Письмо к американским рабочим

ПИСЬМО К АМЕРИКАНСКИМ РАБОЧИМ

Владимир Ленин

Това­ри­щи! Один рус­ский боль­ше­вик, участ­во­вав­ший в рево­лю­ции 1905 года и затем мно­го лет про­вед­ший в вашей стране, пред­ло­жил мне взять на себя достав­ку мое­го пись­ма к вам. Я с тем боль­шим удо­воль­стви­ем при­нял его пред­ло­же­ние, что аме­ри­кан­ские рево­лю­ци­он­ные про­ле­та­рии при­зва­ны имен­но теперь сыг­рать осо­бен­но важ­ную роль, как непри­ми­ри­мые вра­ги импе­ри­а­лиз­ма аме­ри­кан­ско­го, само­го све­же­го, само­го силь­но­го, само­го послед­не­го по уча­стию во все­мир­ной бойне наро­дов из-за деле­жа при­бы­лей капи­та­ли­стов. Имен­но теперь аме­ри­кан­ские мил­ли­ар­де­ры, эти совре­мен­ные рабо­вла­дель­цы, откры­ли осо­бен­но тра­ги­че­скую стра­ни­цу в кро­ва­вой исто­рии кро­ва­во­го импе­ри­а­лиз­ма, дав согла­сие — все рав­но, пря­мое или кос­вен­ное, откры­тое или лице­мер­но-при­кры­тое, — на воору­жен­ный поход англо-япон­ских зве­рей с целью уду­ше­ния пер­вой соци­а­ли­сти­че­ской рес­пуб­ли­ки.

Исто­рия новей­шей, циви­ли­зо­ван­ной Аме­ри­ки откры­ва­ет­ся одной из тех вели­ких, дей­стви­тель­но осво­бо­ди­тель­ных, дей­стви­тель­но рево­лю­ци­он­ных войн, кото­рых было так немно­го сре­ди гро­мад­ной мас­сы гра­би­тель­ских войн, вызван­ных, подоб­но тепе­реш­ней импе­ри­а­лист­ской войне, дра­кой меж­ду коро­ля­ми, поме­щи­ка­ми, капи­та­ли­ста­ми из-за деле­жа захва­чен­ных земель или награб­лен­ных при­бы­лей. Это была вой­на аме­ри­кан­ско­го наро­да про­тив раз­бой­ни­ков англи­чан, угне­тав­ших и дер­жав­ших в коло­ни­аль­ном раб­стве Аме­ри­ку, как угне­та­ют, как дер­жат в коло­ни­аль­ном раб­стве еще теперь эти «циви­ли­зо­ван­ные» кро­во­пий­цы сот­ни мил­ли­о­нов людей в Индии, в Егип­те и во всех кон­цах мира.

С тех пор про­шло око­ло 150 лет. Бур­жу­аз­ная циви­ли­за­ция при­нес­ла все свои рос­кош­ные пло­ды. Аме­ри­ка заня­ла пер­вое место сре­ди сво­бод­ных и обра­зо­ван­ных стран по высо­те раз­ви­тия про­из­во­ди­тель­ных сил чело­ве­че­ско­го объ­еди­нен­но­го тру­да, по при­ме­не­нию машин и всех чудес новей­шей тех­ни­ки. Аме­ри­ка ста­ла вме­сте с тем одной из пер­вых стран по глу­бине про­па­сти меж­ду горст­кой обнаг­лев­ших, захле­бы­ва­ю­щих­ся в гря­зи и в рос­ко­ши мил­ли­ар­де­ров, с одной сто­ро­ны, и мил­ли­о­на­ми тру­дя­щих­ся, веч­но живу­щих на гра­ни­це нище­ты, с дру­гой. Аме­ри­кан­ский народ, дав­ший миру обра­зец рево­лю­ци­он­ной вой­ны про­тив фео­даль­но­го раб­ства, ока­зал­ся в новей­шем, капи­та­ли­сти­че­ском, наем­ном раб­стве у куч­ки мил­ли­ар­де­ров, ока­зал­ся игра­ю­щим роль наем­но­го пала­ча, кото­рый в уго­ду бога­той сво­ло­чи в 1898 году душил Филип­пи­ны, под пред­ло­гом «осво­бож­де­ния» их 28, а в 1918 году душит Рос­сий­скую Соци­а­ли­сти­че­скую Рес­пуб­ли­ку, под пред­ло­гом «защи­ты» ее от нем­цев.

Но четы­ре года импе­ри­а­лист­ской бой­ни наро­дов не про­шли даром. Обман наро­да него­дя­я­ми обе­их групп раз­бой­ни­ков, и англий­ской и немец­кой, раз­об­ла­чен до кон­ца неоспо­ри­мы­ми и оче­вид­ны­ми фак­та­ми. Четы­ре года вой­ны пока­за­ли на резуль­та­тах ее общий закон капи­та­лиз­ма, в при­ме­не­нии к войне меж­ду раз­бой­ни­ка­ми из-за деле­жа их добы­чи: кто был всех бога­че и всех силь­нее, тот нажил­ся и награ­бил боль­ше всех; кто был всех сла­бее, того гра­би­ли, тер­за­ли, дави­ли, души­ли до кон­ца.

Раз­бой­ни­ки англий­ско­го импе­ри­а­лиз­ма были силь­нее всех, по коли­че­ству их «коло­ни­аль­ных рабов». Англий­ские капи­та­ли­сты не поте­ря­ли ни пяди «сво­ей» (т. е. награб­лен­ной ими в тече­ние сто­ле­тий) зем­ли, а загра­би­ли все гер­ман­ские коло­нии в Афри­ке, загра­би­ли Месо­по­та­мию и Пале­сти­ну, при­ду­ши­ли Гре­цию и нача­ли гра­бить Рос­сию.

