Аграрный вопрос и аграрная политика

«Под знаменем марксизма», 1922, № 3

Павел Месяцев

(В. Д. Бруц­кус — «Аграр­ный вопрос и аграр­ная поли­ти­ка».)

(Пет­ро­град, Издат. «Пра­во» 1922 г.)

Проф. Б. Д. Бруц­кус в свя­зи с про­ис­хо­див­шим на днях Все­рос­сий­ским Агро­но­ми­че­ским Съез­дом и дис­пу­том «Гря­ду­щее Сельск. Хозяй­ства», — при­ко­вы­ва­ет к себе вни­ма­ние не толь­ко спе­ци­а­ли­стов-эко­но­ми­стов, но и широ­ких обще­ствен­ных кру­гов. Цель­ность и опре­де­лён­ность его аграр­ных взгля­дов, кото­рые за вре­мя Рево­лю­ции поме­ня­лись чрез­вы­чай­но мало, неволь­но при­вле­ка­ет на его сто­ро­ну часть народ­ни­че­ской интел­ли­ген­ции, не отли­чав­шей­ся нико­гда ясно­стью сво­е­го миро­со­зер­ца­ния (при­мер Н. П. Орга­нов­ско­го на агро­но­ми­че­ском съез­де).

Будучи сто­рон­ни­ком круп­но­го зем­ле­вла­де­ния и креп­ко­го кре­стьян­ско­го хозяй­ства и выска­зы­ва­ясь за предо­став­ле­ние неогра­ни­чен­ной сво­бо­ды не толь­ко рыноч­но­го обо­ро­та про­дук­тов сель­ско­го хоз., но так­же и земель­но­го обо­ро­та (про­да­жа и залог зем­ли), он тем не менее, как насто­я­щий реаль­ный поли­тик, учи­ты­ва­ет так­же и усло­вия совре­мен­но­го момен­та. В силу это­го, выска­зы­ва­ясь за отме­ну прод­на­ло­га и заме­ну его денеж­ным обло­же­ни­ем, он учи­ты­ва­ет, что в насто­я­щее вре­мя отме­на прод­на­ло­га невоз­мож­на и пред­ла­га­ет перей­ти к денеж­но­му обло­же­нию лишь тогда, когда изме­нив­ши­е­ся эко­но­ми­че­ские усло­вия будут для это­го бла­го­при­ят­ны. То же самое отно­сит­ся и к земель­но­му обо­ро­ту: при­зна­вая пра­виль­ным совре­мен­ное земель­ное зако­но­да­тель­ство, стре­мя­ще­е­ся создать проч­ность и устой­чи­вость тру­до­во­го зем­ле­поль­зо­ва­ния, проф. Бруц­кус счи­та­ет его лишь пер­вым шагом и наста­и­ва­ет на необ­хо­ди­мо­сти в даль­ней­шем про­ве­сти пол­ную сво­бо­ду рас­по­ря­же­ния зем­лей путём раз­ре­ше­ния арен­ды, зало­га, куп­ли и про­да­жи.

Заслу­жи­ва­ет вни­ма­ния и его аргу­мен­та­ция, стре­мя­ща­я­ся опе­реть­ся на К. Марк­са. Куп­ля и про­да­жа зем­ли, по его мне­нию, необ­хо­ди­ма в инте­ре­сах рабо­чих, давая им воз­мож­ность выгод­но лик­ви­ди­ро­вать свои земель­ные участ­ки, а, сле­до­ва­тель­но, содей­ству­ет про­ле­та­ри­за­ции в деревне с одно­вре­мен­ным созда­ни­ем круп­но­го и креп­ко­го сель­ско­го хозяй­ства. Этой же цели содей­ству­ет и залог зем­ли.

