Механистическая концепция политической экономии

«Вестник коммунистической академии», 1929 №10 – 11

Б. Кузнецов

Дис­кус­сия в поли­ти­че­ской эко­но­мии пре­вра­ти­лась в дис­кус­сию по всем основ­ным вопро­сам этой нау­ки. При этом разъ­яс­ни­лись и мето­до­ло­ги­че­ские кор­ни, и неиз­беж­ные выво­ды борю­щих­ся направ­ле­ний.

Когда от спо­ров насчет абстракт­но­го тру­да пере­шли к общим вопро­сам поли­ти­че­ской эко­но­мии, связь дис­кус­сии с фило­соф­ски­ми раз­но­гла­си­я­ми ста­ла ясней. Пред­мет нау­ки, пред­став­ля­ют ли вхо­дя­щие в нее кате­го­рии осо­бую систе­му, мож­но ли гово­рить о дви­же­нии, имма­нент­ном этим кате­го­ри­ям, и т. д., — все это уже было пред­ме­том оже­сто­чен­ных спо­ров с меха­ни­ста­ми. В этих спо­рах вопрос о раз­гра­ни­че­нии отдель­ных наук сыг­рал вер­ную роль. Марк­сизм реша­ет этот вопрос так, что клас­си­фи­ка­ция наук долж­на сле­до­вать объ­ек­тив­но­му поряд­ку форм дви­же­ния мате­рии.

В пись­ме к Марк­су и Шор­лем­ме­ру Энгельс набра­сы­ва­ет кон­спек­тив­ную схе­му, изоб­ра­жа­ю­щую иерар­хию раз­лич­ных форм дви­же­ния. Про­стое меха­ни­че­ское пере­ме­ще­ние тел про­ис­хо­дит через тре­ние и удар в моле­ку­ляр­ное, физи­че­ское дви­же­ние, послед­нее в свою оче­редь пере­хо­дит в дви­же­ние ато­мов, потом к био­ло­ги­че­ским явле­ни­ям и т. д.

Энгельс мно­го раз очень рез­ко и отчет­ли­во ука­зы­вал на каче­ствен­ную раз­ни­цу меж­ду фор­ма­ми дви­же­ния, на несво­ди­мость каж­дой выс­шей фор­мы к низ­шей. С этой сто­ро­ны очень важ­ны поня­тия глав­ной и побоч­ной фор­мы дви­же­ния.

Когда мы совер­ша­ем пере­ход, ска­чок к ново­му типу дви­же­ния, к новой нау­ке, то здесь в новой обла­сти мы, преж­де все­го, заме­ча­ем новые эле­мен­ты, несво­ди­мые к преды­ду­щей нау­ке. В них-то и заклю­ча­ет­ся спе­ци­фич­ность ново­го ряда явле­ний, они объ­еди­ня­ют дан­ный ряд явле­ний в пред­мет осо­бой нау­ки. Пере­ме­ще­ние масс в меха­ни­ке, моле­ку­ляр­ное дви­же­ние в физи­ке, ато­мы в химии, белок и жизнь в био­ло­гии, — эти эле­мен­ты и опре­де­ля­ют пред­мет каж­дой нау­ки. Энгельс назы­ва­ет их глав­ной фор­мой дви­же­ния. Все дело заклю­ча­ет­ся в том, что эти несво­ди­мые эле­мен­ты объ­еди­не­ны в осо­бую систе­му, кото­рой при­су­ще имма­нент­ное, «спон­та­ней­ное» раз­ви­тие на осно­ве осо­бых спе­ци­фи­че­ских для нее зако­нов.

Но, кро­ме этих эле­мен­тов, каж­дая нау­ка долж­на рас­смат­ри­вать дру­гие эле­мен­ты, кото­рые состав­ля­ют пред­по­сыл­ку несво­ди­мых, но сами цели­кам сво­дят­ся к преды­ду­ще­му типу дви­же­ния. Это меха­ни­ка моле­кул, т. е. те меха­ни­че­ские моде­ли, кото­рые суще­ству­ют в физи­ке. Это целый ряд поня­тий, с кото­ры­ми име­ет дело поли­ти­че­ская эко­но­мия, но кото­рые сво­дят­ся к общим опре­де­ле­ни­ям вся­ко­го обще­ства. В них нау­ка ана­ли­ти­че­ски вскры­ва­ет под дан­ной кон­крет­ной фор­мой более общее содер­жа­ние. Энгельс отно­сит их к побоч­ной фор­ме дви­же­ния.

Этой побоч­ной фор­мой дви­же­ния огра­ни­чи­ва­ет­ся кру­го­зор меха­ни­стов. Поэто­му они счи­та­ли зада­чей нау­ки све­де­ние все­го раз­но­об­ра­зия кон­крет­ных форм дви­же­ния к меха­ни­че­ско­му пере­ме­ще­нию бес­ка­че­ствен­ных частиц, т. е. к самой общей абстрак­ции дви­же­ния.

Так же опре­де­ля­ют зада­чу нау­ки вуль­га­ри­за­то­ры Марк­со­вой эко­но­ми­че­ской тео­рии. Еще Даш­ков­ский писал: «Све­де­ние осо­бых форм к их общим осно­вам в тео­ре­ти­че­ской фор­ме и есть зада­ча вся­кой нау­ки» («Под Зна­ме­нем Марк­сиз­ма», № 6, 1926 г., стр. 197).

Не выве­де­ние живой и мно­го­кра­соч­ной кон­крет­но­сти из более про­стых абстрак­ций, а све­де­ние ее к этим абстрак­ци­ям, — вот зада­ча нау­ки. «Марк­сист» Даш­ков­ский кате­го­ри­че­ски выска­зы­ва­ет­ся за тот метод, кото­рый Маркс и Энгельс так жесто­ко раз­гро­ми­ли в поле­ми­ке про­тив Дюрин­га, Пру­до­на и т. п.

Из отри­ца­ния глав­ной фор­мы, т. е. несво­ди­мой фор­мы дви­же­ния, сле­ду­ет весь­ма плос­кое пони­ма­ние само­го дви­же­ния. Оно пони­ма­ет­ся, как внеш­нее пере­ме­ще­ние, но отнюдь не как внут­рен­нее, «спон­та­ней­ное». Очень ярко сфор­му­ли­ро­ва­но такое «пони­ма­ние» дви­же­ния у тов. А. Кона в его ста­рой ста­тье, напи­сан­ной в защи­ту Буха­рин­ской тео­рии рав­но­ве­сия («Под Знам. Марк­сиз­ма», № 5 — 6 за 1922 г.).

Там он пря­мо объ­яв­ля­ет «раз­ви­тие, имма­нент­ное явле­ние» — «чер­тов­щи­ной».

Одна­ко перей­дем к социо­ло­ги­че­ским и эко­но­ми­че­ским дивер­си­ям меха­ни­стов. И здесь Даш­ков­ско­му при­над­ле­жит наи­бо­лее отчет­ли­вая фор­му­ли­ров­ка. Ока­зы­ва­ет­ся, обще­ствен­ная нау­ка долж­на отыс­ки­вать в кон­крет­ных обще­ствен­ных явле­ни­ях «осно­вы вся­ко­го обще­ствен­но­го бытия, общие всем эпо­хам чело­ве­че­ской исто­рии» (Там же, стр. 198).

«Осно­вы вся­ко­го обще­ствен­но­го бытия» — это мате­ри­аль­ное про­из­вод­ство и тру­до­вое сотруд­ни­че­ство людей в про­из­вод­стве, так назы­ва­е­мые тех­ни­че­ские про­из­вод­ствен­ные отно­ше­ния. Эти отно­ше­ния нераз­рыв­но свя­за­ны с про­из­вод­ствен­ным про­цес­сом. Сво­дят­ся ли к ним про­из­вод­ствен­ный отно­ше­ния? Извест­но, что марк­сизм в про­ти­во­вес бур­жу­аз­ной апо­ло­ге­ти­ке и Бог­да­нов­ским измыш­ле­ни­ям об «орга­ни­за­то­рах» все­гда утвер­ждал несво­ди­мость «глав­ной фор­мы» обще­ствен­но­го раз­ви­тия, — клас­сов и клас­со­вых отно­ше­ний, — к тех­ни­че­ской рас­ста­нов­ке людей в про­из­вод­ствен­ном про­цес­се.

Поэто­му нам кажет­ся невер­ной фор­му­ли­ров­ка тов. Н. Буха­ри­на, когда он пишет: «Мы, рас­смат­ри­вая про­из­вод­ствен­ные отно­ше­ния, сво­дим их к раз­ме­ще­нию людей в про­стран­стве». Это — меха­ни­че­ская кон­цеп­ция про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний, и она род­нит тов. Буха­ри­на с Бог­да­но­вым и дру­ги­ми социо­ло­га­ми-меха­ни­ста­ми. Мы бы не были мате­ри­а­ли­ста­ми, если бы ста­ли отри­цать мате­ри­аль­ную при­ро­ду про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний, но сво­дить их к про­стран­ствен­ной рас­ста­нов­ке, — это зна­чит не улав­ли­вать спе­ци­фи­ку­ма про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний того, что лежит в осно­ве их отли­чия от про­из­во­ди­тель­ных сил.

Тт. Бес­со­нов, Кон и иже с ними сде­ла­ли из этой кон­цеп­ции все выво­ды, необ­хо­ди­мые для того, что­бы пока­зать ее непра­виль­ность. Дело идет о свя­зи про­из­во­ди­тель­ных сил с про­из­вод­ствен­ны­ми отно­ше­ни­я­ми. Если про­из­вод­ствен­ные отно­ше­ния сво­дят­ся к про­стран­ствен­ной рас­ста­нов­ке людей, зави­ся­щей от рас­ста­нов­ки ору­дий, то нуж­но заклю­чить сле­ду­ю­щее. Про­из­вод­ствен­ные отно­ше­ния лише­ны сво­их соб­ствен­ных имма­нент­ных им зако­но­мер­но­стей и явля­ют­ся лишь пас­сив­ным рефлек­сом про­из­во­ди­тель­ных сил. Поэто­му они при­спо­соб­ля­ют­ся к про­из­во­ди­тель­ным силам авто­ма­ти­че­ски, а не в послед­нем сче­те. Поэто­му не может быть нау­ки, огра­ни­чи­ва­ю­щей свой пред­мет про­ти­во­ре­чи­я­ми и зако­но­мер­но­стя­ми самих про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний, и, сле­до­ва­тель­но, поли­ти­че­ская эко­но­мия долж­на вклю­чить, «как рав­но­прав­ную часть», про­из­во­ди­тель­ные силы.

В спо­рах о пред­ме­те поли­ти­че­ской эко­но­мии Бес­со­нов и дру­гие кате­го­ри­че­ски отри­ца­ли за про­из­вод­ствен­ны­ми отно­ше­ни­я­ми харак­тер систе­мы, обла­да­ю­щей спон­та­ней­ным дви­же­ни­ем. Таки­ми и будут про­из­вод­ствен­ные отно­ше­ния, если их све­сти к тех­ни­че­ско­му сотруд­ни­че­ству. При этом и труд пре­вра­тит­ся в «осно­ву вся­ко­го обще­ствен­но­го бытия», чело­ве­че­скую физио­ло­ги­че­скую энер­гию, «раз­ме­щен­ную», «рас­став­лен­ную» в про­из­вод­стве в над­ле­жа­щих про­пор­ци­ях. В рам­ках ана­ли­ти­че­ско­го мето­да, под­ме­ня­ю­ще­го у меха­ни­стов диа­лек­ти­ку, про­из­вод­ствен­ные отно­ше­ния раци­о­наль­ны. Они непо­сред­ствен­но выра­жа­ют раз­ви­тие тех­ни­ки. И поэто­му поли­ти­че­ская эко­но­мия меха­ни­стов огра­ни­чи­ва­ет­ся тем, что отыс­ки­ва­ет под ирра­ци­о­наль­ной обо­лоч­кой капи­та­лиз­ма раци­о­наль­ную орга­ни­за­цию. Эту зада­чу очень хоро­шо фор­му­ли­ру­ет Даш­ков­ский:

«Зада­ча эко­но­ми­че­ской нау­ки долж­на состо­ять в том, что­бы све­сти спе­ци­фи­че­ские капи­та­ли­сти­че­ские фор­мы про­яв­ле­ния зако­нов обще­ствен­но­го «про­из­вод­ства жиз­ни» к самим этим зако­нам, что­бы «про­явить» путем отвле­чен­но­го ана­ли­за внут­рен­нее стро­е­ние эко­но­ми­че­ской тка­ни, зату­ма­нен­ное, замас­ки­ро­ван­ное про­ти­во­ре­чи­вы­ми фор­ма­ми капи­та­ли­сти­че­ско­го хозяй­ства» («Под Зна­ме­нем Марк­сиз­ма» № 6, 1926 г., стр. 218).

