СТОИМОСТЬ КАК РЕГУЛЯТОР ПРОИЗВОДСТВА

Исаак Рубин

После выхо­да в свет пер­во­го тома «Капи­та­ла» Кугель­ман сооб­щил Марк­су, что, по мне­нию мно­гих чита­те­лей его кни­ги, им не дока­за­но поня­тие сто­и­мо­сти. В цити­ро­ван­ном уже пись­ме от 11 июля 1868 года Маркс в доволь­но сер­ди­том тоне отве­чал на эти упре­ки, при­ба­вив: «Вся­кий ребе­нок зна­ет, что каж­дая нация погиб­ла бы с голо­ду, если бы она при­оста­но­ви­ла рабо­ту, не гово­ря уже на год, а хотя бы на несколь­ко недель. Точ­но так же извест­но всем, что для соот­вет­ству­ю­щих раз­лич­ным мас­сам потреб­но­стей масс про­дук­тов тре­бу­ют­ся раз­лич­ные и коли­че­ствен­но опре­де­лен­ные мас­сы обще­ствен­но­го сово­куп­но­го тру­да. Оче­вид­но само собой, что эта необ­хо­ди­мость раз­де­ле­ния обще­ствен­но­го тру­да в опре­де­лен­ных про­пор­ци­ях нико­им обра­зом не может быть уни­что­же­на опре­де­лен­ной фор­мой обще­ствен­но­го про­из­вод­ства; изме­нить­ся может лишь фор­ма ее про­яв­ле­ния… Фор­ма, в кото­рой про­яв­ля­ет­ся это про­пор­ци­о­наль­ное рас­пре­де­ле­ние тру­да при таком обще­ствен­ном устрой­стве, когда связь обще­ствен­но­го тру­да суще­ству­ет в виде част­но­го обме­на инди­ви­ду­аль­ных про­дук­тов тру­да, — эта фор­ма и есть мено­вая сто­и­мость этих про­дук­тов»[1].

Здесь Марк­сом наме­чен один из основ­ных усто­ев его тео­рии сто­и­мо­сти. В товар­ном хозяй­стве рас­пре­де­ле­ние обще­ствен­но­го тру­да меж­ду раз­лич­ны­ми отрас­ля­ми про­мыш­лен­но­сти, соот­вет­ству­ю­щее дан­но­му состо­я­нию про­из­во­ди­тель­ных сил, никем созна­тель­но не под­дер­жи­ва­ет­ся и не регу­ли­ру­ет­ся. При авто­ном­но­сти отдель­ных това­ро­про­из­во­ди­те­лей в веде­нии про­из­вод­ства, точ­ное повто­ре­ние и вос­про­из­ве­де­ние раз дан­но­го про­цес­са обще­ствен­но­го про­из­вод­ства совер­шен­но невоз­мож­но, а тем более невоз­мож­но про­пор­ци­о­наль­ное его рас­ши­ре­ние. При несвя­зан­но­сти дей­ствий отдель­ных това­ро­про­из­во­ди­те­лей, неиз­беж­ны посто­ян­ные, повсе­днев­ные откло­не­ния в сто­ро­ну чрез­мер­но­го рас­ши­ре­ния или, сокра­ще­ния про­из­вод­ства. Если бы каж­дое откло­не­ние име­ло тен­ден­цию к даль­ней­ше­му, без­оста­но­воч­но­му раз­ви­тию, про­дол­же­ние про­из­вод­ства ста­ло бы невоз­мож­ным; народ­ное хозяй­ство, постро­ен­ное на раз­де­ле­нии тру­да, рас­па­лось бы. Но в дей­стви­тель­но­сти каж­дое откло­не­ние про­из­вод­ства вверх или вниз вызы­ва­ет силы, кото­рые оста­нав­ли­ва­ют откло­не­ние в дан­ном направ­ле­нии и рож­да­ют дви­же­ние в про­ти­во­по­лож­ном направ­ле­нии. Чрез­мер­ное рас­ши­ре­ние про­из­вод­ства при­во­дит к паде­нию цен на рын­ке, след­стви­ем чего явля­ет­ся сокра­ще­ние про­из­вод­ства, боль­шей частью даже ниже необ­хо­ди­мо­го уров­ня. Даль­ней­шее сокра­ще­ние про­из­вод­ства задер­жи­ва­ет­ся повы­ше­ни­ем цен. Хозяй­ствен­ная жизнь пред­став­ля­ет собой море коле­ба­тель­ных дви­же­ний. Ни в один момент нель­зя наблю­дать состо­я­ние рав­но­ве­сия в рас­пре­де­ле­нии тру­да меж­ду раз­лич­ны­ми отрас­ля­ми про­из­вод­ства. Но без тако­го тео­ре­ти­че­ски мыс­ли­мо­го состо­я­ния рав­но­ве­сия нель­зя объ­яс­нить себе харак­тер и направ­ле­ние коле­ба­тель­ных дви­же­ний.