Борь­ба с дроб­ле­ни­ем зем­ли, стрем­ле­ние создать круп­ное сель­ское хозяй­ство и обес­пе­чить отход из дерев­ни излиш­них рабо­чих рук на фаб­ри­ки и про­мыс­лы — вот цель пред­ла­га­е­мой им земель­ной поли­ти­ки. Но и здесь он дела­ет ого­вор­ку, что эта мера тре­бу­ет в каче­стве пред­по­сы­лок устой­чи­во­сти народ­но­го хозяй­ства и ста­би­ли­за­ции денеж­ной систе­мы.

Коопе­ра­ции проф. Бруц­кус не при­да­ёт серьез­но­го зна­че­ния и в сво­их выступ­ле­ни­ях об ней почти совсем не упо­ми­на­ет, даже мел­кий коопе­ра­тив­ный кре­дит им совер­шен­но замал­чи­ва­ет­ся. Поэто­му круп­ное зем­лед. хозяй­ство рису­ет­ся ему, как еди­но­лич­ное зем­ле­вла­де­ние, а земель­ный кре­дит — как кре­дит капи­та­ли­сти­че­ский.

Как искрен­ний «сме­но­ве­хо­вец», он на агро­но­ми­че­ском съез­де заявил, что поли­ти­ку тво­ри­ла не толь­ко ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия, но весь народ в целом, кото­рый в целом и дол­жен нести ответ­ствен­ность — но, идя в «Канос­су», он стре­мит­ся повер­нуть руль совре­мен­ной поли­ти­ки Совет­ской вла­сти в направ­ле­нии осу­ществ­ле­ния сво­их соб­ствен­ни­че­ских иде­а­лов, пыта­ясь при этом даже дока­зать, что куп­ля, про­да­жа и залог зем­ли отнюдь не про­ти­во­ре­чат наци­о­на­ли­за­ции зем­ли.

На фоне изло­жен­но­го выше кни­га проф. Бруц­ку­са «Аграр­ный вопрос и аграр­ная поли­ти­ка» при­об­ре­та­ет огром­ный инте­рес. Для ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии его взгля­ды любо­пыт­ны ещё и в том отно­ше­нии, что по ним мы можем про­ве­рять пра­виль­ность сво­ей аграр­ной пози­ции.

Проф. Бруц­кус любит часто ссы­лать­ся на Марк­са, но, как вид­но из даль­ней­ше­го изло­же­ния, он пони­ма­ет его чрез­вы­чай­но одно­сто­ронне и берёт из него лишь то, что гар­мо­ни­ру­ет с его соб­ствен­ни­че­ским миро­воз­зре­ни­ем.

В пре­ди­сло­вии к сво­ей кни­ге он ука­зы­ва­ет, что «пар­тия, осу­ще­ствив­шая октябрь­скую рево­лю­цию, про­кла­ми­ро­ва­ла тот аграр­ный пере­во­рот, о кото­ром меч­та­ло рус­ское кре­стьян­ство, о кото­ром меч­та­ла народ­ни­че­ская интел­ли­ген­ция. Колос­саль­ная ката­стро­фа голо­да, кото­рая обру­ши­лась на стра­ну, теперь, кажет­ся, всех убе­ди­ла, что пере­де­лить зем­лю не зна­чит ещё пре­одо­леть аграр­ный кри­зис». Как вид­но из его выступ­ле­ния на агро­но­ми­че­ском съез­де, при­чи­ной голо­да в Пово­ло­жье он счи­та­ет по пре­иму­ще­ству непра­виль­ную поли­ти­ку Совет­ской вла­сти.

