РАВЕНСТВО ТОВАРОВ И РАВЕНСТВО ТРУДА

Исаак Рубин

Равен­ство това­ро­про­из­во­ди­те­лей, как авто­ном­ных субъ­ек­тов хозяй­ства, нахо­дит свое выра­же­ние в фор­ме обме­на: послед­ний пред­став­ля­ет собой обмен экви­ва­лен­тов, при­рав­ни­ва­ние обме­ни­ва­е­мых това­ров. Но этой обще­ствен­ной фор­мой обме­на не исчер­пы­ва­ет­ся его роль в народ­ном хозяй­стве. В товар­ном обще­стве обмен — один из необ­хо­ди­мых момен­тов про­цес­са вос­про­из­вод­ства, дела­ю­щий воз­мож­ным —пра­виль­ное рас­пре­де­ле­ние тру­да и даль­ней­шее про­дол­же­ние про­из­вод­ства. В сво­ей фор­ме обмен отра­жа­ет соци­аль­ную струк­ту­ру товар­но­го обще­ства. По сво­е­му содер­жа­нию обмен пред­став­ля­ет один из момен­тов тру­до­во­го про­цес­са, про­цес­са вос­про­из­вод­ства. По фор­ме акт обме­на озна­ча­ет при­рав­ни­ва­ние това­ров. С точ­ки зре­ния про­цес­са про­из­вод­ства, он тес­но свя­зан с при­рав­ни­ва­ни­ем тру­да.

Подоб­но тому как сто­и­мость выра­жа­ет равен­ство всех про­дук­тов тру­да, так и труд, явля­ю­щий­ся суб­стан­ци­ей сто­и­мо­сти, выра­жа­ет равен­ство тру­да всех видов и инди­ви­дов. Это — труд «рав­ный». Но в чем имен­но заклю­ча­ет­ся равен­ство это­го тру­да? Что­бы отве­тить на этот вопрос, мы долж­ны отли­чать три вида рав­но­го тру­да:

  • физио­ло­ги­че­ски рав­ный труд,
  • соци­аль­но-урав­нен­ный труд.
  • абстракт­ный труд.

Не оста­нав­ли­ва­ясь здесь на пер­вом виде тру­да (см. гла­ву четыр­на­дца­тую), мы долж­ны выяс­нить раз­ли­чие меж­ду послед­ни­ми дву­мя вида­ми тру­да.

В орга­ни­зо­ван­ном хозяй­стве отно­ше­ния людей срав­ни­тель­но про­стые и про­зрач­ные, труд полу­ча­ет непо­сред­ствен­но обще­ствен­ную фор­му, т. е. суще­ству­ет извест­ная обще­ствен­ная орга­ни­за­ция и опре­де­лен­ные обще­ствен­ные орга­ны, кото­рые рас­пре­де­ля­ют труд меж­ду отдель­ны­ми чле­на­ми обще­ства, при­чем труд каж­до­го лица непо­сред­ствен­но вхо­дит в обще­ствен­ное хозяй­ство как кон­крет­ный труд; со все­ми сво­и­ми кон­крет­ны­ми мате­ри­аль­ны­ми осо­бен­но­стя­ми. Труд каж­до­го лица явля­ет­ся обще­ствен­ным имен­но пото­му, что он отли­ча­ет­ся от тру­да дру­гих чле­нов обще­ства и явля­ет­ся мате­ри­аль­ным допол­не­ни­ем к ним. Труд в его кон­крет­ном виде явля­ет­ся непо­сред­ствен­но тру­дом обще­ствен­ным. Вме­сте с тем он явля­ет­ся и тру­дом рас­пре­де­лен­ным. Ведь сама обще­ствен­ная орга­ни­за­ция тру­да и состо­ит в том, что труд рас­пре­де­ля­ет­ся меж­ду раз­лич­ны­ми чле­на­ми обще­ства, и, обрат­но, рас­пре­де­ле­ние тру­да явля­ет­ся актом како­го-нибудь обще­ствен­но­го орга­на. Труд явля­ет­ся одно­вре­мен­но обще­ствен­ным и рас­пре­де­лен­ным, при­чем обо­и­ми эти­ми при­зна­ка­ми он обла­да­ет в сво­ей мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ской, кон­крет­ной или полез­ной фор­ме.

Явля­ет­ся ли этот труд так­же соци­аль­но-урав­нен­ным?

Посколь­ку мы остав­ля­ем в сто­роне те соци­аль­ные орга­ни­за­ции, кото­рые были осно­ва­ны на край­нем нера­вен­стве полов или отдель­ных групп, и име­ем в виду боль­шую общи­ну с раз­де­лен­ным тру­дом, напри­мер вро­де боль­шой семей­ной зад­ру­ги у южных сла­вян, мож­но думать, что про­цесс соци­аль­но­го при­рав­ни­ва­ния тру­да в такой общине дол­жен или по мень­шей мере мог иметь место. Тем более будет необ­хо­дим такой про­цесс в боль­шой соци­а­ли­сти­че­ской общине (речь идет о пер­вой фазе соци­а­лиз­ма). Без при­рав­ни­ва­ния тру­да раз­лич­ных видов и инди­ви­дов орган соци­а­ли­сти­че­ской общи­ны не смо­жет решить, выгод­нее ли затра­тить на про­из­вод­ство извест­ных про­дук­тов один день ква­ли­фи­ци­ро­ван­но­го тру­да или два дня про­сто­го, один месяц тру­да инди­ви­да А или два меся­ца инди­ви­да В и т. д. Но про­цесс это­го при­рав­ни­ва­ния тру­да в орга­ни­зо­ван­ной общине отли­ча­ет­ся корен­ным обра­зом от того при­рав­ни­ва­ния, кото­рое про­ис­хо­дит в товар­ном хозяй­стве. Дей­стви­тель­но, пред­ста­вим себе какую-нибудь соци­а­ли­сти­че­скую общи­ну, где труд рас­пре­де­лен меж­ду чле­на­ми обще­ства. Опре­де­лен­ный обще­ствен­ный орган при­рав­ни­ва­ет друг дру­гу труд раз­лич­ных видов и инди­ви­дов, ибо без это­го ни один более или менее обшир­ный хозяй­ствен­ный план не может быть осу­ществ­лен. Но в такой общине про­цесс урав­не­ния тру­да явля­ет­ся вто­ро­сте­пен­ным и допол­ни­тель­ным к про­цес­су обоб­ществ­ле­ния и рас­пре­де­ле­ния тру­да. Труд явля­ет­ся преж­де все­го обще­ствен­ным и рас­пре­де­лен­ным тру­дом; в каче­стве про­из­вод­но­го и доба­воч­но­го при­зна­ка сюда может вхо­дить так­же при­знак соци­аль­но-урав­нен­но­го тру­да. Основ­ная харак­те­ри­сти­ка тру­да явля­ет­ся харак­те­ри­сти­кой его как обще­ствен­но­го и рас­пре­де­лен­но­го тру­да, а допол­ни­тель­ным при­зна­ком явля­ет­ся при­знак соци­аль­но-урав­нен­но­го тру­да.