Таким обра­зом, под­ле­жа­щее обна­ру­же­нию «внут­рен­нее стро­е­ние про­из­вод­ствен­ной тка­ни» ока­зы­ва­ет­ся веч­ны­ми «зако­на­ми обще­ствен­но­го про­из­вод­ства жиз­ни». Даш­ков­ский пола­га­ет, что они сфор­му­ли­ро­ва­ны Марк­сом в извест­ном пись­ме к Кугель­ма­ну и заклю­ча­ют­ся в необ­хо­ди­мой про­пор­ци­о­наль­но­сти меж­ду затра­та­ми тру­да, рас­пре­де­лен­ны­ми по отрас­лям про­из­вод­ства.

«Све­де­ние осо­бых форм к их общим осно­вам», имен­но к «осно­вам вся­ко­го обще­ствен­но­го бытия, обще­го всем эпо­хам», — так опре­де­лять зада­чу нау­ки, огра­ни­чи­вать марк­сизм этим мето­дом, — это и зна­чит меха­ни­сти­че­ски вуль­га­ри­зи­ро­вать Марк­со­ву мето­до­ло­гию. Одна­ко не один Даш­ков­ский поит на этой пози­ции. Toв. С. Бес­со­нов так­же пола­га­ет, что истин­ный марк­сизм заклю­ча­ет­ся в отыс­ки­ва­нии раци­о­наль­ной орга­ни­за­ции, кото­рая при капи­та­лиз­ме закры­та внеш­ней ирра­ци­о­наль­но­стью.

«Марк­сист­ская тео­рия вскры­ва­ет раци­о­наль­ное про­из­вод­ствен­ное зер­но рыноч­но­го цено­об­ра­зо­ва­ния, кото­рое кажет­ся на пер­вый взгляд сле­пым резуль­та­том сти­хий­ной игры рыноч­ных сил, т. е. чем-то совер­шен­но ирра­ци­о­наль­ным»[1].

Если огра­ни­чи­вать тео­ре­ти­че­ское изу­че­ние капи­та­лиз­ма этим ана­ли­ти­че­ским све­де­ни­ем его к общим раци­о­наль­ным осно­вам вся­ко­го про­из­вод­ства, то капи­та­лизм пред­ста­ет перед нами в весь­ма упо­ря­до­чен­ном, по срав­не­нию с дей­стви­тель­но­стью, виде. У Шаб­са, так мно­го дав­ше­го после­ду­ю­щим «кри­ти­кам», «товар­но-капи­та­ли­сти­че­ское обще­ство рас­смат­ри­ва­ет­ся, как слож­ное орга­ни­че­ское един­ство, в кото­ром отдель­ные инди­ви­ды явля­ют­ся «орга­на­ми тру­да», вза­и­мо­свя­зан­но­го про­из­вод­ствен­но­го орга­низ­ма»[2].

Сущ­но­стью это­го един­ства явля­ет­ся, как дума­ет Шабс, рас­пре­де­ле­ние тру­да про­пор­ци­о­наль­но обще­ствен­ным потреб­но­стям, так что «учет потреб­но­стей обще­ства лежит в самой осно­ве про­из­вод­ства»[3].

Раз­бе­рем­ся в свя­зи меж­ду таким пони­ма­ни­ем капи­та­лиз­ма и общи­ми осо­бен­но­стя­ми меха­ни­че­ско­го мето­да.

При капи­та­лиз­ме, дей­стви­тель­но, несмот­ря на нару­ше­ния и пере­бои, про­ис­хо­дит про­цесс про­из­вод­ства. Зна­чит, с извест­ной точ­ки зре­ния, капи­та­лизм явля­ет­ся про­сто одной из форм, в кото­рой может про­ис­хо­дить про­из­вод­ство. С этой сто­ро­ны про­из­вод­ствен­ные отно­ше­ния капи­та­лиз­ма явля­ют­ся фор­мой роста про­из­во­ди­тель­ных сил, не отде­ли­мой от них и не про­ти­во­ре­ча­щей им. Если огра­ни­чить­ся этим, то позна­ние капи­та­лиз­ма будет заклю­чать­ся в отыс­ка­нии этой раци­о­наль­ной сто­ро­ны капи­та­лиз­ма под анта­го­ни­сти­че­ской и ирра­ци­о­наль­ной внеш­ней обо­лоч­кой.

Одна­ко, с дру­гой сто­ро­ны, капи­та­лизм, и в этом его сущ­ность, есть анта­го­ни­сти­че­ский обще­ствен­ный строй. Про­из­вод­ствен­ные отно­ше­ния про­ти­во­ре­чат про­из­во­ди­тель­ным силам и сжи­ма­ют их.

Нетруд­но заме­тить, что эти две сто­ро­ны капи­та­лиз­ма соот­вет­ству­ют двум, про­ти­во­ре­ча­щим друг дру­гу, фор­мам дви­же­ния. С одной сто­ро­ны, общие и сво­ди­мые к общим осно­вам опре­де­ле­ния — побоч­ная фор­ма дви­же­ния; с дру­гой сто­ро­ны, спе­ци­фи­че­ские чер­ты капи­та­лиз­ма — глав­ная фор­ма его дви­же­ния. В этом и заклю­ча­ет­ся корен­ное про­ти­во­ре­чие капи­та­лиз­ма.

«Если капи­та­ли­сти­че­ский спо­соб про­из­вод­ства есть исто­ри­че­ское сред­ство для раз­ви­тия мате­ри­аль­ной про­из­во­ди­тель­ной силы и для созда­ния соот­вет­ству­ю­ще­го ей миро­во­го рын­ка, то он пред­став­ля­ет вме­сте с тем посто­ян­ное про­ти­во­ре­чие меж­ду этой сво­ей исто­ри­че­ской зада­чей и соот­вет­ству­ю­щи­ми ей обще­ствен­ны­ми отно­ше­ни­я­ми про­из­вод­ства»[4].

Для меха­ни­стов харак­тер­но игно­ри­ро­ва­ние имен­но глав­ной фор­мы дви­же­ния и в дан­ном слу­чае игно­ри­ро­ва­ние тех спе­ци­фи­че­ских осо­бен­но­стей капи­та­лиз­ма, кото­рые дела­ют его анта­го­ни­сти­че­ской систе­мой, кото­рые про­ти­во­ре­чат исто­ри­че­ской зада­че капи­та­лиз­ма — раз­ви­тию про­из­во­ди­тель­ных сил. Для них дело сво­дит­ся к ана­ли­ти­че­ско­му нахож­де­нию в капи­та­лиз­ме общих и раци­о­наль­ных опре­де­ле­ний.

При этом капи­та­лизм пре­вра­ща­ет­ся в раци­о­наль­ную систе­му, в осно­ве кото­рой лежит «учет потреб­но­стей» и рас­пре­де­ле­ние тру­да про­пор­ци­о­наль­но потреб­но­стям. Самый труд пони­ма­ет­ся при этом весь­ма свое­об­раз­но.

В дис­кус­сии об абстракт­ном тру­де Даш­ков­ский, Кон, Шабс и дру­гие физио­ло­ги­сты опре­де­ля­ли абстракт­ный труд, как некую без­лич­ную обще­ствен­ную энер­гию, имен­но физио­ло­ги­че­скую энер­гию рабо­та­ю­щих людей. Сре­ди мно­го­чис­лен­ных опре­де­ле­ний абстракт­но­го тру­да, кото­рые дава­лись физио­ло­ги­стам, встре­ча­ют­ся самые раз­но­об­раз­ные и про­ти­во­ре­ча­щие друг дру­гу. Одна­ко общая идея тако­ва. «Абстракт­ный труд пред­став­ля­ет собой целе­со­об­раз­ную затра­ту физио­ло­ги­че­ской энер­гии чело­ве­ка» (А. Кон).

Конеч­но, если огра­ни­чить зада­чу ана­ли­ти­че­ским толь­ко вскры­ва­ни­ем под сто­и­мо­стью более обще­го содер­жа­ния, то сто­и­мость высту­па­ет толь­ко как «фор­ма, в кото­рой про­яв­ля­ет­ся про­пор­ци­о­наль­ное рас­пре­де­ле­ние тру­да». Для Марк­са, одна­ко, дело толь­ко начи­на­лось с это­го утвер­жде­ния. Диа­лек­ти­че­ский под­ход к сто­и­мо­сти тре­бу­ет, что­бы она была, кро­ме того, выве­де­на из тру­да. Тогда, конеч­но, и самый труд дол­жен вклю­чать в себя опре­де­лен­ность соци­аль­ной фор­мы капи­та­лиз­ма. Абстракт­ный труд, как спе­ци­фи­че­ская осо­бен­ность капи­та­лиз­ма, ста­но­вит­ся не физио­ло­ги­че­ской, а социо­ло­ги­че­ской кате­го­ри­ей.

Меха­ни­сты не пошли даль­ше ана­ли­ти­че­ско­го реше­ния про­бле­мы. Поэто­му их пони­ма­ние абстракт­но­го тру­да рез­ко отли­ча­ет­ся от Марк­со­ва.

У Марк­са абстракт­ный труд — это «бур­жу­аз­ный труд». Он выра­жа­ет пре­рыв­ность обще­ствен­ной мате­рии, то, что связь меж­ду про­из­во­ди­те­ля­ми уста­нав­ли­ва­ет­ся через обмен. Эта анта­го­ни­сти­че­ская кате­го­рия, клу­бок, кото­рый дол­жен раз­вер­нуть­ся и объ­яс­нить анар­хию про­из­вод­ства, кон­ку­рен­цию, клас­со­вую борь­бу, кри­зи­сы, всю ирра­ци­о­наль­ней­шую сущ­ность капи­та­лиз­ма. «Про­стая фор­ма сто­и­мо­сти уже заклю­ча­ет в себе в нераз­вер­ну­той фор­ме все глав­ные про­ти­во­ре­чия капи­та­лиз­ма» (Ленин).

У физио­ло­ги­стов абстракт­ный труд — это физио­ло­ги­че­ская энер­гия рабо­та­ю­ще­го чело­ве­че­ства, про­пор­ци­о­наль­но рас­пре­де­лен­ная меж­ду «раз­лич­ны­ми отрас­ля­ми, и поэто­му высту­па­ю­щая как абстракт­ная.

Марк­сизм тут не при чем.

Так, по мне­нию Марк­са, пони­мал про­бле­му сто­и­мо­сти и Буа­гиль­бер, кото­рый «сво­дил мено­вую цен­ность това­ра на рабо­чее вре­мя, опре­де­ляя истин­ную цен­ность (la juste valeur) пра­виль­ной про­пор­ци­ей, в кото­рой рабо­чее вре­мя инди­ви­ду­у­мов рас­пре­де­ля­ет­ся меж­ду отдель­ны­ми отрас­ля­ми про­из­вод­ства»[5].

Маркс счи­та­ет такое пони­ма­ние недо­ста­точ­ным, неохва­ты­ва­ю­щим спе­ци­фи­че­ско­го харак­те­ра бур­жу­аз­но­го богат­ства, при чем это «обра­зец того, что мож­но трак­то­вать о рабо­чем вре­ме­ни, как мери­ле цен­но­сти това­ров, и в то же вре­мя труд, осу­ществ­ля­е­мый в мено­вой цен­но­сти това­ров и изме­ря­е­мый рабо­чим вре­ме­нем, сме­ши­вать с есте­ствен­ной непо­сред­ствен­ной дея­тель­но­стью инди­ви­ду­у­мов»[6].