О том, как ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия в про­шлом рас­це­ни­ва­ла и рисо­ва­ла себе аграр­ную рево­лю­цию, име­ет­ся мно­го ука­за­ний у т. Лени­на. Доста­точ­но напом­нить хотя бы сле­ду­ю­щие цита­ты из его ста­тей: «Цен­траль­ным фак­том в обла­сти аграр­ных поряд­ков Рос­сии, — писал он еще в 1902 году, — мы при­зна­ем клас­со­вую борь­бу. Мы стро­им всю свою аграр­ную поли­ти­ку (а, сле­до­ва­тель­но, и аграр­ную про­грам­му) на неуклон­ном при­зна­нии это­го фак­та со все­ми послед­стви­я­ми, выте­ка­ю­щи­ми из него. Наша глав­ная бли­жай­шая цель — рас­чи­стить доро­гу для сво­бод­но­го раз­ви­тия клас­со­вой борь­бы в деревне».

Объ­яв­ляя клас­со­вую борь­бу сво­ей руко­во­дя­щей нитью во всех «аграр­ных вопро­сах», мы тем самым реши­тель­но и бес­по­во­рот­но отде­ля­ем себя от столь мно­го­чис­лен­ных в Рос­сии сто­рон­ни­ков поло­вин­ча­тых и рас­плыв­ча­тых тео­рий: «народ­ни­че­ской», «эти­ко-социо­ло­ги­че­ской», «кри­ти­че­ской» и др.

Что­бы рас­чи­стить доро­гу для сво­бод­но­го раз­ви­тия клас­со­вой борь­бы в Рос­сии вооб­ще, и в рус­ской деревне в част­но­сти, необ­хо­ди­мо устра­нить все остат­ки кре­пост­но­го поряд­ка, кото­рые теперь при­кры­ва­ют зачат­ки капи­та­ли­сти­че­ских анта­го­низ­мов внут­ри сель­ско­го насе­ле­ния, не дают им раз­вить­ся. И мы дела­ем послед­нюю попыт­ку помочь кре­стьян­ству сне­сти одним реши­тель­ным уда­ром все эти остат­ки, — «послед­нюю пото­му, что и сам раз­ви­ва­ю­щий­ся рус­ский капи­та­лизм сти­хий­но тво­рит ту же рабо­ту, ведёт к той же цели, но ведёт свой­ствен­ным ему путём наси­лия и гне­та, разо­ре­ния и голод­ной смер­ти» (Заря № 4).

Даже в раз­гар аграр­но­го дви­же­ния наша пар­тия по преж­не­му смот­ре­ла на свою про­грам­му, лишь как на нача­ло. «Аграр­ную про­грам­му нашей пар­тии (пишет т. Ленин) всё рав­но при­дёт­ся доволь­но ско­ро опять пере­смат­ри­вать зано­во: и в том слу­чае, если упро­чит­ся дуба­сов­ско-шипо­в­ская „кон­сти­ту­ция„, и в том слу­чае, если побе­дит кре­стьян­ское и рабо­чее вос­ста­ние. Зна­чит осо­бен­но гонять­ся за тем, что­бы стро­ить дом на веч­ные вре­ме­на не дово­дит­ся». «Это дви­же­ние (рево­лю­ци­он­но-демо­кра­ти­че­ское кре­стьян­ское), как вся­кое глу­бо­кое народ­ное дви­же­ние вызва­ло уже и про­дол­жа­ет вызы­вать гро­мад­ный рево­лю­ци­он­ный энту­зи­азм и рево­лю­ци­он­ную энер­гию кре­стьян­ства. В сво­ей борь­бе про­тив поме­щи­чьей соб­ствен­но­сти на зем­лю, про­тив поме­щи­чье­го зем­ле­вла­де­ния, кре­стьяне с необ­хо­ди­мо­стью дохо­дят и дошли уже, в лице пере­до­вых сво­их пред­ста­ви­те­лей, до тре­бо­ва­ния отме­ны всей част­ной соб­ствен­но­сти на зем­лю вооб­ще.

