ЧТО ТАКОЕ ПРОЛЕТАРИАТ?

Часть 2

Этель

Обсуж­де­ние пер­вой части обна­ру­жи­ло необ­хо­ди­мость про­яс­не­ния ряда важ­ных мето­до­ло­ги­че­ских момен­тов. Дело в том, что подав­ля­ю­щее боль­шин­ство ком­мен­та­то­ров, как тех, кто в общем-то одоб­ри­тель­но встре­тил нашу рабо­ту, так и тех, кто отнес­ся к ней рез­ко нега­тив­но, вос­при­ня­ли поста­нов­ку вопро­са о том, что такое про­ле­та­ри­ат, и наш ответ на этот вопрос исклю­чи­тель­но в каче­стве «сор­ти­ров­ки» инди­ви­дов в капи­та­ли­сти­че­ском обще­стве. Дескать, «это — про­ле­та­рий, а это — нет, и глав­ное не пере­пу­тать». Все спо­ры в ком­мен­та­ри­ях велись толь­ко вокруг того, доста­точ­но ли под­хо­дит наша «опти­ка» для такой сор­ти­ров­ки. Все задан­ные нам вопро­сы тоже заклю­ча­лись лишь в том, куда отне­сти тако­го-то или тако­го-то инди­ви­да (речь шла имен­но об отдель­ных инди­ви­дах). Такое иден­ти­фи­ка­ци­он­ное пони­ма­ние име­ет, конеч­но, извест­ный смысл и извест­ные пра­ва. Но само по себе, и тем более воз­ве­ден­ное в прин­цип, оно явля­ет­ся чисто фор­маль­ным, а пото­му неудо­вле­тво­ри­тель­ным под­хо­дом. И даже если мы дали самый вер­ный «при­бор» для сор­ти­ров­ки инди­ви­дов, но кро­ме это­го чита­тель в нашей ста­тье ниче­го не видит, про­ку в нашей рабо­те очень немно­го. Так как не сто­ит даже вопрос, а зачем вооб­ще нуж­на эта сор­ти­ров­ка. Инди­ви­ды, из кото­рых состо­ит обще­ство, рас­смат­ри­ва­ют­ся, таким обра­зом, в отры­ве от обще­ствен­ной жиз­ни и дви­же­ния этой жиз­ни как цело­го, а класс  лишь как мер­ка, при­кла­ды­ва­е­мая к ним. Но это совер­шен­но не соот­вет­ству­ет постав­лен­ной нами цели: про­яс­не­нию вопро­са о клас­со­вой борь­бе про­ле­та­ри­а­та и бур­жу­а­зии; выяв­ле­нию необ­хо­ди­мых момен­тов этой борь­бы и усло­вий побе­ды в ней про­ле­та­ри­а­та для выхо­да обще­ства на ком­му­ни­сти­че­ские осно­ва­ния раз­ви­тия. Прак­ти­че­ски-полез­ным отве­том на вопрос о том, что такое про­ле­та­ри­ат, было бы имен­но это. Прак­ти­че­ский вопрос о про­ле­та­ри­а­те — это вопрос о том, могут ли работ­ни­ки фаб­рик и заво­дов, люди, рабо­та­ю­щие и экс­плу­а­ти­ру­е­мые капи­та­лом на дому (бла­го­да­ря ком­пью­те­ри­за­ции), работ­ни­ки офи­сов, работ­ни­ки супер­мар­ке­тов и колл-цен­тров и т. п. объ­еди­нять­ся в борь­бе про­тив капи­та­ла в еди­ную силу, или нет, пото­му что их поло­же­ние по отно­ше­нию к капи­та­лу прин­ци­пи­аль­но раз­ное и даже про­ти­во­по­лож­ное? Могут ли эти работ­ни­ки в мас­се сво­ей вос­при­ни­мать идеи ком­му­низ­ма как своё соб­ствен­ное клас­со­вое созна­ние или нет, пото­му что это объ­ек­тив­но не их клас­со­вое созна­ние? Могут ли они дей­ство­вать как еди­ный класс в реша­ю­щих бит­вах по клю­че­вым вопро­сам обще­ствен­ной жиз­ни совре­мен­но­сти и объ­еди­нять­ся с про­ле­та­ри­я­ми дру­гих стран про­тив бур­жу­а­зии и её защит­ни­ков? Какие имен­но работ­ни­ки и поче­му в мас­се сво­ей по объ­ек­тив­но­му поло­же­нию будут вынуж­де­ны дей­ство­вать как про­ле­та­ри­ат? Как види­те, это вопро­сы о мас­сах и их дви­же­нии, а не об отдель­ных инди­ви­дах. Наде­ем­ся, наша тео­ре­ти­че­ская рабо­та хоть немно­го помо­жет разо­брать­ся в них, когда они вста­нут как прак­ти­че­ские, неза­ви­си­мо от их вари­а­ций: как вопро­сы про­ти­во­сто­я­ния импе­ри­а­ли­сти­че­ской войне, как вопро­сы раз­ви­тия интер­на­ци­о­наль­ной клас­со­вой соли­дар­но­сти, как вопро­сы про­ти­во­сто­я­ния сво­ей наци­о­наль­ной бур­жу­а­зии, или как дру­гие вопро­сы клас­со­вой борь­бы, кото­рые жизнь выдви­га­ет на перед­ний план.