Состо­я­нию рав­но­ве­сия меж­ду дву­мя отрас­ля­ми про­из­вод­ства соот­вет­ству­ет обмен про­дук­тов по их сто­и­мо­сти. Ина­че гово­ря, это­му состо­я­нию рав­но­ве­сия соот­вет­ству­ет сред­нее состо­я­ние цен, тоже тео­ре­ти­че­ски мыс­ли­мое, с дей­стви­тель­ным дви­же­ни­ем кон­крет­ных рыноч­ных цен не сов­па­да­ю­щее, но их объ­яс­ня­ю­щее. Эта тео­ре­ти­че­ская абстракт­ная фор­му­ла дви­же­ния цен и есть «закон сто­и­мо­сти». Отсю­да понят­но, что вся­кие воз­ра­же­ния про­тив тео­рии сто­и­мо­сти, осно­ван­ные на фак­те несов­па­де­ния кон­крет­ных рыноч­ных цен с тео­ре­ти­че­ской «сто­и­мо­стью», пред­став­ля­ют не более как недо­ра­зу­ме­ние. Имен­но откло­не­ние цен от сто­и­мо­сти и есть тот меха­низм, при помо­щи кото­ро­го устра­ня­ют­ся нару­ше­ния в рас­пре­де­ле­нии тру­да меж­ду раз­лич­ны­ми отрас­ля­ми про­из­вод­ства и созда­ет­ся дви­же­ние в том направ­ле­нии, где лежит тео­ре­ти­че­ски мыс­ли­мое рав­но­ве­сие обще­ствен­но­го про­из­вод­ства. Пол­ное сов­па­де­ние рыноч­ной цены с сто­и­мо­стью озна­ча­ло бы устра­не­ние того един­ствен­но­го регу­ля­то­ра, кото­рый не дает раз­лич­ным частям народ­но­го хозяй­ства дви­гать­ся в про­ти­во­по­лож­ном направ­ле­нии, что при­ве­ло бы к хозяй­ствен­но­му раз­ва­лу. «Воз­мож­ность коли­че­ствен­но­го несов­па­де­ния меж­ду ценой и вели­чи­ной сто­и­мо­сти или воз­мож­ность откло­не­ния цены от вели­чи­ны сто­и­мо­сти заклю­че­на уже в самой фор­ме цены. И здесь нель­зя видеть недо­стат­ка этой фор­мы, — наобо­рот, имен­но эта отли­чи­тель­ная чер­та дела­ет ее наи­луч­ше при­спо­соб­лен­ной к совре­мен­но­му спо­со­бу про­из­вод­ства, при кото­ром пра­ви­ло может про­кла­ды­вать себе путь сквозь бес­по­ря­доч­ный хаос явле­ний толь­ко как сле­по дей­ству­ю­щий закон сред­них чисел» (К., I, с. 56).