Посмот­рим теперь, какие изме­не­ния в орга­ни­за­ции тру­да про­изой­дут в нашей общине, если мы пред­ста­вим ее себе не в виде орга­ни­зо­ван­но­го цело­го, а в виде соче­та­ния отдель­ных хозяйств част­ных това­ро­про­из­во­ди­те­лей, т. е. в виде товар­но­го хозяй­ства.

В товар­ном хозяй­стве мы так­же най­дем пере­чис­лен­ные выше соци­аль­ные при­зна­ки тру­да, кото­рые были нами рань­ше про­сле­же­ны в орга­ни­зо­ван­ной общине; и здесь мы уви­дим труд обще­ствен­ный, труд рас­пре­де­лен­ный и труд соци­аль­но-урав­нен­ный, но все эти про­цес­сы обоб­ществ­ле­ния, урав­не­ния и рас­пре­де­ле­ния тру­да про­ис­хо­дят совер­шен­но в дру­гой фор­ме. Вза­им­ное соче­та­ние трех пере­чис­лен­ных при­зна­ков уже совер­шен­но иное, и преж­де все­го пото­му, что в товар­ном хозяй­стве отсут­ству­ет непо­сред­ствен­ная обще­ствен­ная орга­ни­за­ция тру­да, и труд не явля­ет­ся непо­сред­ствен­но обще­ствен­ным.

В товар­ном хозяй­стве труд отдель­но­го инди­ви­да, отдель­но­го част­но­го това­ро­про­из­во­ди­те­ля не регу­ли­ру­ет­ся непо­сред­ствен­но обще­ством и как тако­вой, в сво­ем кон­крет­ном виде, еще не вхо­дит непо­сред­ствен­но в обще­ствен­ное хозяй­ство. Труд ста­но­вит­ся обще­ствен­ным в товар­ном хозяй­стве толь­ко таким обра­зом, что он при­об­ре­та­ет при­знак соци­аль­но-урав­нен­но­го тру­да, а имен­но, труд каж­до­го това­ро­про­из­во­ди­те­ля ста­но­вит­ся обще­ствен­ным лишь бла­го­да­ря тому, что про­дукт его при­рав­ни­ва­ет­ся про­дук­там всех дру­гих това­ро­про­из­во­ди­те­лей, и тем самым труд дан­но­го инди­ви­да при­рав­ни­ва­ет­ся тру­ду всех дру­гих чле­нов обще­ства и всем дру­гим видам тру­да. Дру­го­го при­зна­ка для опре­де­ле­ния обще­ствен­но­го харак­те­ра тру­да в товар­ном хозяй­стве не име­ет­ся. Здесь не суще­ству­ет зара­нее начер­тан­но­го пла­на обоб­ществ­ле­ния и рас­пре­де­ле­ния тру­да, и един­ствен­ным при­зна­ком того, что труд дан­но­го инди­ви­да вклю­ча­ет­ся в обще­ствен­ную систе­му хозяй­ства, явля­ет­ся обмен про­дук­та дан­но­го тру­да на все дру­гие про­дук­ты.

Итак, в товар­ном хозяй­стве, по срав­не­нию с соци­а­ли­сти­че­ской общи­ной, при­знак обще­ствен­но­го и при­знак соци­аль­но рав­но­го, или урав­нен­но­го тру­да как бы поме­ня­лись места­ми. Рань­ше харак­те­ри­сти­ка тру­да как рав­но­го или урав­нен­но­го была резуль­та­том про­из­вод­но­го про­цес­са, про­из­вод­но­го акта обще­ствен­но­го орга­на, кото­рый обоб­ществ­лял и рас­пре­де­лял труд. Теперь труд ста­но­вит­ся обще­ствен­ным толь­ко в той фор­ме, что он ста­но­вит­ся рав­ным всем дру­гим видам тру­да, ста­но­вит­ся соци­аль­но-урав­нен­ным. Обще­ствен­ный или соци­аль­но-урав­нен­ный труд в той спе­ци­фи­че­ской фор­ме, кото­рую он име­ет в товар­ном хозяй­стве, мы назы­ва­ем тру­дом абстракт­ным.

При­ве­дем толь­ко несколь­ко цитат из Марк­са, под­твер­жда­ю­щих ска­зан­ное.

Наи­бо­лее яркое место мы най­дем в «Кри­ти­ке», где Маркс гово­рит, что труд «ста­но­вит­ся обще­ствен­ным лишь бла­го­да­ря тому, что он при­ни­ма­ет фор­му абстракт­ной все­общ­но­сти», т. е. фор­му при­рав­не­ния всем дру­гим видам тру­да («Kritik», 1907, S. 10). «Абстракт­ный и в этой фор­ме обще­ствен­ный труд», — эти­ми сло­ва­ми Маркс часто харак­те­ри­зу­ет соци­аль­ную фор­му тру­да в товар­ном хозяй­стве. Мож­но напом­нить так­же извест­ную фра­зу из «Капи­та­ла» о том, что в товар­ном хозяй­стве «спе­ци­фи­че­ски обще­ствен­ный харак­тер неза­ви­си­мых друг от дру­га част­ных работ состо­ит в их равен­стве как чело­ве­че­ско­го тру­да вооб­ще» («Капи­тал», стр. 33).