Что идея обще­на­род­ной соб­ствен­но­сти на зем­лю чрез­вы­чай­но широ­ко бро­дит теперь в кре­стьян­стве — это не под­ле­жит ни малей­ше­му сомне­нию. И несо­мнен­но так­же, что, несмот­ря на всю тем­но­ту кре­стьян­ства, несмот­ря на все реак­ци­он­но-уто­пи­че­ские эле­мен­ты его поже­ла­ний, эта идея в общем и целом носит рево­лю­ци­он­но-демо­кра­ти­че­ский харак­тер. Соци­ал-демо­кра­ты долж­ны очи­щать эту идею от реак­ци­он­ных и мещан­ских соци­а­ли­сти­че­ских извра­ще­ний её — об этом нет спо­ра. Но соци­ал-демо­кра­ты посту­пи­ли бы глу­бо­ко оши­боч­но, если бы выки­ну­ли за борт всё это тре­бо­ва­ние, не сумев выде­лить его рево­лю­ци­он­но-демо­кра­ти­че­ской сто­ро­ны.»

«Пози­ция соци­ал-демо­кра­тов в аграр­ном вопро­се может быть в насто­я­щее вре­мя, когда дело идет о дове­де­нии демо­кра­ти­че­ско­го пере­во­ро­та до кон­ца, лишь сле­ду­ю­щая: про­тив поме­щи­чьей соб­ствен­но­сти за кре­стьян­скую соб­ствен­ность при суще­ство­ва­нии част­ной соб­ствен­но­сти на зем­лю вооб­ще. Про­тив част­ной соб­ствен­но­сти на зем­лю за наци­о­на­ли­за­цию зем­ли при опре­де­лён­ных поли­ти­че­ских усло­ви­ях» (Ленин. Пере­смотр аграр­ной про­грам­мы 1906 г.). (Кур­сив мой).

Мы сомне­ва­ем­ся, что­бы это­го не знал проф. Бруц­кус, но он, оче­вид­но, умыш­лен­но упра­щи­ва­ет взгля­ды про­тив­ни­ков, что­бы создать более выгод­ную пози­цию для напа­де­ния.

Аграр­ную поли­ти­ку он мыс­лит как «систе­му госу­дар­ствен­ных меро­при­я­тий, име­ю­щих целью регу­ли­ро­вать эко­но­ми­че­ские отно­ше­ния сель­ско­го хозяй­ства. Аграр­ная поли­ти­ка скла­ды­ва­ет­ся под вли­я­ни­ем госу­дар­ствен­ных потреб­но­стей и инте­ре­сов сто­я­щих у вла­сти клас­сов. Но, с раз­ви­ти­ем в новей­шее вре­мя эко­но­ми­че­ской нау­ки, более про­све­щен­ные пра­ви­тель­ства стре­мят­ся исполь­зо­вать науч­но-обра­бо­тан­ные мате­ри­а­лы и добы­тые нау­кой выво­ды, что­бы их аграр­ная поли­ти­ка, инте­ре­сам каких бы клас­сов она на пер­вом плане ни слу­жи­ла, одно­вре­мен­но содей­ство­ва­ла наи­выс­ше­му раз­ви­тию про­из­во­ди­тель­ных сил в сель­ском хозяй­стве и бла­го­при­ят­ство­ва­ла росту эко­но­ми­че­ско­го бла­го­со­сто­я­ния наи­бо­лее широ­ких кру­гов сель­ско­го насе­ле­ния».

Опре­де­ле­ние чрез­вы­чай­но инте­рес­ное, под­ход в доста­точ­ной мере широ­кий.

Одна­ко, в даль­ней­шем изло­же­нии поста­нов­ка аграр­но­го вопро­са им зна­чи­тель­но сужи­ва­ет­ся и трак­ту­ет­ся лишь, как про­бле­ма земель­но-хозяй­ствен­но­го устрой­ства. Поло­жи­тель­ным явля­ет­ся при­зна­ние, что «аграр­ный кри­зис раз­ре­ша­ет­ся, конеч­но, не един­ствен­но в пре­де­лах сель­ско­го хозяй­ства; реша­ю­щее зна­че­ние име­ет и общее раз­ви­тие народ­но­го хозяй­ства».