Напро­тив, клас­со­вая борь­ба, то есть самое глав­ное, оста­ёт­ся при таком под­хо­де «за кад­ром». И это про­ис­хо­дит имен­но пото­му, что обще­ство рас­смат­ри­ва­ет­ся, в конеч­ном счё­те как сово­куп­ность инди­ви­дов, а не как раз­ви­ва­ю­ща­я­ся соци­аль­но-эко­но­ми­че­ская целост­ность с при­су­щи­ми ей про­ти­во­ре­чи­я­ми, кото­рая име­ет свою соб­ствен­ную гра­ни­цу, и в нед­рах кото­рой раз­ви­ва­ют­ся пред­по­сыл­ки заме­ны это­го соци­аль­но­го орга­низ­ма дру­гим выс­шим. Это — гру­бей­шая мето­до­ло­ги­че­ская ошиб­ка, меша­ю­щая вос­при­ни­мать основ­ные поло­же­ния марк­сиз­ма, так как «при тео­ре­ти­че­ском мето­де субъ­ект, обще­ство, дол­жен посто­ян­но витать в нашем пред­став­ле­нии как пред­по­сыл­ка».

Про­ле­та­ри­ат не может быть понят вне систе­мы капи­та­ли­сти­че­ско­го обще­ствен­но­го про­из­вод­ства и всей сово­куп­но­сти капи­та­ли­сти­че­ских про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний. Исчер­пы­ва­ю­щий ана­лиз этой систе­мы мы, конеч­но, не можем и не пыта­ем­ся дать в одной ста­тье. Мы огра­ни­чи­лись лишь основ­ны­ми «опор­ны­ми» момен­та­ми, поз­во­ля­ю­щи­ми понять отно­ше­ние тру­да к капи­та­лу в про­цес­се созда­ния сто­и­мо­сти. И не слу­чай­но мы посто­ян­но отсы­ла­ли чита­те­ля к «Капи­та­лу» Марк­са: тру­ду, кото­рый дол­жен стать настоль­ной кни­гой всех, кто зада­ет­ся вопро­сом, выне­сен­ным в загла­вие нашей ста­тьи.

В «Капи­та­ле» Маркс объ­яс­ня­ет капи­та­ли­сти­че­скую обще­ствен­но-эко­но­ми­че­скую фор­ма­цию как исто­ри­че­ское целое. Маркс выявил «зако­ны, кото­рым под­чи­ня­ют­ся воз­ник­но­ве­ние, суще­ство­ва­ние, раз­ви­тие, смерть дан­но­го соци­аль­но­го орга­низ­ма и заме­на его дру­гим, выс­шим». Тем и отли­ча­ет­ся тео­рия от опи­са­ния фак­тов или от чув­ствен­но­го пости­же­ния, что она дает не толь­ко пред­став­ле­ние, а поня­тие сво­е­го пред­ме­та, то есть рас­кры­ва­ет необ­хо­ди­мую вза­и­мо­связь его неиз­мен­ных опре­де­ле­ний (тех, кото­рые дела­ют этот пред­мет имен­но этим пред­ме­том и отли­ча­ют его от все­го осталь­но­го). Маркс рас­крыл логи­ку дви­же­ния обще­ствен­но­го про­из­вод­ства, харак­тер­ную для капи­та­лиз­ма вооб­ще — обще­ства, где гос­под­ству­ю­щим обще­ствен­ным и опре­де­ля­ю­щим все осталь­ные отно­ше­ния явля­ет­ся капи­тал (само­воз­рас­та­ю­щая сто­и­мость). И хотя совре­мен­ный моно­по­ли­сти­че­ский и вир­ту­а­ли­зи­ро­ван­ный капи­та­лизм силь­но отли­ча­ет­ся от капи­та­лиз­ма преды­ду­щей фазы сво­е­го раз­ви­тия — капи­та­лиз­ма сво­бод­ной кон­ку­рен­ции, тем не менее это — капи­та­лизм, поэто­му по отно­ше­нию к нему спра­вед­ли­во всё то, что харак­тер­но для капи­та­лиз­ма как тако­во­го. Но совре­мен­ный капи­та­лизм на ста­дии импе­ри­а­лиз­ма вплот­ную при­бли­зил­ся к сво­ей гра­ни­це. Мы пони­ма­ем его точ­но так же, как и Ленин — как канун соци­а­ли­сти­че­ских рево­лю­ций. Соот­вет­ствен­но, про­ле­та­ри­ат нас инте­ре­су­ет исклю­чи­тель­но как класс, кото­рый, выра­ба­ты­вая свое клас­со­вое созна­ние, ста­но­вит­ся реаль­ным мас­со­вым субъ­ек­том рево­лю­ци­он­но­го исто­ри­че­ско­го дей­ствия.