Итак, в товар­ном хозяй­стве центр тяже­сти соци­аль­ной харак­те­ри­сти­ки тру­да пере­дви­нул­ся с при­зна­ка обоб­ществ­лен­но­го тру­да на при­знак рав­но­го, или соци­аль­но-урав­нен­но­го тру­да, урав­нен­но­го через урав­не­ние про­дук­тов тру­да. Поня­тие равен­ства тру­да игра­ет такую цен­траль­ную роль в марк­со­вой тео­рии сто­и­мо­сти имен­но пото­му, что в товар­ном хозяй­стве труд толь­ко в каче­стве рав­но­го и ста­но­вит­ся обще­ствен­ным.

Подоб­но тому как из при­зна­ка равен­ства тру­да в товар­ном хозяй­стве выте­ка­ет при­знак обще­ствен­но­го тру­да, точ­но так же из него выте­ка­ет и при­знак рас­пре­де­лен­но­го тру­да. Рас­пре­де­ле­ние тру­да в товар­ном хозяй­стве состо­ит не в созна­тель­ном рас­пре­де­ле­нии его сооб­раз­но опре­де­лен­ным, выяв­лен­ным зара­нее потреб­но­стям, а регу­ли­ру­ет­ся прин­ци­пом рав­ной выгод­но­сти про­из­вод­ства. Рас­пре­де­ле­ние тру­да меж­ду отдель­ны­ми отрас­ля­ми про­из­вод­ства про­ис­хо­дит таким обра­зом, что­бы во всех отрас­лях про­из­вод­ства това­ро­про­из­во­ди­те­ли при помо­щи затрат рав­но­го коли­че­ства тру­да полу­ча­ли рав­ную сум­му сто­и­мо­сти.

Как видим, пер­вая осо­бен­ность абстракт­но­го тру­да (т. е. обще­ствен­но­го или соци­аль­но-урав­нен­но­го тру­да в спе­ци­фи­че­ской фор­ме, при­су­щей ему в товар­ном хозяй­стве) заклю­ча­ет­ся в том, что он толь­ко в каче­стве рав­но­го и ста­но­вит­ся обще­ствен­ным. Вто­рая осо­бен­ность его заклю­ча­ет­ся в том, что урав­не­ние тру­да про­ис­хо­дит через посред­ство урав­не­ния вещей.

В соци­а­ли­сти­че­ском обще­стве воз­мо­жен и про­цесс при­рав­ни­ва­ния тру­да, и про­цесс при­рав­ни­ва­ния вещей, про­дук­тов тру­да, но оба они друг от дру­га отде­ле­ны. При уста­нов­ле­нии пла­на про­из­вод­ства и рас­пре­де­ле­нии раз­ных видов тру­да меж­ду раз­лич­ны­ми его отрас­ля­ми, соци­а­ли­сти­че­ское обще­ство про­из­во­дит извест­ное при­рав­ни­ва­ние раз­ных видов тру­да и парал­лель­но с этим при­рав­ни­ва­ни­ем вещей, про­дук­тов тру­да, с точ­ки зре­ния их полез­но­сти для обще­ства. «Конеч­но, и тогда (при соци­а­лиз­ме) обще­ство долж­но будет знать, какое коли­че­ство тру­да тре­бу­ет­ся для про­из­вод­ства каж­до­го пред­ме­та потреб­ле­ния. Ему при­дет­ся план про­из­вод­ства при­но­ро­вить к сред­ствам про­из­вод­ства, к чис­лу кото­рых преж­де все­го отно­сят­ся рабо­чие силы. Сте­пень полез­но­сти раз­лич­ных пред­ме­тов потреб­ле­ния, срав­нен­ных меж­ду собой и в отно­ше­нии к потреб­ным для их про­из­вод­ства коли­че­ствам тру­да, опре­де­лит окон­ча­тель­но этот план» (Энгельс, «Анти-Дюринг», пер. И. Бру­ка, стр. 420 — 421). По окон­ча­нии про­цес­са про­из­вод­ства, при рас­пре­де­ле­нии про­из­ве­ден­ных вещей меж­ду отдель­ны­ми чле­на­ми обще­ства, ока­жет­ся, веро­ят­но, необ­хо­ди­мым извест­ное при­рав­ни­ва­ние вещей для целей рас­пре­де­ле­ния, их созна­тель­ная рас­цен­ка обще­ством[1]. Само собой понят­но, что в при­рав­ни­ва­нии вещей, в акте их рас­цен­ки, соци­а­ли­сти­че­ское обще­ство не обя­за­но рас­це­ни­вать их в точ­ной про­пор­ции к тру­ду, затра­чен­но­му на их про­из­вод­ство. Обще­ство, руко­во­дясь тре­бо­ва­ни­я­ми соци­аль­ной поли­ти­ки, может, напри­мер, созна­тель­но вве­сти пони­жен­ную рас­цен­ку на пред­ме­ты, удо­вле­тво­ря­ю­щие куль­тур­ные потреб­но­сти широ­ких народ­ных масс, и повы­шен­ную рас­цен­ку на пред­ме­ты рос­ко­ши. Но если даже соци­а­ли­сти­че­ское обще­ство будет рас­це­ни­вать вещи в точ­ном соот­вет­ствии с затра­чен­ным на них тру­дом, акт при­рав­ни­ва­ния вещей оста­нет­ся раз­дель­ным от акта при­рав­ни­ва­ния тру­да.

Ина­че в товар­ном обще­стве. Здесь само­сто­я­тель­но­го обще­ствен­но­го акта при­рав­ни­ва­ния тру­да вовсе не суще­ству­ет. При­рав­ни­ва­ние раз­ных видов тру­да про­ис­хо­дит толь­ко через посред­ство и в фор­ме при­рав­ни­ва­ния вещей, про­дук­тов тру­да. При­рав­ни­ва­ние вещей в виде сто­и­мо­стей на рын­ке вли­я­ет на рас­пре­де­ле­ние тру­да в обще­стве, на тру­до­вую дея­тель­ность участ­ни­ков про­из­вод­ства. При­рав­ни­ва­ние и рас­пре­де­ле­ние това­ров на рын­ке тес­но свя­зы­ва­ют­ся с про­цес­сом при­рав­ни­ва­ния и рас­пре­де­ле­ния тру­да в обще­ствен­ном про­из­вод­стве.