Раз­бой­ни­ки гер­ман­ско­го импе­ри­а­лиз­ма были всех силь­нее по орга­ни­зо­ван­но­сти и дис­ци­пли­ни­ро­ван­но­сти «их» войск, но сла­бее коло­ни­я­ми. Они поте­ря­ли все коло­нии, но огра­би­ли поло­ви­ну Евро­пы, заду­ши­ли наи­боль­шее чис­ло малень­ких стран и сла­бых наро­дов. Какая вели­кая «осво­бо­ди­тель­ная» вой­на с обе­их сто­рон! Как хоро­шо «защи­ща­ли оте­че­ство» раз­бой­ни­ки обе­их групп, капи­та­ли­сты англо-фран­цуз­ские и гер­ман­ские, вме­сте с их лаке­я­ми, соци­ал-шови­ни­ста­ми, т. е. соци­а­ли­ста­ми, пере­шед­ши­ми на сто­ро­ну «сво­ей» бур­жу­а­зии!

Аме­ри­кан­ские мил­ли­ар­де­ры были едва ли не всех бога­че и нахо­ди­лись в самом без­опас­ном гео­гра­фи­че­ском поло­же­нии. Они нажи­лись боль­ше всех. Они сде­ла­ли сво­и­ми дан­ни­ка­ми все, даже самые бога­тые, стра­ны. Они награ­би­ли сот­ни мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. И на каж­дом дол­ла­ре вид­ны сле­ды гря­зи: гряз­ных тай­ных дого­во­ров меж­ду Англи­ей и ее «союз­ни­ка­ми», меж­ду Гер­ма­ни­ей и ее вас­са­ла­ми, дого­во­ров о деле­же награб­лен­ной добы­чи, дого­во­ров о «помо­щи» друг дру­гу в угне­те­нии рабо­чих и пре­сле­до­ва­нии соци­а­ли­стов-интер­на­ци­о­на­ли­стов. На каж­дом дол­ла­ре — ком гря­зи от «доход­ных» воен­ных поста­вок, обо­га­щав­ших в каж­дой стране бога­чей и разо­ряв­ших бед­ня­ков. На каж­дом дол­ла­ре сле­ды кро­ви — из того моря кро­ви, кото­рую про­ли­ли 10 мил­ли­о­нов уби­тых и 20 мил­ли­о­нов иска­ле­чен­ных в вели­кой, бла­го­род­ной, осво­бо­ди­тель­ной, свя­щен­ной борь­бе из-за того, англий­ско­му или гер­ман­ско­му раз­бой­ни­ку при­дет­ся боль­ше добы­чи, англий­ские или гер­ман­ские пала­чи ока­жут­ся пер­вы­ми из души­те­лей сла­бых наро­дов все­го мира.

Если гер­ман­ские раз­бой­ни­ки поби­ли рекорд по звер­ству сво­их воен­ных рас­прав, то англий­ские поби­ли рекорд не толь­ко по коли­че­ству награб­лен­ных коло­ний, но и по утон­чен­но­сти сво­е­го отвра­ти­тель­но­го лице­ме­рия. Имен­но теперь англо-фран­цуз­ская и аме­ри­кан­ская бур­жу­аз­ная прес­са рас­про­стра­ня­ет в мил­ли­о­нах и мил­ли­о­нах экзем­пля­ров ложь и кле­ве­ту про Рос­сию, лице­мер­но оправ­ды­вая свой гра­би­тель­ский поход про­тив нее стрем­ле­ни­ем «защи­тить» буд­то бы Рос­сию от нем­цев !

Что­бы опро­верг­нуть эту гнус­ную и под­лую ложь, не надо тра­тить мно­го слов: доста­точ­но ука­зать на один обще­из­вест­ный факт. Когда в октяб­ре 1917 года рабо­чие Рос­сии сверг­ли свое импе­ри­а­лист­ское пра­ви­тель­ство, Совет­ская власть, власть рево­лю­ци­он­ных рабо­чих и кре­стьян, откры­то пред­ло­жи­ла спра­вед­ли­вый мир, без аннек­сий и кон­три­бу­ций, мир с пол­ным соблю­де­ни­ем равен­ства прав для всех наций, — пред­ло­жи­ла такой мир всем вою­ю­щим стра­нам.

Имен­но англо-фран­цуз­ская и аме­ри­кан­ская бур­жу­а­зия не при­ня­ла наше­го пред­ло­же­ния, имен­но она отка­за­лась даже раз­го­ва­ри­вать с нами о все­об­щем мире! Имен­но она посту­пи­ла пре­да­тель­ски по отно­ше­нию к инте­ре­сам всех наро­дов, имен­но она затя­ну­ла импе­ри­а­лист­скую бой­ню!

Имен­но она, спе­ку­ли­руя на то, что­бы сно­ва втя­нуть Рос­сию в импе­ри­а­лист­скую вой­ну, отстра­ни­лась от мир­ных пере­го­во­ров и тем раз­вя­за­ла руки столь же раз­бой­ни­че­ским капи­та­ли­стам Гер­ма­нии, кото­рые навя­за­ли Рос­сии аннек­си­о­нист­ский и насиль­ствен­ный Брест­ский мир!

Труд­но пред­ста­вить себе более омер­зи­тель­ное лице­ме­рие, чем то, с каким англо-фран­цуз­ская и аме­ри­кан­ская бур­жу­а­зия сва­ли­ва­ет «вину» за Брест­ский мир на нас. Как раз капи­та­ли­сты тех стран, от кото­рых зави­се­ло пре­вра­тить Брест во все­об­щие пере­го­во­ры о все­об­щем мире, они же и высту­па­ют «обви­ни­те­ля­ми» нас! Стер­вят­ни­ки англо-фран­цуз­ско­го импе­ри­а­лиз­ма, нажив­ши­е­ся на гра­бе­же коло­ний и на бойне наро­дов, про­тя­ну­ли вой­ну вот уже ско­ро на целый год после Бре­ста, и они же «обви­ня­ют» нас, боль­ше­ви­ков, пред­ло­жив­ших спра­вед­ли­вый мир всем стра­нам, — нас, разо­рвав­ших, опуб­ли­ко­вав­ших, пре­дав­ших все­об­ще­му позо­ру тай­ные пре­ступ­ные дого­во­ры меж­ду быв­шим царем и англо-фран­цуз­ски­ми капи­та­ли­ста­ми.

