи­лась бы мысль сле­ду­ю­ще­го рода. Рубин опро­вер­га­ет Стру­ве; Кон опро­вер­га­ет Руби­на; не воз­вра­ща­ет­ся ли Кон и дан­ном пунк­те к взгля­дам Стру­ве? И догад­ли­вый чита­тель не был бы совсем не прав. Дей­стви­тель­но А. Кон в сущ­но­сти не оспа­ри­ва­ет мне­ния Стру­ве о нату­ра­ли­сти­че­ском харак­те­ре марк­со­вой тео­рии сто­и­мо­сти и ее основ­ных кате­го­рий (сто­и­мо­сти, абстракт­но­го тру­да и т. д.). В сущ­но­сти, он пол­но­стью раз­де­ля­ет это мне­ние Стру­ве. Раз­ни­ца меж­ду ними толь­ко та, что Стру­ве видит в этом глав­ный недо­ста­ток марк­со­вой тео­рии, Кон же скло­нен счи­тать это досто­ин­ством. Там, где Стру­ве ста­вит знак минус, Кон ста­вит знак плюс. Огра­ни­чив­шись этой пере­ме­ной зна­ка, А. Кон по суще­ству остав­ля­ет нетро­ну­тым то гру­бое, упро­щен­ное пони­ма­ние основ­ных кате­го­рий марк­со­вой тео­рии, кото­рое раз­де­ля­ет­ся кри­ти­ка­ми Марк­са.

Что­бы не быть голо­слов­ны­ми, оста­но­вим­ся на при­ме­ре абстракт­но­го тру­да. Про­чтем сле­ду­ю­щие сло­ва: «Абстракт­ный труд отли­ча­ет­ся от кон­крет­но­го толь­ко в том отно­ше­нии, что кон­крет­ный труд есть труд в опре­де­лен­ной отрас­ли про­из­вод­ства, направ­лен­ный на про­из­вод­ство совер­шен­но опре­де­лен­ной потре­би­тель­ной сто­и­мо­сти, абстракт­ный же труд есть труд, взя­тый с точ­ки зре­ния его общих свойств и очи­щен­ный от осо­бен­но­стей, свой­ствен­ных отдель­ным кон­крет­ным видам тру­да». Если чита­тель согла­сит­ся с эти­ми сло­ва­ми, он, конеч­но, не ста­нет спо­рить так­же про­тив утвер­жде­ния, что Маркс рас­смат­ри­вал абстракт­ный труд как «абстракт­ную затра­ту нерв­ной и мышеч­ной энер­гии, неза­ви­си­мо от кон­крет­но­го целе­со­об­раз­но­го содер­жа­ния этой затра­ты, отли­ча­ю­ще­ю­ся бес­ко­неч­ным раз­но­об­ра­зи­ем». Чита­тель поду­ма­ет, что послед­няя фра­за пред­став­ля­ет собой не что иное, как более ясное и крат­кое резю­ме мыс­лей, изло­жен­ных в пер­вой фра­зе. Он поду­ма­ет, что обе фра­зы напи­са­ны одним авто­ром. А меж­ду тем одна из них при­над­ле­жит А. Кону, дру­гая — И. Стру­ве. Так как и теперь чита­тель, несо­мнен­но, затруд­нит­ся ска­зать, какая фра­за при­над­ле­жит како­му авто­ру, мы при­дем ему на помощь и ука­жем, что пер­вая фра­за взя­та из «Кур­са поли­ти­че­ской эко­но­мии» А. Кона (стр. 51 — 52), а вто­рая фра­за — из пре­ди­сло­вия Стру­ве к «Капи­та­лу» Марк­са (изд. 1906 г., стр. XXYIII). «Абстракт­ный труд Марк­са есть физио­ло­ги­че­ское поня­тие, иде­аль­но, по край­ней мере, под­ле­жа­щее све­де­нию к меха­ни­че­ской рабо­те», писал там же в 1899 г. кри­тик марк­сиз­ма Стру­ве. «Абстракт­ный труд пред­став­ля­ет собой целе­со­об­раз­ную затра­ту физио­ло­ги­че­ской энер­гии чело­ве­ка», — как эхо повто­ря­ет за ним в 1928 г. марк­сист Кон. После это­го мож­но ли отри­цать пра­виль­ность утвер­жде­ния Кона, что име­ют­ся марк­си­сты, кото­рые «созна­тель­но или бес­со­зна­тель­но» взя­лись выпол­нить завет Стру­ве?

Теперь пере­хо­жу к глав­но­му пунк­ту обви­не­ния, выстав­лен­но­му про­тив меня А. Коном. Кон гово­рит, что мое пони­ма­ние абстракт­но­го тру­да отры­ва­ет обще­ствен­ную сто­ро­ну про­из­вод­ства от мате­ри­аль­ной сто­ро­ны, пре­вра­ща­ет труд в какую-то фик­цию, в «нема­те­ри­аль­ное», сле­до­ва­тель­но, «объ­ек­тив­но» не суще­ству­ю­щее явле­ние, как выра­жа­ет­ся Кон («Курс», стр. 52).

Кон так усерд­но ищет у меня отры­ва от мате­рии, что обви­ня­ет меня не боль­ше и не мень­ше, как в под­ло­ге. Он пишет в сво­ем «Кур­се» (стр. 52), что я в одной цита­те из Марк­са «под­ста­вил» вме­сто слов «при­род­ное веще­ство» сло­во «мате­рия». У Марк­са ска­за­но, что «ни один атом при­род­но­го веще­ства не вхо­дит в суб­стан­цию их сто­и­мо­сти» («Капи­тал», т. I, 1928, стр. 11). Я же напи­сал, что «ни один атом мате­рии» не вхо­дит в «бытие сто­и­мо­сти» («Очер­ки по тео­рии сто­и­мо­сти Марк­са», 2 изд., стр. 99). Если бы А. Кон был зна­ком с под­лин­ным тек­стом Марк­са, он это­го упре­ка мне не бро­сил бы. Преж­де все­го отме­чу, что я в сво­их «Очер­ках» нигде не давал соб­ствен­но­го пере­во­да цитат из Марк­са, во избе­жа­ние обви­не­ний в неточ­ном пере­во­де. Я всю­ду брал цита­ты по суще­ству­ю­ще­му пере­во­ду В. База­ро­ва и И. Сте­па­но­ва, а в тех местах, где он казал­ся мне непра­виль­ным, —по пере­во­ду Стру­ве. Кон дол­жен был бы про­ве­рить, из како­го имен­но пере­во­да я взял дан­ную цита­ту. Дан­ное место я не мог взять по пере­во­ду База­ро­ва и Сте­па­но­ва, пото­му что у них эта фра­за невер­но пере­ве­де­на. У них ска­за­но, что «ни один атом при­род­но­го веще­ства не вхо­дит в суб­стан­цию их сто­и­мо­сти»; у Марк­са же здесь гово­рит­ся не о суб­стан­ции сто­и­мо­сти, а о «Werthgegenständlichkeit», что на самом деле озна­ча­ет сто­и­мость, а не суб­стан­цию сто­и­мо­сти (т. е. труд). Стру­ве пере­вел этот тер­мин «бытие сто­и­мо­сти», что бли­же под­хо­дит к мыс­ли Марк­са. Поэто­му я взял в дан­ном месте пере­вод Стру­ве, в кото­ром ска­за­но, что в бытие сто­и­мо­сти не вхо­дит «ни один атом мате­рии». Сле­ду­ет заме­тить, что во фран­цуз­ском пере­во­де «Капи­та­ла», редак­ти­ро­ван­ном Марк­сом, в этом месте ска­за­но про­сто «мате­рия», и вооб­ще ника­кой раз­ни­цы меж­ду «мате­ри­ей» и при­род­ным веще­ством в дан­ном слу­чае нет.

Ошиб­ка тех, кото­рые обви­ня­ют меня в отры­ве сто­и­мо­сти от мате­ри­аль­но­го содер­жа­ния, заклю­ча­ет­ся про­сто-напро­сто в том, что они лож­но пони­ма­ют самый про­цесс ове­ществ­ле­ния тру­да в сто­и­мо­сти. Им кажет­ся, что, если обще­ствен­ный труд ове­ществ­ля­ет­ся в сто­и­мо­сти, то этот про­цесс еще не явля­ет­ся «объ­ек­тив­но суще­ству­ю­щим»; для это­го, по их мне­нию, тре­бу­ет­ся еще ове­ществ­ле­ние само­го мате­ри­аль­но­го тру­да в этой сто­и­мо­сти. На это мож­но отве­тить сло­ва­ми Марк­са, ска­зан­ны­ми о Сми­те. Маркс гово­рит: «Одна­ко нель­зя так по-шот­ланд­ски пони­мать ове­ществ­ле­ние тру­да, как пони­мал его Смит. Если мы гово­рим о това­ре как об ове­ществ­ле­нии тру­да, — в смыс­ле его мено­вой сто­и­мо­сти, — то речь идет у нас толь­ко о вооб­ра­жа­е­мой, т. е. толь­ко о соци­аль­ной, фор­ме суще­ство­ва­ния това­ра, не име­ю­щей ниче­го обще­го с его веще­ствен­ным суще­ство­ва­ни­ем; мы пред­став­ля­ем его себе в виде опре­де­лен­но­го коли­че­ства обще­ствен­но­го тру­да или денег» («Тео­рии приб. сто­им.», т. I, 1906 г., стр. 218).

Для све­де­ния чита­те­ля мы долж­ны пояс­нить, что озна­ча­ют у Марк­са сло­ва: «пони­мать по-шот­ланд­ски». Дело в том, что англи­чане счи­та­ли шот­ланд­цев умствен­но непо­во­рот­ли­вы­ми и глу­пы­ми. И когда гово­ри­ли кому-нибудь: «ты пони­ма­ешь по-шот­ланд­ски», он это­го не при­ни­мал за ком­пли­мент. Сле­до­ва­ло бы, пожа­луй, обра­тить­ся ко всем «физио­ло­ги­стам» с при­гла­ше­ни­ем после­до­вать в дан­ном вопро­се при­ме­ру Марк­са, а не Сми­та, и не пони­мать ове­ществ­ле­ние тру­да по-шот­ланд­ски.