Один из чита­те­лей пер­вой части ста­тьи спра­вед­ли­во упрек­нул нас в том, что наше опре­де­ле­ние про­ле­та­ри­а­та опи­ра­ет­ся на поня­тие клас­са, а о том, что такое обще­ствен­ный класс, в ста­тье не ска­за­но. И дей­стви­тель­но, то пони­ма­ние клас­сов и их при­ро­ды, кото­рое не так дав­но было не толь­ко общим местом в соци­аль­ной нау­ке (в нау­ке оно всё-таки живёт), но и досто­я­ни­ем широ­кой обще­ствен­но­сти, сей­час на пост­со­вет­ском про­стран­стве вытес­не­но или, что, по боль­шо­му счё­ту, то же самое, раз­мы­то до состо­я­ния смут­ной неяс­но­сти, а пото­му опять нуж­да­ет­ся в разъ­яс­не­нии, кото­рое мы не дали. Для того, что­бы испра­вить наше упу­ще­ние и избе­жать кри­во­тол­ков по пово­ду того, что имен­но мы назы­ва­ем соци­аль­ным клас­сом, при­ве­дем Ленин­ское опре­де­ле­ние:

«Клас­са­ми назы­ва­ют­ся боль­шие груп­пы людей, раз­ли­ча­ю­щи­е­ся по их месту в исто­ри­че­ски опре­де­лен­ной систе­ме обще­ствен­но­го про­из­вод­ства, по их отно­ше­нию (боль­шей частью закреп­лен­но­му и оформ­лен­но­му в зако­нах) к сред­ствам про­из­вод­ства, по их роли в обще­ствен­ной орга­ни­за­ции тру­да, а сле­до­ва­тель­но, по спо­со­бам полу­че­ния и раз­ме­рам той доли обще­ствен­но­го богат­ства, кото­рой они рас­по­ла­га­ют. Клас­сы, это такие груп­пы людей, из кото­рых одна может себе при­сва­и­вать труд дру­гой, бла­го­да­ря раз­ли­чию их места в опре­де­лен­ном укла­де обще­ствен­но­го хозяй­ства».

Итак, исхо­дя из обо­зна­чен­но­го выше, поста­ра­ем­ся ещё раз разъ­яс­нить вопрос о про­ле­та­ри­а­те и о про­из­во­ди­тель­ном и непро­из­во­ди­тель­ном тру­де, так как имен­но здесь воз­ник­ло недо­по­ни­ма­ние.

Про­из­во­ди­тель­ный работ­ник для капи­та­ла — это тот работ­ник, кото­рый участ­ву­ет в про­из­вод­стве при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти. При­ба­воч­ная сто­и­мость воз­ни­ка­ет в про­цес­се про­из­вод­ства това­ров. В сто­и­мо­сти про­из­ве­ден­ных това­ров заклю­че­на сто­и­мость рабо­чей силы и средств про­из­вод­ства, кото­рые пошли на изго­тов­ле­ние това­ра, и при­ба­воч­ная сто­и­мость. Дру­ги­ми сло­ва­ми, про­из­во­ди­тель­ный труд — это труд, кото­рый при­ме­ня­ет­ся капи­та­лом в фазе про­из­вод­ства, а не обра­ще­ния, так как при­ба­воч­ная сто­и­мость долж­на быть про­из­ве­де­на преж­де, чем пуще­на в обра­ще­ние. Но для тор­го­во­го капи­та­ла таким про­цес­сом про­из­вод­ства явля­ет­ся самый про­цесс тор­гов­ли, в кото­ром капи­тал при­об­ре­та­ет сто­и­мость, боль­шую, чем он затра­тил на покуп­ку средств про­из­вод­ства и рабо­чей силы, хотя в этом про­цес­се ника­кой новый товар и, сле­до­ва­тель­но, ника­кая новая сто­и­мость не созда­ёт­ся.