Это цели­ком отно­сит­ся и к тому при­ми­тив­но­му и вуль­гар­но­му пони­ма­нию уче­ния Марк­са об абстракт­ном тру­де и сто­и­мо­сти, кото­ро­го при­дер­жи­ва­ют­ся меха­ни­сты.

Мы видим доволь­но связ­ный круг идей. Зада­ча нау­ки — све­де­ние част­но­го к обще­му. Эко­но­ми­че­ская нау­ка долж­на сво­дить капи­та­лизм к общим зако­нам, отыс­ки­вать в нем «раци­о­наль­ное зер­но». Это зер­но, лежа­щее в самом суще­стве капи­та­лиз­ма, — учет потреб­но­стей. И, нако­нец, тео­рия сто­и­мо­сти, све­ден­ная к тео­рии про­пор­ци­о­наль­но­го рас­пре­де­ле­ния тру­да меж­ду отрас­ля­ми.

Но как это свя­зать с марк­сиз­мом?

В «Тео­рии» Маркс пишет, что бур­жу­аз­ные эко­но­ми­сты, счи­тав­шие основ­ным для совре­мен­но­го обще­ства рав­но­ве­сие меж­ду про­из­вод­ством в каж­дой обла­сти и соот­вет­ству­ю­щей потреб­но­стью, пре­вра­ща­ли капи­та­лизм эда­кую-то орга­ни­зо­ван­ную по суще­ству систе­му.

«Они рас­смат­ри­ва­ют его (бур­жу­аз­ное про­из­вод­ство) как обще­ствен­ное про­из­вод­ство, так, что обще­ство как бы по пла­ну рас­пре­де­ля­ет свои сред­ства про­из­вод­ства и свои про­из­во­ди­тель­ные силы в той сте­пе­ни, и в той мере, в какой это необ­хо­ди­мо для удо­вле­тво­ре­ния его раз­лич­ных потреб­но­стей, и, таким обра­зом, на каж­дую сфе­ру про­из­вод­ства пада­ет буд­то тоже самое коли­че­ство обще­ствен­но­го капи­та­ла, кото­рое тре­бу­ет­ся для того, что­бы удо­вле­тво­рить соот­вет­ству­ю­щую потреб­ность».

К тако­му бур­жу­аз­но-апо­ло­ге­ти­че­ско­му пред­став­ле­нию при­во­дит меха­ни­сти­че­ское пред­став­ле­ние об основ­ных кате­го­ри­ях капи­та­лиз­ма. Прав­да, тов. Бес­со­нов пом­нит, что это «раци­о­наль­ное зер­но» скры­то «сти­хий­ной игрой рыноч­ных сил», но это зна­ли и бур­жу­аз­ные эко­но­ми­сты. И не это внес Маркс в пони­ма­ние капи­та­ли­сти­че­ско­го обще­ства, а уче­ние об анта­го­ни­стич­но­сти, про­ти­во­ре­чи­во­сти основ­ных соци­аль­ных отно­ше­ний капи­та­лиз­ма.

У меха­ни­стов это­го нет. Дей­стви­тель­но, основ­ная ирра­ци­о­наль­ность капи­та­лиз­ма то, что при нем про­из­вод­ство направ­ле­но не про­сто на удо­вле­тво­ре­ние чело­ве­че­ских потреб­но­стей, а, напро­тив того, тре­бу­ет их огра­ни­че­ния, что потреб­ле­ние огра­ни­чи­ва­ет­ся отно­си­тель­но тем боль­ше, чем боль­ше раз­ви­ва­ет­ся про­из­вод­ство, что мате­ри­аль­ное про­из­вод­ство ста­но­вит­ся лишь сред­ством про­из­вод­ства при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, одним сло­вом, анта­го­ни­сти­че­ское клас­со­вое стро­е­ние обще­ства — все это исче­за­ет. Оста­ет­ся раци­о­наль­ное рас­пре­де­ле­ние физио­ло­ги­че­ской энер­гии рабо­та­ю­ще­го чело­ве­че­ства меж­ду отрас­ля­ми про­пор­ци­о­наль­но­сти. Тов. Бес­со­нов очень мно­го рас­про­стра­ня­ет­ся о клас­сах, но имен­но при нату­ра­ли­сти­че­ском пони­ма­нии абстракт­но­го тру­да, пре­вра­ща­ю­щий эту анта­го­ни­сти­че­скую кате­го­рию в раци­о­наль­ную и свой­ствен­ную вся­ко­му обще­ству, клас­со­вое стро­е­ние капи­та­лиз­ма игно­ри­ру­ет­ся. Это, впро­чем, отно­сит­ся ко всей меха­ни­сти­че­ской кон­цеп­ции обще­ства, начи­ная от «про­стран­ствен­но­го раз­ме­ще­ния людей» до моде­ли орга­ни­зо­ван­но­го капи­та­лиз­ма.

Эта модель выгля­дит так: «раци­о­наль­ное про­из­вод­ствен­ное зер­но, скры­то обо­лоч­кой рыноч­ной сти­хии, так что вся ирра­ци­о­наль­ность — от этой внеш­ней «обо­лоч­ки». Отно­ше­ния меж­ду рабо­чим и капи­та­ли­стом — раци­о­наль­ны, и это ста­но­вит­ся ясным по мере спол­за­ния товар­ной шелу­хи с гар­мо­нич­ных очер­та­ний капи­та­лиз­ма.

Все эти утвер­жде­ния име­ют­ся, в дей­стви­тель­но­сти, у меха­ни­стов, мало того, они объ­еди­не­ны в свое­об­раз­ную тео­рию «дефе­ти­ши­за­ции капи­та­лиз­ма». Тов. Бес­со­нов пола­га­ет, что с воз­ник­но­ве­ни­ем и раз­ви­ти­ем капи­та­лиз­ма, ове­ществ­лен­ные отно­ше­ния, обще­ствен­ное раз­де­ле­ние тру­да — вытес­ня­ет­ся неове­ществ­лен­ным, тех­ни­че­ским раз­де­ле­ни­ем тру­да.

«Чем даль­ше раз­ви­ва­ет­ся капи­та­ли­сти­че­ское обще­ство, тем боль­ше коли­че­ство людей из зве­ньев обще­ствен­но­го раз­де­ле­ния тру­да, когда обще­ствен­ный харак­тер их тру­да может быть выра­жен лишь в при­ра­щи­ва­нии вещей, пре­вра­ща­ет­ся в зве­нья тех­ни­че­ско­го раз­де­ле­ния тру­да в пре­де­лах обоб­ществ­лен­ных коопе­ра­ци­ей пред­при­я­тий»[7].

В кни­ге «Раз­ви­тие машин» тов. Бес­со­нов уже в ста­дии про­мыш­лен­но­го капи­та­лиз­ма заме­ча­ет суже­ние обще­ствен­но­го раз­де­ле­ния тру­да.

«Одна­ко в этой ста­дии обще­ствен­ное раз­де­ле­ние тру­да уже пре­тер­пе­ва­ет неко­то­рые изме­не­ния. Его область сужи­ва­ет­ся, так как преж­де само­сто­я­тель­ные про­из­во­ди­те­ли высту­па­ют здесь уже в каче­стве наем­ных рабо­чих, вхо­дя­щих ныне в систе­му тех­ни­че­ско­го раз­де­ле­ния тру­да, в то вре­мя как преж­де они были зве­нья­ми обще­ствен­но­го тру­да»[8].

Беда тов. Бес­со­но­ва в том, что он счи­та­ет отно­ше­ния наем­но­го тру­да — тех­ни­че­ским и раци­о­наль­ным, несмот­ря на явно-апо­ло­ге­ти­че­ский харак­тер тако­го взгля­да. Поэто­му для него раз­ви­тие капи­та­лиз­ма долж­но озна­чать раз­ви­тие пла­но­мер­но-орга­ни­зо­ван­но­го про­из­вод­ства. И свой­ствен­ный тов. Бес­со­но­ву ухар­ский спо­соб науч­но­го мыш­ле­ния застав­ля­ет его само­го сфор­му­ли­ро­вать этот вывод. Раз­ви­тие капи­та­лиз­ма, как и про­чих обще­ствен­ных струк­тур, это — посте­пен­ный рост пла­но­мер­но­го тех­ни­че­ско­го раз­де­ле­ния тру­да внут­ри обще­ства[9].

С этой точ­ки зре­ния импе­ри­а­лизм ока­зы­ва­ет­ся эпо­хой, когда «сфер тех­ни­че­ско­го раз­де­ле­ния тру­да воз­рас­та­ет до гро­мад­ных раз­ме­ров, охва­ты­вая в неко­то­рых тре­стах почти все коли­че­ство рабо­чих, вооб­ще заня­тых в дан­ной спе­ци­аль­но­сти. Соот­вет­ствен­но сужи­ва­ет­ся сфе­ра обще­ствен­но­го раз­де­ле­ние тру­да»[10].

Здесь тов. Бес­со­нов при­мы­ка­ет, по сути дела, к тому взгля­ду на харак­тер новей­ше­го капи­та­лиз­ма, кото­рый встре­ча­ет­ся в неко­то­рых рабо­тах тов. Буха­ри­на[11], кото­рый, напри­мер, в «Эко­но­ми­ке пере­ход­но­го пери­о­да» пишет: «Капи­та­ли­сти­че­ское народ­ное хозяй­ство пре­вра­ти­лось из ирра­ци­о­наль­ной систе­мы в раци­о­наль­ную орга­ни­за­цию, из бес­субъ­ек­тив­но­го хозяй­ства в хозяй­ству­ю­щий субъ­ект. Это пре­вра­ще­ние дано ростом финан­со­во­го капи­та­лиз­ма и спай­кой меж­ду эко­но­ми­че­ской и поли­ти­че­ской орга­ни­за­ци­ей бур­жу­а­зии[12].

Кое-кто из наших про­тив­ни­ков в насто­я­щей дис­кус­сии был скло­нен некри­ти­че­ски пере­не­сти этот взгляд в учеб­ни­ки.

Как извест­но, сей­час тов. Буха­рин сде­лал из этой кон­цеп­ции поли­ти­че­ские выво­ды оппор­ту­ни­сти­че­ско­го харак­те­ра. По его мне­нию, сей­час в капи­та­лиз­ме про­ис­хо­дят неко­то­рые про­цес­сы, веду­щие к ста­би­ли­за­ции на каче­ствен­но новой осно­ве «орга­ни­зо­ван­ной бес­хо­зяй­ствен­но­сти». В этом вопро­се тов. Бес­со­нов, более или менее после­до­ва­тель­но раз­ви­вая свою мысль, при­хо­дит к еще более реши­тель­ным фор­му­ли­ров­кам взгля­дов на при­ро­ду воен­но­го и после­во­ен­но­го капи­та­лиз­ма.

«Там, где зами­ра­ет товар­ный обо­рот, где спа­да­ет фети­шист­ская сто­и­мост­ная обо­лоч­ка обще­ствен­но­го тру­да, там пере­ста­ют дей­ство­вать преж­ние кате­го­рии поли­ти­че­ской эко­но­мии, и обна­жив­ший­ся мате­ри­аль­ный остов обще­ствен­но­го про­из­вод­ства тре­бу­ет дру­го­го под­хо­да, ско­рее нату­раль­но-тех­ни­че­ско­го поряд­ка, чем абстракт­но-эко­но­ми­че­ско­го»[13].

Нуж­но быть сле­пым, что­бы в момент, когда соци­аль­ная фор­ма про­из­вод­ства с вели­чай­шей раз­ру­ши­тель­ной силой сжи­ма­ет и уни­что­жа­ет про­из­во­ди­тель­ные силы, гово­рить об этих про­из­во­ди­тель­ных силах, как об осво­бо­див­ших­ся от анта­го­ни­сти­че­ской обо­лоч­ки. Дей­стви­тель­ный, объ­ек­тив­ный фети­шизм сто­и­мост­ной обо­лоч­ки, — власть про­дук­та тру­да над чело­ве­ком, — дости­га­ет вели­чай­ше­го напря­же­ния, при­ни­ма­ет самые ирра­ци­о­наль­ные и самые тяже­лые фор­мы, а тов. Бес­со­нов под­хо­дит с «нату­раль­но-тех­ни­че­ским под­хо­дом» к «обна­жив­ше­му­ся» «мате­ри­аль­но­му осто­ву обще­ствен­но­го про­из­вод­ства».