Эту осо­бен­ность товар­но­го хозяй­ства, осу­ществ­ля­ю­ще­го обще­ствен­ное при­рав­ни­ва­ние тру­да толь­ко в вещ­ной фор­ме, через при­рав­ни­ва­ние това­ров, Маркс неод­но­крат­но отме­чал: «Люди сопо­став­ля­ют друг с дру­гом про­дук­ты сво­е­го тру­да, как сто­и­мо­сти, не пото­му, что эти вещи явля­ют­ся для них лишь веще­ствен­ны­ми обо­лоч­ка­ми одно­род­но­го чело­ве­че­ско­го тру­да. Наобо­рот. При­рав­ни­вая друг дру­гу в обмене раз­но­род­ные про­дук­ты, как сто­и­мо­сти, они тем самым при­рав­ни­ва­ют друг дру­гу свои раз­лич­ные рабо­ты, как чело­ве­че­ский труд вооб­ще. Они не созна­ют это­го, но они это дела­ют» (К., I, с. 33). Акт обще­ствен­но­го при­рав­ни­ва­ния тру­да не суще­ству­ет в отдель­но­сти и про­ис­хо­дит толь­ко посред­ством при­рав­ни­ва­ния това­ров. Это зна­чит, что обще­ствен­ное равен­ство тру­да осу­ществ­ля­ет­ся толь­ко через равен­ство това­ров. «Обмен про­дук­тов, как това­ров, пред­став­ля­ет опре­де­лен­ный метод обме­на тру­да, зави­си­мо­сти тру­да одно­го от тру­да дру­го­го» (Theorien über den Mehrwert, III, S. 153). «Равен­ство раз­лич­ных чело­ве­че­ских работ при­об­ре­та­ет веще­ствен­ную фор­му в про­дук­тах тру­да, как пред­став­ля­ю­щих одну и ту же суб­стан­цию[2] сто­и­мо­сти» (К., I, с. 31). «Обще­ствен­ный харак­тер равен­ства раз­но­род­ных работ отра­жа­ет­ся в фор­ме при­су­ще­го этим мате­ри­аль­ным раз­лич­ным вещам — про­дук­там тру­да — обще­го свой­ства быть сто­и­мо­стью» (К., I, с. 33). Нет ниче­го оши­боч­нее, как пони­мать эти сло­ва в том смыс­ле, что равен­ство вещей как сто­и­мо­стей пред­став­ля­ет собой не более как выра­же­ние физио­ло­ги­че­ско­го равен­ства раз­ных видов чело­ве­че­ско­го тру­да. (См. ниже, гла­ву об «Абстракт­ном тру­де».) Это меха­ни­че­ско-мате­ри­а­ли­сти­че­ское пони­ма­ние чуж­до Марк­су. Он гово­рит об обще­ствен­ном харак­те­ре равен­ства раз­но­род­ных работ, о соци­аль­ном акте при­рав­ни­ва­ния тру­да, обя­за­тель­ном для вся­ко­го хозяй­ства, осно­ван­но­го на широ­ком раз­де­ле­нии тру­да. В товар­ном обще­стве этот акт осу­ществ­ля­ет­ся толь­ко через при­рав­ни­ва­ние про­дук­тов тру­да, как сто­и­мо­стей. Это «ове­ществ­ле­ние» обще­ствен­но­го акта при­рав­ни­ва­ния тру­да в фор­ме при­рав­ни­ва­ния вещей не озна­ча­ет мате­ри­аль­но­го ове­ществ­ле­ния тру­да, как фак­то­ра про­из­вод­ства, мате­ри­аль­но­го накоп­ле­ния его в вещах — про­дук­тах тру­да.

«Труд каж­до­го инди­ви­ду­у­ма обла­да­ет этим обще­ствен­ным харак­те­ром равен­ства постоль­ку, посколь­ку он выра­жа­ет­ся в мено­вых сто­и­мо­стях, и выра­жа­ет­ся в мено­вых сто­и­мо­стях постоль­ку, посколь­ку он отно­сит­ся к тру­ду всех дру­гих инди­ви­ду­у­мов, как к оди­на­ко­во­му» («К кри­ти­ке полит, эко­ном.», с. 38 — 39). В этих сло­вах Марк­са ясно выра­же­на вза­и­мо­свя­зан­ность и вза­и­мо­обу­слов­лен­ность актов при­рав­ни­ва­ния тру­да и при­рав­ни­ва­ния това­ров как сто­и­мо­стей в товар­ном обще­стве. Этим объ­яс­ня­ет­ся та спе­ци­фи­че­ская роль, кото­рую в меха­низ­ме товар­но­го хозяй­ства игра­ет про­цесс обме­на, при­рав­ни­ва­ние про­дук­тов тру­да, как сто­и­мо­стей. С при­рав­ни­ва­ни­ем сто­и­мо­стей тес­но свя­зан про­цесс при­рав­ни­ва­ния и рас­пре­де­ле­ния тру­да. Вели­чи­на сто­и­мо­сти това­ров изме­ня­ет­ся в зави­си­мо­сти от затра­чен­но­го на их про­из­вод­ство обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да не пото­му, что при­рав­ни­ва­ние вещей невоз­мож­но без равен­ства затра­чен­но­го на них тру­да (так, по мне­нию Бем-Бавер­ка, обос­но­вы­ва­ет свою тео­рию Маркс), а пото­му, что обще­ствен­ное при­рав­ни­ва­ние тру­да про­ис­хо­дит в товар­ном хозяй­стве толь­ко в фор­ме при­рав­ни­ва­ния това­ров. Ключ к тео­рии сто­и­мо­сти мы най­дем не в акте обме­на, как тако­вом, не в вещ­ном при­рав­ни­ва­нии това­ров, как сто­и­мо­стей, а в том, как при­рав­ни­ва­ет­ся и рас­пре­де­ля­ет­ся труд в товар­ном хозяй­стве. Мы опять при­хо­дим к выво­ду, что свой­ства «сто­и­мо­сти» Маркс открыл из ана­ли­за «тру­да» в товар­ном хозяй­стве.