Зна­чит ли ска­зан­ное, что мы отры­ва­ем про­цесс обра­зо­ва­ния сто­и­мо­сти от мате­ри­аль­но­го про­цес­са про­из­вод­ства? Нико­им обра­зом. Сто­и­мость явля­ет­ся точ­ным выра­же­ни­ем обще­ствен­но­го или абстракт­но­го тру­да, в кото­ром нет ни ато­ма «мате­рии». Но абстракт­ный труд есть толь­ко одна сто­ро­на тру­да как еди­но­го цело­го; это — обще­ствен­ная сто­ро­на того само­го тру­да, кото­рый нам пред­став­ля­ет­ся, с одной сто­ро­ны, как обще­ствен­ный или абстракт­ный труд, а с дру­гой сто­ро­ны, — как мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ский, кон­крет­ный труд. Меж­ду эти­ми дву­мя сто­ро­на­ми суще­ству­ет самая тес­ная связь: коли­че­ство абстракт­но­го тру­да опре­де­ля­ет­ся коли­че­ством дей­стви­тель­но затра­чен­но­го в мате­ри­аль­ном про­цес­се про­из­вод­ства кон­крет­но­го тру­да. Хотя обще­ствен­ный труд и мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ский труд по сво­ей суб­стан­ции раз­лич­ны и по сво­е­му коли­че­ству не рав­ны (для отдель­но­го това­ра или для про­дук­тов одной отрас­ли про­из­вод­ства), но послед­ней при­чи­ной всех изме­не­ний сто­и­мо­сти явля­ют­ся изме­не­ния в мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ском про­цес­се про­из­вод­ства или в кон­крет­ном тру­де. Мы об этом мно­го гово­ри­ли и в сво­их «Очер­ках», когда писа­ли, что сто­и­мость изме­ня­ет­ся в зави­си­мо­сти от изме­не­ния про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да.

Что­бы устра­нить вся­кие обви­не­ния в отры­ве сто­и­мо­сти от мате­ри­аль­но­го про­из­вод­ства, мы повто­ря­ем еще раз, что осно­ва всех изме­не­ний сто­и­мо­сти лежит в мате­ри­аль­ном про­цес­се про­из­вод­ства, в раз­ви­тии мате­ри­аль­но­го тру­да и про­из­во­ди­тель­ных сил это­го тру­да. Если, вслед­ствие изме­не­ния тех­ни­ки в мате­ри­аль­ном про­цес­се про­из­вод­ства, тра­тит­ся мень­ше кон­крет­но­го тру­да на про­из­вод­ство сто­ла, то бла­го­да­ря это­му изме­ня­ет­ся и коли­че­ство обще­ствен­но­го или абстракт­но­го тру­да, затра­чи­ва­е­мо­го обще­ством на про­из­вод­ство сто­ла, т. е. изме­ня­ет­ся обще­ствен­ная харак­те­ри­сти­ка (конеч­но, коли­че­ствен­ная) того само­го тру­да, кото­рый в мате­ри­аль­ном про­цес­се про­из­вод­ства тра­тит­ся на изго­тов­ле­ние сто­ла. А раз изме­ни­лось коли­че­ство абстракт­но­го тру­да, то и сто­и­мость сто­ла изме­ни­лась. Дви­жу­щие толч­ки, при­во­дя­щие в дви­же­ние всю систе­му сто­и­мо­стей, исхо­дят в конеч­ном сче­те от мате­ри­аль­но­го про­цес­са про­из­вод­ства, от про­из­во­ди­тель­но­сти кон­крет­но­го тру­да, но этот же труд име­ет так­же обще­ствен­ную харак­те­ри­сти­ку (в каче­стве тру­да абстракт­но­го), и эта обще­ствен­ная харак­те­ри­сти­ка тру­да нахо­дит свое точ­ное отра­же­ние в сто­и­мо­сти, как обще­ствен­ной харак­те­ри­сти­ке про­дук­та тру­да.

§ 2. Общественно-необходимый труд

А. Кон спо­рит про­тив мое­го пони­ма­ния обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да. Он исхо­дит из упро­щен­но­го пред­став­ле­ния, что вели­чи­на обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да во всех слу­ча­ях пред­став­ля­ет собой не что иное, как част­ное от деле­ния сум­мы всех инди­ви­ду­аль­ных тру­до­вых затрат (в дан­ной отрас­ли про­из­вод­ства) на чис­ло про­из­ве­ден­ных про­дук­тов. Исхо­дя из это­го упро­щен­но­го, меха­ни­че­ски-ариф­ме­ти­че­ско­го пред­став­ле­ния, Кон отвер­га­ет мое мне­ние о том, что обще­ствен­но-необ­хо­ди­мым дол­жен быть при­знан труд, явля­ю­щий­ся наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ным в дан­ной отрас­ли про­из­вод­ства.

Кон нахо­дит сход­ство меж­ду моим пони­ма­ни­ем и пони­ма­ни­ем Шрам­ма. «По мне­нию Шрам­ма, обще­ствен­но-необ­хо­ди­мое рабо­чее вре­мя опре­де­ля­ет­ся таким обра­зом не всей обще­ствен­ной тех­ни­кой, а инди­ви­ду­аль­ной тех­ни­кой наи­бо­лее пере­до­вых пред­при­я­тий. За послед­нее вре­мя у нас при­об­ре­та­ет пра­ва граж­дан­ства тео­рия, весь­ма схо­жая со шрам­мов­ской. Она учит, буд­то обще­ствен­но-необ­хо­ди­мое вре­мя опре­де­ля­ет­ся не сред­ней обще­ствен­ной тех­ни­кой, а тех­ни­кой пре­об­ла­да­ю­щих пред­при­я­тий» (Кон, цит. соч., стр. 47).

Преж­де все­го чита­тель не может не выра­зить сво­е­го изум­ле­ния: даже в изло­же­нии Кона мое пони­ма­ние ниче­го обще­го с пони­ма­ни­ем Шрам­ма не име­ет. Шрамм гово­рит, что обще­ствен­но-необ­хо­ди­мым явля­ет­ся все­гда труд выс­шей про­из­во­ди­тель­но­сти, при­ме­ня­е­мый в наи­бо­лее пере­до­вых пред­при­я­ти­ях. Я же реши­тель­но воз­ра­жал про­тив это­го взгля­да, в свое вре­мя широ­ко рас­про­стра­нен­но­го в марк­сист­ской лите­ра­ту­ре[33] (см. мои «Очер­ки», 2 изд., стр. 127 — 128, прим.).

Поче­му же Кон утвер­жда­ет, что мои взгля­ды «весь­ма схо­жи» со взгля­да­ми Шрам­ма? Мы сове­ту­ем чита­те­лю не ломать себе голо­ву над этим вопро­сом. Лар­чик откры­ва­ет­ся весь­ма про­сто: А. Кон упо­тре­бил здесь при­ем, «весь­ма схо­жий» с при­е­мом, упо­треб­лен­ным им выше, при срав­не­нии взгля­дов моих и Стру­ве. Так как Шрамм в дру­гих вопро­сах реви­зо­вал уче­ние Марк­са (он явля­ет­ся, как извест­но, одним из пер­вых авто­ров так назы­ва­е­мой «эко­но­ми­че­ской» вер­сии обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да), то А. Кон не мог отка­зать себе в удо­воль­ствии сопо­ста­вить его взгля­ды с мои­ми, что­бы най­ти в них мни­мое сход­ство. Предо­ста­вим ему это невин­ное удо­воль­ствие и обра­тим­ся к рас­смот­ре­нию вопро­са по суще­ству.

Сход­ство меж­ду взгля­да­ми мои­ми и Шрам­ма А. Кон нахо­дит в сле­ду­ю­щем пунк­те: «Эта тео­рия подоб­на шрам­мов­ской в том смыс­ле, что и здесь, как и там, обще­ствен­но-необ­хо­ди­мое вре­мя опре­де­ля­ет­ся не всей обще­ствен­ной тех­ни­кой, а тех­ни­кой опре­де­лен­ной груп­пы пред­при­я­тий» (стр. 48). Это­му оши­боч­но­му взгля­ду А. Кон про­ти­во­по­став­ля­ет сле­ду­ю­щие рас­суж­де­ния: «Состо­я­ние обще­ствен­ной тех­ни­ки и общий уро­вень раз­ви­тия про­из­во­ди­тель­ных сил дан­но­го обще­ства харак­те­ри­зу­ют­ся не выс­ши­ми тех­ни­че­ски­ми дости­же­ни­я­ми это­го обще­ства, но струк­ту­рой его про­из­вод­ствен­но­го аппа­ра­та, соот­но­ше­ни­ем раз­лич­но­го типа тех­ни­ки в этом про­из­вод­ствен­ном аппа­ра­те. Толь­ко при­ни­мая во вни­ма­ние все виды и типы тех­ни­ки, кото­рые при­ме­ня­ют­ся в про­из­вод­стве дан­ной стра­ны, мы можем судить о сте­пе­ни раз­ви­тия ее про­из­во­ди­тель­ных сил» (стр. 49).