Нуж­но пря­мо ска­зать: такая сле­по­та носит вполне опре­де­лен­ный харак­тер, перед нами чрез­вы­чай­но опас­ная тен­ден­ция.

Общие мето­до­ло­ги­че­ские кор­ни этой тен­ден­ции — ясны.

Если про­из­вод­ствен­ные отно­ше­ния берут­ся со сто­ро­ны побоч­ной фор­мы дви­же­ния, т. е. в том аспек­те, в кото­ром они не про­ти­во­ре­чат про­из­во­ди­тель­ным силам, то обще­ствен­ное раз­ви­тие при­ни­ма­ет вид авто­ма­ти­че­ской эво­лю­ции. В уче­нии Марк­са осно­вой обще­ствен­но­го раз­ви­тия была поля­ри­за­ция про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний на две фор­мы дви­же­ния, про­ти­во­по­лож­ные друг дру­гу, несмот­ря на свя­зы­ва­ю­щее их един­ство. С одной сто­ро­ны, сво­ди­мые к тех­ни­ке, тех­ни­че­ские отно­ше­ния, с дру­гой сто­ро­ны, анта­го­ни­сти­че­ские, про­ти­во­ре­ча­щие раз­ви­тию про­из­во­ди­тель­ных сил, отно­ше­ния. И тот и дру­гой полюс рас­тет, и поэто­му пре­об­ра­зо­ва­ние обще­ствен­ных отно­ше­ний воз­мож­но лишь через мощ­ное столк­но­ве­ние враж­деб­ных сил, через рево­лю­цию.

Но, если при­знать, что анта­го­ни­сти­че­ские, ирра­ци­о­наль­ные отно­ше­ния все боль­ше и боль­ше вытес­ня­ют­ся отно­ше­ни­я­ми, непо­сред­ствен­но выра­жа­ю­щи­ми тех­ни­че­ское раз­де­ле­ние тру­да, то оче­вид­но, чем даль­ше, тем боль­ше, будет умень­шать­ся база обще­ствен­но­го про­ти­во­ре­чия. Про­цесс будет идти все гар­мо­нич­нее и плав­нее. Это и есть под­ме­на рево­лю­ци­он­ной диа­лек­ти­ки плос­ким эво­лю­ци­о­низ­мом.

Тов. Бес­со­нов пишет:

«Таким обра­зом, рас­смат­ри­ва­е­мое с этой точ­ки зре­ния обще­ствен­ное раз­ви­тие пред­став­ля­ет из себя посте­пен­ное отми­ра­ние сле­пой игры обще­ствен­ных сил, пред­став­лен­ных рын­ком, и, наобо­рот, посте­пен­ный рост пла­но­мер­но­го тех­ни­че­ско­го раз­де­ле­ния тру­да внут­ри обще­ства, рас­смат­ри­ва­е­мо­го, как еди­ный хозяй­ствен­ный орга­низм»[14].

Сфор­му­ли­ро­ван­ная здесь кон­цеп­ция, осно­ва­на на пред­став­ле­нии о про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ни­ях, как о пас­сив­ном рефлек­се про­из­во­ди­тель­ных сил, на отри­ца­нии за ними осо­бой фор­мы дви­же­ния.

Мы виде­ли, что это отри­ца­ние при­ве­ло к физио­ло­ги­че­ски-энер­ге­ти­че­ско­му пони­ма­нию абстракт­но­го тру­да, к пред­став­ле­нию, что сущ­ность капи­та­лиз­ма — про­пор­ци­о­наль­ность тру­до­вых затрат, что эта про­пор­ци­о­наль­ность все боль­ше про­сту­па­ет нару­жу из-под обо­лоч­ки рыноч­ных отно­ше­ний.

Рево­лю­ция вооб­ще не может быть поня­та из меха­ни­сти­че­ской кон­цеп­ции обще­ства. Но осо­бен­но ярко это ска­жет­ся, если подой­ти к нашей рево­лю­ции, к соци­а­ли­сти­че­ско­му пере­во­ро­ту в отста­лой стране. Имен­но здесь ярче все­го вид­на диа­лек­ти­ка обще­ствен­но­го про­цес­са. Если про­из­вод­ствен­ные отно­ше­ния лишь пас­сив­ный рефлекс про­из­во­ди­тель­ных сил в том смыс­ле, что они лише­ны осо­бой, несво­ди­мой фор­мы дви­же­ния, то для объ­яс­не­ния каж­до­го изме­не­ния про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний необ­хо­дим непо­сред­ствен­но апел­ли­ро­вать к изме­не­ни­ям тех­ни­ки. Ина­че полу­чит­ся «отрыв» и т. д. Но тогда уро­вень тех­ни­ки, уро­вень про­из­во­ди­тель­ных сил ока­зы­ва­ет­ся един­ствен­ным кри­те­ри­ем воз­мож­но­сти рево­лю­ции. Нель­зя выво­дить ее из состо­я­ния всей обще­ствен­ной систе­мы в целом, нель­зя объ­яс­нять про­из­вод­ствен­ные отно­ше­ния про­из­вод­ствен­ны­ми отно­ше­ни­я­ми, нель­зя апел­ли­ро­вать к внут­рен­не­му имма­нент­но­му раз­ви­тию — этой «чер­тов­щине». Тогда в тех­ни­че­ски-отста­лой стране оста­ет­ся отри­цать воз­мож­ность рево­лю­ции, а если она про­изо­шла, то отри­цать ее соци­а­ли­сти­че­ский харак­тер. Так пони­ма­ли мень­ше­ви­ки связь и зави­си­мость про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний и про­из­во­ди­тель­ных сил. Ленин пишет об этих рас­суж­де­ни­ях по пово­ду книж­ки Суха­но­ва: «Они все назы­ва­ют себя марк­си­ста­ми, но пони­ма­ют марк­сизм до невоз­мож­ной сте­пе­ни педант­ски. Реша­ю­ще­го в марк­сиз­ме они совер­шен­но не поня­ли: имен­но его рево­лю­ци­он­ной диа­лек­ти­ки».

Меха­ни­сти­че­ское пред­став­ле­ние о свя­зи про­из­во­ди­тель­ных сил и про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний игра­ет реак­ци­он­ную роль и для пони­ма­ния стро­и­тель­но­го пери­о­да соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­ции. Вооб­ще гово­ря, для марк­си­стов ясно, что соци­а­лизм при­но­сит с собой более высо­кую сту­пень в раз­ви­тии про­из­во­ди­тель­ных сил и с этим свя­за­на объ­ек­тив­ная неиз­беж­ность его побе­ды. Постро­е­ние соци­а­лиз­ма невоз­мож­но без подъ­ема тех­ни­ки на новую сту­пень. С дру­гой сто­ро­ны, дей­стви­тель­но, корен­ное пре­об­ра­зо­ва­ние тех­ни­ки невоз­мож­но без соци­а­ли­сти­че­ско­го пре­об­ра­зо­ва­ния обще­ства.

Но что полу­чит­ся, если понять это, как гово­рил Ленин, «по-педант­ски», т. е. огра­ни­чить­ся повто­ре­ни­ем этих утвер­жде­ний в ответ на каж­дый кон­крет­ный вопрос дей­стви­тель­но­сти? Это и будет озна­чать недиа­лек­ти­че­ское, дог­ма­ти­че­ское пони­ма­ние марк­сиз­ма. К чему это в дан­ном слу­чае при­ве­дет?

Живая диа­лек­ти­ка обще­ствен­но­го про­цес­са в дей­стви­тель­но­сти неред­ко стал­ки­ва­ет лба­ми голый лозунг подъ­ема про­из­во­ди­тель­ных сил и зада­чи стро­и­тель­ства соци­а­лиз­ма, про­ти­во­став­ляя их друг дру­гу. Муд­ре­но­го тут мало. В послед­нем сче­те, на про­тя­же­нии все­го пере­ход­но­го пери­о­да кри­те­рий подъ­ема про­из­во­ди­тель­ных сил и кри­те­рий соци­а­лиз­ма совла­да­ют. Но на отдель­ных отрез­ках они могут всту­пить в про­ти­во­ре­чие друг с дру­гом. Поэто­му, оце­ни­вая хозяй­ствен­ные про­ек­ты, пла­ны, собы­тия, мы не долж­ны огра­ни­чи­вать­ся кри­те­ри­ем про­из­во­ди­тель­ных сил. Недо­ста­точ­но, что­бы про­изо­шел непо­сред­ствен­ный подъ­ем про­из­вод­ства. Если он идет в раз­рез с кри­те­ри­ем соци­а­ли­сти­че­ской транс­фор­ма­ции, то мы долж­ны отдать пре­иму­ще­ство послед­не­му.

Ина­че дума­ет про­фес­сор Кон­дра­тьев и его шко­ла. С их точ­ки зре­ния, един­ствен­ным кри­те­ри­ем наших хозяй­ствен­ных успе­хов явля­ет­ся подъ­ем про­из­во­ди­тель­ных сил. В послед­нее вре­мя в ста­тьях тов. Фрум­ки­на про­зву­ча­ла эта же идея.

Конеч­но, пере­ход к соци­а­лиз­му невоз­мо­жен без тех­ни­че­ской рекон­струк­ции, и если бы об этом шла речь, то никто бы не стал спо­рить. Но все дело в том, что про­цес­сы эти не идут совер­шен­но парал­лель­но и рядом. Обоб­ществ­ле­ние может обго­нять тех­ни­че­скую рекон­струк­цию и т. д. Это про­ис­хо­дит пото­му, что про­цес­сы обоб­ществ­ле­ния идут и сво­и­ми путя­ми и не огра­ни­чи­ва­ют­ся пас­сив­ным сле­до­ва­ни­ем за тех­ни­кой.

Пред­став­ле­ние о том, что про­цес­сы обоб­ществ­ле­ния огра­ни­че­ны объ­е­мом тех­ни­че­ской рекон­струк­ции, свое­об­раз­но осве­ща­ет зада­чи и воз­мож­но­сти наше­го пла­ни­ро­ва­ния. Оче­вид­но, осо­бой сво­бо­ды у нас в этой обла­сти нет. Стран­но было бы опре­де­ля­ю­щей зада­чей пла­на счи­тать обоб­ществ­ле­ние, если оно детер­ми­ни­ро­ва­но со сто­ро­ны нату­раль­но-тех­ни­че­ской, со сто­ро­ны про­из­во­ди­тель­ных сил. Оста­ет­ся толь­ко послуш­но сле­до­вать за ними. Труд­но пове­рить, но эти выво­ды сде­ла­ны в книж­ке, кото­рая слу­жи­ла и еще слу­жит, к сожа­ле­нию, учеб­ни­ком нашей эко­но­ми­че­ской поли­ти­ки. В «Совет­ской эко­но­ми­ке» тов. Айхен­валь­да мы чита­ем сле­ду­ю­щие стро­ки, пора­жа­ю­щие оби­ли­ем и тес­ной внут­рен­ней свя­зью идей, вдох­нов­ля­ю­щих враж­деб­ную нам шко­лу эко­но­ми­ста.

«В чем же, в таком слу­чае, зада­ча соци­а­ли­сти­че­ско­го пла­ни­ро­ва­ния? Преж­де все­го, в позна­нии того, что имен­но тре­бу­ет­ся с точ­ки зре­ния есте­ствен­но-тех­ни­че­ской необ­хо­ди­мо­сти для созда­ния рав­но­ве­сия в обще­стве»[15].