Кни­га проф. Бруц­ку­са раз­би­ва­ет­ся на 5 глав. После кон­спек­тив­ной и места­ми одно­сто­рон­ней харак­те­ри­сти­ки основ­ных тече­ний аграр­ной поли­ти­ки в Рос­сии и за гра­ни­цей (это­му посвя­ще­на пер­вая гла­ва), он во 2‑й гла­ве пере­хо­дит к оцен­ке аграр­ной эво­лю­ции в Рос­сии и аграр­ной поли­ти­ки рус­ско­го пра­ви­тель­ства, начи­ная с харак­те­ри­сти­ки сель­ско­го хозяй­ства в эпо­ху кре­пост­ни­че­ства, при­ме­ни­тель­но к отдель­ным рай­о­нам и раз­ря­дам кре­стьян, подроб­но оста­нав­ли­ва­ет­ся на усло­ви­ях и поряд­ке осво­бож­де­ния кре­стьян от кре­пост­ной зави­си­мо­сти, назы­вая эту эпо­ху, как «эпо­ху вели­ких реформ», затем пере­хо­дит к оцен­ке в сель­ско­хо­зяй­ствен­ном отно­ше­нии пери­о­да со дня осво­бож­де­ния кре­стьян до рево­лю­ции 1917 г.

Основ­ной при­чи­ной низ­ко­го уров­ня сель­ско­го хозяй­ства и тяжё­ло­го поло­же­ния кре­стьян­ства проф. Бруц­кус счи­та­ет отнюдь не кре­пост­ни­че­скую зака­ба­лён­ность кре­стья­ни­на поме­щи­ка­ми и даже не мало­зе­ме­лье, а по пре­иму­ще­ству «аграр­ное пере­на­се­ле­ние», кото­рое он до сих пор счи­та­ет «источ­ни­ком нашей ката­стро­фы» (см. его доклад на Агро­но­ми­че­ском Съез­де). «Соглас­но гос­под­ство­вав­ше­му до рево­лю­ции взгля­ду, — гово­рит он: — рус­ский аграр­ный кри­зис есть резуль­тат непра­виль­но­го рас­пре­де­ле­ния земель­ной соб­ствен­но­сти». «Кре­стьяне, — пишет он в дру­гом месте, — при­чи­ной сво­е­го неудо­вле­тво­ри­тель­но­го эко­но­ми­че­ско­го поло­же­ния счи­та­ли недо­ста­точ­ность наде­лов. Под­чи­ня­ясь этим настро­е­ни­ям народ­ных масс, и рус­ская интел­ли­ген­ция, в лице гос­под­ство­вав­ших народ­ни­че­ских тече­ний, усмат­ри­ва­ла при­чи­ну аграр­но­го кри­зи­са в недо­ста­точ­но­сти наде­лов, в „мало­зе­ме­лье“. Это „мало­зе­ме­лье“ при­зна­ва­лось необ­хо­ди­мым устра­нить допол­ни­тель­ным наде­ле­ни­ем кре­стьян.

Одна­ко, бли­жай­ший ана­лиз поня­тия „мало­зе­ме­лье“ при­во­дит к убеж­де­нию, что оно бед­но содер­жа­ни­ем, и как спо­соб объ­яс­не­ния тако­го слож­но­го явле­ния, как аграр­ный кри­зис, явля­ет­ся несо­сто­я­тель­ным»

«А. А. Кауф­ман, вни­кая в про­ис­хож­де­ние рус­ско­го аграр­но­го кри­зи­са, при­шёл к выво­ду, что его при­чи­ной явля­ет­ся в зна­чи­тель­ном боль­шин­стве слу­ча­ев „отно­си­тель­ное мало­зе­ме­лье“, под кото­рым он разу­мел пло­хое исполь­зо­ва­ние налич­но­го земель­но­го фон­да (кур­сив мой), и срав­ни­тель­но ред­ко „абсо­лют­ное мало­зе­ме­лье“, под кото­рым он разу­мел объ­ек­тив­ную невоз­мож­ность про­кор­мить­ся от дан­но­го наде­ла».