Лег­ко видеть, что упре­ки А. Кона могут быть направ­ле­ны толь­ко про­тив Шрам­ма, но не про­тив меня. Дей­стви­тель­но, Шрамм гово­рит, что обще­ствен­но-необ­хо­ди­мое вре­мя опре­де­ля­ет­ся «тех­ни­кой опре­де­лен­ной груп­пы пред­при­я­тий»; а имен­но пред­при­я­тий наи­бо­лее про­из­во­ди­тель­ных. Но ведь я отвер­гаю подоб­ный взгляд. Я дока­зы­ваю, что не суще­ству­ет опре­де­лен­ной груп­пы пред­при­я­тий (выс­шей, сред­ней или низ­шей про­из­во­ди­тель­но­сти), кото­рая регу­ли­ро­ва­ла бы обще­ствен­но-необ­хо­ди­мое вре­мя неза­ви­си­мо от общей «струк­ту­ры про­из­вод­ствен­но­го аппа­ра­та» в дан­ной отрас­ли. Я утвер­ждаю, что каж­дая из этих групп пред­при­я­тий может быть регу­ли­ру­ю­щей обще­ствен­но-необ­хо­ди­мое вре­мя, если она явля­ет­ся «пре­об­ла­да­ю­щей». Но не оче­вид­но ли для каж­до­го, что при­зна­ние дан­ной груп­пы пред­при­я­тий «пре­об­ла­да­ю­щей» воз­мож­но лишь на осно­ве ана­ли­за чис­лен­но­го соот­но­ше­ния дан­ной груп­пы пред­при­я­тий с дру­ги­ми груп­па­ми, т. е. на осно­ве ана­ли­за всей «струк­ту­ры про­из­вод­ствен­но­го аппа­ра­та» дан­ной отрас­ли про­из­вод­ства? Впра­ве ли после это­го А. Кон упре­кать меня в игно­ри­ро­ва­нии «соот­но­ше­ния раз­лич­но­го типа тех­ни­ки в этом про­из­вод­ствен­ном аппа­ра­те»? Впра­ве ли он поучать меня насчет необ­хо­ди­мо­сти при­нять во вни­ма­ние «все виды и типы тех­ни­ки», суще­ству­ю­щие в дан­ной отрас­ли про­из­вод­ства? Ведь я в «Очер­ках» (2 изд., стр. 129) чер­ным по бело­му писал: «Какой имен­но труд явля­ет­ся обще­ствен­но-необ­хо­ди­мым, —зави­сит от состо­я­ния про­из­во­ди­тель­ных сил в дан­ной отрас­ли про­из­вод­ства, и преж­де все­го от чис­лен­но­го пре­об­ла­да­ния пред­при­я­тий раз­лич­ной про­из­во­ди­тель­но­сти». Имен­но та поста­нов­ка вопро­са, кото­рую я дал в «Очер­ках» в про­ти­во­вес взгля­дам, неред­ко встре­чав­шим­ся в марк­сист­ской лите­ра­ту­ре, исхо­ди­ла из мыс­ли, что обще­ствен­но-необ­хо­ди­мое вре­мя опре­де­ля­ет­ся «всей обще­ствен­ной тех­ни­кой» дан­ной отрас­ли про­мыш­лен­но­сти. Но раз­ни­ца меж­ду А. Коном и мной заклю­ча­ет­ся в сле­ду­ю­щем. Кон пред­по­ла­га­ет, что состо­я­ние этой обще­ствен­ной тех­ни­ки опре­де­ля­ет­ся путем меха­ни­че­ски-ариф­ме­ти­че­ско­го сло­же­ния всех инди­ви­ду­аль­ных тру­до­вых затрат в дан­ной отрас­ли и деле­ния полу­чен­ной сум­мы на чис­ло про­из­ве­ден­ных про­дук­тов. Я же утвер­ждаю, что состо­я­ние обще­ствен­ной тех­ни­ки опре­де­ля­ет­ся более слож­ным путем, а не путем ариф­ме­ти­че­ских дей­ствий — умно­же­ния, сло­же­ния и деле­ния.

Про­тив моей точ­ки зре­ния А. Кон выдви­га­ет два, по его мне­нию, «убе­ди­тель­ных» аргу­мен­та. Пер­вый аргу­мент, иллю­стри­ро­ван­ный им на стр. 50 циф­ро­вой таб­ли­цей, сво­дит­ся к сле­ду­ю­ще­му. Пред­по­ло­жим, что дан­ная груп­па пред­при­я­тий (напри­мер, низ­шей про­из­во­ди­тель­но­сти) изго­тов­ля­ет 70% всей про­дук­ции дан­ной отрас­ли, т. е. явля­ет­ся в ней пре­об­ла­да­ю­щей. С тече­ни­ем вре­ме­ни доля ее в общей про­дук­ции пони­жа­ет­ся, спер­ва до 67%, потом до 65%, 63% и т. д., нако­нец, до 51%. Но так как эта груп­па пред­при­я­тий все еще дает 51% всей про­дук­ции, то она все еще явля­ет­ся, с точ­ки зре­ния Руби­на, «пре­об­ла­да­ю­щей» и, сле­до­ва­тель­но, регу­ли­ру­ю­щей обще­ствен­но-необ­хо­ди­мое вре­мя. Таким обра­зом весь опи­сан­ный про­цесс посте­пен­но­го пони­же­ния удель­но­го веса дан­ной груп­пы пред­при­я­тий и повы­ше­ния удель­но­го веса дру­гих пред­при­я­тий (более высо­кой про­из­во­ди­тель­но­сти) не ока­зы­ва­ет, по мне­нию Руби­на, ника­ко­го вли­я­ния на вели­чи­ну обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да и сто­и­мо­сти про­дук­тов.

«Убе­ди­тель­ность» изло­жен­но­го аргу­мен­та А. Кона поко­ит­ся на двух весь­ма непроч­ных осно­ва­ни­ях. Кон при­пи­сы­ва­ет мне два неле­пых пред­по­ло­же­ния, а имен­но: 1) что вопрос о «пре­об­ла­да­нии» той или иной груп­пы пред­при­я­тий реша­ет­ся мной упро­щен­ным, ариф­ме­ти­че­ским путем; 2) что коли­че­ство обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да с ариф­ме­ти­че­ской точ­но­стью сов­па­да­ет с коли­че­ством тру­да, затра­чи­ва­е­мо­го на про­из­вод­ство про­дук­та в «пре­об­ла­да­ю­щей» груп­пе пред­при­я­тий. А. Кон хочет сва­лить с боль­ной голо­вы на здо­ро­вую, при­пи­сы­вая мне чисто ариф­ме­ти­че­ский под­ход к слож­но­му соци­аль­но­му явле­нию.

Дей­стви­тель­но, А. Кон при­пи­сы­ва­ет мне мысль, что груп­па пред­при­я­тий, достав­ля­ю­щая 49% всей про­дук­ции дан­ной отрас­ли, не явля­ет­ся «пре­об­ла­да­ю­щей» и не ока­зы­ва­ет ни малей­ше­го вли­я­ния на обра­зо­ва­ние рыноч­ной сто­и­мо­сти; груп­па же пред­при­я­тий, достав­ля­ю­щая 51% про­дук­ции, буд­то бы при­зна­ет­ся мной «пре­об­ла­да­ю­щей» и само­дер­жав­но регу­ли­ру­ю­щей рыноч­ную сто­и­мость. Воз­мож­но, что подоб­но­го рода пред­по­ло­же­ния вполне соот­вет­ству­ют чисто-ариф­ме­ти­че­ско­му мето­ду, кото­рым опе­ри­ру­ет сам А. Кон. Но где нашел он у меня подоб­но­го рода неле­пые пред­по­ло­же­ния? Где нашел он у меня утвер­жде­ние, что вли­я­ние дан­ной груп­пы пред­при­я­тий на обра­зо­ва­ние рыноч­ной сто­и­мо­сти будет совер­шен­но оди­на­ко­вым в том слу­чае, когда эта груп­па достав­ля­ет 70% про­дук­ции, и в том слу­чае, когда доля ее уча­стия пони­жа­ет­ся до 51%? Ведь оче­вид­но, что в этом слу­чае изме­нит­ся «состо­я­ние про­из­во­ди­тель­ных сил в дан­ной отрас­ли про­из­вод­ства» и, в част­но­сти, «чис­лен­ное пре­об­ла­да­ние пред­при­я­тий раз­лич­ной про­из­во­ди­тель­но­сти», кото­ро­му я, вслед за Марк­сом, при­даю реша­ю­щее зна­че­ние (см. стр. 129 «Очер­ков», 2 изд.). А это зна­чит, что необ­хо­ди­мо изме­нит­ся, с моей точ­ки зре­ния, вели­чи­на обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го рабо­че­го вре­ме­ни и вели­чи­на рыноч­ной сто­и­мо­сти. Но в то вре­мя как А. Кон счи­та­ет воз­мож­ным опре­де­лить раз­мер про­ис­шед­ших изме­не­ний в удель­ном весе раз­лич­ных групп пред­при­я­тий при помо­щи чисто ариф­ме­ти­че­ских дей­ствий сло­же­ния и деле­ния, я не счи­таю воз­мож­ным поль­зо­вать­ся этим гру­бо-меха­ни­че­ским при­е­мом.

Итак, при­знак «пре­об­ла­да­ния» той или иной груп­пы пред­при­я­тий нико­им обра­зом не пони­ма­ет­ся мной в ариф­ме­ти­че­ском смыс­ле. Самый харак­тер «пре­об­ла­да­ния» дан­ной груп­пы пред­при­я­тий будет иной, в зави­си­мо­сти от того, достав­ля­ет ли она 99%, 70% или 51%. В пер­вом слу­чае обще­ствен­но-необ­хо­ди­мый труд будет про­яв­лять тен­ден­цию к пол­но­му сов­па­де­нию с коли­че­ством тру­да, затра­чи­ва­е­мо­го на про­из­вод­ство про­дук­та в дан­ной груп­пе пред­при­я­тий; в осталь­ных слу­ча­ях пер­вая вели­чи­на будет толь­ко при­бли­жать­ся к послед­ней, при­чем раз­ни­ца меж­ду ними будет тем боль­ше, чем бóль­шую долю про­дук­ции дан­ной отрас­ли достав­ля­ют дру­гие груп­пы пред­при­я­тий и чем более силь­ное вли­я­ние они ока­зы­ва­ют на обра­зо­ва­ние рыноч­ной сто­и­мо­сти. Толь­ко кри­тик, сле­по увле­чен­ный ариф­ме­ти­че­ски­ми мани­пу­ля­ци­я­ми, может при­пи­сы­вать мне неле­пую мысль, что во всех слу­ча­ях чисто-ариф­ме­ти­че­ско­го пре­об­ла­да­ния дан­ной груп­пы пред­при­я­тий, — неза­ви­си­мо от того, достав­ля­ет ли она 99%, 70% или 51% всей про­дук­ции, — обще­ствен­но-необ­хо­ди­мый труд с ариф­ме­ти­че­ской точ­но­стью сов­па­да­ет с коли­че­ством тру­да, затра­чи­ва­е­мо­го на про­из­вод­ство про­дук­та в дан­ной груп­пе пред­при­я­тий. На самом деле я имею в виду не тен­ден­цию к пол­но­му сов­па­де­нию этих двух вели­чин (что было бы воз­мож­но лишь при отсут­ствии пред­при­я­тий, отли­ча­ю­щих­ся по сво­ей тех­ни­ке от дан­ной груп­пы пред­при­я­тий), а лишь тен­ден­цию, про­яв­ля­ю­щу­ю­ся в боль­шем или мень­шем при­бли­же­нии пер­вой вели­чи­ны к послед­ней. Имен­но в этом смыс­ле я, в точ­но­сти повто­ряя тер­ми­но­ло­гию Марк­са, писал, что пре­об­ла­да­ю­щая груп­па пред­при­я­тий «регу­ли­ру­ет» или «опре­де­ля­ет» рыноч­ную сто­и­мость, — опре­де­ля­ет отнюдь не в смыс­ле точ­но­го ариф­ме­ти­че­ско­го сов­па­де­ния, а в том смыс­ле, что она ока­зы­ва­ет реша­ю­щее вли­я­ние на обра­зо­ва­ние рыноч­ной сто­и­мо­сти. В неко­то­рых слу­ча­ях я пря­мо ука­зы­вал, что речь не идет о пол­ном сов­па­де­нии обо­их вели­чин. На стр. 130 («Очер­ки», 2 изд.) я писал, что рыноч­ная сто­и­мость «при­бли­жа­ет­ся» «к затра­там в той или иной груп­пе пред­при­я­тий. На той же стра­ни­це я пря­мо преду­смат­ри­вал слу­чаи, когда «рыноч­ная сто­и­мость опре­де­ля­ет­ся не инди­ви­ду­аль­ны­ми издерж­ка­ми про­из­вод­ства в дан­ной груп­пе пред­при­я­тий, а сред­ней циф­рой меж­ду издерж­ка­ми про­из­вод­ства дан­ной груп­пы и бли­жай­шей к ней дру­гой груп­пы». Для дан­ных слу­ча­ев я не счи­тал воз­мож­ным гово­рить даже о каком бы то ни было при­бли­же­нии вели­чи­ны обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да к коли­че­ству тру­да, затра­чи­ва­е­мо­го в опре­де­лен­ной груп­пе пред­при­я­тий.