«С одной сто­ро­ны, такой тор­го­вый рабо­чий совер­шен­но такой же наём­ный рабо­чий, как и вся­кий дру­гой. Во-пер­вых, посколь­ку его труд поку­па­ет­ся на пере­мен­ный капи­тал куп­ца, а не на те день­ги, кото­рые рас­хо­ду­ют­ся как доход, сле­до­ва­тель­но, поку­па­ет­ся не для лич­ных услуг, а в целях уве­ли­че­ния сто­и­мо­сти капи­та­ла, аван­си­ро­ван­но­го куп­цом. Во-вто­рых, посколь­ку сто­и­мость его рабо­чей силы и, сле­до­ва­тель­но, его зара­бот­ная пла­та, опре­де­ля­ет­ся, как и у всех дру­гих наём­ных рабо­чих, издерж­ка­ми про­из­вод­ства и вос­про­из­вод­ства его спе­ци­фи­че­ской рабо­чей силы, а не про­дук­том его тру­да.

Но меж­ду ним и рабо­чи­ми, непо­сред­ствен­но заня­ты­ми про­мыш­лен­ным капи­та­лом, име­ет­ся такое же раз­ли­чие, какое суще­ству­ет меж­ду про­мыш­лен­ным капи­та­лом и тор­го­вым капи­та­лом, а пото­му меж­ду про­мыш­лен­ным капи­та­ли­стом и куп­цом. Так как купец как про­стой агент обра­ще­ния не про­из­во­дит ни сто­и­мо­сти, ни при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти (пото­му что доба­воч­ная сто­и­мость, кото­рую он при­со­еди­ня­ет к това­рам посред­ством сво­их издер­жек, сво­дит­ся лишь к добав­ле­нию ранее суще­ство­вав­шей сто­и­мо­сти, хотя здесь напра­ши­ва­ет­ся вопрос, каким обра­зом он удер­жи­ва­ет, сбе­ре­га­ет эту сто­и­мость сво­е­го посто­ян­но­го капи­та­ла), то и тор­го­вые рабо­чие, заня­тые у него испол­не­ни­ем таких же функ­ций, не могут непо­сред­ствен­но созда­вать для него при­ба­воч­ную сто­и­мость».

Одна­ко гово­рить о про­из­во­ди­тель­ном и непро­из­во­ди­тель­ном тру­де в отры­ве от вопро­са о про­из­вод­стве и реа­ли­за­ции все­го обще­ствен­но­го капи­та­ла, рас­смат­ри­вая лишь дви­же­ние инди­ви­ду­аль­но­го капи­та­ла, недо­ста­точ­но. По отно­ше­нию к инди­ви­ду­аль­но­му капи­та­лу поня­тия про­ле­та­рий и про­из­во­ди­тель­ный работ­ник все­гда сов­па­да­ют. Но дело обсто­ит несколь­ко слож­нее, если труд того же работ­ни­ка рас­смат­ри­ва­ет­ся в соста­ве обще­ствен­но­го про­из­вод­ства как цело­го.

Как мы ука­зы­ва­ли, труд тор­го­во­го про­ле­та­ри­а­та явля­ет­ся про­из­во­ди­тель­ным для при­ме­ня­ю­ще­го его капи­та­ла, так как достав­ля­ет ему при­ба­воч­ную сто­и­мость. Но тор­го­вый про­ле­та­ри­ат не созда­ёт ника­ких това­ров, не добав­ля­ет к това­рам ника­ких новых свойств, то есть не созда­ет ниче­го, обла­да­ю­ще­го сто­и­мо­стью, а зна­чит для все­го обще­ствен­но­го капи­та­ла явля­ет­ся непро­из­во­ди­тель­ным. В обще­ствен­ном мас­шта­бе труд тор­го­вых работ­ни­ков — это не труд по созда­нию това­ров, в сто­и­мо­сти кото­рых заклю­ча­ет­ся в том чис­ле и при­ба­воч­ная сто­и­мость. То, что для инди­ви­ду­аль­но­го тор­го­во­го капи­та­ла явля­ет­ся фазой про­из­вод­ства, для все­го обще­ствен­но­го капи­та­ла не выхо­дит за пре­де­лы сфе­ры обра­ще­ния това­ров.

«Хотя неопла­чен­ный труд этих при­каз­чи­ков (тор­го­вых работ­ни­ков. — Этель) не созда­ёт при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, но он созда­ёт для него (капи­та­ла. — Этель) воз­мож­ность при­сво­е­ния при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, что по сво­е­му резуль­та­ту пред­став­ля­ет для это­го капи­та­ла совер­шен­но то же самое; сле­до­ва­тель­но, этот труд явля­ет­ся для него источ­ни­ком при­бы­ли».