Проф. Бруц­кус, конеч­но, не мог не знать, что по земель­но­му обес­пе­че­нию 30 тысяч поме­щи­ков (с вла­де­ни­ем свы­ше 500 дес.) име­ли зем­ли столь­ко, сколь­ко, 10 1/​2 милл. кре­стьян­ских дво­ров, при этом свы­ше 1/​3 кре­стьян­ских дво­ров име­ло на хозяй­ство от 3 до 10 дес. Поми­мо мало­зе­ме­лья, кре­стьян­ство стра­да­ло еще от черес­по­ло­си­цы сво­их вла­де­ний с поме­щи­чьи­ми зем­ля­ми, даль­но­зе­ме­лья (неред­ко зем­ля нахо­ди­лась в 15 местах и вёрст за 10 – 20 от селе­ния), вкли­ни­ва­нья поме­щи­чьих земель («отрез­ки»), отсут­ствия лугов, паст­бищ и т. п. Это и было глав­ной при­чи­ной аграр­но­го пере­на­се­ле­ния и низ­ко­го уров­ня сель­ско­го хозяй­ства.

Выхо­да из это­го поло­же­ния он ищет в нед­рах поме­щи­чье­го строя. «Одна­ко, аграр­ный кри­зис нель­зя объ­яс­нять, счи­та­ясь толь­ко с доход­но­стью надель­ной зем­ли, ибо бла­го­со­сто­я­ние кре­стьян­ства может в силь­ней­шей мере зави­сеть от дохо­дов, кото­рые ему предо­став­ля­ет­ся воз­мож­ность извлечь из окру­жа­ю­щих вне­на­дель­ных земель…» (кур­сив мой).

«Вне­на­дель­ные зем­ли могут слу­жить для кре­стьян­ства аренд­ным фон­дом»… «Но на вне­на­дель­ных зем­лях может быть орга­ни­зо­ва­но и круп­ное хозяй­ство, и тогда оно име­ет зна­че­ние для кре­стьян­ства, как источ­ник зара­бот­ной пла­ты»… «Кре­стьяне могут извле­кать дохо­ды из сель­ско­го хозяй­ства, не толь­ко рабо­тая на сосед­них полях, но и рабо­тая в хозяй­ствах более отда­лен­но­го рай­о­на; так, для кре­стьян­ства север­но­го чер­но­зё­ма очень серьёз­ное зна­че­ние имел спрос на его труд со сто­ро­ны хозяй­ства степ­ной поло­сы»… «Но кре­стья­нин не обя­за­тель­но дол­жен быть толь­ко сель­ским хозя­и­ном»… «В Рос­сии кре­стьян­ская семья сплошь и рядом допол­ня­ет свои зем­ле­дель­че­ские зара­бот­ки зара­бот­ка­ми про­мыс­ло­вы­ми или на месте в, так назы­ва­е­мой, кустар­ной про­мыш­лен­но­сти, в лес­ных про­мыс­лах, или в отхо­де…»

Итак, по мне­нию проф. Бруц­ку­са, кре­стьян­ство мог­ло бороть­ся с упад­ком сель­ско­го хозяй­ства не уни­что­же­ни­ем поме­щи­чье­го зем­ле­вла­де­ния и кре­пост­ни­че­ских кабаль­ных отно­ше­ний в деревне, а арен­дой, най­мом на рабо­ту к поме­щи­ку и кула­ку, кустар­ны­ми про­мыс­ла­ми и отхо­дом на сто­ро­ну. Для него было не важ­но то обсто­я­тель­ство, что нуж­да в зем­ле побуж­да­ла кре­стьян очень дёше­во про­да­вать свой труд и доро­го пла­тить поме­щи­ку за арен­ду­е­мую у него зем­лю. По отно­ше­нию к бед­ней­ше­му кре­стьяст­ву арен­да слу­жи­ла новой каба­лой, вслед­ствие нату­раль­ной опла­ты за зем­лю, а отра­бо­точ­ная систе­ма была все­гда зна­чи­тель­но выше денеж­ной. Кро­ме того арен­да уве­ли­чи­ва­ла земель­ное нера­вен­ство в деревне, ибо от 50 до 84 % всей зем­ли было сосре­до­то­че­но в руках зажи­точ­но­го кре­стьян­ства.