Дан­ное состо­я­ние рыноч­ных цен, регу­ли­ру­е­мое зако­ном сто­и­мо­сти, пред­по­ла­га­ет дан­ное рас­пре­де­ле­ние обще­ствен­но­го тру­да меж­ду отдель­ны­ми отрас­ля­ми про­из­вод­ства и в свою оче­редь видо­из­ме­ня­ет в опре­де­лен­ном направ­ле­нии это рас­пре­де­ле­ние. В одном месте Маркс гово­рит о «баро­мет­ри­че­ских коле­ба­ни­ях рыноч­ных цен» (К., I, с. 268, 269). Это выра­же­ние надо допол­нить. Дей­стви­тель­но, коле­ба­ния рыноч­ных цен есть баро­метр — пока­за­тель про­цес­сов рас­пре­де­ле­ния обще­ствен­но­го тру­да, про­ис­хо­дя­щих в глу­бине народ­но­го хозяй­ства. Но это — баро­метр совер­шен­но необыч­ный; баро­метр, кото­рый не толь­ко пока­зы­ва­ет пого­ду, но и исправ­ля­ет ее. Одна пого­да сме­ня­ет­ся дру­гой и без пока­за­ний баро­мет­ра. Но одна фаза рас­пре­де­ле­ния обще­ствен­но­го тру­да сме­ня­ет­ся дру­гой толь­ко через посред­ство коле­ба­ний рыноч­ных цен и под их дав­ле­ни­ем. Если дви­же­ние рыноч­ных цен свя­зы­ва­ет две фазы рас­пре­де­ле­ния тру­да в обще­ствен­ном хозяй­стве, мы впра­ве пред­по­ла­гать тес­ную внут­рен­нюю связь меж­ду тру­до­вой дея­тель­но­стью хозяй­ству­ю­щих субъ­ек­тов и сто­и­мо­стью. Объ­яс­не­ние послед­ней мы будем искать в про­цес­се обще­ствен­но­го про­из­вод­ства, т. е. в тру­до­вой дея­тель­но­сти людей, а не в явле­ни­ях, лежа­щих вне сфе­ры про­из­вод­ства или не свя­зан­ных с ней посто­ян­ной функ­ци­о­наль­ной свя­зью; напри­мер, не в субъ­ек­тив­ных оцен­ках отдель­ных лиц или в мате­ма­ти­че­ском соот­но­ше­нии цен и коли­че­ства благ, посколь­ку послед­нее соот­но­ше­ние берет­ся, как дан­ное, вне свя­зи с про­цес­сом про­из­вод­ства. Явле­ния сто­и­мо­сти могут быть поня­ты толь­ко в тес­ной свя­зи с тру­до­вой дея­тель­но­стью обще­ства; объ­яс­не­ние сто­и­мо­сти надо искать в обще­ствен­ном «тру­де». Таков наш пер­вый, наи­бо­лее общий вывод.