Но поче­му мы всё-таки гово­рим по отно­ше­нию к работ­ни­кам тор­гов­ли имен­но о про­ле­та­ри­а­те, если труд таких работ­ни­ков непо­сред­ствен­но не участ­ву­ет в про­из­вод­стве ника­ких това­ров, то есть не созда­ет для обще­ства ника­кой новой сто­и­мо­сти? Пото­му, что рас­смот­ре­ние харак­те­ра тру­да работ­ни­ков в сфе­ре обра­ще­ния, а в сфе­ре про­из­вод­ства потреб­ле­ния толь­ко как непро­из­во­ди­тель­но­го было бы пра­виль­но, но недо­ста­точ­но, а пото­му без спе­ци­аль­но­го пояс­не­ния этот пункт пер­вой части ста­тьи ока­зал­ся самым непо­нят­ным и вызы­ва­ю­щим боль­ше все­го вопро­сов и раз­но­об­раз­ных тол­ко­ва­ний, ино­гда и очень далё­ких от того смыс­ла, кото­рый вкла­ды­вал­ся.

Напом­ним, что «клас­сы — это такие груп­пы людей, из кото­рых одна может себе при­сва­и­вать труд дру­гой, бла­го­да­ря раз­ли­чию их места в опре­де­лен­ном укла­де обще­ствен­но­го хозяй­ства». Раз­ви­тие капи­та­ли­сти­че­ско­го про­из­вод­ства това­ров необ­хо­ди­мо ведёт к спе­ци­а­ли­за­ции тру­да, к выде­ле­нию и обособ­ле­нию раз­лич­ных отрас­лей, в том чис­ле и к обособ­ле­нию обра­ще­ния и все­го, что с ним свя­за­но в осо­бую систе­му орга­нов обще­ствен­но­го про­из­вод­ствен­но­го орга­низ­ма. Но функ­ци­о­ни­ро­ва­ние и необ­хо­ди­мость этой систе­мы орга­нов обу­слов­ле­ны самим спо­со­бом жиз­не­де­я­тель­но­сти орга­низ­ма, опре­де­ля­ет­ся основ­ным про­из­вод­ствен­ным отно­ше­ни­ем — отно­ше­ни­ем сто­и­мо­сти, точ­нее капи­та­ла, как само­воз­рас­та­ю­щей сто­и­мо­сти. Отно­ше­ние капи­та­ла к тру­ду здесь — не что иное как одна из моди­фи­ка­ций отно­ше­ния капи­та­ла к тру­ду вооб­ще — выко­ла­чи­ва­ние при­ба­воч­но­го тру­да. Про­ти­во­ре­чие про­из­во­ди­тель­но­сти и непро­из­во­ди­тель­но­сти тру­да части про­ле­та­ри­а­та, на кото­рое мы ука­зы­ва­ли в пер­вой части, суще­ству­ет и раз­ре­ша­ет­ся в дви­же­нии все­го обще­ствен­но­го капи­та­ла, как систе­мы про­из­вод­ства сто­и­мо­сти.

Труд тор­го­вых работ­ни­ков и работ­ни­ков, про­из­во­дя­щих потреб­ле­ние, будучи непо­сред­ствен­но непро­из­во­ди­тель­ным, явля­ет­ся необ­хо­ди­мым усло­ви­ем для того, что­бы про­ле­та­ри­ат, задей­ство­ван­ный в сфе­ре про­из­вод­ства, про­из­во­дил не про­сто про­дук­ты, а имен­но това­ры, то есть сто­и­мо­сти. Для функ­ци­о­ни­ро­ва­ния всей капи­та­ли­сти­че­ской систе­мы этот труд явля­ет­ся необ­хо­ди­мым зве­ном про­из­вод­ства в той мере, в кото­рой это имен­но товар­ное про­из­вод­ство и раз­ви­ва­ет­ся оно имен­но как товар­ное про­из­вод­ство. Работ­ни­ки, выпол­ня­ю­щие этот труд, не про­сто делят с капи­та­лом в сфе­ре обра­ще­ния сто­и­мость, про­из­ве­ден­ную дру­ги­ми, а экс­плу­а­ти­ру­ют­ся им в про­цес­се про­из­вод­ства при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти.

Капи­тал для сво­е­го воз­рас­та­ния точ­но так же объ­ек­тив­но стре­мит­ся из них выко­ла­чи­вать как мож­но боль­ше при­ба­воч­но­го тру­да, как и из про­ле­та­ри­ев, непо­сред­ствен­но про­из­во­дя­щих това­ры, стре­мит­ся купить как мож­но дешев­ле их рабо­чую силу. Таким обра­зом, они экс­плу­а­ти­ру­ют­ся не толь­ко сво­им инди­ви­ду­аль­ным (про­ле­та­рий обя­за­тель­но непо­сред­ствен­но экс­плу­а­ти­ру­ет­ся каким-то капи­та­лом), то есть непо­сред­ствен­но при­ме­ня­ю­щим их труд, капи­та­лом, но и клас­сом капи­та­ли­стов в целом. Это обсто­я­тель­ство и опре­де­ля­ет при­над­леж­ность этих работ­ни­ков имен­но к про­ле­та­ри­а­ту, опре­де­ля­ет един­ство их инте­ре­сов с инте­ре­са­ми осталь­но­го про­ле­та­ри­а­та, экс­плу­а­ти­ру­е­мо­го капи­та­лом, и корен­ную про­ти­во­по­лож­ность их инте­ре­сов клас­со­вым инте­ре­сам бур­жу­а­зии. Клас­со­вая общ­ность отно­сит­ся ко всем работ­ни­кам, кото­рые экс­плу­а­ти­ру­ют­ся капи­та­лом в про­цес­се само­воз­рас­та­ния сто­и­мо­сти.