Рабо­чие все­го мира, в какой бы стране они ни жили, при­вет­ству­ют нас, сочув­ству­ют нам, руко­пле­щут нам за то, что мы порва­ли желез­ные коль­ца импе­ри­а­лист­ских свя­зей, импе­ри­а­лист­ских гряз­ных дого­во­ров, импе­ри­а­лист­ских цепей, — за то, что мы вырва­лись на сво­бо­ду, пой­дя на самые тяже­лые жерт­вы ради это­го, — за то, что мы, как соци­а­ли­сти­че­ская рес­пуб­ли­ка, хотя бы и истер­зан­ная, ограб­лен­ная импе­ри­а­ли­ста­ми, оста­лись вне импе­ри­а­лист­ской вой­ны и перед всем миром под­ня­ли зна­мя мира, зна­мя соци­а­лиз­ма.

Неуди­ви­тель­но, что бан­да меж­ду­на­род­ных импе­ри­а­ли­стов нена­ви­дит нас за это, что они «обви­ня­ют» нас, что все лакеи импе­ри­а­ли­стов, в том чис­ле наши пра­вые эсе­ры и мень­ше­ви­ки, тоже «обви­ня­ют» нас. В нена­ви­сти к боль­ше­ви­кам этих сто­ро­же­вых псов импе­ри­а­лиз­ма, как и в сочув­ствии созна­тель­ных рабо­чих всех стран, мы почер­па­ем новую уве­рен­ность в право­те наше­го дела.

Тот не соци­а­лист, кто не пони­ма­ет, что ради побе­ды над бур­жу­а­зи­ей, ради пере­хо­да вла­сти к рабо­чим, ради нача­ла меж­ду­на­род­ной про­ле­тар­ской рево­лю­ции, мож­но и долж­но не оста­нав­ли­вать­ся ни перед каки­ми жерт­ва­ми, в том чис­ле перед жерт­вой частью тер­ри­то­рии, перед жерт­вой тяже­лых пора­же­ний от импе­ри­а­лиз­ма. Тот не соци­а­лист, кто не дока­зал дела­ми сво­ей готов­но­сти на вели­чай­шие жерт­вы со сто­ро­ны «его» оте­че­ства, лишь бы дело соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­ции было фак­ти­че­ски дви­ну­то впе­ред.

Ради «сво­е­го» дела, т. е. ради заво­е­ва­ния миро­во­го гос­под­ства, импе­ри­а­ли­сты Англии и Гер­ма­нии не оста­но­ви­лись перед пол­ным разо­ре­ни­ем и уду­ше­ни­ем цело­го ряда стран, начи­ная от Бель­гии и Сер­бии, про­дол­жая Пале­сти­ной и Месо­по­та­ми­ей. Ну, а соци­а­ли­сты ради «сво­е­го» дела, ради осво­бож­де­ния тру­дя­щих­ся все­го мира от ига капи­та­ла, ради заво­е­ва­ния все­об­ще­го проч­но­го мира, они долж­ны выжи­дать, пока най­дет­ся путь без жертв, они долж­ны боять­ся начать бой, пока не будет «гаран­ти­ро­ван» лег­кий успех, они долж­ны ста­вить выше без­опас­ность и целость «сво­е­го», бур­жу­а­зи­ей создан­но­го, «оте­че­ства», по срав­не­нию с инте­ре­са­ми все­мир­ной соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­ции? Три­жды заслу­жи­ва­ют пре­зре­ния те хамы меж­ду­на­род­но­го соци­а­лиз­ма, те лакеи бур­жу­аз­ной мора­ли, кото­рые так дума­ют.

Хищ­ные зве­ри англо-фран­цуз­ско­го и аме­ри­кан­ско­го импе­ри­а­лиз­ма «обви­ня­ют» нас в «согла­ше­нии» с немец­ким импе­ри­а­лиз­мом. О, лице­ме­ры! О, него­дяи, кото­рые кле­ве­щут на рабо­чее пра­ви­тель­ство, дро­жа от стра­ха перед тем сочув­стви­ем, с кото­рым отно­сят­ся к нам рабо­чие «их» соб­ствен­ных стран! Но их лице­ме­рие будет раз­об­ла­че­но. Они при­тво­ря­ют­ся, буд­то не пони­ма­ют раз­ни­цы меж­ду согла­ше­ни­ем «соци­а­ли­стов» с бур­жу­а­зи­ей (сво­ей и чужой) про­тив рабо­чих, про­тив тру­дя­щих­ся, и согла­ше­ни­ем для охра­ны побе­див­ших свою бур­жу­а­зию рабо­чих, с бур­жу­а­зи­ей одно­го цве­та про­тив бур­жу­а­зии дру­го­го наци­о­наль­но­го цве­та, ради исполь­зо­ва­ния про­ле­та­ри­а­том про­ти­во­по­лож­но­сти меж­ду раз­ны­ми груп­па­ми бур­жу­а­зии.

На самом деле вся­кий евро­пе­ец пре­крас­но зна­ет эту раз­ни­цу, а аме­ри­кан­ский народ, как я сей­час пока­жу, осо­бен­но нагляд­но «пере­жил» ее в сво­ей соб­ствен­ной исто­рии. Есть согла­ше­ния и согла­ше­ния, есть fagots et fagots *, как гово­рят фран­цу­зы.