На «рав­но­ве­сии» оста­но­вим­ся поз­же. Пока заме­тим сле­ду­ю­щее. Тов. Айхен­вальд из при­зна­ния «есте­ствен­но-тех­ни­че­ской необ­хо­ди­мо­сти» стерж­нем нашей эко­но­ми­че­ской поли­ти­ки выво­дит, что наше пла­ни­ро­ва­ние ста­ют себе «преж­де все­го» позна­ва­тель­ные зада­чи, позна­ние неко­то­рых объ­ек­тив­ных, от нас неза­ви­ся­щих, зако­но­мер­но­стей обще­ствен­но­го рав­но­ве­сия.

Этот шаг в сто­ро­ну так назы­ва­е­мо­го «гене­ти­че­ско­го» мето­да пла­ни­ро­ва­ния, полу­чив­ше­го у нас доста­точ­но широ­кую и печаль­ную извест­ность.

В. А. База­ров еще в 1924 году в бро­шю­ре «К мето­до­ло­гии пер­спек­тив­но­го пла­ни­ро­ва­ния» писал:

«Гене­ти­че­ски выве­ден­ный пер­спек­тив­ный план сель­ско­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ции явит­ся тем фун­да­мен­том, к кото­ро­му долж­ны быть при­но­ров­ле­ны теле­о­ло­ги­че­ски кон­стру­и­ру­е­мые пер­спек­тив­ные пла­ны отдель­ных отрас­лей хозяй­ства».

Впо­след­ствии эта идея ста­ла одной из цен­траль­ных в арсе­на­ле Кон­дра­тье­ва и КО. У Кон­дра­тье­ва она фигу­ри­ру­ет в каче­стве «пред­ви­де­ния», кото­рое выяв­ля­ет­ся основ­ным содер­жа­ни­ем каж­до­го пла­на. В про­ти­во­по­лож­ность это­му мето­ду, кото­рый сво­дит­ся к уступ­ке веду­щей роли в нашем хозяй­стве несо­ци­а­ли­сти­че­ским укла­дом, выдви­га­ет­ся метод «теле­о­ло­ги­че­ско­го» пла­ни­ро­ва­ния. При­мат теле­о­ло­гии, при­мат цели озна­ча­ет, что основ­ным кри­те­ри­ем ста­но­вят­ся те зада­ния, кото­рые мы перед собою ста­вим.

Вхо­дит ли «гене­ти­ка», «пред­ви­де­ние» в план? Конеч­но, вхо­дит. Но эта сто­ро­на наше­го пла­ни­ро­ва­ния никак не харак­те­ри­зу­ет спе­ци­фич­но­сти пла­но­во­го хозяй­ства. В капи­та­ли­сти­че­ском обще­стве пред­при­ни­ма­тель тоже ста­ра­ет­ся сооб­ра­зо­вать свое пове­де­ние с теми про­гно­за­ми, кото­рые он дела­ет на осно­ва­нии конъ­юнк­тур­ных наблю­де­ний. Поэто­му — све­сти план к пред­ви­де­нию мож­но толь­ко в том слу­чае, если отыс­ки­вать под спе­ци­фи­че­ской фор­мой наше­го хозяй­ства более общее, свой­ствен­ное вся­ким обще­ствен­ным фор­ма­ци­ям содер­жа­ние. Пред­ви­де­ние это — побоч­ная фор­ма пла­ни­ро­ва­ния. Есте­ствен­но, что меха­ни­сти­че­ская интер­пре­та­ция нашей эко­но­ми­ки в первую оче­редь воз­во­дит ее в основ­ное содер­жа­ние пла­на. Клас­со­вый смысл «гене­ти­че­ско­го мето­да» поня­тен. Соци­а­ли­сти­че­ские зако­но­мер­но­сти в нашем хозяй­стве про­хо­дят через созна­ние клас­са и пар­тии, при­ни­ма­ют фор­му дирек­тив и, сле­до­ва­тель­но, носят теле­о­ло­ги­че­ский харак­тер. Те зако­но­мер­но­сти, кото­рые не при­ни­ма­ют тако­го харак­те­ра и про­яв­ля­ют­ся сти­хий­но, гене­ти­че­ски, это — внут­рен­ние зако­но­мер­но­сти мел­ко­бур­жу­аз­ной сти­хии, кото­рые тянут к капи­та­лиз­му. Усту­пить место или при­но­рав­ли­вать­ся к «гене­ти­ке», это зна­чит рас­чи­щать поч­ву для бур­жу­а­зии, для капи­та­лиз­ма.

Мож­но ли ска­зать, что в при­ве­ден­ной выше фор­му­ли­ров­ке тов. Айхен­вальд выбра­сы­ва­ет момент цели из пла­ни­ро­ва­ния? Нет, это­го ска­зать нель­зя. Он ста­вит перед пла­ном опре­де­лен­ную цель. «Есте­ствен­но-тех­ни­че­ская необ­хо­ди­мость» долж­на осу­ще­ствить­ся таким обра­зом, что­бы в обще­стве созда­лось рав­но­ве­сие. Про­ры­ва­ет ли это рам­ки меха­ни­сти­че­ской кон­цеп­ции пла­на и поли­ти­че­ски враж­деб­ной нам тен­ден­ции? Посмот­рим. И База­ров и Кон­дра­тьев не отвер­га­ют неко­то­ро­го эле­мен­та теле­о­ло­гии в пла­нах, лишь бы он играл под­чи­нен­ную роль, имен­но: помо­гал бы без­бо­лез­нен­но осу­ще­ствить­ся гене­ти­че­ским, объ­ек­тив­ным зако­но­мер­но­стям (мож­но было бы ска­зать: «есте­ствен­но-тех­ни­че­ской необ­хо­ди­мо­сти»). Боль­ше того, они пря­мо тре­бу­ют, что­бы план имел целью уста­но­вить рав­но­ве­сие в хозяй­стве.

Это «рав­но­ве­сие» в послед­нее вре­мя несколь­ко разъ­яс­ни­лось, и мы ложем теперь судить о том, что скры­ва­лось под этим псев­до­ни­мом.

Это преж­де все­го «балан­со­вая увяз­ка», к кото­рой Гро­ман сво­дит зада­чи пла­на. План, как баланс, вовсе не харак­те­рен для соци­а­лиз­ма. Балан­со­вое рав­но­ве­сие меж­ду про­из­вод­ством и потреб­ле­ни­ем, про­пор­ци­о­наль­ность про­из­вод­ства — это никак не харак­те­ри­зу­ет спе­ци­фи­че­ских отли­чий соци­а­лиз­ма. Это — все та же побоч­ная фор­ма. Ина­че и не могут пред­ста­вить себе соци­а­ли­сти­че­ское про­из­вод­ство меха­ни­сты, для кото­рых это — та же самая раци­о­наль­ная орга­ни­за­ция про­из­вод­ства, посте­пен­но выпол­зав­шая при капи­та­лиз­ме из-под ирра­ци­о­наль­ной обо­лоч­ки. Конеч­но, эта балан­со­вая про­пор­ци­о­наль­ность сама по себе мно­го­знач­на и может вклю­чать в себя раз­ные пла­ны. В дей­стви­тель­но­сти, когда гово­рят о рав­но­ве­сии, то име­ют в виду неко­то­рые опре­де­лен­ные про­пор­ции и раз­ме­ры про­из­вод­ства.

О рав­но­ве­сии писа­ли почти все эко­но­ми­сты, высту­пав­шие с кри­ти­кой нашей поли­ти­ки, но луч­ше всех выбол­тал смысл это­го поня­тия Аль­берт Вайн­штейн. Он пишет:

«Устра­не­ние хозяй­ствен­ных затруд­не­ний долж­но идти по пути вос­ста­нов­ле­ния нару­шен­но­го рав­но­ве­сия, т. е. при­ве­де­ния капи­таль­но­го стро­и­тель­ства и про­из­вод­ства средств про­из­вод­ства в соот­вет­ствие с реаль­ным накоп­ле­ни­ем в стране. Этот путь, на кото­рый сти­хий­но в резуль­та­те кри­зи­са ста­но­вит­ся капи­та­ли­сти­че­ское хозяй­ство, дол­жен быть в СССР про­ве­ден при помо­щи пла­но­вых меро­при­я­тий»[16].

Ина­че гово­ря, при капи­та­лиз­ме «есте­ствен­но-тех­ни­че­ская необ­хо­ди­мость» извест­ных про­пор­ций про­яв­ля­ет­ся сти­хий­но. Мы долж­ны итти к эта про­пор­ци­ям пла­но­мер­но.

Что тут сма­зы­ва­ет­ся это — непри­ми­ри­мая борь­ба меж­ду про­пор­ци­я­ми, свой­ствен­ны­ми соци­а­ли­сти­че­ско­му про­из­вод­ству и совер­шен­но дру­ги­ми про­пор­ци­я­ми, про­пор­ци­я­ми капи­та­ли­сти­че­ско­го рав­но­ве­сия, к кото­ро­му тянет нас капи­та­ли­сти­че­ский сек­тор наше­го хозяй­ства.

Это отча­сти свя­за­но с тем, что, под­хо­дя к совет­ской эко­но­ми­ке, меха­ни­сты неиз­беж­но не заме­ча­ют враж­деб­ных нам капи­та­ли­сти­че­ских тен­ден­ций. И на помощь им при­хо­дят взгля­ды тов. Бес­со­но­ва и его еди­но­мыш­лен­ни­ков.

Тов. Бес­со­нов, как извест­но, дума­ет, что «раз­ли­чие эко­но­ми­че­ских эпох» сво­дит­ся (sic!) к раз­ли­чию в сте­пе­ни раз­ви­тия мате­ри­аль­ных ору­дий тру­да»[17].

В част­но­сти, отли­чие капи­та­лиз­ма так­же заклю­ча­ет­ся в «тех­ни­че­ских при­е­мах», кото­рые спе­ци­фи­че­ски харак­те­ри­зу­ют капи­та­ли­сти­че­ский спо­соб про­из­вод­ства в отли­чие от пред­ше­ству­ю­щих обще­ствен­ных струк­тур»[18].

Мы видим, что тов. Бес­со­нов пре­вра­тил уче­ние Марк­са о спе­ци­фич­но­сти тех­ни­че­ских при­е­мов для раз­ных эко­но­ми­че­ских укла­дов в уче­ние о сво­ди­мо­сти соци­аль­но-каче­ствен­ных раз­ли­чий к коли­че­ствен­ным раз­ли­чи­ям в уровне тех­ни­ки.

В докла­де на дис­пу­те в ИКП тов. Бес­со­нов тре­бо­вал вклю­че­ния тех­ни­че­ских харак­те­ри­стик в поня­тие капи­та­ла. Этим самым он при­со­еди­нил­ся к тем народ­ни­кам, о кото­рых писал Ленин:

«”Дру­зья наро­да”, впро­чем, нико­гда не смо­гут вме­стить того, что­бы в кре­стьян­ском про­мыс­ле, при общей его мизер­но­сти, при ничтож­ной срав­ни­тель­но вели­чине заве­де­ний и крайне низ­кой про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да, при пер­во­быт­ной тех­ни­ке и неболь­шом чис­ле наем­ных рабо­чих был капи­та­лизм. Они никак не в состо­я­нии вме­стить, что капи­тал — это извест­ное отно­ше­ние меж­ду людь­ми, отно­ше­ние, оста­ю­ще­е­ся тако­вым же и при боль­шей и при мень­шей сте­пе­ни раз­ви­тия срав­ни­ва­е­мых кате­го­рий. Бур­жу­аз­ные эко­но­ми­сты нико­гда не мог­ли понять это­го: они все­гда воз­ра­жа­ли про­тив опре­де­ле­ния капи­та­ла»[19].

Даль­ше Ленин утвер­жда­ет, что эко­но­ми­че­ские харак­те­ри­сти­ки «необ­хо­ди­мы и доста­точ­ны» для поня­тия капи­та­ла»[20].

Когда тов. Бори­лин на дис­кус­сии в ИКП при­вел это место, Бес­со­нов заявил, что Ленин имел в виду тор­го­вый капи­тал. Тем самым он под­твер­дил, что для капи­та­ли­сти­че­ских пред­при­ни­ма­те­лей ука­зан­ные Лени­ным при­зна­ки «доста­точ­ны и тре­бу­ют­ся дру­гие, о кото­рых гово­рил Кри­вен­ко в 90‑х годах и Бес­со­нов — сей­час».