Отве­чая на вопрос, что такое про­ле­та­ри­ат, как на вопрос о клас­со­вых инте­ре­сах и клас­со­вой борь­бе, мы кон­ста­ти­ру­ем здесь един­ство раз­ных отря­дов одно­го и того же клас­са, про­ти­во­сто­я­ще­го бур­жу­а­зии. Наём­ные работ­ни­ки, о кото­рых здесь идёт речь, не при­об­ре­та­ют и по сво­е­му поло­же­нию не могут при­об­ре­тать с капи­та­ли­ста­ми выго­ду от экс­плу­а­та­ции про­ле­та­ри­ев, про­из­во­дя­щих това­ры, напро­тив — точ­но так же под­вер­га­ют­ся экс­плу­а­та­ции. Таким обра­зом, они тоже под­па­да­ют под опре­де­ле­ние про­ле­та­ри­а­та, дан­ное в пер­вой части ста­тьи:

Про­ле­та­ри­ат  это класс наём­ных работ­ни­ков, лишён­ных средств про­из­вод­ства, кото­рые про­да­ют рабо­чую силу и по сво­е­му поло­же­нию вынуж­де­ны это делать, в про­цес­се тру­да они вос­про­из­во­дят сто­и­мость сво­ей рабо­чей силы и про­из­во­дят при­ба­воч­ную сто­и­мость для капи­та­ли­стов.

А это зна­чит, что нет объ­ек­тив­ных при­чин, заклю­ча­ю­щих­ся в корен­ной раз­ни­це клас­со­во­го поло­же­ния, кото­рые бы меша­ли этим работ­ни­кам объ­еди­нять­ся в борь­бе с капи­та­лом как с обще­ствен­ным отно­ше­ни­ем, несмот­ря на то, что все они созда­ют при­ба­воч­ную сто­и­мость для сво­е­го капи­та­ли­ста, но не созда­ют непо­сред­ствен­но ника­кой сто­и­мо­сти для все­го обще­ствен­но­го капи­та­ла.

Важ­но, что в слу­чае с про­ле­та­ри­а­том име­ет место имен­но экс­плу­а­та­ция и имен­но в про­цес­се про­из­вод­ства при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, а не в каком-либо дру­гом про­цес­се. Капи­тал задей­ству­ет и дру­гих непро­из­во­ди­тель­ных работ­ни­ков. Но если нет экс­плу­а­та­ции в про­цес­се про­из­вод­ства сто­и­мо­сти, и тем более, если эти работ­ни­ки сами полу­ча­ют выго­ды от экс­плу­а­та­ции, и их бла­го­со­сто­я­ние тем боль­ше, чем боль­ше экс­плу­а­та­ция дру­гих, то эти работ­ни­ки — чисто бур­жу­аз­ная про­слой­ка, кото­рая в клас­со­вой борь­бе будет объ­ек­тив­но высту­пать про­тив про­ле­та­ри­а­та. К таким работ­ни­кам отно­сят­ся, напри­мер топ-мене­дже­ры круп­ных кор­по­ра­ций.

Про­ле­та­ри­ат  это класс наём­ных работ­ни­ков, кото­рые экс­плу­а­ти­ру­ет­ся и опре­де­лён­ным капи­та­лом, и клас­сом капи­та­ли­стов в целом в про­цес­се созда­ния при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти.

Те работ­ни­ки, кото­рые не созда­ют при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти для опре­де­лен­но­го капи­та­ла и через этот опре­де­лён­ный капи­тал не под­вер­га­ют­ся капи­та­ли­сти­че­ской экс­плу­а­та­ции клас­сом капи­та­ли­стов в целом, работ­ни­ки, по отно­ше­нию к кото­рым не гос­под­ству­ет прин­цип выко­ла­чи­ва­ния при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти (чем силь­нее экс­плу­а­та­ция в рабо­те на капи­та­ли­ста, тем выше при­ба­воч­ная сто­и­мость)  про­ле­та­ри­я­ми не явля­ют­ся. К таким работ­ни­кам отно­сят­ся чинов­ни­ки, при­ви­ле­ги­ро­ван­ные про­из­во­ди­те­ли бур­жу­аз­ной идео­ло­гии, уже упо­мя­ну­тые топ-мене­дже­ры и т. д.