Отсю­да понят­но, что Маркс изу­ча­ет акт обме­на лишь постоль­ку, посколь­ку он игра­ет спе­ци­фи­че­скую роль в про­цес­се вос­про­из­вод­ства и тес­но с ним свя­зан. Маркс изу­ча­ет «сто­и­мость» това­ров в ее свя­зи с «тру­дом», с при­рав­ни­ва­ни­ем и рас­пре­де­ле­ни­ем тру­да в про­из­вод­стве. Тео­рия сто­и­мо­сти Марк­са изу­ча­ет не вся­кий обмен вещей, а толь­ко такой обмен, кото­рый про­ис­хо­дит: 1) в товар­ном обще­стве, 2) меж­ду авто­ном­ны­ми това­ро­про­из­во­ди­те­ля­ми и 3) опре­де­лен­ным обра­зом свя­зан с про­цес­сом вос­про­из­вод­ства, пред­став­ляя собой один из его необ­хо­ди­мых момен­тов. Вза­и­мо­свя­зан­ность про­цес­сов обме­на и рас­пре­де­ле­ния тру­да в про­из­вод­стве при­во­дит к тому, что в целях тео­ре­ти­че­ско­го ана­ли­за мы выде­ля­ем сто­и­мость про­дук­тов тру­да (в отли­чие от даро­вых благ при­ро­ды, могу­щих иметь цену; см. выше, гла­ву 5 — ю) и при­том толь­ко вос­про­из­во­ди­мых. Если обмен даро­вых благ при­ро­ды (напри­мер зем­ли) пред­став­ля­ет нор­маль­ное явле­ние товар­но­го хозяй­ства, свя­зан­ное с про­цес­сом про­из­вод­ства, мы долж­ны вклю­чить его в область иссле­до­ва­ния поли­ти­че­ской эко­но­мии, но изу­чать его отдель­но от явле­ний сто­и­мо­сти про­дук­тов тру­да. Ибо, как бы силь­но цена зем­ли ни вли­я­ла на про­цесс про­из­вод­ства, связь меж­ду ними будет иная, чем функ­ци­о­наль­ная связь меж­ду сто­и­мо­стью про­дук­тов тру­да и про­цес­сом рас­пре­де­ле­ния тру­да в обще­ствен­ном про­из­вод­стве. Цена зем­ли и вооб­ще невос­про­из­во­ди­мых благ пред­став­ля­ет не исклю­че­ние из тео­рии тру­до­вой сто­и­мо­сти, а пре­де­лы этой тео­рии, ее гра­ни­цы, кото­рые она сама себе начер­ти­ла как тео­рия социо­ло­ги­че­ская, изу­ча­ю­щая зако­ны изме­не­ний сто­и­мо­сти и роль ее в про­из­вод­ствен­ном про­цес­се товар­но­го обще­ства.

Итак, Маркс изу­ча­ет не вся­кий обмен вещей, а лишь урав­не­ние това­ров, через посред­ство кото­ро­го осу­ществ­ля­ет­ся обще­ствен­ное урав­не­ние тру­да в товар­ном хозяй­стве. Сто­и­мость това­ров изу­ча­ет­ся нами как про­яв­ле­ние «обще­ствен­но­го равен­ства тру­да». Поня­тие «обще­ствен­но­го равен­ства тру­да» мы долж­ны свя­зать с поня­ти­ем рав­но­ве­сия меж­ду отдель­ны­ми вида­ми тру­да или меж­ду отдель­ны­ми отрас­ля­ми народ­но­го хозяй­ства. «Равен­ство тру­да» соот­вет­ству­ет опре­де­лен­но­му состо­я­нию рас­пре­де­ле­ния тру­да в про­из­вод­стве, а имен­но тео­ре­ти­че­ски мыс­ли­мо­му состо­я­нию рав­но­ве­сия, при кото­ром пре­кра­ща­ет­ся пере­ход тру­да из одной отрас­ли про­из­вод­ства в дру­гую. Разу­ме­ет­ся, при свой­ствен­ных сти­хий­но­му хозяй­ству посто­ян­ных нару­ше­ни­ях про­пор­ци­о­наль­но­сти в рас­пре­де­ле­нии тру­да такие пере­хо­ды тру­да все­гда име­ют место и необ­хо­ди­мы. Но они слу­жат имен­но устра­не­нию ука­зан­ных нару­ше­ний и откло­не­ний от сред­не­го тео­ре­ти­че­ски мыс­ли­мо­го состо­я­ния рав­но­ве­сия меж­ду отдель­ны­ми отрас­ля­ми про­из­вод­ства. Это состо­я­ние рав­но­ве­сия насту­па­ет (тео­ре­ти­че­ски) тогда, когда для това­ро­про­из­во­ди­те­лей исче­за­ют побу­ди­тель­ные моти­вы для пере­хо­да из одной отрас­ли в дру­гую, когда созда­ет­ся рав­ная выгод­ность для них про­из­вод­ства в раз­лич­ных отрас­лях. Состо­я­нию обще­ствен­но­го рав­но­ве­сия про­из­вод­ства соот­вет­ству­ет обмен про­дук­тов тру­да раз­лич­ных отрас­лей по их сто­и­мо­сти, обще­ствен­ное равен­ство раз­но­род­ных видов тру­да.