Роль сто­и­мо­сти, как регу­ля­то­ра рас­пре­де­ле­ния тру­да в обще­стве, ука­за­на Марк­сом не толь­ко в пись­ме к Кугель­ма­ну, но и в целом ряде мест «Капи­та­ла». Едва ли не в наи­бо­лее раз­ви­том виде изло­же­ны эти сооб­ра­же­ния в гла­ве 12 раз­де­ла 4 пер­во­го тома «Капи­та­ла» (Раз­де­ле­ние тру­да в ману­фак­ту­ре и раз­де­ле­ние тру­да в обще­стве): «В ману­фак­ту­ре желез­ный закон стро­го опре­де­лен­ных про­пор­ций и отно­ше­нии рас­пре­де­ля­ет рабо­чие мас­сы меж­ду раз­лич­ны­ми функ­ци­я­ми; наобо­рот, при­хот­ли­вая игра слу­чая и про­из­во­ла опре­де­ля­ет собой рас­пре­де­ле­ние това­ро­про­из­во­ди­те­лей и средств их про­из­вод­ства меж­ду раз­лич­ны­ми отрас­ля­ми обще­ствен­но­го тру­да. Прав­да, раз­лич­ные сфе­ры про­из­вод­ства посто­ян­но стре­мят­ся к рав­но­ве­сию, пото­му что, с одной сто­ро­ны, каж­дый това­ро­про­из­во­ди­тель дол­жен про­из­во­дить потре­би­тель­ную сто­и­мость, т. е. удо­вле­тво­рять опре­де­лен­ной обще­ствен­ной потреб­но­сти, — при­чем раз­ме­ры этих потреб­но­стей коли­че­ствен­но раз­лич­ны, и раз­лич­ные потреб­но­сти внут­ренне свя­зан­ны меж­ду собой в одну есте­ствен­ную систе­му, — с дру­гой сто­ро­ны, закон сто­и­мо­сти това­ров опре­де­ля­ет, какую часть нахо­дя­ще­го­ся в рас­по­ря­же­нии обще­ства рабо­че­го вре­ме­ни оно в состо­я­нии затра­тить на про­из­вод­ство каж­до­го дан­но­го товар­но­го вида. Одна­ко эта посто­ян­ная тен­ден­ция раз­лич­ных сфер про­из­вод­ства к рав­но­ве­сию обна­ру­жи­ва­ет­ся лишь как реак­ция про­тив посто­ян­но­го нару­ше­ния это­го рав­но­ве­сия. Нор­ма, при­ме­ня­е­мая при раз­де­ле­нии тру­да внут­ри мастер­ской с само­го нача­ла и пла­но­мер­но, при раз­де­ле­нии тру­да внут­ри обще­ства дей­ству­ет лишь впо­след­ствии, как внут­рен­няя, сле­пая сила при­ро­ды, кото­рая под­чи­ня­ет себе бес­по­ря­доч­ный про­из­вол това­ро­про­из­во­ди­те­лей и вос­при­ни­ма­ет­ся толь­ко в виде баро­мет­ри­че­ских коле­ба­ний рыноч­ных цен» (К., I, с. 268, 269).