Выше мы под­чер­ки­ва­ли корен­ную про­ти­во­по­лож­ность инте­ре­сов про­ле­та­ри­а­та и бур­жу­а­зии. Здесь необ­хо­ди­мо хотя бы в общих чер­тах ска­зать об отно­ше­нии про­ле­та­ри­а­та к дру­гим сло­ям тру­дя­щих­ся. Ого­во­рим­ся сра­зу — это лишь общие тези­сы. Подроб­ный раз­бор фак­ти­че­ско­го мате­ри­а­ла на этот счёт сле­ду­ет про­во­дить спе­ци­аль­но и отдель­но вме­сте с ана­ли­зом совре­мен­ных тео­рий импе­ри­а­лиз­ма, пыта­ю­щих­ся понять основ­ные тен­ден­ции дви­же­ния миро­во­го про­ле­та­ри­а­та.

В ХХ веке был ряд соци­а­ли­сти­че­ских рево­лю­ций, кото­рые счи­та­ют­ся кре­стьян­ски­ми. Одна­ко при бли­жай­шем рас­смот­ре­нии ока­зы­ва­ет­ся, что актив­ную роль в рево­лю­ции при­ни­ма­ло не про­сто кре­стьян­ство, а про­ле­та­ри­зи­ру­ю­ще­е­ся кре­стьян­ство, вынуж­ден­ное про­да­вать свою рабо­чую силу и под­вер­га­ю­ще­е­ся уси­лен­ной экс­плу­а­та­ции на «сво­их» участ­ках. Союз сель­ско­го про­ле­та­ри­а­та, стре­ми­тель­но про­ле­та­ри­зи­ру­ю­ще­го­ся кре­стьян­ства и город­ско­го про­ле­та­ри­а­та, обес­пе­чи­вал успех в заво­е­ва­нии поли­ти­че­ской вла­сти про­ле­та­ри­а­том. Про­ле­та­ри­ат как сель­ский, так и город­ской наи­бо­лее после­до­ва­тель­но выра­жал здесь инте­ре­сы про­ле­та­ри­зи­ру­ю­ще­го­ся кре­стьян­ства, высту­пая как вполне ося­за­е­мое буду­ще­го этих кре­стьян. Кре­стьян­ство же игра­ло веду­щую роль в той мере, в кото­рой оно уже было вынуж­де­но дей­ство­вать как про­ле­та­ри­ат. Про­ле­та­ри­зи­ру­ю­ще­е­ся кре­стьян­ство — это про­ле­та­ри­ат в про­цес­се ста­нов­ле­ния, ста­рые жиз­нен­ные усло­вия кото­ро­го рушат­ся очень быст­ро, что дела­ет его ради­каль­ным. Это не про­сто кре­стьян­ство как класс дока­пи­та­ли­сти­че­ско­го обще­ства, а то кре­стьян­ство, про­цесс раз­ло­же­ния кото­ро­го пока­зал Ленин в «Раз­ви­тии капи­та­лиз­ма в Рос­сии». Этот про­цесс в ХХ веке про­ис­хо­дил и в дру­гих стра­нах. В так назы­ва­е­мых «кре­стьян­ских рево­лю­ци­ях» высту­па­ло кре­стьян­ство нахо­дя­ще­е­ся в завер­ша­ю­щей ста­дии пре­вра­ще­ния его боль­шей части в про­ле­та­ри­ат, а мень­шей в бур­жу­а­зию. И этот про­цесс раз­ло­же­ния опре­де­лил поля­ри­за­цию инте­ре­сов в кре­стьян­стве и выступ­ле­ние его боль­шей части уже не с пози­ций кре­стьян­ства, а с про­ле­тар­ских пози­ций. Таким обра­зом, про­ле­та­ри­ат даже в этих «кре­стьян­ских» рево­лю­ци­ях был веду­щим клас­сом, выра­жа­ю­щим и отста­и­ва­ю­щим инте­рес огром­но­го боль­шин­ства тру­дя­щих­ся.