Перей­дем теперь ко вто­ро­му аргу­мен­ту, кото­рый А. Кон нахо­дит «не менее убе­ди­тель­ным» (стр. 50) и кото­рый сво­дит­ся к сле­ду­ю­ще­му. Пред­по­ло­жим, что в отрас­ли про­из­вод­ства А пре­об­ла­да­ют пред­при­я­тия с сред­ней тех­ни­кой, а в отрас­ли Б —пред­при­я­тия с высо­кой тех­ни­кой. При таких усло­ви­ях рыноч­ная сто­и­мость будет регу­ли­ро­вать­ся в отрас­ли А сред­ни­ми пред­при­я­ти­я­ми, а в отрас­ли Б — пере­до­вы­ми пред­при­я­ти­я­ми. Сле­до­ва­тель­но, в отрас­ли А сред­нюю нор­му при­бы­ли будут полу­чать пред­при­я­тия с сред­ней тех­ни­кой, в то вре­мя как пред­при­я­тия с высо­кой тех­ни­кой будут полу­чать при­быль выше сред­ней. В отрас­ли же Б сред­нюю нор­му при­бы­ли будут полу­чать лишь пред­при­я­тия с высо­кой тех­ни­кой, в то вре­мя как пред­при­я­тия с сред­ней тех­ни­кой будут полу­чать при­быль ниже сред­ней. А это зна­чит, по сло­вам А. Кона, что «про­из­вод­ство в раз­лич­ных отрас­лях ока­за­лось бы неоди­на­ко­во выгод­ным. Нетруд­но видеть, что дей­ствие зако­на сто­и­мо­сти при таких усло­ви­ях ока­за­лось бы невоз­мож­ным» (стр. 51).

А. Кон преж­де все­го умуд­рил­ся не заме­тить, что при­ве­ден­ный им аргу­мент, если бы он дей­стви­тель­но ока­зал­ся «убе­ди­тель­ным», направ­лен в пол­ной мере про­тив его же соб­ствен­но­го пони­ма­ния обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да. Дей­стви­тель­но, если обще­ствен­но-необ­хо­ди­мое рабо­чее вре­мя рав­но част­но­му от деле­ния сум­мы всех тру­до­вых затрат в дан­ной отрас­ли на чис­ло про­из­ве­ден­ных в ней про­дук­тов; если в одной отрас­ли про­из­вод­ства пре­об­ла­да­ют пред­при­я­тия с сред­ней тех­ни­кой, а в дру­гой — пред­при­я­тия с высо­кой тех­ни­кой, — то и при ариф­ме­ти­че­ском мето­де Кона обще­ствен­но-необ­хо­ди­мое рабо­чее вре­мя будет при­бли­жать­ся в пер­вой отрас­ли к тру­до­вым затра­там в сред­них пред­при­я­ти­ях, а в послед­ней отрас­ли — к тру­до­вым затра­там в луч­ших пред­при­я­ти­ях. Резуль­тат полу­ча­ет­ся у А. Кона точь-в-точь тот же самый, что и у меня. Воз­ра­жая про­тив меня, А. Кон попал в само­го себя.

На этот раз мы долж­ны взять Кона под защи­ту от его же соб­ствен­но­го кри­ти­че­ско­го рве­ния. Аргу­мент Кона о том, что, при пред­по­ло­жен­ных нами (и им же) усло­ви­ях, про­из­вод­ство в раз­ных отрас­лях ока­зы­ва­ет­ся неоди­на­ко­во выгод­ным, осно­ван на сле­ду­ю­щем недо­ра­зу­ме­нии. «Сред­ние» пред­при­я­тия в отрас­ли А и «сред­ние» пред­при­я­тия в отрас­ли Б отнюдь не оди­на­ко­вы по абсо­лют­ным раз­ме­рам сво­е­го капи­та­ла и по сво­ей хозяй­ствен­ной мощи. Оче­вид­но для каж­до­го, что «сред­нее» пред­при­я­тие в метал­лур­ги­че­ской про­мыш­лен­но­сти дале­ко пре­вос­хо­дит по раз­ме­рам вло­жен­но­го в него капи­та­ла и по сво­ей хозяй­ствен­ной мощи «сред­нее» пред­при­я­тие в отрас­ли про­мыш­лен­но­сти, изго­тов­ля­ю­щей пище­вые про­дук­ты. А если дело обсто­ит так, то нет ниче­го уди­ви­тель­но­го в том, что «сред­ние» пред­при­я­тия в раз­ных отрас­лях полу­ча­ют неоди­на­ко­вую нор­му при­бы­ли. Это раз­ли­чие нор­мы при­бы­ли ни в малей­шей мере не дела­ет «невоз­мож­ным» дей­ствие зако­на сто­и­мо­сти, как дума­ет А. Кон. Наобо­рот, дей­ствие зако­на сто­и­мо­сти ока­за­лось бы невоз­мож­ным, если бы «сред­ним» пред­при­я­ти­ям во всех отрас­лях, — при всей огром­ной роз­ни­це в раз­ме­рах их капи­та­ла и их хозяй­ствен­ной мощи, — была гаран­ти­ро­ва­на оди­на­ко­вая нор­ма при­бы­ли толь­ко на том осно­ва­нии, что они зани­ма­ют «сред­нее» место меж­ду луч­ши­ми и худ­ши­ми пред­при­я­ти­я­ми дан­ной отрас­ли про­из­вод­ства.

Мы доста­точ­но, может быть даже чрез­мер­но подроб­но, оста­нав­ли­ва­лись на «убе­ди­тель­ных» кри­ти­че­ских аргу­мен­тах А. Кона про­тив наших «Очер­ков». Теперь мы долж­ны вкрат­це объ­яс­нить, поче­му мы счи­та­ем лож­ным пред­ла­га­е­мое Коном реше­ние про­бле­мы обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да.

Трак­тов­ка Кона отли­ча­ет­ся рез­ко выра­жен­ным ато­ми­сти­че­ским и меха­ни­че­ским харак­те­ром. Ато­ми­сти­че­ский харак­тер ее ска­зы­ва­ет­ся в том, что каж­дая отрасль про­мыш­лен­но­сти рас­смат­ри­ва­ет­ся Коном, как меха­ни­че­ская сум­ма отдель­ных ато­мов — пред­при­я­тий с раз­лич­ной тех­ни­кой. Кон упус­ка­ет из виду, что каж­дая отрасль про­мыш­лен­но­сти, — хотя вхо­дя­щие в ее состав пред­при­я­тия отли­ча­ют­ся неоди­на­ко­вой тех­ни­кой, — обла­да­ет вполне опре­де­лен­ной тех­ни­че­ской физио­но­ми­ей, кото­рая зави­сит от чис­лен­но­го соот­но­ше­ния раз­лич­ных групп пред­при­я­тий и от уров­ня тех­ни­ки в каж­дой из них. Имен­но пото­му, что Маркс рас­смат­ри­вал каж­дую отрасль про­мыш­лен­но­сти как орга­ни­че­ское един­ство раз­лич­ных групп пред­при­я­тий с раз­лич­ным уров­нем тех­ни­ки, он при­да­вал такое боль­шое зна­че­ние вопро­су о пре­об­ла­да­нии той или иной груп­пы, ока­зы­ва­ю­щей боль­шее или мень­шее (в зави­си­мо­сти от ее удель­но­го веса) вли­я­ние на тех­ни­че­скую физио­но­мию всей дан­ной отрас­ли про­мыш­лен­но­сти. И имен­но пото­му, что Кон рас­смат­ри­ва­ет каж­дую отрасль про­мыш­лен­но­сти как меха­ни­че­скую сум­му ато­мов- пред­при­я­тий, он игно­ри­ру­ет весь ход мыс­ли Марк­са и кри­ти­ку­ет мои «Очер­ки» за то, что я, сле­дуя за Марк­сом, уде­ляю боль­шое вни­ма­ние вопро­су о тех­ни­че­ском уровне раз­лич­ных групп пред­при­я­тий и о пре­об­ла­да­ю­щем вли­я­нии той или иной груп­пы на тех­ни­че­скую физио­но­мию всей отрас­ли. Если отрасль про­мыш­лен­но­сти, это орга­ни­че­ское целое раз­ных групп пред­при­я­тий, пре­вра­ща­ет­ся А. Коном в меха­ни­че­скую сум­му отдель­ных ато­мов-пред­при­я­тий, то и рыноч­ная сто­и­мость, этот резуль­тат слож­но­го обще­ствен­но­го про­цес­са, пре­вра­ща­ет­ся им в резуль­тат ариф­ме­ти­че­ско­го сло­же­ния инди­ви­ду­аль­ных тру­до­вых затрат в отдель­ных пред­при­я­ти­ях. Орга­ни­че­ская связь явле­ний под­ме­ня­ет­ся их ариф­ме­ти­че­ским сум­ми­ро­ва­ни­ем. К иссле­до­ва­нию слож­но­го обще­ствен­но­го явле­ния Кон при­ме­ня­ет упро­щен­ный меха­ни­че­ски-ариф­ме­ти­че­ский при­ем, — и в этом основ­ной порок его мето­да. Даже от поверх­ност­но­го чита­те­ля не может ускольз­нуть бро­са­ю­ща­я­ся в гла­за раз­ни­ца меж­ду ходом мыс­ли Кона в дан­ном вопро­се и ходом мыс­ли Марк­са в 10‑й гла­ве III тома «Капи­та­ла».