Когда хищ­ни­ки гер­ман­ско­го импе­ри­а­лиз­ма в фев­ра­ле 1918 года пове­ли свои вой­ска про­тив без­оруж­ной, демо­би­ли­зо­вав­шей свою армию Рос­сии, дове­рив­шей­ся меж­ду­на­род­ной соли­дар­но­сти про­ле­та­ри­а­та рань­ше, чем вполне созре­ла меж­ду­на­род­ная рево­лю­ция, тогда я нисколь­ко не коле­бал­ся всту­пить в извест­ное «согла­ше­ние» с фран­цуз­ски­ми монар­хи­ста­ми. Фран­цуз­ский капи­тан Садуль, на сло­вах сочув­ство­вав­ший боль­ше­ви­кам, на деле слу­жив­ший верой и прав­дой фран­цуз­ско­му импе­ри­а­лиз­му, при­вел ко мне фран­цуз­ско­го офи­це­ра де Любер­са­ка. «Я монар­хист, моя един­ствен­ная цель — пора­же­ние Гер­ма­нии», — заявил мне де Любер­сак. Это само собою, отве­тил я (cela va sans dire). Это нисколь­ко не поме­ша­ло мне «согла­сить­ся» с де Любер­са­ком насчет услуг, кото­рые жела­ли ока­зать нам спе­ци­а­ли­сты под­рыв­но­го дела, фран­цуз­ские офи­це­ры, для взры­ва желез­но­до­рож­ных путей в инте­ре­сах поме­хи наше­ствию нем­цев. Это было образ­цом «согла­ше­ния», кото­рое одоб­рит вся­кий созна­тель­ный рабо­чий, согла­ше­ния в инте­ре­сах соци­а­лиз­ма. Мы жали друг дру­гу руки с фран­цуз­ским монар­хи­стом, зная, что каж­дый из нас охот­но пове­сил бы сво­е­го «парт­не­ра». Но наши инте­ре­сы на вре­мя сов­па­да­ли. Про­тив насту­па­ю­щих хищ­ни­ков нем­цев мы исполь­зо­ва­ли в инте­ре­сах рус­ской и меж­ду­на­род­ной соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­ции столь же хищ­ни­че­ские кон­трин­те­ре­сы дру­гих импе­ри­а­ли­стов. Мы слу­жи­ли таким обра­зом инте­ре­сам рабо­че­го клас­са Рос­сии и дру­гих стран, мы уси­ли­ва­ли про­ле­та­ри­ат и ослаб­ля­ли бур­жу­а­зию все­го мира, мы упо­треб­ля­ли закон­ней­шее и обя­за­тель­ное во вся­кой войне манев­ри­ро­ва­ние, лави­ро­ва­ние, отступ­ле­ние в ожи­да­нии того момен­та, когда дозре­ет быст­ро назре­ва­ю­щая про­ле­тар­ская рево­лю­ция в ряде пере­до­вых стран.

И, как бы ни выли от зло­бы аку­лы англо-фран­цуз­ско­го и аме­ри­кан­ско­го импе­ри­а­лиз­ма, как бы ни кле­ве­та­ли они на нас, какие бы мил­ли­о­ны ни тра­ти­ли на под­куп пра­во-эсер­ских, мень­ше­вист­ских и про­чих соци­ал-пат­ри­о­ти­че­ских газет, я ни секун­ды не поко­леб­люсь заклю­чить такое же «согла­ше­ние» с хищ­ни­ка­ми немец­ко­го импе­ри­а­лиз­ма, в слу­чае если наступ­ле­ние на Рос­сию англо-фран­цуз­ских войск того потре­бу­ет. И я пре­вос­ход­но знаю, что мою так­ти­ку одоб­рит созна­тель­ный про­ле­та­ри­ат Рос­сии, Гер­ма­нии, Фран­ции, Англии, Аме­ри­ки, сло­вом, все­го циви­ли­зо­ван­но­го мира. Такая так­ти­ка облег­чит дело соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­ции, уско­рит ее наступ­ле­ние, осла­бит меж­ду­на­род­ную бур­жу­а­зию, уси­лит пози­ции побеж­да­ю­ще­го ее рабо­че­го клас­са.

А аме­ри­кан­ский народ дав­но при­ме­нил, и с поль­зой для рево­лю­ции, эту так­ти­ку. Когда он вел свою вели­кую осво­бо­ди­тель­ную вой­ну про­тив угне­та­те­лей англи­чан, про­тив него сто­я­ли так­же угне­та­те­ли фран­цу­зы и испан­цы, кото­рым при­над­ле­жа­ла часть тепе­реш­них Соеди­нен­ных Шта­тов Север­ной Аме­ри­ки. В сво­ей труд­ной войне за осво­бож­де­ние аме­ри­кан­ский народ заклю­чал так­же «согла­ше­ния» с одни­ми угне­та­те­ля­ми про­тив дру­гих, в инте­ре­сах ослаб­ле­ния угне­та­те­лей и уси­ле­ния тех, кто рево­лю­ци­он­но борет­ся про­тив угне­те­ния, в инте­ре­сах мас­сы угне­тен­ных. Аме­ри­кан­ский народ исполь­зо­вал рознь меж­ду фран­цу­за­ми, испан­ца­ми и англи­ча­на­ми, он сра­жал­ся даже ино­гда вме­сте с вой­ска­ми угне­та­те­лей фран­цу­зов и испан­цев про­тив угне­та­те­лей англи­чан, он побе­дил сна­ча­ла англи­чан, а потом осво­бо­дил­ся (частью при помо­щи выку­па) от фран­цу­зов и от испан­цев.

Исто­ри­че­ская дея­тель­ность — не тро­туар Нев­ско­го про­спек­та, гово­рил вели­кий рус­ский рево­лю­ци­о­нер Чер­ны­шев­ский 29. Кто «допус­ка­ет» рево­лю­цию про­ле­та­ри­а­та лишь «под усло­ви­ем», что­бы она шла лег­ко и глад­ко, что­бы было сра­зу соеди­нен­ное дей­ствие про­ле­та­ри­ев раз­ных стран, что­бы была напе­ред дана гаран­тия от пора­же­ний, что­бы доро­га рево­лю­ции была широ­ка, сво­бод­на, пря­ма, что­бы не при­хо­ди­лось вре­ме­на­ми, идя к побе­де, нести самые тяже­лые жерт­вы, «отси­жи­вать­ся в оса­жден­ной кре­по­сти» или про­би­рать­ся по самым узким, непро­хо­ди­мым, изви­ли­стым и опас­ным гор­ным тро­пин­кам, — тот не рево­лю­ци­о­нер, тот не осво­бо­дил себя от педант­ства бур­жу­аз­ной интел­ли­ген­ции, тот на деле ока­жет­ся посто­ян­но ска­ты­ва­ю­щим­ся в лагерь контр­ре­во­лю­ци­он­ной бур­жу­а­зии, как наши пра­вые эсе­ры, мень­ше­ви­ки и даже (хотя и реже) левые эсе­ры.