Этот взгляд сей­час явля­ет­ся чрез­вы­чай­но опас­ным в поли­ти­че­ском отно­ше­нии. При­ме­ни­те эту схе­му к кулац­ко­му хозяй­ству, и мы полу­чим отри­ца­ние его капи­та­ли­сти­че­ско­го харак­те­ра. Ведь тех­ни­че­ская отста­лость кулац­ко­го хозяй­ства мно­гим даст повод отри­цать нали­чие капи­та­ли­сти­че­ско­го эле­мен­та в нашей деревне.

Взгля­ды тов. Бес­со­но­ва на поня­тие капи­та­ла объ­ек­тив­но явля­ют­ся обос­но­ва­ни­ем попы­ток постро­е­ния такой абстракт­ной моде­ли совет­ско­го строя, кото­рая бы абстра­ги­ро­ва­лась от нали­чия капи­та­ли­сти­че­ских тен­ден­ций в нашей стране. В чем самая опас­ная сто­ро­на такой моде­ли «двух­клас­со­во­го обще­ства»?

Диф­фе­рен­ци­а­ция дерев­ни и дру­гие про­цес­сы капи­та­ли­сти­че­ско­го раз­ви­тия пере­ры­ва­ют­ся у нас соци­а­ли­сти­че­ской рекон­струк­ци­ей дерев­ни, про­ве­сом соци­а­ли­сти­че­ско­го стро­и­тель­ства вооб­ще. Но отри­ца­ние этой встреч­ной капи­та­ли­сти­че­ской тен­ден­ции при­да­ет соци­а­ли­сти­че­ско­му стро­и­тель­ству вид гар­мо­нич­но­го и плав­но­го про­цес­са, а не жесто­кой борь­бы с клас­со­вым вра­гом.

Таким обра­зом, гар­мо­ния хозяй­ствен­ных зако­но­мер­но­стей в меха­ни­сти­че­ской кон­цеп­ции совет­ско­го строя допол­ня­ет­ся гар­мо­ни­ей клас­со­вых отно­ше­ний.

Кар­ти­на при­об­ре­та­ет двух­цвет­ный харак­тер. С одной сто­ро­ны, товар­ное хозяй­ство — сти­хий­но осу­ществ­ля­ю­щее неко­то­рые про­пор­ции хозяй­ствен­но­го рав­но­ве­сия, с дру­гой сто­ро­ны, пла­но­вая фор­ма осу­ществ­ле­ния этих про­пор­ций — соци­а­лизм.

Тут про­ис­хо­дит син­тез меха­ни­сти­че­ской кон­цеп­ции капи­та­лиз­ма и меха­ни­сти­че­ской кон­цеп­ции соци­а­лиз­ма. Резуль­тат — меха­ни­сти­че­ская кон­цеп­ция «зако­но­мер­но­стей пере­ход­но­го пери­о­да». Капи­та­лизм пре­вра­тил­ся в фор­му про­пор­ци­о­наль­но­го рас­пре­де­ле­ния тру­да. Даш­ков­ский вскрыл в нем общие вся­кой эпо­хе осно­вы обще­ствен­но­го бытия. Бес­со­нов пока­зал, как это «раци­о­наль­ное про­из­вод­ствен­ное зер­но» осво­бож­да­ет­ся от ирра­ци­о­наль­ной фор­мы. Шабс объ­яс­нил, что оно заклю­ча­ет­ся в «уче­те потреб­но­стей обще­ства». С дру­гой сто­ро­ны, соци­а­лизм ока­зал­ся «балан­со­вым рав­но­ве­си­ем», т. е. зна­ко­мой нам про­пор­ци­о­наль­но­стью, но уже без ирра­ци­о­наль­ной обо­лоч­ки. Оче­вид­но, что эта про­пор­ци­о­наль­ность, обла­дая не толь­ко социо­ло­ги­че­ским обос­но­ва­ни­ем («про­стран­ствен­ная рас­ста­нов­ка»), но и эко­но­ми­че­ским, объ­яс­нив­шим внут­рен­нюю меха­ни­ку и капи­та­лиз­ма, и соци­а­лиз­ма, смо­жет лечь в осно­ву зако­но­мер­но­стей совет­ско­го хозяй­ства.

Венец нату­ра­ли­сти­че­ско­го пони­ма­ния эко­но­ми­че­ских кате­го­рий мате­ри­а­ли­сти­че­ско­го и совет­ско­го хозяй­ства — это «закон тру­до­вых затрат», сфор­му­ли­ро­ван­ный тов. Буха­ри­ным в ста­тье «К вопро­су о зако­но­мер­но­стях пере­ход­но­го пери­о­да». Как исход­ный пункт иссле­до­ва­ния, берет­ся извест­ном пись­мо Марк­са к Кугель­ма­ну, напи­сан­ное 11 июля 1868 года. При­ве­дем этот отры­вок:

«Бол­тов­ня о необ­хо­ди­мо­сти дока­зать поня­тие сто­и­мо­сти поко­ит­ся лишь на пол­ней­шем неве­же­стве как в обла­сти того пред­ме­та, о кото­ром идет речь, так и в обла­сти науч­но­го мето­да. Вся­кий ребе­нок зна­ет, что каж­дая нация погиб­ла бы с голо­ду, если бы она при­оста­но­ви­ла рабо­ту, не гово­рю уже на год, а хотя бы на несколь­ко недель. Точ­но так­же извест­но всем, что для соот­вет­ству­ю­щих раз­лич­ным мас­сам потреб­но­стей масс про­дук­та тре­бу­ют­ся раз­лич­ные и коли­че­ствен­но опре­де­лен­ные мас­сы обще­ствен­но­го сово­куп­но­го тру­да. Оче­вид­но само собой, что эта необ­хо­ди­мость раз­де­ле­ния обще­ствен­но­го тру­да в опре­де­лен­ных про­пор­ци­ях нико­им обра­зом не может быть уни­что­же­на опре­де­лен­ной фор­мой обще­ствен­но­го про­из­вод­ства; изме­нить­ся может лишь фор­ма ее про­яв­ле­ния. Зако­ны при­ро­ды вооб­ще не могут быть уни­что­же­ны. Изме­нить­ся может фор­ма, в кото­рой эти зако­ны про­яв­ля­ют­ся. А фор­ма, в кото­рой про­яв­ля­ет­ся это про­пор­ци­о­наль­ное рас­пре­де­ле­ние тру­да при таком обще­ствен­ном устрой­стве, когда связь обще­ствен­но­го тру­да суще­ству­ет в виде част­но­го обме­на инди­ви­ду­аль­ных про­дук­тов тру­да, — эта фор­ма и есть мено­вая сто­и­мость этих про­дук­тов».

Оче­вид­но, что Маркс здесь отнюдь не фор­му­ли­ру­ет того, что он внес в тео­рию сто­и­мо­сти. Напро­тив, он напо­ми­на­ет «невеж­дам» и т. д. вещи, извест­ные «вся­ко­му ребен­ку». Во вся­ком слу­чае клас­си­кам была уже извест­на необ­хо­ди­мость про­пор­ци­о­наль­но­го рас­пре­де­ле­ния тру­да, и это пись­мо отно­сит­ся не к ним, а к вуль­гар­ным эко­но­ми­стам, как это вид­но из все­го кон­тек­ста.

Все это, одна­ко, не выхо­дит за рам­ки абстрак­ции — «про­из­вод­ства вооб­ще». Под кон­крет­ной обще­ствен­ной фор­мой отыс­ки­ва­ет­ся общий закон. Закон этот не исто­ри­че­ский и не обще­ствен­ный. Это — закон при­ро­ды. Ана­ли­ти­че­ски под­хо­дя к сто­и­мо­сти, мы нахо­дим под этой фор­мой чело­ве­че­ски труд, рас­пре­де­лен­ный по отрас­лям про­пор­ци­о­наль­но потреб­но­стям. Маркс в пись­ме ука­зы­ва­ет, что эта про­пор­ци­о­наль­ность явля­ет­ся веч­ным зако­ном при­ро­ды.

Мы виде­ли выше, что тов. Буха­рин в сво­их социо­ло­ги­че­ских и эко­но­ми­че­ских постро­е­ни­ях огра­ни­чи­ва­ет­ся ана­ли­ти­че­ской поста­нов­кой вопро­са. Он уви­дел «про­стран­ствен­ную рас­ста­нов­ку» людей под про­из­вод­ствен­ны­ми отно­ше­ни­я­ми. Он раз­гля­дел пла­но­мер­ную «раци­о­наль­ную систе­му» под ана­ли­ти­че­ской обо­лоч­кой капи­та­лиз­ма. Есте­ствен­но, что тов. Буха­рин свел обще­ствен­ное рав­но­ве­сие (поня­тие, кото­рое у Марк­са в тео­рии кри­зи­сов пони­ма­лось, как соци­аль­ное, а не нату­раль­ное и пото­му спе­ци­фи­че­ское для капи­та­лиз­ма и для каж­дой дру­гой эпо­хи) к это­му вне­об­ще­ствен­но­му зако­ну. Закон этот стал обще­ствен­ным зако­ном. Сна­ча­ла тов. Буха­рин гово­рит, что «закон тру­до­вых затрат есть необ­хо­ди­мое усло­вие обще­ствен­но­го рав­но­ве­сия при всех и вся­че­ских обще­ствен­ных фор­ма­ци­ях»[21].

Но уже через несколь­ко строк мы чита­ем: «Таким обра­зом, закон тру­до­вых затрат голень­кий или в костю­ме ока­зы­ва­ет­ся обя­за­тель­ным и уни­вер­саль­ным регу­ля­то­ром хозяй­ствен­ной жиз­ни»[22].

Рас­смот­рим сна­ча­ла, что пред­став­ля­ет собой этот «закон» со сто­ро­ны тео­ре­ти­че­ской. С этой сто­ро­ны нуж­но отме­тить, что перед нами цепь: про­из­вод­ствен­ные отно­ше­ния, авто­ма­ти­че­ски и раци­о­наль­но выра­жа­ю­щие тех­ни­че­ское раз­ви­тие, физио­ло­ги­че­ски рав­ный и поэто­му соци­аль­но рас­пре­де­ля­е­мый труд, как труд, обра­зу­ю­щий сто­и­мость, орга­ни­зо­ван­ность, как сущ­ность капи­та­лиз­ма, и, нако­нец, тео­ре­ти­че­ское увен­ча­ние и обоб­ще­ние всех этих взгля­дов — цен­траль­ная идея, воз­во­дя­щая их в систе­му: — «Закон тру­до­вых затрат»

А теперь выво­ды для совет­ской эко­но­ми­ки: «С этой точ­ки зре­ния оче­вид­но, что про­цесс побе­ды соци­а­ли­сти­че­ских пла­но­вых начал есть не что иное, как про­цесс сбра­сы­ва­ния зако­ном тру­до­вых затрат сво­е­го гре­хов­но­го цен­ност­но­го белья, т. е. про­цесс пре­вра­ще­ния зако­на цен­но­сти в закон тру­до­вых затрат, про­цесс дефе­ти­ши­за­ци­он­но­го обще­ствен­но­го регу­ля­то­ра»[23].

Отсю­да неиз­беж­но сле­ду­ет, что по суще­ству или, как пишет тов. Буха­рин, «по мате­ри­аль­но­му суще­ству» нет раз­ни­цы меж­ду зако­ном сто­и­мо­сти и регу­ля­то­ром соци­а­ли­сти­че­ско­го хозяй­ства. Един­ство совет­ско­го хозяй­ства тов. Буха­рин видит не в борь­бе и под­чи­не­нии враж­деб­но­го сек­то­ра соци­а­ли­сти­че­ским зако­но­мер­но­стям, а в тож­де­стве «мате­ри­аль­но­го суще­ства», т. е. в про­из­вод­ствен­ных про­пор­ци­ях, свой­ствен­ных и капи­та­лиз­му, и соци­а­лиз­му.