От мето­да А. Кона перей­дем к резуль­та­там, полу­чен­ным им при помо­щи это­го мето­да. Резуль­тат этот сво­дит­ся, как мы уже зна­ем, к сле­ду­ю­щей ариф­ме­ти­че­ской фор­му­ле: вели­чи­на обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да рав­ня­ет­ся част­но­му от деле­ния сум­мы всех инди­ви­ду­аль­ных тру­до­вых затрат в дан­ной отрас­ли на чис­ло про­из­ве­ден­ных в ней же про­дук­тов. Эту же фор­му­лу мож­но выра­зить так­же сле­ду­ю­щи­ми сло­ва­ми: вели­чи­на рыноч­ной сто­и­мо­сти про­дук­та рав­ня­ет­ся част­но­му от деле­ния сум­мы всех инди­ви­ду­аль­ных сто­и­мо­стей про­дук­тов дан­ной отрас­ли на чис­ло этих про­дук­тов.

На пер­вый взгляд фор­му­ла А. Копа отли­ча­ет­ся дву­мя досто­ин­ствам: мате­ма­ти­че­ской точ­но­стью и «все­объ­ем­лю­щим» харак­те­ром. Она дает мате­ма­ти­че­ски точ­ный ответ на вопрос о вели­чине обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да (или рыноч­ной сто­и­мо­сти). С дру­гой сто­ро­ны, она отли­ча­ет­ся все­объ­ем­лю­щим харак­те­ром, будучи оди­на­ко­во при­ло­жи­ма к самым раз­лич­ным слу­ча­ям, напри­мер, к слу­ча­ям, когда все экзем­пля­ры дан­но­го про­дук­та про­из­ве­де­ны при помо­щи оди­на­ко­вых затрат тру­да, рав­но как и к слу­ча­ям, когда раз­лич­ные экзем­пля­ры про­из­ве­де­ны при помо­щи неоди­на­ко­вых затрат тру­да.

Но если фор­му­ла Кона отли­ча­ет­ся таки­ми досто­ин­ства­ми, то у чита­те­ля не может не появить­ся сле­ду­ю­щий вопрос: поче­му же Маркс не счел воз­мож­ным раз­ру­бить гор­ди­ев узел труд­но­го вопро­са о вели­чине обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да (и рыноч­ной сто­и­мо­сти) при помо­щи про­стой ариф­ме­ти­че­ской фор­му­лы?

С точ­ки зре­ния Кона совер­шен­но необъ­яс­ни­мым явля­ет­ся тот стран­ный факт, что Маркс в 10‑й гла­ве III тома «Капи­та­ла» посвя­ща­ет так мно­го вни­ма­ния обра­зо­ва­нию рыноч­ной сто­и­мо­сти, иссле­дуя этот про­цесс с самых разум­ных сто­рон и деталь­но рас­смат­ри­вая отдель­ные его слу­чаи (напри­мер, слу­чаи пре­об­ла­да­ния сред­них пред­при­я­тий или луч­ших и т. п.). Ведь с точ­ки зре­ния Кона, эти раз­лич­ные слу­чаи ничем не (отли­ча­ют­ся друг от дру­га и оди­на­ко­во под­чи­ня­ют­ся при­ве­ден­ной ариф­ме­ти­че­ской фор­му­ле. Боль­ше того, они даже ничем не отли­ча­ют­ся от того про­стей­ше­го слу­чая, когда все экзем­пля­ры дан­но­го това­ра про­из­ве­де­ны в совер­шен­но оди­на­ко­вых тех­ни­че­ских усло­ви­ях, т. е. с затра­той оди­на­ко­во­го коли­че­ства тру­да. Поче­му же Маркс, кото­ро­му ариф­ме­ти­че­ская фор­му­ла сло­же­ния и деле­ния была хоро­шо извест­на, не счел воз­мож­ным при ее помо­щи решить всю про­бле­му обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да? Поче­му он так «услож­ня­ет» вопрос, кото­рый Кону пред­став­ля­ет­ся столь про­стым, что его мож­но решить при помо­щи одной ариф­ме­ти­че­ской фор­му­лы?

Ответ на этот вопрос заклю­ча­ет­ся в раз­ли­чии мето­дов Марк­са и Кона. Мыс­лен­ное вос­про­из­ве­де­ние дей­стви­тель­но­сти дости­га­ет­ся у Кона при помо­щи насиль­ствен­но­го упро­ще­ния самой дей­стви­тель­но­сти, у Марк­са — при помо­щи посте­пен­но­го услож­не­ния мыс­ли. Кон настоль­ко упро­ща­ет слож­ное обще­ствен­ное явле­ние, что его мож­но выра­зить в застыв­шей, раз навсе­гда гото­вой меха­ни­че­ски- ариф­ме­ти­че­ской фор­му­ле, при­год­ной на все слу­чаи жиз­ни, не тре­бу­ю­щей и не допус­ка­ю­щей ника­ко­го даль­ней­ше­го раз­ви­тия. Маркс же, ста­вя себе целью «вос­про­из­ве­де­ние кон­крет­но­го» слож­но­го обще­ствен­но­го явле­ния, при­бли­жа­ет­ся к этой цели путем посте­пен­но­го услож­не­ния сво­ей мыс­ли, про­хо­дя­щей через целый ряд сту­пе­ней ана­ли­за. На каж­дой сту­пе­ни ана­ли­за Маркс дает фор­му­лу, явля­ю­щу­ю­ся услож­не­ни­ем преды­ду­щей и в свою оче­редь необ­хо­ди­мо тре­бу­ю­щую даль­ней­ше­го раз­ви­тия. Толь­ко таким путем мыс­ли уда­ет­ся осво­ить раз­лич­ные сто­ро­ны дей­стви­тель­но­сти, не сти­рая насиль­ствен­но их раз­ли­чий во «все­объ­ем­лю­щих» и пустых фор­му­лах.

В вопро­се об обще­ствен­но-необ­хо­ди­мом тру­де мысль Марк­са про­хо­дит по трем сту­пе­ням ана­ли­за. На пер­вой сту­пе­ни ана­ли­за Маркс пред­по­ла­га­ет, что все экзем­пля­ры дан­но­го това­ра про­из­ве­де­ны при оди­на­ко­вых тех­ни­че­ских усло­ви­ях, т. е. с затра­той оди­на­ко­во­го коли­че­ства тру­да. В таком слу­чае коли­че­ство обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да сов­па­да­ет с коли­че­ством инди­ви­ду­аль­но­го тру­да и вели­чи­на рыноч­ной сто­и­мо­сти — с вели­чи­ной инди­ви­ду­аль­ной сто­и­мо­сти. Вер­нее будет ска­зать, что в этом слу­чае вооб­ще нель­зя еще гово­рить о раз­ли­чии меж­ду обще­ствен­но-необ­хо­ди­мым и инди­ви­ду­аль­ным тру­дом, меж­ду рыноч­ной и инди­ви­ду­аль­ной сто­и­мо­стью. При опи­сан­ных усло­ви­ях про­из­во­ди­тель любо­го экзем­пля­ра про­дук­та реа­ли­зу­ет (т. е. полу­ча­ет от обще­ства вза­мен за свой про­дукт) точь-в-точь такое же коли­че­ство тру­да, какое фак­ти­че­ски затра­че­но им самим.

На вто­рой сту­пе­ни ана­ли­за Маркс пред­по­ла­га­ет, что раз­лич­ные экзем­пля­ры дан­но­го това­ра про­из­ве­де­ны при раз­лич­ных тех­ни­че­ских усло­ви­ях, т. е. с затра­той неоди­на­ко­вых коли­честв тру­да. При таких усло­ви­ях необ­хо­ди­мо появ­ля­ет­ся раз­ли­чие меж­ду обще­ствен­но-необ­хо­ди­мым и инди­ви­ду­аль­ным тру­дом, меж­ду рыноч­ной и инди­ви­ду­аль­ной сто­и­мо­стью. Сов­па­де­ние меж­ду обще­ствен­но-необ­хо­ди­мым и инди­ви­ду­аль­ным тру­дом уже не име­ет места в при­ме­не­нии к отдель­но­му про­из­во­ди­те­лю (за исклю­че­ни­ем рабо­та­ю­ще­го в сред­них тех­ни­че­ских усло­ви­ях), но мы можем пред­по­ло­жить, что это сов­па­де­ние сохра­ня­ет­ся еще для всей сово­куп­но­сти про­из­во­ди­те­лей дан­ной отрас­ли. Ина­че гово­ря, мы пред­по­ла­га­ем, что дан­ная отрасль в целом реа­ли­зу­ет такое же коли­че­ство тру­да, какое в ней фак­ти­че­ски затра­че­но (хотя отдель­ные про­из­во­ди­те­ли, в зави­си­мо­сти от тех­ни­че­ской про­из­во­ди­тель­но­сти сво­их пред­при­я­тий, реа­ли­зу­ют боль­шее или мень­шее коли­че­ство тру­да, чем фак­ти­че­ски затра­че­но ими, т. е. при­сва­и­ва­ют себе часть тру­да, затра­чен­но­го дру­ги­ми про­из­во­ди­те­ля­ми той же отрас­ли). При таких усло­ви­ях общая сум­ма рыноч­ных сто­и­мо­стей това­ров дан­ной отрас­ли рав­на сум­ме их инди­ви­ду­аль­ных сто­и­мо­стей; рыноч­ная же сто­и­мость еди­ни­цы това­ра рав­ня­ет­ся част­но­му от деле­ния сум­мы всех инди­ви­ду­аль­ных сто­и­мо­стей на чис­ло еди­ниц това­ра.