Вслед за бур­жу­а­зи­ей эти гос­по­да любят обви­нять нас в «хао­се» рево­лю­ции, в «раз­ру­ше­нии» про­мыш­лен­но­сти, в без­ра­бо­ти­це и бес­хле­бье. Как лице­мер­ны эти обви­не­ния со сто­ро­ны тех, кто при­вет­ство­вал и под­дер­жи­вал импе­ри­а­лист­скую вой­ну или «согла­шал­ся» с про­дол­жав­шим эту вой­ну Керен­ским! Имен­но импе­ри­а­лист­ская вой­на вино­ва­та во всех этих бед­стви­ях. Рево­лю­ция, кото­рая порож­де­на вой­ной, не может не прой­ти через неве­ро­ят­ные труд­но­сти и муче­ния, остав­ши­е­ся в наслед­ство от мно­го­лет­ней, разо­ри­тель­ной, реак­ци­он­ной бой­ни наро­дов. Обви­нять нас в «раз­ру­ше­нии» про­мыш­лен­но­сти или в «тер­ро­ре» зна­чит лице­ме­рить или обна­ру­жи­вать тупое педант­ство, неспо­соб­ность понять основ­ные усло­вия той беше­ной, обострен­ной до край­но­сти клас­со­вой борь­бы, кото­рая назы­ва­ет­ся рево­лю­ци­ей.

В сущ­но­сти, «обви­ни­те­ли» подоб­но­го рода, если они «при­зна­ют» клас­со­вую борь­бу, огра­ни­чи­ва­ют­ся сло­вес­ным при­зна­ни­ем ее, на деле же впа­да­ют посто­ян­но в мещан­скую уто­пию «согла­ше­ния» и «сотруд­ни­че­ства» клас­сов. Ибо в эпо­ху рево­лю­ции клас­со­вая борь­ба неми­ну­е­мо и неиз­беж­но при­ни­ма­ла все­гда и во всех стра­нах фор­му граж­дан­ской вой­ны, а граж­дан­ская вой­на немыс­ли­ма ни без раз­ру­ше­ний тяг­чай­ше­го вида,

ни без тер­ро­ра, ни без стес­не­ния фор­маль­ной демо­кра­тии в инте­ре­сах вой­ны. Толь­ко сла­ща­вые попы — все рав­но, хри­сти­ан­ские или «свет­ские» в лице салон­ных, пар­ла­мен­тар­ных соци­а­ли­стов — могут не видеть, не пони­мать, не ося­зать этой необ­хо­ди­мо­сти. Толь­ко мерт­вые «чело­ве­ки в футля­ре» спо­соб­ны отстра­нять­ся из-за это­го от рево­лю­ции вме­сто того, что­бы со всей стра­стью и реши­тель­но­стью бро­сать­ся в бой тогда, когда исто­рия тре­бу­ет реше­ния борь­бой и вой­ной вели­чай­ших вопро­сов чело­ве­че­ства.

В аме­ри­кан­ском наро­де есть рево­лю­ци­он­ная тра­ди­ция, кото­рую вос­при­ня­ли луч­шие пред­ста­ви­те­ли аме­ри­кан­ско­го про­ле­та­ри­а­та, неод­но­крат­но выра­жав­шие свое пол­ное сочув­ствие нам, боль­ше­ви­кам. Эта тра­ди­ция — вой­на за осво­бож­де­ние про­тив англи­чан в XVIII веке, затем граж­дан­ская вой­на в XIX веке. В 1870 году Аме­ри­ка в неко­то­рых отно­ше­ни­ях, если взять толь­ко «раз­ру­ше­ние» неко­то­рых отрас­лей про­мыш­лен­но­сти и народ­но­го хозяй­ства, сто­я­ла поза­ди 1860 года. Но каким бы педан­том, каким иди­о­том был бы чело­век, кото­рый на таком осно­ва­нии стал бы отри­цать вели­чай­шее, все­мир­но-исто­ри­че­ское, про­грес­сив­ное и рево­лю­ци­он­ное зна­че­ние граж­дан­ской вой­ны 1863 – 1865 годов в Аме­ри­ке!

Пред­ста­ви­те­ли бур­жу­а­зии пони­ма­ют, что свер­же­ние раб­ства негров, свер­же­ние вла­сти рабо­вла­дель­цев сто­и­ло того, что­бы вся стра­на про­шла через дол­гие годы граж­дан­ской вой­ны, без­дны разо­ре­ния, раз­ру­ше­ний, тер­ро­ра, свя­зан­ных со вся­кой вой­ной. Но теперь, когда дело идет о неиз­ме­ри­мо более вели­кой зада­че свер­же­ния наем­но­го, капи­та­ли­сти­че­ско­го, раб­ства, свер­же­ния вла­сти бур­жу­а­зии, — теперь пред­ста­ви­те­ли и защит­ни­ки бур­жу­а­зии, а рав­но соци­а­ли­сты-рефор­ми­сты, запу­ган­ные бур­жу­а­зи­ей, чура­ю­щи­е­ся рево­лю­ции, не могут и не хотят понять необ­хо­ди­мо­сти и закон­но­сти граж­дан­ской вой­ны.

Аме­ри­кан­ские рабо­чие не пой­дут за бур­жу­а­зи­ей. Они будут с нами, за граж­дан­скую вой­ну про­тив бур­жу­а­зии. Меня укреп­ля­ет в этом убеж­де­нии вся исто­рия все­мир­но­го и аме­ри­кан­ско­го рабо­че­го дви­же­ния. Я вспо­ми­наю так­же сло­ва одно­го из самых люби­мых вождей аме­ри­кан­ско­го про­ле­та­ри­а­та Евге­ния Деб­са, кото­рый писал в «При­зы­ве к Разу­му» («Appeal to Reason») — кажет­ся, в кон­це 1915 года — в ста­тье «What shall I fight for» («За что я буду сра­жать­ся»), — (я цити­ро­вал эту ста­тью в нача­ле 1916 года на одном пуб­лич­ном рабо­чем собра­нии в Берне, в Швей­ца­рии *), — что он, Дебс, дал бы себя ско­рее рас­стре­лять, чем воти­ро­вать кре­ди­ты на тепе­реш­нюю, пре­ступ­ную и реак­ци­он­ную вой­ну; что он, Дебс, зна­ет лишь одну свя­щен­ную, закон­ную, с точ­ки зре­ния про­ле­та­ри­ев, вой­ну, имен­но: вой­ну про­тив капи­та­ли­стов, вой­ну за осво­бож­де­ние чело­ве­че­ства от наем­но­го раб­ства.