Ту же мысль выра­жа­ет Маркс и в тре­тьем томе: «Рас­пре­де­ле­ние это­го обще­ствен­но­го тру­да и его вза­им­ное довер­ше­ние, обмен веществ меж­ду его про­дук­та­ми, его под­чи­не­ние ходу обще­ствен­но­го меха­низ­ма и вклю­че­ние в этот послед­ний, — все это предо­став­ле­но слу­чай­ным вза­им­но уни­что­жа­ю­щим­ся стрем­ле­ни­ям еди­нич­ных капи­та­ли­сти­че­ских про­из­во­ди­те­лей… Лишь как внут­рен­ний закон, как сле­пой закон при­ро­ды высту­па­ет в гла­зах отдель­ных дея­те­лей про­из­вод­ства закон сто­и­мо­сти и осу­ществ­ля­ет обще­ствен­ное рав­но­ве­сие про­из­вод­ства сре­ди слу­чай­ных коле­ба­ний» (К., III 2, с. 340).

Итак, без про­пор­ци­о­наль­но­го рас­пре­де­ле­ния тру­да меж­ду раз­лич­ны­ми отрас­ля­ми хозяй­ства товар­но­го обще­ства суще­ство­вать не может. Но осу­ществ­ле­ние это­го про­пор­ци­о­наль­но­го рас­пре­де­ле­ния тру­да воз­мож­но толь­ко путем пре­одо­ле­ния глу­бо­ко­го внут­рен­не­го про­ти­во­ре­чия, лежа­ще­го в самой осно­ве товар­но­го обще­ства. С одной сто­ро­ны, оно раз­де­ле­ни­ем тру­да объ­еди­ня­ет­ся в еди­ное народ­ное хозяй­ство, отдель­ные части кото­ро­го тес­но свя­за­ны меж­ду собой и вза­им­но обу­слов­ле­ны. С дру­гой сто­ро­ны, част­ная соб­ствен­ность и авто­ном­ное хозяй­ство­ва­ние отдель­ных това­ро­про­из­во­ди­те­лей раз­би­ва­ют обще­ство на ряд еди­нич­ных неза­ви­си­мых хозяйств. Это раз­дроб­лен­ное товар­ное обще­ство «ста­но­вит­ся обще­ством толь­ко посред­ством обме­на, един­ствен­но­го обще­ствен­но­го про­цес­са, кото­рый зна­ет эко­но­мию это­го обще­ства»[2]. Това­ро­про­из­во­ди­тель фор­маль­но авто­но­мен, он дей­ству­ет по сво­е­му одно­сто­рон­не­му усмот­ре­нию, руко­во­дясь сво­ей выго­дой, как он ее пони­ма­ет. Но бла­го­да­ря про­цес­су обме­на он свя­зы­ва­ет­ся с сво­им контр­аген­том, а через него, — при кон­ку­рен­ции, стре­мя­щей­ся све­сти усло­вия рыноч­но­го тор­га к одно­му уров­ню, — кос­вен­но свя­зы­ва­ет­ся со всем рын­ком, т. е. со всей сово­куп­но­стью про­дав­цов и поку­па­те­лей. Через обмен, через сто­и­мость про­дук­тов тру­да, созда­ет­ся про­из­вод­ствен­ная связь меж­ду отдель­ны­ми това­ро­про­из­во­ди­те­ля­ми одной отрас­ли про­из­вод­ства, меж­ду раз­лич­ны­ми отрас­ля­ми про­из­вод­ства, меж­ду отдель­ны­ми мест­но­стя­ми стра­ны и меж­ду отдель­ны­ми стра­на­ми. Связь созда­ет­ся не толь­ко в том смыс­ле, что това­ро­про­из­во­ди­те­ли всту­па­ют друг с дру­гом в обмен, в обще­ние и тем свя­зы­ва­ют­ся. Свя­зав­шись в обмене про­дук­тов тру­да, они свя­зы­ва­ют­ся и в сво­их про­из­вод­ствен­ных про­цес­сах, в сво­ей тру­до­вой дея­тель­но­сти, так как уже в про­цес­се непо­сред­ствен­но­го про­из­вод­ства они вынуж­де­ны счи­тать­ся с пред­по­ла­га­е­мы­ми усло­ви­я­ми рын­ка. Через обмен и сто­и­мость това­ров тру­до­вая дея­тель­ность одних това­ро­про­из­во­ди­те­лей воз­дей­ству­ет на тру­до­вую дея­тель­ность дру­гих и вызы­ва­ет в ней опре­де­лен­ные видо­из­ме­не­ния, сама в свою оче­редь под­вер­га­ясь их воз­дей­ствию. Отдель­ные части народ­но­го хозяй­ства вза­им­но при­спо­соб­ля­ют­ся одна к дру­гой. Но это при­спо­соб­ле­ние воз­мож­но лишь постоль­ку, посколь­ку одна часть вли­я­ет на дру­гую через дви­же­ние цен на рын­ке, под­чи­нен­ное «зако­ну сто­и­мо­сти». Ина­че гово­ря, толь­ко через «сто­и­мость» това­ров может тру­до­вая дея­тель­ность отдель­ных неза­ви­си­мых про­из­во­ди­те­лей при­ве­сти к про­из­вод­ствен­но­му един­ству, име­ну­е­мо­му народ­ным хозяй­ством, к вза­и­мо­свя­зан­но­сти и вза­и­мо­обу­слов­лен­но­сти тру­да отдель­ных чле­нов обще­ства. Сто­и­мость есть тот пере­да­точ­ный ремень, кото­рый, пере­да­вая дви­же­ние тру­до­вых про­цес­сов от одной части обще­ства к дру­гой, осу­ществ­ля­ет тру­до­вое един­ство это­го обще­ства.