В слу­ча­ях, рас­смот­рен­ных Марк­сом на пер­вых двух сту­пе­нях ана­ли­за, при­ве­ден­ная выше ариф­ме­ти­че­ская фор­му­ла име­ет силу. Но в то вре­мя как у Марк­са дей­ствие этой фор­му­лы пред­по­ла­га­ет точ­но пере­чис­лен­ные упро­ща­ю­щие усло­вия, Коном эти усло­вия игно­ри­ру­ют­ся. В то вре­мя как у Марк­са вся про­бле­ма рас­смат­ри­ва­ет­ся на фоне основ­но­го вопро­са об усло­ви­ях рас­пре­де­ле­ния и «обме­на» тру­да меж­ду отдель­ны­ми про­из­во­ди­те­ля­ми и целы­ми отрас­ля­ми про­из­вод­ства, у Кона ариф­ме­ти­че­ская фор­му­ла висит в воз­ду­хе и не име­ет ника­ко­го проч­но­го осно­ва­ния. Нако­нец, у Марк­са сохра­ня­ет­ся рез­кое раз­ли­чие меж­ду пер­вой и вто­рой сту­пе­ня­ми ана­ли­за (т. е. меж­ду слу­ча­я­ми, когда сов­па­де­ние рыноч­ной и инди­ви­ду­аль­ной сто­и­мо­сти име­ет место для каж­до­го экзем­пля­ра това­ра, и слу­ча­я­ми, когда оно име­ет место толь­ко для всей отрас­ли про­из­вод­ства), в то вре­мя как у Кона их раз­ли­чия совер­шен­но стер­ты во все­объ­ем­лю­щей ариф­ме­ти­че­ской фор­му­ле. Поэто­му у Кона полу­ча­ет­ся застыв­шая фор­му­ла, не допус­ка­ю­щая и не тре­бу­ю­щая даль­ней­ше­го раз­ви­тия, в то (вре­мя как у Марк­са подоб­ная фор­му­ла игра­ет лишь роль про­ме­жу­точ­но­го зве­на в иссле­до­ва­нии, кото­рое необ­хо­ди­мо долж­но быть про­дол­же­но даль­ше.

Дей­стви­тель­но, с точ­ки зре­ния марк­со­вой тео­рии, фор­му­ла, соглас­но кото­рой рыноч­ная сто­и­мость рав­ня­ет­ся част­но­му от деле­ния сум­мы всех инди­ви­ду­аль­ных сто­и­мо­стей в дан­ной отрас­ли на чис­ло про­из­ве­ден­ных в ней про­дук­тов, име­ет силу лишь при опре­де­лен­ном пред­по­ло­же­нии, а имен­но, что дан­ная отрасль реа­ли­зу­ет путем про­да­жи сво­их про­дук­тов ров­но такое же коли­че­ство тру­да, какое фак­ти­че­ски в ней затра­че­но. Ина­че гово­ря, мы пред­по­ла­га­ем, что рас­хож­де­ние меж­ду коли­че­ством фак­ти­че­ски затра­чен­но­го и коли­че­ством реа­ли­зо­ван­но­го тру­да име­ет место лишь в при­ме­не­нии к отдель­но­му про­из­во­ди­те­лю, но не в при­ме­не­нии к целой отрас­ли про­из­вод­ства (точ­нее, к сово­куп­но­сти всех про­из­во­ди­те­лей дан­но­го това­ра). Мы пред­по­ла­га­ем, что в пре­де­лах целой отрас­ли все плю­сы, полу­ча­е­мые луч­ши­ми про­из­во­ди­те­ля­ми и рав­ня­ю­щи­е­ся раз­ни­це меж­ду рыноч­ной сто­и­мо­стью про­дук­та и инди­ви­ду­аль­ны­ми тру­до­вы­ми затра­та­ми дан­ных про­из­во­ди­те­лей, в точ­но­сти урав­но­ве­ши­ва­ют­ся мину­са­ми, кото­рые доста­ют­ся на долю более отста­лых про­из­во­ди­те­лей и рав­ня­ют­ся раз­ни­це меж­ду их инди­ви­ду­аль­ны­ми тру­до­вы­ми затра­та­ми и рыноч­ной сто­и­мо­стью про­дук­та.

Сде­лан­ное нами пред­по­ло­же­ние явля­лось вполне закон­ным сред­ством упро­ще­ния дей­стви­тель­но­сти в целях ее луч­ше­го иссле­до­ва­ния. Но можем ли мы оста­но­вить­ся на этом пред­по­ло­же­нии и не вести наше иссле­до­ва­ние даль­ше той «вто­рой сту­пе­ни» ана­ли­за, на кото­рой мы задер­жи­ва­лись до сих пор? Мы не впра­ве так посту­пать, так как про­цесс обра­зо­ва­ния рыноч­ной сто­и­мо­сти вклю­ча­ет в себя так­же такие слу­чаи, когда рас­хож­де­ние меж­ду фак­ти­че­ски затра­чен­ным и реа­ли­зо­ван­ным тру­дом (или, что то же самое, меж­ду сум­мой инди­ви­ду­аль­ных сто­и­мо­стей и сум­мой рыноч­ных сто­и­мо­стей) необ­хо­ди­мо име­ет место в при­ме­не­нии к целой отрас­ли про­из­вод­ства. Такой отрас­лью про­из­вод­ства явля­ет­ся, напри­мер, сель­ское хозяй­ство, и толь­ко рас­хож­де­ни­ем меж­ду сум­мой инди­ви­ду­аль­ных сто­и­мо­стей и сум­мой рыноч­ных сто­и­мо­стей объ­яс­ня­ет­ся факт обра­зо­ва­ния диф­фе­рен­ци­аль­ной рен­ты.

Как извест­но, сто­и­мость зем­ле­дель­че­ских про­дук­тов опре­де­ля­ет­ся сред­ни­ми обще­ствен­но-необ­хо­ди­мы­ми затра­та­ми тру­да на худ­шем из обра­ба­ты­ва­е­мых участ­ков зем­ли. Пред­по­ло­жим, что для удо­вле­тво­ре­ния пла­те­же­спо­соб­но­го спро­са тре­бу­ют­ся в дан­ной стране еже­год­но 300 цент­не­ров хле­ба, из кото­рых 100 про­из­во­дит­ся на луч­шей зем­ле с затра­той одно­го часа тру­да на цент­нер, 100 – на сред­ней зем­ле с затра­той 2 часов тру­да и 100 — на худ­шей зем­ле с затра­той 3 часов тру­да. Рыноч­ная сто­и­мость цент­не­ра хле­ба рав­на 3 руб. (пред­по­ла­гая, что 1 час тру­да обра­зу­ет сто­и­мость в 1 рубль). Сум­ма рыноч­ных сто­и­мо­стей хле­ба рав­на 900 руб., в то вре­мя как сум­ма инди­ви­ду­аль­ных сто­и­мо­стей дости­га­ет толь­ко 600 руб­лей. Рыноч­ная сто­и­мость не рав­на част­но­му от деле­ния сум­мы инди­ви­ду­аль­ных сто­и­мо­стей на чис­ло про­дук­тов. Ариф­ме­ти­че­ская фор­му­ла А. Кона в при­ме­не­нии к про­цес­су обра­зо­ва­ния рыноч­ной сто­и­мо­сти зем­ле­дель­че­ских про­дук­тов тер­пит кру­ше­ние. Точ­нее будет ска­зать, что она обна­ру­жи­ва­ет свою недо­ста­точ­ность и необ­хо­ди­мость пере­хо­да иссле­до­ва­ния на тре­тью, более высо­кую сту­пень ана­ли­за. На этой сту­пе­ни ана­ли­за мы долж­ны уже отка­зать­ся от пред­по­ло­же­ния о сов­па­де­нии сум­мы инди­ви­ду­аль­ных сто­и­мо­стей и сум­мы рыноч­ных сто­и­мо­стей для каж­дой отрас­ли про­из­вод­ства (сохра­няя это пред­по­ло­же­ние в силе толь­ко в при­ме­не­нии к народ­но­му хозяй­ству в его целом, т. е. к сово­куп­но­сти всех отрас­лей про­из­вод­ства). А отсю­да выте­ка­ет необ­хо­ди­мость дать для рыноч­ной сто­и­мо­сти более гиб­кую фор­му­лу, допус­ка­ю­щую воз­мож­ность откло­не­ния от стро­гой ариф­ме­ти­че­ской фор­му­лы. Имен­но этим объ­яс­ня­ет­ся отме­чен­ный нами выше факт, что Маркс, в отли­чие от Кона, не захо­тел успо­ко­ить­ся на упро­щен­ной ариф­ме­ти­че­ской фор­му­ле. Он дал более гиб­кое опре­де­ле­ние рыноч­ной сто­и­мо­сти и пред­ви­дел так­же воз­мож­ность при­бли­же­ния ее к вели­чине тру­до­вых затрат в луч­ших или худ­ших пред­при­я­ти­ях дан­ной отрас­ли про­из­вод­ства.

Если бы А. Кон захо­тел сде­лать все выво­ды из сво­ей ариф­ме­ти­че­ской фор­му­лы, он необ­хо­ди­мо при­шел бы к заклю­че­нию, что закон тру­до­вой сто­и­мо­сти не име­ет силы в при­ме­не­нии к зем­ле­дель­че­ским про­дук­там. А. Кон сто­ит перед сле­ду­ю­щей дилем­мой. Если он под­дер­жи­ва­ет свой взгляд, что рыноч­ная сто­и­мость все­гда рав­ня­ет­ся част­но­му от деле­ния сум­мы всех инди­ви­ду­аль­ных сто­и­мо­стей на чис­ло про­дук­тов, то, оче­вид­но, он дол­жен при­знать, что зем­ле­дель­че­ские про­дук­ты про­да­ют­ся, в виде обще­го пра­ви­ла, выше сво­ей рыноч­ной сто­и­мо­сти. Если же он при­зна­ет, что и зем­ле­дель­че­ские про­дук­ты про­да­ют­ся по сво­ей рыноч­ной сто­и­мо­сти, то, оче­вид­но, послед­няя не все­гда рав­ня­ет­ся част­но­му от деле­ния сум­мы инди­ви­ду­аль­ных сто­и­мо­стей на чис­ло про­дук­тов.