Меня не удив­ля­ет, что Виль­сон, гла­ва аме­ри­кан­ских мил­ли­ар­де­ров, при­служ­ник акул капи­та­ли­стов, заклю­чил в тюрь­му Деб­са. Пусть звер­ству­ет бур­жу­а­зия про­тив истин­ных интер­на­ци­о­на­ли­стов, про­тив истин­ных пред­ста­ви­те­лей рево­лю­ци­он­но­го про­ле­та­ри­а­та! Чем боль­ше оже­сто­че­ния и звер­ства с ее сто­ро­ны, тем бли­же день побе­до­нос­ной про­ле­тар­ской рево­лю­ции.

Обви­ня­ют нас в раз­ру­ше­ни­ях, создан­ных нашей рево­лю­ци­ей… И кто же обви­ни­те­ли? При­хвост­ни бур­жу­а­зии, — той самой бур­жу­а­зии, кото­рая за четы­ре года импе­ри­а­лист­ской вой­ны, раз­ру­шив почти всю евро­пей­скую куль­ту­ру, дове­ла Евро­пу до вар­вар­ства, до оди­ча­ния, до голо­да. Эта бур­жу­а­зия тре­бу­ет теперь от нас, что­бы мы дела­ли рево­лю­цию не на поч­ве этих раз­ру­ше­ний, не сре­ди облом­ков куль­ту­ры, облом­ков и раз­ва­лин, создан­ных вой­ной, не с людь­ми, оди­чав­ши­ми от вой­ны. О, как гуман­на и спра­вед­ли­ва эта бур­жу­а­зия!

Ее слу­ги обви­ня­ют нас в тер­ро­ре… Англий­ские бур­жуа забы­ли свой 1649, фран­цу­зы свой 1793 год. Тер­рор был спра­вед­лив и зако­нен, когда он при­ме­нял­ся бур­жу­а­зи­ей в ее поль­зу про­тив фео­да­лов. Тер­рор стал чудо­ви­щен и пре­сту­пен, когда его дерз­ну­ли при­ме­нять рабо­чие и бед­ней­шие кре­стьяне про­тив бур­жу­а­зии! Тер­рор был спра­вед­лив и зако­нен, когда его при­ме­ня­ли в инте­ре­сах заме­ны одно­го экс­плу­а­ти­ру­ю­ще­го мень­шин­ства дру­гим экс­плу­а­та­тор­ским мень­шин­ством. Тер­рор стал чудо­ви­щен и пре­сту­пен, когда его ста­ли при­ме­нять в инте­ре­сах свер­же­ния вся­ко­го экс­плу­а­та­тор­ско­го мень­шин­ства, в инте­ре­сах дей­стви­тель­но огром­но­го боль­шин­ства, в инте­ре­сах про­ле­та­ри­а­та и полу­про­ле­та­ри­а­та, рабо­че­го клас­са и бед­ней­ше­го кре­стьян­ства!

Бур­жу­а­зия меж­ду­на­род­но­го импе­ри­а­лиз­ма пере­би­ла 10 мил­ли­о­нов чело­век, иска­ле­чи­ла 20 мил­ли­о­нов на «сво­ей» войне, войне из-за того, англий­ским или немец­ким хищ­ни­кам гос­под­ство­вать над всем миром.

Если наша вой­на, вой­на угне­тен­ных и экс­плу­а­ти­ру­е­мых про­тив угне­та­те­лей и экс­плу­а­та­то­ров, будет сто­ить полу­мил­ли­о­на или мил­ли­о­на жертв во всех стра­нах, — бур­жу­а­зия ска­жет, что пер­вые жерт­вы закон­ны, вто­рые пре­ступ­ны.

Про­ле­та­ри­ат ска­жет совсем дру­гое.

Про­ле­та­ри­ат усва­и­ва­ет себе теперь, сре­ди ужа­сов импе­ри­а­лист­ской вой­ны, — вполне и нагляд­но ту вели­кую исти­ну, кото­рой учат все рево­лю­ции, исти­ну, кото­рую заве­ща­ли рабо­чим их луч­шие учи­те­ля, осно­ва­те­ли совре­мен­но­го соци­а­лиз­ма. Эта исти­на — та, что не может быть успеш­ной рево­лю­ции без подав­ле­ния сопро­тив­ле­ния экс­плу­а­та­то­ров. Наш долг был, когда мы, рабо­чие и тру­дя­щи­е­ся кре­стьяне, овла­де­ли госу­дар­ствен­ной вла­стью, пода­вить сопро­тив­ле­ние экс­плу­а­та­то­ров. Мы гор­дим­ся тем, что дела­ли и дела­ем это. Мы жале­ем о том, что недо­ста­точ­но твер­до и реши­тель­но дела­ем это.

Мы зна­ем, что во всех стра­нах беше­ное сопро­тив­ле­ние бур­жу­а­зии про­тив соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­ции неиз­беж­но и что оно будет рас­ти по мере роста этой рево­лю­ции. Про­ле­та­ри­ат сло­мит это сопро­тив­ле­ние, он созре­ет окон­ча­тель­но к побе­де и к вла­сти в ходе борь­бы про­тив сопро­тив­ля­ю­щей­ся бур­жу­а­зии.

Пусть кри­чит на весь свет про­даж­ная бур­жу­аз­ная прес­са о каж­дой ошиб­ке, кото­рую дела­ет наша рево­лю­ция. Мы не боим­ся наших оши­бок. От того, что нача­лась рево­лю­ция, люди не ста­ли свя­ты­ми. Без­оши­боч­но cде­лать рево­лю­цию не могут те тру­дя­щи­е­ся клас­сы, кото­рые века­ми угне­та­лись, заби­ва­лись, насиль­ствен­но зажи­ма­лись в тис­ки нище­ты, неве­же­ства, оди­ча­ния. И труп бур­жу­аз­но­го обще­ства, как мне при­хо­ди­лось уже одна­жды ука­зы­вать, нель­зя зако­ло­тить в гроб и зарыть в зем­лю *. Уби­тый капи­та­лизм гни­ет, раз­ла­га­ет­ся сре­ди нас, зара­жая воз­дух миаз­ма­ми, отрав­ляя нашу жизнь, хва­тая новое, све­жее, моло­дое, живое, тыся­ча­ми нитей и свя­зей ста­ро­го, гни­ло­го, мерт­во­го.