Сто­рон­ни­ки меха­ни­сти­че­ско­го направ­ле­ния в поли­ти­че­ской эко­но­мии сво­и­ми эко­но­ми­че­ски­ми, кри­ти­че­ски­ми упраж­не­ни­я­ми под­ве­ли под «закон тру­до­вых затрат» тео­ре­ти­че­ский фун­да­мент, а с дру­гой сто­ро­ны, успе­ли доста­точ­но отчет­ли­во фор­му­ли­ро­вать выво­ды из этой тео­рии.

Еще Даш­ков­ский писал об абстрак­ции, соци­аль­но урав­ни­ва­ю­щей труд: «В товар­ном обще­стве она (абстрак­ция. — Б. К.) совер­ша­ет­ся сти­хий­но и через посред­ство вещей в орга­ни­зо­ван­ном созна­тель­но. Но от это­го ее каче­ствен­ная при­ро­да не меня­ет­ся[24].

Не меня­ет­ся «каче­ствен­ная при­ро­да», не меня­ет­ся «мате­ри­аль­ное суще­ство». Этот взгляд полу­чил извест­ное рас­про­стра­не­ние.

Если сто­и­мость по суще­ству сов­па­да­ет с регу­ля­то­ром соци­а­ли­сти­че­ско­го хозяй­ства, то это толь­ко тер­ми­но­ло­ги­че­ски отли­ча­ет­ся от утвер­жде­ния, что она «по суще­ству» сохра­ня­ет­ся при соци­а­лиз­ме. Имен­но так смот­рит на вопрос Н. Кажа­нов, ныне зани­ма­ю­щий один из бое­вых участ­ков обще­го меха­ни­сти­че­ско­го фрон­та. Он пишет:

«Посколь­ку про­из­вод­ствен­ные отно­ше­ния в резуль­та­те соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­ции пере­стра­и­ва­ют­ся из клас­со­во-анта­го­ни­сти­че­ских в бес­клас­со­вые пла­но­во-уре­гу­ли­ро­ван­ные, постоль­ку фор­ма сто­и­мо­сти из мено­вой пре­вра­ща­ет­ся в пла­но­во-уре­гу­ли­ру­е­мую фор­му сто­и­мо­сти, посколь­ку закон сто­и­мо­сти из обще­ствен­но-сти­хий­но дей­ству­ю­щей силы пре­вра­ща­ет­ся в науч­но-регу­ли­ру­е­мую силу»[25].

Кажа­нов не побо­ял­ся сде­лать над­ле­жа­щие выво­ды из кон­цеп­ции меха­ни­стов. Но, по суще­ству, то же гово­рят эко­но­ми­сты, не порвав­шие с тра­ди­ци­он­ной тер­ми­но­ло­ги­ей. Тов. Айхен­вальд пишет: «Заме­на капи­та­лиз­ма соци­а­лиз­мом будет озна­чать лик­ви­да­цию сти­хий­ной сто­и­мост­ной фор­мы зако­на тру­до­вых затрат»[26]. Теперь понят­ным ста­но­вит­ся, поче­му у тов. Айхен­валь­да зада­чи пла­ни­ро­ва­ния заклю­ча­ют­ся «в позна­нии того, что тре­бу­ет­ся с точ­ки зре­ния есте­ствен­но-тех­ни­че­ской необ­хо­ди­мо­сти для созда­ния рав­но­ве­сия в обще­стве».

Из зако­на тру­до­вых затрат, сле­до­ва­тель­но, из всей меха­ни­сти­че­ской кон­цеп­ции, сле­ду­ет, что мы долж­ны в наших пла­нах стре­мить­ся к рав­но­ве­сию, «по мате­ри­аль­но­му суще­ству», не отли­ча­ю­ще­му­ся от того, кото­рое уста­нав­ли­ва­ет­ся при капи­та­лиз­ме в сти­хий­ной фор­ме, гене­ти­че­ски. Мы долж­ны пла­но­во делать то же самое, что дела­ет капи­та­лизм сти­хий­но. Вспом­ним при­ве­ден­ный выше совет А. Вайн­штей­на: «Этот путь, на кото­рый сти­хий­но в резуль­та­те кри­зи­са ста­но­вит­ся капи­та­ли­сти­че­ское хозяй­ство, дол­жен быть в СССР про­ве­ден при помо­щи пла­но­вых меро­при­я­тий».

Нуж­но ска­зать, что такое пред­став­ле­ние о зада­чах совет­ско­го госу­дар­ства не толь­ко логи­че­ски, но и, так ска­зать, «исто­ри­че­ски» свя­за­но с меха­ни­сти­че­ской кон­цеп­ци­ей в поли­ти­че­ской эко­но­мии. Я сей­час при­ве­ду один чрез­вы­чай­но инте­рес­ный отры­вок:

«Закон тру­до­вой сто­и­мо­сти при капи­та­лиз­ме есть закон, по кото­ро­му рас­пре­де­ле­ние про­из­вод­ствен­ных эле­мен­тов регу­ли­ру­ет­ся тру­до­вы­ми затра­та­ми; и вот в сущ­но­сти как раз этот же закон по необ­хо­ди­мо­сти про­во­дит­ся госу­дар­ствен­ным хозяй­ством».

Эта отчет­ли­вая фор­му­ли­ров­ка «зако­на тру­до­вых затрат» дана до тов. Буха­ри­на осно­во­по­лож­ни­ком новей­шей меха­ни­сти­че­ской реви­зии марк­со­во­го уче­ния А. А. Бог­да­но­вым[27]. Вся меха­ни­сти­че­ская кон­цеп­ция: прин­цип рав­но­ве­сия, «закон тру­до­вых затрат» и т. д. объ­еди­не­ны не толь­ко одни мето­дом, но и одним авто­ром.

Этот же автор, пред­вос­хи­щая Вайн­штей­на, гово­рит: «Совер­шен­но так­же любое капи­та­ли­сти­че­ское пред­при­я­тие для того, что­бы нахо­дить­ся в рав­но­ве­сии с рын­ком, ведя вос­про­из­вод­ство в рас­ши­рен­ном мас­шта­бе… долж­но полу­чать в виде воз­на­граж­де­ния за свой про­дукт, — конеч­но, при посред­стве денег, но это для наше­го вопро­са неваж­но, — долж­но полу­чать воз­мож­ность вос­про­из­во­дить свое с + v плюс еще неко­то­рую вели­чи­ну, кото­рая опре­де­ля­ет­ся общим рас­ши­ре­ни­ем хозяй­ства. Конеч­но, там это будет делать­ся путем коле­ба­ний, при­чем, может быть, одни капи­та­ли­сты разо­рят­ся, дру­гие еще более рас­ши­рят свои пред­при­я­тия. Но там сти­хий­ность, а здесь дела­ет то же самое госу­дар­ство, оно вынуж­де­но делать то же самое»[28] (Кур­сив мой. — Б. К.).

В про­из­ве­де­ни­ях тов. Буха­ри­на и его уче­ни­ков встре­ча­ют­ся ого­вор­ки, кото­рые могут создать впе­чат­ле­ние, что шко­ла не сто­ит на этой точ­ке зре­ния. Тов. Буха­рин пишет: «Этот соци­а­ли­сти­че­ский меха­низм, через кото­рый дей­ству­ет закон тру­до­вых затрат, как мы видим, рез­ко отли­ча­ет­ся от капи­та­ли­сти­че­ско­го. Поэто­му тип раз­ви­тия и темп его иные»[29]. Каза­лось бы, основ­ные зако­но­мер­но­сти соци­а­ли­сти­че­ско­го хозяй­ства долж­ны быть так сфор­му­ли­ро­ва­ны, что­бы они объ­яс­ни­ли это отли­чие. Но тов. Буха­рин про­хо­дит мимо это­го, и даль­ней­ший ход его тео­ре­ти­че­ской и поли­ти­че­ской мыс­ли исхо­дит из сфор­му­ли­ро­ван­но­го им един­ства «зако­на рав­но­ве­сия» капи­та­лиз­ма и соци­а­лиз­ма.

Встре­ча­ют­ся ого­вор­ки и в «учеб­ни­ке» т. Айхен­валь­да. Но они еще луч­ше разъ­яс­ня­ют дей­стви­тель­ный смысл всей тео­рии. Возь­мем поло­же­ние «зако­на тру­до­вых затрат» (сде­лан­ное тов. Айхен­валь­дом и, как извест­но, «авто­ри­зо­ван­ное»).

«Раз­лич­ные меха­низ­мы дей­ствия зако­на тру­до­вых затрат свя­за­ны с более быст­рым или более мед­лен­ным ростом раз­лич­ных хозяй­ствен­ных отрас­лей. Сти­хий­но­му спо­со­бу регу­ли­ро­ва­ния, свя­зан­но­му с анар­хи­ей про­из­вод­ства, кри­зи­са­ми, депрес­си­я­ми, пери­о­да­ми грюн­дер­ства и т. д., при­су­щи свои осо­бен­но­сти в чере­до­ва­нии уско­рен­ных и замед­лен­ных тем­пов хозяй­ствен­но­го раз­ви­тия. Такие же осо­бен­но­сти име­ют­ся и в отно­ше­нии выдви­же­ния той или дру­гой отрас­ли про­из­вод­ства, т. е. в «поряд­ке» их роста. Пла­но­вый спо­соб регу­ли­ро­ва­ния устра­ня­ет эти осо­бен­но­сти и выдви­га­ет дру­гие, даю­щие воз­мож­ность более энер­гич­но­го дви­же­ния впе­ред, ибо пла­но­вый спо­соб регу­ли­ро­ва­ния есть выс­шая фор­ма в орга­ни­за­ции хозяй­ства по срав­не­нию с фор­мой сти­хий­но-рыноч­ной»[30].

Зна­чит, все отли­чие в том, что пла­но­вый спо­соб «регу­ли­ро­ва­ния», как выс­шая фор­ма орга­ни­за­ции хозяй­ства, по срав­не­нию с фор­мой сти­хий­но-рыноч­ной, может избе­гать потерь от сти­хий­но­сти и поэто­му энер­гич­нее дви­гать­ся впе­ред. Одна­ко с нашей точ­ки зре­ния в капи­та­лиз­ме ирра­ци­о­наль­ны и спе­ци­фич­ны для него не толь­ко конъ­юнк­тур­ные коле­ба­ния, откло­не­ния от про­пор­ций и т. п., но и сами эти про­пор­ции. Поэто­му дей­стви­тель­ное отли­чие от капи­та­лиз­ма отнюдь не заклю­ча­ет­ся в том, что мы луч­ше капи­та­лиз­ма при­спо­соб­ля­ем про­из­вод­ство к этим яко­бы «необ­хо­ди­мым и есте­ствен­ным» про­пор­ци­ям. У тов. Айхен­валь­да к это­му все сво­дит­ся. Он, сле­дуя за Кон­дра­тье­вым, видит пре­иму­ще­ство наше­го строя в воз­мож­но­сти «пред­ви­де­ния».

«Пред­ви­де­ние есте­ствен­ной и эко­но­ми­че­ской необ­хо­ди­мо­сти, пре­ду­пре­жде­ние конъ­юнк­тур­ных нару­ше­ний рав­но­ве­сия и бес­смыс­лен­ных затрат, выс­шая, луч­шая орга­ни­зо­ван­ность наше­го хозяй­ства, — все это дела­ет ход наше­го роста более глав­ным, раци­о­наль­ным и быст­рым»[31].

Это напи­са­но не кем-нибудь из мод­ных за гра­ни­цей про­по­вед­ни­ков «бес­конъ­юнк­тур­но­го хозяй­ства». Одна­ко еще более чекан­ная-фор­му­ли­ров­ка дана самим тов. Буха­ри­ным. Он пря­мо берет быка за рога и все раз­го­во­ры об отли­чии нашей эко­но­ми­ки от капи­та­лиз­ма закан­чи­ва­ет сле­ду­ю­щим заяв­ле­ни­ем:

«Но это ни в малой сте­пе­ни не зна­чит, что здесь есть нечто, про­ти­во­ре­ча­щее зако­ну тру­до­вых затрат. Наобо­рот, здесь пред­ва­ри­тель­ная анти­ци­па­ция (пред­вос­хи­ще­ние) того, что при сти­хий­ном регу­ли­ро­ва­нии уста­но­ви­лось бы post festum»[32].