Из этой дилем­мы А. Кон не может вый­ти ука­за­ни­ем на то, что его ариф­ме­ти­че­ская фор­му­ла име­ет в виду толь­ко про­дук­ты про­мыш­лен­но­сти, а не сель­ско­го хозяй­ства. Ведь это зна­чи­ло бы при­знать одно из двух: или что фор­му­ла тру­до­вой сто­и­мо­сти не рас­про­стра­ня­ет­ся на зем­ле­дель­че­ские про­дук­ты, или же что ариф­ме­ти­че­ская фор­му­ла, при­год­ная толь­ко для про­мыш­лен­но­сти, не явля­ет­ся окон­ча­тель­ной фор­му­лой обра­зо­ва­ния рыноч­ной сто­и­мо­сти.

Для каж­до­го марк­си­ста оче­вид­но, что пер­вое пред­по­ло­же­ние не выдер­жи­ва­ет кри­ти­ки. Вели­кая заслу­га Марк­са в тео­рии диф­фе­рен­ци­аль­ной рен­ты заклю­ча­ет­ся имен­но в том, что он, про­дол­жая даль­ше дело, нача­тое Рикар­до, постро­ил уче­ние о диф­фе­рен­ци­аль­ной рен­те на проч­ной осно­ве зако­на тру­до­вой сто­и­мо­сти. С точ­ки зре­ния Кона, воз­ник­но­ве­ние диф­фе­рен­ци­аль­ной рен­ты, пред­по­ла­га­ю­щее рас­хож­де­ние меж­ду сум­мой рыноч­ных сто­и­мо­стей и сум­мой инди­ви­ду­аль­ных сто­и­мо­стей, долж­но было бы рас­смат­ри­вать­ся как нару­ше­ние фор­му­ли­ро­ван­но­го им зако­на обра­зо­ва­ния рыноч­ной сто­и­мо­сти. С точ­ки же зре­ния Марк­са, имен­но из зако­на обра­зо­ва­ния рыноч­ной сто­и­мо­сти выте­ка­ет воз­мож­ность воз­ник­но­ве­ния диф­фе­рен­ци­аль­ной рен­ты (см. «Капи­тал», т. III, ч. 2, 1908 г., стр. 162). Уже одно это раз­ли­чие неопро­вер­жи­мо дока­зы­ва­ет, к каким лож­ным выво­дам долж­на при­ве­сти Кона его ариф­ме­ти­че­ская фор­му­ла.

Если же А. Кон не решит­ся сде­лать эти выво­ды и при­зна­ет, что закон обра­зо­ва­ния рыноч­ной сто­и­мо­сти не может не рас­про­стра­нять­ся и на зем­ле­дель­че­ские про­дук­ты, он вынуж­ден будет отка­зать­ся от сво­ей еди­но­спа­са­ю­щей ариф­ме­ти­че­ской фор­му­лы. Он может сохра­нить ее лишь в скром­ной роли пред­ва­ри­тель­ной фор­му­лы, име­ю­щей силу на «вто­рой сту­пе­ни» ана­ли­за при нали­чии ряда упро­ща­ю­щих пред­по­ло­же­ний. Но он дол­жен будет при­знать, что в кур­се, пред­на­зна­чен­ном слу­жить учеб­ным посо­би­ем не для школ «вто­рой сту­пе­ни», а для вузов, нель­зя огра­ни­чить­ся этой упро­щен­ной фор­му­лой для объ­яс­не­ния столь слож­но­го обще­ствен­но­го про­цес­са, каким явля­ет­ся про­цесс обра­зо­ва­ния рыноч­ной сто­и­мо­сти.

Примечания

[1] Маркс, Вве­де­ние к Кри­ти­ке поли­ти­че­ской эко­но­мии. См. «Основ­ные про­бле­мы поли­ти­че­ской эко­но­мии», 2‑е изд., стр. 26.

[2] Там же, стр, 27.

[3] — без ого­во­рок.

[4] Маркс, Вве­де­ние к Кри­ти­ке полит, эко­ном, стр. 27 — 28. Выде­ле­ние наше

[5] Цит. соч., стр. 23.

[6] Там же, стр. 24.

[7] Ана­лиз сто­и­мо­сти дан на стр. 24 — 25, денег — на стр, 25 — 26 и абстракт­но­го тру­да — на стр. 26 — 28.

[8] Там же, стр. 24.

[9] Там же, стр. 24.

[10] Цит. соч., стр. 25 — 26. Ср. «Капи­тал», т. I, изд. 1923 г., стр. 111, 112, где Маркс повто­ря­ет ту же мысль о двой­ствен­ном отно­ше­нии кате­го­рий про­сто­го товар­но­го хозяй­ства (сто­и­мо­сти и денег) к капи­та­ли­сти­че­ско­му хозяй­ству. С одной сто­ро­ны, пре­вра­ще­ние про­дук­та в товар «встре­ча­ет­ся в исто­ри­че­ски весь­ма раз­лич­ных обще­ствен­но-эко­но­ми­че­ских фор­ма­ци­ях». С дру­гой сто­ро­ны, пре­вра­ще­ние боль­шин­ства про­дук­тов в това­ры «совер­ша­ет­ся лишь на осно­ве вполне опре­де­лен­но­го, а имен­но капи­та­ли­сти­че­ско­го спо­со­ба про­из­вод­ства».

[11] Маркс, Пись­ма к Кугель­ма­ну, 1907 г., стр. 44.

[12] Пле­ха­нов, Собра­ние сочи­не­ний, том 6, стр. 80.

[13] р. Люк­сем­бург, Вве­де­ние в поли­ти­че­скую эко­но­мию, Госиз­дат, 1926 г., стр. 251. Гиль­фер­динг («Финан­со­вый капи­тал», 1923 г., стр. 6) гово­рит, что товар­ное обще­ство «ста­но­вит­ся обще­ством толь­ко посред­ством про­цес­са обме­на, един­ствен­но­го обще­ствен­но­го про­цес­са, кото­рый зна­ет эко­но­ми­ка. это­го обще­ства».

[14] Конеч­но, труд при­об­ре­та­ет (пред­ва­ри­тель­но и иде­аль­но) харак­тер абстракт­но­го тру­да до акта обме­на, но лишь через посред­ство обме­на, т. е. посколь­ку уже в фазе про­из­вод­ства пред­вос­хи­ща­ет­ся обмен и про­дукт при­рав­ни­ва­ет­ся извест­ной сум­ме денег. Про­тив сво­ей воли Шабс вынуж­ден при­знать, что при­рав­не­ние тру­да про­ис­хо­дит через при­рав­не­ние про­дук­тов тру­да как сто­и­мо­стей. «Посред­ством про­дук­тов тру­да сопо­став­ля­ет­ся здесь и самый труд» (стр. 94). «В цене това­ра дано при­рав­не­ние тру­да, затра­чен­но­го на про­из­вод­ство това­ра, к тру­ду, ове­ществ­лен­но­му в золо­те. Посколь­ку при­рав­ни­ва­ние раз­лич­ных работ сов­па­да­ет с при­рав­ни­ва­ни­ем сто­и­мо­стей, постоль­ку появ­ле­ние абстракт­но­го тру­да уже пред­ше­ству­ет обме­ну, так как цена това­ра… появ­ля­ет­ся еще до вступ­ле­ния това­ра в сфе­ру обра­ще­ния» (стр. 152. Выде­ле­ние наше). Наш про­ни­ца­тель­ный кри­тик не дога­ды­ва­ет­ся, что он жесто­ко бьет само­го себя. При­рав­не­ние тру­да про­ис­хо­дит, по его соб­ствен­ным сло­вам, через посред­ство при­рав­не­ния про­дук­тов как сто­и­мо­стей, т. е. пред­по­ла­га­ет обмен как соци­аль­ную фор­му про­цес­са про­из­вод­ства. После это­го мож­но судить о про­ни­ца­тель­но­сти наше­го кри­ти­ка, кото­рый еди­ным духом гово­рит, что «в цене това­ра дано при­рав­не­ние тру­да», и тут же заяв­ля­ет, что это «абстра­ги­ро­ва­ние тру­да» про­ис­хо­дит «поми­мо актов рыноч­но­го обме­на» (стр. 152, при­ме­ча­ние).

[15] р. Люк­сем­бург, цит. соч., стр. 256.

[16] Там же, стр. 259 — 260.

[17] Гиль­фер­динг, цит. соч., стр. 4.

[18] Там же; стр. 8 — 9.

[19] Подоб­но тому, как Шабс отож­де­ствил част­ный труд с мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ским, так он отож­де­ствил обще­ствен­ный труд с обще­ствен­ной фор­мой тру­да. В дру­гих местах (стр. 54 — 55) он отож­деств­ля­ет «обще­ствен­ный» труд с «обще­ствен­но-детер­ми­ни­ро­ван­ным» тру­дом. Здесь он пони­ма­ет под обще­ствен­ным вся­кий труд инди­ви­да, опре­де­ля­е­мый усло­ви­я­ми жиз­ни все­го обще­ства. С этой точ­ки зре­ния обще­ствен­ным будет не толь­ко труд това­ро­про­из­во­ди­те­ля, но и труд кре­стья­ни­на, про­из­во­дя­ще­го для соб­ствен­но­го потреб­ле­ния. Оче­вид­но, что у Марк­са обще­ствен­ный труд, про­ти­во­по­став­ля­е­мый част­но­му, озна­ча­ет что-то дру­гое, чем обще­ствен­ную фор­му тру­да, или обще­ствен­но-детер­ми­ни­ро­ван­ный труд. Это — труд, рас­смат­ри­ва­е­мый как доля сово­куп­но­го одно­род­но­го тру­да все­го обще­ства.

Что­бы тем лег­че при­пи­сать мне взгляд на про­из­вод­ство как на про­цесс, име­ю­щий исклю­чи­тель­но тех­ни­че­ский харак­тер, Шабс не оста­нав­ли­ва­ет­ся перед лег­ким «исправ­ле­ни­ем» мое­го тек­ста. На стр. 101 «Очер­ков» я писал: «Пока това­ро­про­из­во­ди­тель занят сво­им кон­крет­ным, спе­ци­аль­ным тру­дом, послед­ний пред­став­ля­ет труд част­ный». Шабс пере­да­ет мою мысль сле­ду­ю­щим обра­зом: «По Руби­ну, това­ро­про­из­во­ди­тель в про­из­вод­стве «занят сво­им спе­ци­аль­ным кон­крет­ным тру­дом», т. е. про­из­вод­ством потре­би­тель­ных сто­и­мо­стей, — и толь­ко» (стр. 64). «И сколь наив­ным, вуль­гар­ным и неле­пым под углом зре­ния поли­ти­че­ской эко­но­мии явля­ет­ся утвер­жде­ние, что в про­из­вод­стве про­из­во­ди­тель «занят сво­им спе­ци­аль­ным кон­крет­ным тру­дом», без вся­ко­го отно­ше­ния его дея­тель­но­сти к тру­ду обще­ства, к потреб­но­сти его» (стр. 75). Как назвать подоб­ный метод поле­ми­ки, с исправ­ле­ни­ем тек­ста про­тив­ни­ка? Если назвать его наив­ным нель­зя, то, во вся­ком слу­чав, дру­гие пере­чис­лен­ные Шаб­сом эпи­те­ты при­ло­жи­мы к нему в пол­ной мере.