Про­цесс про­ле­та­ри­за­ции, харак­те­рен не толь­ко для кре­стьян­ства. С шести­де­ся­тых годов ХХ века наблю­да­ет­ся про­цесс про­ле­та­ри­за­ции пред­ста­ви­те­лей про­фес­сий, кото­рые до это­го были при­ви­ле­ги­ро­ван­ны­ми. Про­ле­та­ри­ат по все­му миру стал менять свое лицо, попол­няя свои ряды не толь­ко быв­ши­ми кре­стья­на­ми, но и людь­ми с хоро­шим обра­зо­ва­ни­ем и объ­ек­тив­но высо­кой сто­и­мо­стью рабо­чей силы, тем не менее, под­вер­га­ю­щих­ся чисто капи­та­ли­сти­че­ской экс­плу­а­та­ции. Этот про­цесс про­дол­жа­ет­ся и в наши дни. Он нахо­дит своё выра­же­ние, в том чис­ле, и в обла­сти мыш­ле­ния. Кри­ти­ка капи­та­лиз­ма явля­ет­ся мейн­стри­мом. Она харак­тер­на, напри­мер, для всех зна­чи­мых школ в запад­ной социо­ло­гии и соци­аль­ной фило­со­фии (все они так или ина­че счи­та­ют себя марк­сист­ски­ми), а нобе­лев­ские пре­мии по эко­но­ми­ке при­суж­да­ют­ся за изу­че­ние про­бле­мы нера­вен­ства в совре­мен­ном Мире. Эта кри­ти­ка в боль­шин­стве сво­ём пока ещё явля­ет­ся бур­жу­аз­ной кри­ти­кой капи­та­лиз­ма (бур­жу­аз­ный марк­сизм). Тут име­ет место то же самое, о чём Ленин писал в «Что делать» по отно­ше­нию к бур­жу­аз­ной поли­ти­ке про­ле­та­ри­а­та — когда про­ле­та­ри­ат участ­ву­ет не толь­ко в эко­но­ми­че­ской борь­бе, но и в поли­ти­ке, но это уча­стие не выхо­дит за пре­де­лы борь­бы за свои пра­ва и усло­вия тру­да в рам­ках капи­та­лиз­ма, толь­ко в обла­сти тео­рии. Дру­ги­ми сло­ва­ми, эта кри­ти­ка капи­та­лиз­ма даже очень инте­рес­ная, подроб­ная, доб­рот­но сде­лан­ная, осно­ван­ная на доб­ро­со­вест­ном изу­че­нии совре­мен­но­го капи­та­лиз­ма (боль­ших мас­си­вов дан­ных), опи­ра­ю­ща­я­ся на ряд идей Марк­са, явля­ет­ся толь­ко кри­ти­кой капи­та­лиз­ма, то есть не выхо­дит за пре­де­лы кри­ти­ки в область тео­рии ком­му­низ­ма. О зна­че­нии такой кри­ти­ки и о раз­ви­тии клас­со­во­го созна­ния про­ле­та­ри­а­та то есть о ста­нов­ле­нии тео­ре­ти­че­ско­го ком­му­низ­ма мы пого­во­рим в сле­ду­ю­щих ста­тьях посвя­щён­ных про­ле­та­ри­а­ту. Здесь мы пока толь­ко хоте­ли бы обра­тить вни­ма­ние как на саму про­ле­та­ри­за­цию, тре­бу­ю­щую, конеч­но, спе­ци­аль­но­го изу­че­ния, так и на отра­же­ние это­го про­цес­са в нау­ке как фор­ме обще­ствен­но­го созна­ния.

Посколь­ку про­ле­та­ри­ат борет­ся про­тив капи­та­ла за уни­что­же­ние част­ной соб­ствен­но­сти на сред­ства про­из­вод­ства, его борь­ба явля­ет­ся в то же вре­мя и борь­бой за осво­бож­де­ние людей, экс­плу­а­ти­ру­ю­щих­ся при совре­мен­ном капи­та­лиз­ме в дока­пи­та­ли­сти­че­ских фор­мах. Любая нераз­ви­тость и отста­лость (эко­но­ми­че­ская и не толь­ко) в совре­мен­ном мире, все дока­пи­та­ли­сти­че­ские укла­ды и спо­со­бы экс­плу­а­та­ции чело­ве­ка чело­ве­ком — это уже не пере­жит­ки дока­пи­та­ли­сти­че­ско­го про­шло­го. В систе­ме гло­баль­но­го капи­та­лиз­ма ХXI века отста­лость хоть и явля­ет­ся вос­про­из­вод­ством дока­пи­та­ли­сти­че­ских форм экс­плу­а­та­ции, тем не менее порож­да­ет её капи­тал, и суще­ству­ет она исклю­чи­тель­но бла­го­да­ря дей­ствию зако­на сто­и­мо­сти бла­го­да­ря тому, что сто­и­мость стре­мит­ся к само­воз­рас­та­нию. То же отно­сит­ся и к любым новым воз­мож­ным фор­мам экс­плу­а­та­ции, кото­рые спо­со­бен поро­дить капи­тал. Поэто­му про­ле­та­ри­ат в сво­ей борь­бе с капи­та­лом выра­жа­ет инте­ре­сы всех экс­плу­а­ти­ру­е­мых при капи­та­лиз­ме, каким бы ни был спо­соб экс­плу­а­та­ции. Посколь­ку, борясь про­тив «сво­е­го» спо­со­ба экс­плу­а­та­ции, эти люди вынуж­де­ны бороть­ся про­тив капи­та­ла, постоль­ку они ста­но­вят­ся союз­ни­ка­ми про­ле­та­ри­а­та.

Scroll to top