На каж­дую сот­ню наших оши­бок, о кото­рых кри­чит на весь свет бур­жу­а­зия и ее лакеи (наши мень­ше­ви­ки и пра­вые эсе­ры в том чис­ле), при­хо­дит­ся 10 000 вели­ких и герой­ских актов — тем более вели­ких и герой­ских, что они про­сты, невид­ны, спря­та­ны в буд­нич­ной жиз­ни фаб­рич­но­го квар­та­ла или захо­луст­ной дерев­ни, совер­ше­ны людь­ми, не при­вык­ши­ми (и не име­ю­щи­ми воз­мож­но­сти) кри­чать о каж­дом сво­ем успе­хе на весь мир.

Но если бы даже дело обсто­я­ло наобо­рот, — хотя я знаю, что такое допу­ще­ние не вер­но, — если бы даже на 100 наших пра­виль­ных актов при­хо­ди­лось 10 000 оши­бок, все-таки наша рево­лю­ция была бы, и она будет перед все­мир­ной исто­ри­ей, вели­ка и непо­бе­ди­ма, ибо пер­вый раз не мень­шин­ство, не одни толь­ко бога­тые, не одни толь­ко обра­зо­ван­ные, а насто­я­щая мас­са, гро­мад­ное боль­шин­ство тру­дя­щих­ся сами стро­ят новую жизнь, сво­им опы­том реша­ют труд­ней­шие вопро­сы соци­а­ли­сти­че­ской орга­ни­за­ции.

Каж­дая ошиб­ка в такой рабо­те, в этой доб­ро­со­вест­ней­шей и искрен­ней­шей рабо­те десят­ков мил­ли­о­нов про­стых рабо­чих и кре­стьян по пере­устрой­ству всей их жиз­ни, — каж­дая такая ошиб­ка сто­ит тыся­чи и мил­ли­о­на «без­оши­боч­ных» успе­хов экс­плу­а­та­тор­ско­го мень­шин­ства, успе­хов в деле наду­ва­ния и объ­его­ри­ва­ния тру­дя­щих­ся. Ибо толь­ко через такие ошиб­ки научат­ся стро­ить новую жизнь, научат­ся обхо­дить­ся без капи­та­ли­стов рабо­чие и кре­стьяне, толь­ко так про­бьют они себе путь — через тыся­чи пре­пят­ствий — к побе­до­нос­но­му соци­а­лиз­му.

Ошиб­ки совер­ша­ют, тво­ря свою рево­лю­ци­он­ную рабо­ту, наши кре­стьяне, кото­рые одним уда­ром, в одну ночь с 25 на 26 октяб­ря (ст. ст.) 1917 года отме­ни­ли вся­кую част­ную соб­ствен­ность на зем­лю и теперь, месяц за меся­цем, пре­одо­ле­вая необъ­ят­ные труд­но­сти, исправ­ляя сами себя, прак­ти­че­ски реша­ют труд­ней­шую зада­чу орга­ни­за­ции новых усло­вий хозяй­ствен­ной жиз­ни, борь­бы с кула­ка­ми, обес­пе­че­ния зем­ли за тру­дя­щи­ми­ся (а не за бога­те­я­ми), пере­хо­да к ком­му­ни­сти­че­ско­му круп­но­му зем­ле­де­лию.

Ошиб­ки совер­ша­ют, тво­ря свою рево­лю­ци­он­ную рабо­ту, наши рабо­чие, кото­рые наци­о­на­ли­зи­ро­ва­ли теперь, за несколь­ко меся­цев, почти все круп­ней­шие фаб­ри­ки и заво­ды и учат­ся тяже­лым, еже­днев­ным тру­дом ново­му делу управ­ле­ния целы­ми отрас­ля­ми про­мыш­лен­но­сти, нала­жи­ва­ют наци­о­на­ли­зи­ро­ван­ные хозяй­ства, пре­одо­ле­вая гигант­ское сопро­тив­ле­ние кос­но­сти, мел­ко­бур­жу­аз­но­сти, эго­из­ма, кла­дут камень за кам­нем фун­да­мент новой обще­ствен­ной свя­зи, новой тру­до­вой дис­ци­пли­ны, новой вла­сти про­фес­си­о­наль­ных сою­зов рабо­чих над их чле­на­ми.

Ошиб­ки совер­ша­ют, тво­ря свою рево­лю­ци­он­ную рабо­ту, наши Сове­ты, создан­ные еще в 1905 году могу­чим подъ­емом масс. Сове­ты рабо­чих и кре­стьян, это — новый тип госу­дар­ства, новый выс­ший тип демо­кра­тии, это — фор­ма дик­та­ту­ры про­ле­та­ри­а­та, спо­соб управ­ле­ния госу­дар­ством без бур­жу­а­зии и про­тив бур­жу­а­зии. Впер­вые демо­кра­тия слу­жит здесь для масс, для тру­дя­щих­ся, пере­став быть демо­кра­ти­ей для бога­тых, како­вой оста­ет­ся демо­кра­тия во всех бур­жу­аз­ных, даже самых демо­кра­ти­че­ских, рес­пуб­ли­ках. Впер­вые народ­ные мас­сы реша­ют, в мас­шта­бе для сот­ни мил­ли­о­нов людей, зада­чу осу­ще­ствить дик­та­ту­ру про­ле­та­ри­ев и полу­про­ле­та­ри­ев, — зада­чу, без реше­ния кото­рой не может быть и речи о соци­а­лиз­ме.

Пусть педан­ты или люди, неиз­ле­чи­мо напич­кан­ные бур­жу­аз­но-демо­кра­ти­че­ски­ми, или пар­ла­мен­тар­ны­ми, пред­рас­суд­ка­ми, недо­умен­но кача­ют голо­вой по пово­ду наших Сов­де­пов, оста­нав­ли­ва­ясь, напри­мер, на отсут­ствии пря­мых выбо­ров. Эти люди ниче­го не забы­ли и ниче­му не научи­лись за вре­мя вели­ких пере­во­ро­тов 1914 – 1918 годов. Соеди­не­ние дик­та­ту­ры про­ле­та­ри­а­та с новой демо­кра­ти­ей для тру­дя­щих­ся, — граж­дан­ской вой­ны с широ­чай­шим вовле­че­ни­ем масс в поли­ти­ку, — такое соеди­не­ние не дает­ся сра­зу и не укла­ды­ва­ет­ся в изби­тые фор­мы рутин­но­го пар­ла­мен­тар­но­го демо­кра­тиз­ма. Новый мир, мир соци­а­лиз­ма, — вот что вста­ет перед нами в сво­ем очер­та­нии, как Совет­ская рес­пуб­ли­ка. И неуди­ви­тель­но, что этот мир не рож­да­ет­ся гото­вым, не выхо­дит сра­зу, как Минер­ва из голо­вы Юпи­те­ра.