Мы сто­им, сле­до­ва­тель­но, перед сле­ду­ю­щей дилем­мой: в товар­ном обще­стве, где тру­до­вая дея­тель­ность отдель­ных лиц не регу­ли­ру­ет­ся и не под­вер­га­ет­ся непо­сред­ствен­но­му вза­им­но­му при­спо­соб­ле­нию, про­из­вод­ствен­но-тру­до­вая связь меж­ду отдель­ны­ми това­ро­про­из­во­ди­те­ля­ми может реа­ли­зо­вать­ся либо через посред­ство про­цес­са обме­на, в кото­ром про­дук­ты тру­да при­рав­ни­ва­ют­ся как сто­и­мо­сти, либо она вовсе не может реа­ли­зо­вать­ся. Но вза­и­мо­свя­зан­ность отдель­ных частей народ­но­го хозяй­ства есть факт несо­мнен­ный. Зна­чит, объ­яс­не­ния это­го несо­мнен­но­го фак­та мы долж­ны искать в дви­же­нии сто­и­мо­сти това­ров. За дви­же­ни­ем сто­и­мо­сти мы долж­ны вскрыть вза­и­мо­свя­зан­ность тру­до­вых дея­тель­но­стей отдель­ных лиц. Мы утвер­жда­ем, таким обра­зом, зави­си­мость явле­ний сто­и­мо­сти от тру­до­вой дея­тель­но­сти людей, мы утвер­жда­ем прин­ци­пи­аль­ную связь «сто­и­мо­сти» с «тру­дом». При этом нашим исход­ным пунк­том явля­ет­ся не сто­и­мость, a труд. Оши­боч­но пред­став­лять себе дело таким обра­зом, буд­то Маркс исхо­дит из явле­ний сто­и­мо­сти в их вещ­ном выра­же­нии и, ана­ли­зи­руя их, при­хо­дит к выво­ду, что общим в обме­ни­ва­е­мых и оце­ни­ва­е­мых вещах может быть толь­ко труд. Ход мыс­ли Марк­са по суще­ству обрат­ный. В товар­ном обще­стве труд отдель­ных това­ро­про­из­во­ди­те­лей, кото­рый непо­сред­ствен­но явля­ет­ся тру­дом част­ным, может при­об­ре­сти харак­тер тру­да обще­ствен­но­го, т. е. может под­верг­нуть­ся про­цес­су вза­им­но­го свя­зы­ва­ния и согла­со­ва­ния, толь­ко через «сто­и­мость» про­дук­тов тру­да. Труд может най­ти свое выра­же­ние, как явле­ние обще­ствен­ное, толь­ко в «сто­и­мо­сти». Свое­об­ра­зие тео­рии тру­до­вой сто­и­мо­сти Марк­са в том, что он обос­но­вы­ва­ет ее не свой­ства­ми «сто­и­мо­сти», т. е. акта при­рав­ни­ва­ния и оцен­ки вещей, а свой­ства­ми «тру­да» в товар­ном обще­стве, т. е. на ана­ли­зе тру­до­вой струк­ту­ры и про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний послед­не­го. Маркс сам отме­тил эту осо­бен­ность сво­ей тео­рии в сло­вах: «Прав­да, поли­ти­че­ская эко­но­мия иссле­до­ва­ла — хотя и недо­ста­точ­но — сто­и­мость и вели­чи­ну сто­и­мо­сти и рас­кры­ла заклю­ча­ю­ще­е­ся в этих фор­мах содер­жа­ние. Но она ни разу даже не поста­ви­ла вопро­са: поче­му это содер­жа­ние при­ни­ма­ет такую фор­му, дру­ги­ми сло­ва­ми, поче­му труд выра­жа­ет­ся в сто­и­мо­сти, а про­дол­жи­тель­ность тру­да, как его мера, в вели­чине сто­и­мо­сти про­дук­та тру­да» (К., I, с. 37, 38, выде­ле­ние наше — И. Р.). Беря за исход­ный пункт тру­до­вую дея­тель­ность людей, Маркс пока­зы­ва­ет, что в товар­ном обще­стве она необ­хо­ди­мо при­ни­ма­ет фор­му сто­и­мо­сти про­дук­тов тру­да.

Про­тив­ни­ки марк­со­вой тео­рии сто­и­мо­сти осо­бен­но воз­ра­жа­ют про­тив «при­ви­ле­ги­ро­ван­но­го» поло­же­ния, кото­рое отво­дит­ся этой тео­ри­ей тру­ду. Они при­во­дят длин­ный ряд фак­то­ров и усло­вий, изме­не­ние кото­рых сопро­вож­да­ет­ся изме­не­ни­ем в дви­же­нии цен това­ров на рын­ке, и спра­ши­ва­ют, на каком осно­ва­нии труд выде­ля­ет­ся из это­го ряда и ста­вит­ся на осо­бое место. На это при­хо­дит­ся отве­тить, что в тео­рии сто­и­мо­сти речь идет не о тру­де, как тех­ни­че­ском фак­то­ре про­из­вод­ства, а о тру­до­вой дея­тель­но­сти людей, как осно­ве жиз­ни обще­ства, и о тех соци­аль­ных фор­мах, в кото­рых этот труд орга­ни­зо­ван. Без ана­ли­за про­из­вод­ствен­но-тру­до­вых отно­ше­ний обще­ства нет поли­ти­че­ской эко­но­мии; а ана­лиз этот пока­зы­ва­ет, что в товар­ном хозяй­стве про­из­вод­ствен­но-тру­до­вая связь меж­ду това­ро­про­из­во­ди­те­ля­ми не может выра­жать­ся ина­че, как в вещ­ной фор­ме сто­и­мо­сти про­дук­тов тру­да.