Зако­ны это­го рав­но­ве­сия, взя­тые с коли­че­ствен­ной сто­ро­ны, раз­лич­ны для про­сто­го товар­но­го хозяй­ства и капи­та­ли­сти­че­ско­го. Объ­яс­ня­ет­ся это раз­ли­чие тем, что. объ­ек­тив­ное рав­но­ве­сие в рас­пре­де­ле­нии обще­ствен­но­го тру­да созда­ет­ся путем кон­ку­рен­ции, через посред­ство пере­хо­да тру­да из одной отрас­ли в дру­гую, свя­зан­но­го с субъ­ек­тив­ны­ми моти­ва­ми това­ро­про­из­во­ди­те­лей[3]. Раз­лич­ная роль това­ро­про­из­во­ди­те­лей в обще­ствен­ном про­цес­се про­из­вод­ства созда­ет поэто­му иные зако­ны рав­но­ве­сия в рас­пре­де­ле­нии тру­да. При про­стом товар­ном хозяй­стве рав­ная выгод­ность про­из­вод­ства для това­ро­про­из­во­ди­те­лей, заня­тых в раз­лич­ных отрас­лях, созда­ет­ся при обмене това­ров в соот­вет­ствии с коли­че­ством тру­да, необ­хо­ди­мо­го для их про­из­вод­ства. С. Франк сомне­ва­ет­ся в этом поло­же­нии и пишет: «Оди­на­ко­вая доход­ность раз­лич­ных отрас­лей про­из­вод­ства тре­бу­ет толь­ко, что­бы цена про­дук­та была про­пор­ци­о­наль­на издерж­кам со сто­ро­ны про­из­во­ди­те­ля, так что­бы на извест­ную сум­му издер­жек про­из­вод­ства при­хо­ди­лась извест­ная сум­ма дохо­да. Эта про­пор­ци­о­наль­ность, одна­ко, отнюдь не тре­бу­ет равен­ства меж­ду затра­чен­ным со сто­ро­ны про­из­во­ди­те­ля обще­ствен­ным тру­дом и тем коли­че­ством послед­не­го, кото­рое он полу­ча­ет «в обмен за свой про­дукт»[4].

Но С. Франк не ста­вит вопро­са о том, в чем же заклю­ча­ют­ся для про­сто­го това­ро­про­из­во­ди­те­ля издерж­ки про­из­вод­ства, как не в тру­де, затра­чи­ва­е­мом им на про­из­вод­ство. Для про­сто­го това­ро­про­из­во­ди­те­ля раз­ли­чия в усло­ви­ях про­из­вод­ства двух раз­ных отрас­лей высту­па­ют, как раз­лич­ные усло­вия при­ло­же­ния в них тру­да. В про­стом товар­ном хозяй­стве обмен про­дук­та 10 часов тру­да одной отрас­ли про­из­вод­ства, напри­мер сапож­ной, на про­дукт 8 часов тру­да дру­гой отрас­ли, напри­мер порт­няж­ной, неиз­беж­но при­ве­дет, — при оди­на­ко­вой ква­ли­фи­ка­ции тру­да порт­но­го и сапож­ни­ка, — к раз­лич­ной выгод­но­сти про­из­вод­ства в обе­их отрас­лях и к пере­хо­ду тру­да из сапож­ной отрас­ли в порт­няж­ную. При пред­по­ло­же­нии пол­ной подвиж­но­сти тру­да в товар­ном хозяй­стве, вся­кая более или менее зна­чи­тель­ная раз­ни­ца в выгод­но­сти про­из­вод­ства поро­дит тен­ден­цию к пере­хо­ду тру­да из менее выгод­ной отрас­ли про­из­вод­ства в более выгод­ную. Эта тен­ден­ция про­явит­ся еще задол­го до того момен­та, когда менее выгод­ной отрас­ли будет угро­жать непо­сред­ствен­ная опас­ность хозяй­ствен­но­го разо­ре­ния и невоз­мож­но­сти про­дол­жать про­из­вод­ство в резуль­та­те невы­год­ных для нее усло­вий реа­ли­за­ции ее про­дук­тов на рын­ке.

Исхо­дя из послед­не­го сооб­ра­же­ния, мы не можем согла­сить­ся с тем обос­но­ва­ни­ем тео­рии сто­и­мо­сти, кото­рое дает А. Бог­да­нов. «В одно­род­ном обще­стве с раз­де­лен­ным тру­дом для пол­но­го под­дер­жа­ния про­из­вод­ствен­ной жиз­ни в преж­нем виде необ­хо­ди­мо, что­бы каж­дое хозяй­ство при обмене полу­ча­ло за свои това­ры рав­ное им по сто­и­мо­сти коли­че­ство этих про­дук­тов для сво­е­го потреб­ле­ния». «Если отдель­ные хозяй­ства полу­чат мень­ше это­го, они нач­нут сла­беть и раз­ру­шать­ся, не будут в силах выпол­нять преж­ней обще­ствен­ной роли»[5]. Обмен про­дук­тов не про­пор­ци­о­наль­но тру­до­вым затра­там на них озна­ча­ет, что опре­де­лен­ные хозяй­ства полу­ча­ют от обще­ства менее тру­до­вой энер­гии, чем отда­ют ему. Это при­во­дит к разо­ре­нию их и пре­кра­ще­нию про­из­вод­ства. Зна­чит, нор­маль­ный ход про­из­вод­ства воз­мо­жен толь­ко при обмене про­дук­тов про­пор­ци­о­наль­но тру­до­вым затра­там[6].

Как ни ори­ги­наль­но и соблаз­ни­тель­но такое «энер­ге­ти­че­ское» обос­но­ва­ние тео­рии тру­до­вой сто­и­мо­сти, оно не удо­вле­тво­ря­ет нас по сле­ду­ю­щим при­чи­нам: 1) Оно име­ет сво­ей пред­по­сыл­кой пол­ное отсут­ствие при­ба­воч­но­го про­дук­та, а такая пред­по­сыл­ка для ана­ли­за товар­но­го хозяй­ства излиш­ня и не соот­вет­ству­ет дей­стви­тель­но­сти. 2) Если при­нять такую пред­по­сыл­ку, закон обме­на про­дук­тов про­пор­ци­о­наль­но тру­до­вым затра­там ока­жет­ся име­ю­щим силу для всех слу­ча­ев вза­и­мо­дей­ствия меж­ду раз­лич­ны­ми хозяй­ства­ми, хотя бы и не на осно­вах товар­но­го хозяй­ства. Полу­ча­ет­ся фор­му­ла, обя­за­тель­ная для всех исто­ри­че­ских эпох и отвле­чен­ная от осо­бен­но­стей товар­но­го хозяй­ства. 3) Аргу­мен­та­ция А. Бог­да­но­ва пред­по­ла­га­ет, что дан­ное хозяй­ство долж­но полу­чить в резуль­та­те обме­на опре­де­лен­ное коли­че­ство про­дук­тов в нату­ре, необ­хо­ди­мое для про­дол­же­ния про­из­вод­ства, т. е. при­ни­ма­ет­ся во вни­ма­ние коли­че­ство про­дук­тов в нату­ре, а не сум­ма сто­и­мо­стей. А. Бог­да­нов ука­зы­ва­ет ту абсо­лют­ную гра­ни­цу, за кото­рой обмен веществ меж­ду дан­ным хозяй­ством и дру­ги­ми ста­но­вит­ся для пер­во­го разо­ри­тель­ным и лиша­ет его воз­мож­но­сти даль­ней­ше­го про­из­вод­ства. Меж­ду тем при ана­ли­зе товар­но­го хозяй­ства реша­ю­щую роль игра­ет отно­си­тель­ная выгод­ность про­из­вод­ства для това­ро­про­из­во­ди­те­лей в раз­лич­ных отрас­лях про­из­вод­ства и пере­ход тру­да из менее выгод­ных отрас­лей в более выгод­ные. В усло­ви­ях про­сто­го товар­но­го хозяй­ства оди­на­ко­вая выгод­ность про­из­вод­ства в раз­лич­ных отрас­лях пред­по­ла­га­ет обмен това­ров про­пор­ци­о­наль­но затра­чен­ным на их про­из­вод­ство коли­че­ствам тру­да.