Тов. Буха­рин сам сде­лал поли­ти­че­ские выво­ды из этой тео­ре­ти­че­ской пози­ции.

Сде­ла­ли их и неко­то­рые его уче­ни­ки. Мы, одна­ко, оста­но­вим­ся на взгля­дах тов. Бес­со­но­ва, кото­рый, зани­мая пра­виль­ную поли­ти­че­скую пози­цию, опи­ра­ет­ся на недиа­лек­ти­че­скую немарк­сист­скую пози­цию в тео­ре­ти­че­ских спо­рах.

Тов. Бес­со­нов ока­зал «зако­ну тру­до­вых затрат» мед­ве­жью услу­гу. Он пока­зал, на каком тео­ре­ти­че­ском бази­се поко­ит­ся этот «закон». Это вуль­гар­но-нату­ра­ли­сти­че­ское, меха­ни­сти­че­ское пони­ма­ние основ марк­со­вой тео­рии.

У тов. Бес­со­но­ва име­ет­ся субъ­ек­тив­но хоро­шее наме­ре­ние при­ме­нять кате­го­рии «Капи­та­ла» к нашей эко­но­ми­ке и иллю­стри­ро­вать тео­ре­ти­че­скую эко­но­мию при­ме­ра­ми из совет­ско­го хозяй­ства. Но он это дела­ет сле­ду­ю­щим обра­зом. Кате­го­рии капи­та­ли­сти­че­ско­го хозяй­ства у него рас­плы­ва­ют­ся в свой­ствен­ные вся­ко­му обще­ству раци­о­наль­ные отно­ше­ния. Наобо­рот, в совет­ском хозяй­стве он видит толь­ко то, к чему мож­но подо­брать ана­ло­гию в капи­та­ли­сти­че­ском хозяй­стве. Бес­со­нов, так ска­зать, «соци­а­ли­зи­ру­ет» капи­та­лизм и «капи­та­ли­зи­ру­ет» соци­а­лизм. Пер­вое мы уже виде­ли, вто­рое сей­час уви­дим.

На сцене опять рав­но­ве­сие:

«Ком­му­ни­сти­че­ское обще­ство пред­по­ла­га­ет пол­ное рав­но­ве­сие над раз­лич­ны­ми отрас­ля­ми про­из­вод­ства и пол­ную раци­о­на­ли­за­цию про­из­водств в каж­дой отдель­ной отрас­ти по прин­ци­пу обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да. В пере­во­де на фети­шист­ский совре­мен­ный язык такой спо­соб орга­ни­за­ции обще­ствен­но­го про­из­вод­ства озна­ча­ет сов­па­де­ние цен со сто­и­мо­стя­ми»[33].

Сов­па­де­ние цен со сто­и­мо­стя­ми озна­ча­ет рав­но­ве­сие, кото­рое ока­зы­ва­ет­ся рав­но­ве­си­ем ком­му­ни­сти­че­ско­го обще­ства. При всей ори­ги­наль­но­сти тако­го взгля­да в нем нет ниче­го тако­го, чего бы не было в «законе тру­до­вых затрат». И тов. Бес­со­нов, тре­буя, что­бы наше пла­ни­ро­ва­ние стре­ми­лось к тако­му рав­но­ве­сию, ссы­ла­ет­ся на ста­тью тов. Буха­ри­на и пишет: «Ино­го пути для дефе­ти­ши­за­ции зако­на про­пор­ци­о­наль­но­сти, тру­до­вых затрат у нас нет и быть не может»[34].

Даль­ше идет тре­бо­ва­ние, что­бы наша поли­ти­ка цен была направ­ле­на к сов­па­де­нию цен со сто­и­мо­стя­ми, т. е. к тому, что сти­хий­но про­ис­хо­дит при капи­та­лиз­ме.

«Конеч­ный путь нашей поли­ти­ки цен заклю­ча­ет­ся в мак­си­маль­но точ­ном отоб­ра­же­нии нашей ценой тех реаль­ных затрат тру­да, обще­ствен­ным выра­же­ни­ем кото­рых он явля­ет­ся»[35].

Точ­ное отоб­ра­же­ние цена­ми дей­стви­тель­ных тру­до­вых затрат озна­ча­ет экви­ва­лент­ный обмен. Тре­бо­ва­ние тов. Бес­со­но­ва — это отказ от неэк­ви­ва­лент­но­го обме­на еще в тот пери­од, когда отсут­ству­ют несо­ци­а­ли­сти­че­ские укла­ды.

Сре­ди людей, зани­ма­ю­щих­ся тео­ре­ти­че­ской эко­но­ми­ей, тов. Бес­со­нов изве­стен, как зна­ток транс­порт­но­го хозяй­ства. В этой обла­сти он кон­крет­нее все­го изло­жил прак­ти­че­ские выво­ды из сво­ей тео­ре­ти­че­ской пози­ции.

В тези­сах «О поряд­ке гене­раль­но­го пере­смот­ра тари­фов» тов. Бес­со­нов пишет:

«Един­ствен­ным прин­ци­пом тариф­ной систе­мы, соот­вет­ству­ю­щим при­ро­де совет­ско­го хозяй­ствен­но­го строя, зада­чам пра­виль­но­го раз­ви­тия рай­о­нов и осно­вам раци­о­наль­но­го транс­порт­но­го хозяй­ства, явля­ет­ся прин­цип реаль­ной сто­и­мо­сти (издерж­ки про­из­вод­ства плюс фонд накоп­ле­ния) транс­порт­ной про­дук­ции, кото­рый и сле­ду­ет поло­жить в осно­ву совет­ской тариф­ной систе­мы».

Тов. С. Стру­ми­лин заме­ча­ет по это­му пово­ду: «Если при­нять этот тезис все­рьез, то про­бле­ма тари­фи­ка­ции сво­дит­ся к про­стой ариф­ме­ти­ке. Исчис­ля­ют­ся «издерж­ки про­из­вод­ства», при­плю­со­вы­ва­ет­ся уста­нов­лен­ный про­цент при­бы­ли — и дело в шля­пе.

Цена про­из­вод­ства зафик­си­ро­ва­на. Но где же в таком слу­чае метод для той или иной пла­но­вой эко­но­ми­че­ской поли­ти­ки в обла­сти транс­пор­та? Раз­ве при­ро­да совет­ско­го хозяй­ства про­ти­во­ре­чит зада­чам созна­тель­но­го пла­но­во­го воз­дей­ствия на народ­ное хозяй­ство путем той или иной поли­ти­ки цен вооб­ще и тариф­ной поли­ти­ки, в част­но­сти?»[36].

Это­го воз­ра­же­ния доста­точ­но, что­бы отверг­нуть пред­ла­га­е­мый тов. Бес­со­но­вым прин­цип, но от нас не дол­жен ускольз­нуть поли­ти­че­ский смысл это­го тре­бо­ва­ния и связь его со взгля­да­ми на сущ­ность совет­ско­го хозяй­ства и зада­чи пла­ни­ро­ва­ния.

Поды­то­жим:

Меха­ни­сти­че­ская кри­ти­ка марк­со­вой поли­ти­че­ской эко­но­мии, тес­но свя­зан­ная с меха­ни­сти­че­ской реви­зи­ей мате­ри­а­ли­сти­че­ской диа­лек­ти­ки, так­же тес­но свя­за­на с «зако­ном тру­до­вых затрат». Меха­ни­сты огра­ни­чи­ва­ют­ся ана­ли­зом, кото­рый может вскрыть под сто­и­мо­стью лишь физио­ло­ги­че­ски рав­ный и соци­аль­но-рас­пре­де­лен­ный труд, т. е. раци­о­наль­ную орга­ни­за­цию — про­пор­ци­о­наль­ное рас­пре­де­ле­ние тру­да. Игно­ри­ро­ва­ние ирра­ци­о­наль­но­сти основ­ной кате­го­рии капи­та­лиз­ма при­во­дит к тео­рии орга­ни­зо­ван­но­го капи­та­лиз­ма.

В тео­рии совет­ско­го хозяй­ства «меха­ни­сты огра­ни­чи­ва­ют­ся так­же «побоч­ной фор­мой». Они сво­дят зако­но­мер­но­сти соци­а­ли­сти­че­ской эко­но­ми­ки к «зако­ну тру­до­вых затрат», пла­ни­ро­ва­ние к пред­ви­де­нию, зада­чи пла­на к «рав­но­ве­сию». В общем, они пред­ла­га­ют нам выпол­нять то же самое, что сде­ла­ла бы капи­та­ли­сти­че­ская сти­хия «post festum».

Конеч­но, перед нами очень пест­рая шко­ла. Про­ти­во­ре­чат друг дру­гу не толь­ко взгля­ды раз­лич­ных авто­ров, но и взгля­ды каж­до­го из них. Одна­ко через эту пест­ро­ту про­сту­па­ет неко­то­рая еди­ная тен­ден­ция. Ее-то мы и про­сле­ди­ли. Она, несо­мнен­но, отра­жа­ет напор враж­деб­ной нам сти­хии. Эту сто­ро­ну дела мы не долж­ны выпус­кать из виду в ходе тео­ре­ти­че­ской дис­кус­сии.


Примечания

[1] С. Бес­со­нов, Про­бле­ма про­стран­ства в пер­спек­тив­ном плане, «Пла­но­вое Хозяй­ство» 1928 г., № 5, стр. 64.

[2] Шабс, Обществ. труд, стр. 47.

[3] Там же, стр. 49.

[4] «Капи­тал», т. III, ч. 1, стр. 23.

[5] «К кри­ти­ке», стр. 66.

[6] Там же, стр. 67.

[7] Доклад в ИКП 6/​IV 29 г.

[8] «Раз­ви­тие машин», стр. 417.

[9] Там же, стр. 418.

[10] Там же, стр. 417.

[11] Подроб­ная кри­ти­ка этой точ­ки зре­ния име­ет­ся в ста­тье Б. Бори­ли­на в «Под Зна­ме­нем Марк­сиз­ма», № 5 — 6 за 1925 г.

[12] Эко­но­ми­ка пере­ход­но­го пери­о­да, стр. 14.

[13] С Бес­со­нов, Раз­ви­тие машин, стр. 42.

[14] Там же, стр. 418.

[15] Айхен­вальд, Сов. эко­но­ми­ка, стр. 285.

[16] «Эко­ном бюл­ле­тень Конъ­юнк­тур­но­го инсти­ту­та» 1927 г., № 11 — 12.

[17] «Про­бле­мы Эко­но­ми­ки», № 1, стр 142.

[18] ’Иан же, стр. 143.

[19] Ленин, Собр. соч., т. I, стр. 127.

[20] Там же, стр. 128.

[21] Н. Буха­рин, К вопро­су о зако­но­мер­но­стях, стр. 34.

[22] Там же, стр. 37.

[23] Там же, стр. 39.

[24] «Под Зна­ме­нем Марк­сиз­ма», цит. ста­тья, стр. 210.

[25] «Про­бле­мы Марк­сиз­ма» 1928 г., стр. 60.

[26] Совет­ская эко­но­ми­ка, стр. 284.

[27] «Вести. Ком­мун. Ака­де­мии», № 15, стр. 214.

[28] Там же.

[29] Н. Буха­рин, К вопро­су о зако­но­мер­но­стях…, стр. 50.

[30] Айхен­вальд, Совет­ская эко­но­ми­ка, стр. 293.

[31] Там же, стр. 294.

[32] Н. Буха­рин, К вопро­су о зако­но­мер­но­стях.., стр. 52.

[33] «Пла­но­вое Хозяй­ство» 1928 г., № 6, стр. 71. Раз­ряд­ка авто­ра.

[34] Там же, стр. 73.

[35] Там же, стр. 72.

[36] «Пла­но­вое Хозяй­ство» 1928 г., № 8, стр 44 — 45

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top