Нам могут воз­ра­зить, что утвер­жде­ние внут­рен­ней при­чин­ной свя­зи меж­ду сто­и­мо­стью и тру­дом — свя­зи, необ­хо­ди­мо выте­ка­ю­щей из самой струк­ту­ры товар­но­го хозяй­ства — носит слиш­ком общий харак­тер и вряд ли будет оспа­ри­вать­ся и про­тив­ни­ка­ми марк­со­вой тео­рии сто­и­мо­сти. Ниже мы уви­дим, что фор­му­ли­ров­ка тео­рии тру­до­вой сто­и­мо­сти, кото­рую мы даем пока в самом общем виде, впо­след­ствии при­об­ре­тет более кон­крет­ные чер­ты. Но и в этой общей фор­му­ли­ров­ке поста­нов­ка про­бле­мы сто­и­мо­сти зара­нее исклю­ча­ет целый ряд тео­рий и обре­ка­ет на неуда­чу целый ряд поис­ков. А имен­но, зара­нее исклю­ча­ют­ся тео­рии, кото­рые ищут при­чи­ны, опре­де­ля­ю­щие сто­и­мость и ее изме­не­ния, в явле­ни­ях, не нахо­дя­щих­ся в непо­сред­ствен­ной свя­зи с тру­до­вой дея­тель­но­стью людей, с про­цес­сом про­из­вод­ства (напри­мер, тео­рия австрий­ской шко­лы, исхо­дя­щая из субъ­ек­тив­ных оце­нок отдель­ных субъ­ек­тов, взя­тых вне про­из­вод­ствен­но­го про­цес­са и кон­крет­ных обще­ствен­ных форм, в кото­рых он про­те­ка­ет). Какие бы отдель­ные ост­ро­ум­ные объ­яс­не­ния ни дава­ла такая тео­рия, как бы удач­но ни вскры­ва­ла она отдель­ные явле­ния изме­не­ния цен, — она стра­да­ет основ­ным поро­ком, зара­нее обес­це­ни­ва­ю­щим все ее част­ные успе­хи: она не объ­яс­ня­ет само­го про­из­вод­ствен­но­го меха­низ­ма совре­мен­но­го обще­ства, воз­мож­но­сти его нор­маль­но­го функ­ци­о­ни­ро­ва­ния и раз­ви­тия. Вырвав из про­из­вод­ствен­но­го меха­низ­ма товар­но­го хозяй­ства его пере­да­точ­ный ремень, сто­и­мость, она лиша­ет себя вся­кой воз­мож­но­сти понять стро­е­ние и ход это­го меха­низ­ма. Мы долж­ны утвер­ждать связь меж­ду сто­и­мо­стью и тру­дом не для того толь­ко, что­бы понять явле­ния «сто­и­мо­сти», но и для того, что­бы ура­зу­меть явле­ния «тру­да» в совре­мен­ном обще­стве, т. е. воз­мож­ность един­ства про­из­вод­ствен­но­го про­цес­са в обще­стве, состо­я­щем из неза­ви­си­мых това­ро­про­из­во­ди­те­лей.

Примечания

[1] «Пись­ма к Кугель­ма­ну», перев. под ред. Н. Лени­на, 1907, стр. 43 — 41 или «Пись­ма Марк­са и Энгель­са», 1923, стр. 177,

[2] Гиль­фер­динг, Финан­со­вый капи­тал. 1923, стр. 6,

Scroll to top