Когда ста­рые бур­жу­аз­но-демо­кра­ти­че­ские кон­сти­ту­ции рас­пи­сы­ва­ли, напри­мер, фор­маль­ное равен­ство и пра­во собра­ний, — наша, про­ле­тар­ская и кре­стьян­ская, Совет­ская кон­сти­ту­ция отбра­сы­ва­ет лице­ме­рие фор­маль­но­го равен­ства прочь. Когда бур­жу­аз­ные рес­пуб­ли­кан­цы свер­га­ли тро­ны, тогда не забо­ти­лись о фор­маль­ном равен­стве монар­хи­стов с рес­пуб­ли­кан­ца­ми. Когда речь идет о свер­же­нии бур­жу­а­зии, толь­ко пре­да­те­ли или иди­о­ты могут доби­вать­ся фор­маль­но­го равен­ства прав для бур­жу­а­зии. Грош цена «сво­бо­ды собра­ний» для рабо­чих и кре­стьян, если все луч­шие зда­ния захва­че­ны бур­жу­а­зи­ей. Наши Сове­ты отня­ли все хоро­шие зда­ния, и в горо­дах и в дерев­нях, у бога­чей, пере­дав все эти зда­ния рабо­чим и кре­стья­нам под их сою­зы и собра­ния. Вот наша сво­бо­да собра­ний – – – для тру­дя­щих­ся! Вот смысл и содер­жа­ние нашей Совет­ской, нашей соци­а­ли­сти­че­ской Кон­сти­ту­ции!

И вот поче­му так глу­бо­ко уве­ре­ны все мы, что, какие бы беды ни обру­ши­лись еще на нашу рес­пуб­ли­ку Сове­тов, она непо­бе­ди­ма.

Она непо­бе­ди­ма, ибо каж­дый удар беше­но­го импе­ри­а­лиз­ма, каж­дое пора­же­ние, нано­си­мое нам меж­ду­на­род­ной бур­жу­а­зи­ей, под­ни­ма­ет к борь­бе новые и новые слои рабо­чих и кре­стьян, обу­ча­ет их ценой вели­чай­ших жертв, зака­ля­ет их, рож­да­ет новый мас­со­вый геро­изм.

Мы зна­ем, что помощь от вас, това­ри­щи аме­ри­кан­ские рабо­чие, при­дет еще, пожа­луй, и не ско­ро, ибо раз­ви­тие рево­лю­ции в раз­ных стра­нах идет в раз­лич­ных фор­мах, раз­лич­ным тем­пом (и не может идти ина­че). Мы зна­ем, что евро­пей­ская про­ле­тар­ская рево­лю­ция может и не раз­го­реть­ся еще в бли­жай­шие неде­ли, как ни быст­ро зре­ет она в послед­нее вре­мя. Мы ста­вим став­ку на неиз­беж­ность меж­ду­на­род­ной рево­лю­ции, но это отнюдь не зна­чит, что мы, как глуп­цы, ста­вим став­ку на неиз­беж­ность рево­лю­ции в опре­де­лен­ный корот­кий срок. Мы виде­ли две вели­ких рево­лю­ции, 1905 и 1917, в сво­ей стране и зна­ем, что рево­лю­ции не дела­ют­ся ни по зака­зу, ни по согла­ше­нию. Мы зна­ем, что обсто­я­тель­ства выдви­ну­ли впе­ред наш, рос­сий­ский, отряд соци­а­ли­сти­че­ско­го про­ле­та­ри­а­та, не в силу наших заслуг, а в силу осо­бой отста­ло­сти Рос­сии, и что до взры­ва меж­ду­на­род­ной рево­лю­ции воз­мо­жен ряд пора­же­ний отдель­ных рево­лю­ций.

Несмот­ря на это, мы твер­до зна­ем, что мы непо­бе­ди­мы, ибо чело­ве­че­ство не сло­мит­ся от импе­ри­а­лист­ской бой­ни, а оси­лит ее. И пер­вой стра­ной, кото­рая сло­ма­ла каторж­ную цепь импе­ри­а­лист­ской вой­ны, была наша стра­на. Мы при­нес­ли тяг­чай­шие жерт­вы в борь­бе за раз­ру­ше­ние этой цепи, но мы сло­ма­ли ее. Мы сто­им вне импе­ри­а­лист­ских зави­си­мо­стей, мы под­ня­ли перед всем миром зна­мя борь­бы за пол­ное свер­же­ние импе­ри­а­лиз­ма.

Мы нахо­дим­ся как бы в оса­жден­ной кре­по­сти, пока на помощь нам не подо­шли дру­гие отря­ды меж­ду­на­род­ной соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­ции. Но эти отря­ды есть, они мно­го­чис­лен­нее, чем наши, они зре­ют, рас­тут, креп­нут по мере про­дол­же­ния зверств импе­ри­а­лиз­ма. Рабо­чие рвут со сво­и­ми соци­ал-пре­да­те­ля­ми, Гом­пер­са­ми, Ген­дер­со­на-ми, Рено­де­ля­ми, Шей­де­ма­на­ми, Рен­не­ра­ми. Рабо­чие идут мед­лен­но, но неуклон­но к ком­му­ни­сти­че­ской, боль­ше­вист­ской, так­ти­ке, к про­ле­тар­ской рево­лю­ции, кото­рая одна в состо­я­нии спа­сти гиб­ну­щую куль­ту­ру и гиб­ну­щее чело­ве­че­ство.

Одним сло­вом, мы непо­бе­ди­мы, ибо непо­бе­ди­ма все­мир­ная про­ле­тар­ская рево­лю­ция.

Scroll to top