[20] Выше мы уже отме­ти­ли, что наш кри­тик лишен чув­ства смеш­но­го. Ина­че он не решил­ся бы ска­зать, что това­ро­про­из­во­ди­тель дол­жен быть рас­смат­ри­ва­ем как «инди­ви­ду­ум, дей­ству­ю­щий сооб­раз­но позна­ва­е­мой им обще­ствен­ной необ­хо­ди­мо­сти» (стр. 53; ср. на стр. 51 об «осо­знан­ной обще­ствен­ной необ­хо­ди­мо­сти»). До это­го откры­тия Шаб­са марк­си­сты были уве­ре­ны вме­сте с Марк­сом, что в товар­ном хозяй­стве закон обще­ствен­ной необ­хо­ди­мо­сти дей­ству­ет как «сле­пая сила при­ро­ды», а Энгельс видел в нем «закон при­ро­ды, поко­я­щий­ся на бес­со­зна­тель­но­сти затра­ги­ва­е­мых его дей­стви­ем людей» («Капи­тал», том I, гл. 1, при­ме­ча­ние 28).

[21] Пле­ха­нов, цит. соч., стр. 83.

[22] р. Люк­сем­бург, цит. соч., стр. 251.

[23] У Шаб­са, пита­ю­ще­го «вле­че­ние, род неду­га» к латин­ским тер­ми­нам и пого­вор­кам, раб на стр. 80 и 35 фигу­ри­ру­ет как «res vocale». По-види­мо­му, наш столь же уче­ный, как и про­ни­ца­тель­ный кри­тик хотел ска­зать «res vocalis».

[24] Какую же роль играл этот труд до воз­ник­но­ве­ния товар­но­го хозяй­ства? На этот вопрос от Шаб­са нелег­ко добить­ся отве­та. На стр. 132 чита­ем: «Для всех про­чих пред­ше­ству­ю­щих эпох это опре­де­ле­ние («тру­да как тако­во­го») вооб­ще «при­ме­ни­мо», но в то же вре­мя обще­ствен­но незна­чи­мо, неак­ту­аль­но». Если чита­тель, при­звав на помощь тень И. Даш­ков­ско­го, поду­ма­ет, что речь идет о суще­ство­ва­нии абстракт­но­го тру­да «в поня­тии», то на сле­ду­ю­щей стра­ни­це его ждет опять загад­ка. Ока­зы­ва­ет­ся, что в пред­ше­ство­вав­шие исто­ри­че­ские эпо­хи «обще­го меж­ду суще­ству­ю­щи­ми фор­ма­ми тру­да нет ни в дей­стви­тель­но­сти, ни в поня­тии, хотя объ­ек­тив­но физио­ло­ги­че­ская общ­ность тру­до­вых затрат «при­ме­ни­ма», разу­ме­ет­ся, и к дан­ной эпо­хе» (стр. 133).

[25] См. ста­тью Даш­ков­ско­го в «Под зна­ме­нем марк­сиз­ма», 1927 г., № 6. (Види­мо, здесь И. Рубин ссы­ла­ет­ся на ста­тью И. Даш­ков­ско­го «Абстракт­ный труд и эко­но­ми­че­ские кате­го­рии Марк­са», опуб­ли­ко­ван­ную в жур­на­ле «Под зна­ме­нем марк­сиз­ма», 1926 г., №6. В №6 за 1927 г. ста­тьи И. Даш­ков­ско­го не пуб­ли­ко­ва­лись. – ред. Зари)

[26] В под­лин­ни­ке ска­за­но: «Dennoch, oekonomisch in dieser Einfachheit gefasst, ist «Arbeit» eine ebenso moderne Kategorie» и т. д. Во 2‑м изда­нии сбор­ни­ка «Основ­ные про­бле­мы поли­ти­че­ской эко­но­мии» (1924 г., стр. 26), где пере­вод «Вве­де­ния к кри­ти­ке поли­ти­че­ской эко­но­мии» дан в исправ­лен­ном виде, Шабс мог бы про­честь: «Одна­ко эко­но­ми­че­ски труд, взя­тый в этой про­стей­шей фор­ме, есть столь же совре­мен­ная кате­го­рия» и т. д.

[27] Что­бы несколь­ко смяг­чить свое рас­хож­де­ние с тер­ми­но­ло­ги­ей Марк­са, Шабс ино­гда вме­сто назва­ния «эко­но­ми­че­ский» труд упо­треб­ля­ет тер­мин «обще­ствен­ный» труд. Но и это не спа­са­ет Шаб­са. Раз­ли­чие меж­ду абстракт­ным и обще­ствен­ным тру­дом име­ет у Марк­са и у Шаб­са совер­шен­но раз­лич­ный смысл. У Марк­са абстракт­ный труд есть раз­но­вид­ность обще­ствен­но­го тру­да, а имен­но обще­ствен­ный труд в той спе­ци­фи­че­ской фор­ме, кото­рую он име­ет в товар­ном хозяй­стве. У Шаб­са же дело обсто­ит как раз наобо­рот: обще­ствен­ный (т. е. эко­но­ми­че­ский) труд есть раз­но­вид­ность абстракт­но­го тру­да, а имен­но абстракт­ный труд в той спе­ци­фи­че­ской фор­ме, кото­рую он име­ет в товар­ном хозяй­стве. В дан­ном вопро­се, как и во мно­гих дру­гих, Шабс пишет кари­ка­ту­ру на Марк­са и заяв­ля­ет, что это и есть насто­я­щий Маркс.

[28] Поэто­му мы очень охот­но при­ни­ма­ем упрек Шаб­са, кото­рый гово­рит, что «Рубин вез­де упо­треб­ля­ет «абстракт­ный труд» в пол­ном зна­че­нии эко­но­ми­че­ско­го» (стр. 19, при­ме­ча­ние). Имен­но в этом смыс­ле тер­мин «абстракт­ный труд» упо­треб­ля­ет­ся Марк­сом.

[29] И. Рубин, Абстракт­ный труд и сто­и­мость в систе­ме Марк­са, изда­ние Рани­о­на, 1928 г.

[30] Эта ста­тья была напи­са­на после выхо­да 1‑го изда­ния «Кур­са» Кона. Во II изда­нии Кон изме­нил неко­то­рые фор­му­ли­ров­ки.

[31] См. И. Рубин, Совре­мен­ные эко­но­ми­сты на Запа­де, 1927, стр. 150.

[32] Там же, стр. 147.

[33] А. Кон, по-види­мо­му, не дога­ды­ва­ет­ся, что этот взгляд раз­де­лял­ся в моло­дые годы и Марк­сом, кото­рый писал в «Нище­те фило­со­фии» (русск. пер. 1928 г., стр. 64): «Сто­и­мость вещи опре­де­ля­ет­ся не вре­ме­нем, в про­дол­же­ние кото­ро­го она была про­из­ве­де­на, а мини­му­мом вре­ме­ни, в кото­рое она может быть про­из­ве­де­на». Этот взгляд у Марк­са и у мно­гих марк­си­стов являл­ся здо­ро­вой реак­ци­ей про­тив уче­ния Рикар­до (вос­при­ня­то­го в насто­я­щее вре­мя почти все­ми бур­жу­аз­ны­ми эко­но­ми­че­ски­ми шко­ла­ми, напри­мер, англо-аме­ри­кан­ской, австрий­ской и дру­ги­ми), соглас­но кото­ро­му сто­и­мость про­дук­тов опре­де­ля­ет­ся мак­си­му­мом тру­да, затра­чи­ва­е­мо­го на их про­из­вод­ство, т. е. тру­дом низ­шей про­из­во­ди­тель­но­сти. Поми­мо того, отме­чен­ный взгляд, выра­жен­ный Марк­сом в «Нище­те фило­со­фии», при всей сво­ей тео­ре­ти­че­ской непра­виль­но­сти, имел реаль­ные осно­ва­ния в капи­та­ли­сти­че­ской дей­стви­тель­но­сти. В пери­од, когда фаб­рич­ная тех­ни­ка в более или менее широ­ких раз­ме­рах впер­вые про­ни­ка­ла в извест­ную отрасль про­мыш­лен­но­сти, она вызы­ва­ла в очень корот­кое вре­мя рез­кое паде­ние сред­них цен на про­дук­ты дан­ной отрас­ли. Сред­ние цены быст­ро низ­во­ди­лись до уров­ня, соот­вет­ству­ю­ще­го тех­ни­ке наи­бо­лее пере­до­вых, т. е. фаб­рич­ных пред­при­я­тий, кото­рые в смыс­ле про­из­во­ди­тель­но­сти неиз­ме­ри­мо пре­вос­хо­ди­ли отста­лые ремес­лен­ные или кустар­ные пред­при­я­тия, пре­об­ла­дав­шие до того вре­ме­ни. Имен­но поэто­му Маркс на пер­вых стра­ни­цах «Капи­та­ла» гово­рит о разо­ре­нии англий­ских руч­ных тка­чей после вве­де­ния паро­во­го ткац­ко­го стан­ка, сни­зу пони­зив­ше­го коли­че­ство обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да, содер­жа­ще­го­ся в тка­ни. С точ­ки зре­ния А. Кона, и в этом слу­чае обще­ствен­но-необ­хо­ди­мое вре­мя долж­но было бы опре­де­лять­ся путем ариф­ме­ти­че­ско­го сло­же­ния вре­ме­ни, затра­чи­ва­е­мо­го на круп­ных фаб­ри­ках, с вре­ме­нем, затра­чи­ва­е­мым руч­ны­ми тка­ча­ми.

Scroll to top