В капи­та­ли­сти­че­ском обще­стве, где това­ро­про­из­во­ди­тель затра­чи­ва­ет не труд свой, а капи­тал, тот же прин­цип рав­ной выгод­но­сти про­из­вод­ства нахо­дит свое выра­же­ние в дру­гой фор­му­ле: рав­ная при­быль на рав­ные капи­та­лы. Нор­ма при­бы­ли регу­ли­ру­ет рас­пре­де­ле­ние капи­та­лов меж­ду раз­лич­ны­ми отрас­ля­ми про­из­вод­ства, а оно в свою оче­редь направ­ля­ет рас­пре­де­ле­ние тру­да меж­ду ними же. Дви­же­ние цен на рын­ке свя­зы­ва­ет­ся с рас­пре­де­ле­ни­ем тру­да через рас­пре­де­ле­ние капи­та­лов, оно опре­де­ля­ет­ся тру­до­вой сто­и­мо­стью через цены про­из­вод­ства. Мно­гие кри­ти­ки марк­сиз­ма склон­ны были видеть в этом банк­рот­ство марк­со­вой тео­рии сто­и­мо­сти[7]. Они упу­сти­ли из виду, что тео­рия эта изу­ча­ет не толь­ко коли­че­ствен­ную, но преж­де все­го каче­ствен­ную (соци­аль­ную) сто­ро­ну явле­ний сто­и­мо­сти. «Ове­ществ­ле­ние» или фети­ши­за­ция тру­до­вых отно­ше­ний; про­из­вод­ствен­ная связь, про­яв­ля­ю­ща­я­ся в сто­и­мо­сти това­ров; равен­ство това­ро­про­из­во­ди­те­лей как субъ­ек­тов хозяй­ства; роль сто­и­мо­сти в рас­пре­де­ле­нии тру­да меж­ду раз­лич­ны­ми отрас­ля­ми про­из­вод­ства, — весь этот круг явле­ний, остав­лен­ных без вни­ма­ния кри­ти­ка­ми Марк­са и осве­щен­ных его тео­ри­ей сто­и­мо­сти, отно­сит­ся оди­на­ко­во к про­сто­му товар­но­му и капи­та­ли­сти­че­ско­му хозяй­ству. Но и коли­че­ствен­ная сто­ро­на сто­и­мо­сти тоже инте­ре­су­ет Марк­са, посколь­ку она свя­за­на с ее соци­аль­ной функ­ци­ей регу­ля­то­ра рас­пре­де­ле­ния тру­да. Коли­че­ствен­ные про­пор­ции обме­на вещей суть выра­же­ние зако­на про­пор­ци­о­наль­но­го рас­пре­де­ле­ния обще­ствен­но­го тру­да. Тру­до­вая сто­и­мость и цены про­из­вод­ства —толь­ко раз­лич­ные про­яв­ле­ния того же зако­на рас­пре­де­ле­ния тру­да в усло­ви­ях про­сто­го товар­но­го хозяй­ства и обще­ства капи­та­ли­сти­че­ско­го[8]. Рав­но­ве­сие и рас­пре­де­ле­ние тру­да состав­ля­ют осно­ву сто­и­мо­сти и ее изме­не­ний как в про­стом товар­ном, так и в капи­та­ли­сти­че­ском хозяй­стве. В этом смысл тео­рии «тру­до­вой» сто­и­мо­сти Марк­са.

В послед­них трех гла­вах мы рас­смот­ре­ли меха­низм свя­зи меж­ду тру­дом и сто­и­мо­стью. При этом в 9‑й гла­ве сто­и­мость рас­смат­ри­ва­лась нами пре­иму­ще­ствен­но как регу­ля­тор рас­пре­де­ле­ния обще­ствен­но­го тру­да, в 10‑й гла­ве — как выра­же­ние обще­ствен­ных про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний людей, в 11‑й гла­ве — как выра­же­ние абстракт­но­го тру­да. Теперь мы можем перей­ти к более подроб­но­му раз­бо­ру поня­тия сто­и­мо­сти.

Примечания

[1] Мы име­ем здесь в виду пер­во­на­чаль­ный пери­од соци­а­ли­сти­че­ско­го хозяй­ства, когда обще­ство будет еще регу­ли­ро­вать рас­пре­де­ле­ние про­дук­тов меж­ду отдель­ны­ми его чле­на­ми.

[2] У Марк­са в под­лин­ни­ке гово­рит­ся не о «суб­стан­ции сто­и­мо­сти» (како­вою явля­ет­ся труд), а о «сто­и­мост­ной пред­мет­но­сти» (Wertgegenständlichkeit) или, про­ще гово­ря, сто­и­мо­сти (так пере­во­дит­ся этот тер­мин и во фран­цузcком изда­нии «Капи­та­ла», редак­ти­ро­ван­ном Марк­сом). В рус­ском пере­во­де этот тер­мин во мно­гих местах оши­боч­но пере­да­ет­ся как «суб­стан­ция сто­и­мо­сти» (т. е. груд).

[3] Пра­виль­но заме­ча­ние Борт­ке­ви­ча: «Закон сто­и­мо­сти оста­ет­ся висеть в воз­ду­хе, если не пред­по­ла­га­ет­ся, что рабо­та­ю­щие для обме­на про­из­во­ди­те­ли стре­мят­ся полу­чить при помо­щи наи­мень­ших уси­лии воз­мож­но бóль­шую выго­ду и что они одно­вре­мен­но в состо­я­нии менять свои заня­тия» (Вогtkiеwiсz, Wertrechnung und Preisrechnung im Marxschen System, «ArchIV für Sozialwissenschaft u. Sozialpolitik», 1906, XXIII, H. 1, S. 39). Напрас­но толь­ко Борт­ке­вич дума­ет, что это поло­же­ние в корне про­ти­во­ре­чит истол­ко­ва­нию марк­со­вой тео­рии, дан­но­му Гиль­фер­дин­гом. Послед­ний так­же не игно­ри­ру­ет ни кон­ку­рен­ции, ни соот­но­ше­ния спро­са и пред­ло­же­ния, но это соот­но­ше­ние «высту­па­ет, как под­чи­нен­ное цене про­из­вод­ства» (Гиль­фер­динг, Бем-Баверк как кри­тик Марк­са, стр. 71). Гиль­фер­динг пони­ма­ет, что эко­но­ми­че­ские дей­ствия про­ис­хо­дят через посред­ство моти­вов хозяй­ству­ю­щих субъ­ек­тов, но при­бав­ля­ет: «Из моти­вов хозяй­ству­ю­щих субъ­ек­тов, моти­вов, в свою оче­редь опре­де­ля­е­мых при­ро­дой хозяй­ствен­ных отно­ше­ний, нико­гда нель­зя выве­сти чего-либо боль­ше­го, кро­ме тен­ден­ции к уста­нов­ле­нию равен­ства эко­но­ми­че­ских отно­ше­нии» (Финан­со­вый капи­тал, стр. 264). Эта тен­ден­ция состав­ля­ет пред­по­сыл­ку объ­яс­не­ния явле­ний товар­но-капи­та­ли­сти­че­ско­го хозяй­ства, но не самое это объ­яс­не­ние. «Моти­ва­цию аген­тов капи­та­ли­сти­че­ско­го про­из­вод­ства надо выве­сти из обще­ствен­ных функ­ций эко­но­ми­че­ских дей­ствий в дан­ном спо­со­бе про­из­вод­ства» (там же, стр. 241).

[4] С. Франк, Тео­рия цен­но­сти Марк­са и ее зна­че­ние, 1900 г., стр. 137 — 138.

[5] Крат­кий курс эко­но­ми­че­ской нау­ки, изд. 1920 г., стр. 63. То же рас­суж­де­ние в Кур­се поли­тич. эко­но­мии, т. II, в. 4‑й, стр. 22 — 24.

[6] В зача­точ­ной фор­ме такая аргу­мен­та­ция встре­ча­ет­ся уже у Н. Зибе­ра: «Обмен, в осно­ва­нии кото­ро­го не лежа­ло бы рав­ных коли­честв тру­да, вел бы к тако­му погло­ще­нию одних хозяй­ствен­ных сил дру­ги­ми, кото­рое ни в каком слу­чав не мог­ло бы длить­ся в тече­ние про­дол­жи­тель­но­го вре­ме­ни, а меж­ду тем толь­ко такое вре­мя год­но для науч­но­го иссле­до­ва­ния» (Н. 3ибер, Тео­рия цен­но­сти и капи­та­ла Рикар­до, 1871, стр. 88.)

[7] Так, напри­мер, Гай­ниш пишет: «Чем же явля­ет­ся тру­до­вая сто­и­мость после этих разъ­яс­не­ний? (III тома Капи­та­ла. — И. Р.). Это про­из­воль­но кон­стру­и­ро­ван­ное поня­тие, а не мено­вая сто­и­мость эко­но­ми­че­ской дей­стви­тель­но­сти, не реаль­ный факт, из кото­ро­го исхо­ди­ли и кото­рый хоте­ли объ­яс­нить». (Нainisсh, Die Marxsche Mehrwerttheorie, 1915, S. 22.) Эти сло­ва Гай­ни­ша типич­ны для целой поло­сы кри­ти­ки марк­сиз­ма, вызван­ной появ­ле­ни­ем в свет III тома Капи­та­ла. Более про­ни­ца­тель­ные кри­ти­ки не при­да­ют пре­сло­ву­то­му «про­ти­во­ре­чию» меж­ду I и III тома­ми Капи­та­ла ника­ко­го или, во вся­ком слу­чае, суще­ствен­но­го зна­че­ния (см. Schumpeter, Epochen der Dogmen und Methodengeschichte в «Grundriss der Sozialökonomik», I, 1914, S. 82, и F. Oppenheimer, Wert und Kapitalprofit, 1916, S. 172 — 173) и острие кри­ти­ки направ­ля­ют на исход­ные поло­же­ния марк­со­вой тео­рии сто­и­мо­сти. С дру­гой сто­ро­ны, кри­ти­ки, наста­и­ва­ю­щие на про­ти­во­ре­чии меж­ду тео­ри­ей сто­и­мо­сти Марк­са и его же тео­ри­ей цен про­из­вод­ства, при­зна­ют логи­че­скую без­упреч­ность тео­рии сто­и­мо­сти как тако­вой. «Прав­да, мож­но при­ве­сти и дей­стви­тель­но при­во­ди­ли фор­маль­ные воз­ра­же­ния про­тив дедук­ции (марк­со­вой тео­рии сто­и­мо­сти), но нет сомне­ния, что эти воз­ра­же­ния не достиг­ли цели» (Heimann, Methodologisches zu den Problemen des Wertes, «ArchIV für Sozialwissenschaft u. Sozialpolitik», 1913, XXXVII, H. 3, S. 775). Невоз­мож­ность «опро­верг­нуть Марк­са, исхо­дя из тео­рии сто­и­мо­сти», при­зна­на и Дит­це­лем, усмат­ри­ва­ю­щим ахил­ле­со­ву пяту марк­со­вой систе­мы в тео­рии кри­зи­сов (Diеtzel, Vom Lehrwert der Wertlehre, 1921, S. 31).

[8] См. ниже, гла­ву «Сто­и­мость и цены про­из­вод­ства».

Scroll to top