Что же каса­ет­ся наём­ной пла­ты сел.-хоз. рабо­чим, то она была чрез­вы­чай­но низ­ка: для 1910 г. в сред­нем 86 руб. годо­во­му рабо­че­му на сво­их хар­чах.

Из этих фак­тов ста­но­вит­ся понят­ным, поче­му кре­стьян­ство не было заин­те­ре­со­ва­но в сохра­не­нии поме­щи­чье­го зем­ле­вла­де­ния, а тем паче кабаль­ных зави­си­мо­стей от него. Если поло­ви­на нетру­до­вых земель перед рево­лю­ци­ей была фак­ти­че­ски в руках кре­стьян­ства, кото­рое от это­го долж­но было отку­пать­ся круп­ной аренд­ной пла­той, а на вто­рой поло­вине зем­ли рабо­тать за нищен­скую пла­ту, или полу­чать за отра­бот­ки, то какой же смысл был для кре­стьян­ства сохра­нять пара­зи­ти­че­ское в зна­чи­тель­ной части поме­щи­чье зем­ле­вла­де­ние? Да и сам проф. Бруц­кус вынуж­ден кон­ста­ти­ро­вать, что «аграр­ное пере­на­се­ле­ние вызва­ло в чер­но­зём­ной поло­се раз­ло­же­ние кре­стьян­ско­го хозяй­ства и окон­ча­тель­ное пре­вра­ще­ние преж­не­го дво­ря­ни­на-хозя­и­на в экс­плу­а­та­то­ра кре­стьян­ской нуж­ды». По его мне­нию, рево­лю­ция 1917 – 18 г.г. в Рос­сии «про­изо­шла не на поч­ве аграр­ной поли­ти­ки ста­ро­го режи­ма: её вызвал рас­пад народ­но­го хозяй­ства, вызван­ный вой­ной» и бла­го­да­ря это­му «нату­раль­но-хозяй­ствен­ная сти­хия ста­ла хозя­и­ном поло­же­ния». Он всё же счи­тал, что «кабаль­ные фор­мы арен­ды сами собой изжи­ва­лись уже нака­нуне рево­лю­ции».

Вре­ме­на­ми он пра­виль­но учи­ты­ва­ет, что осу­ществ­ле­ние аграр­ной про­грам­мы все­це­ло опре­де­ля­ет­ся клас­со­вым соот­но­ше­ни­ем сил; так, он счи­та­ет, что близ­кая для его миро­воз­зре­ния аграр­ная про­грам­ма пар­тии народ­ной сво­бо­ды в рево­лю­ции 1905 – 6 г. не мог­ла пре­тво­рить­ся в жизнь: «осу­ществ­ле­ние её озна­ча­ло бы окон­ча­тель­ное лише­ние пра­вя­ще­го дво­рян­ства его соци­аль­ной базы, на что оно, конеч­но, не мог­ло пой­ти. Такая рефор­ма тре­бо­ва­ла пере­хо­да вла­сти в дру­гие руки, а этой пред­по­сыл­ки в дан­ном слу­чае не было, — рево­лю­ция не суме­ла выбить власть из рук дво­рян­ства: зато при побе­де рево­лю­ции шан­сы на успех име­ла толь­ко про­грам­ма без ком­про­мис­сов».

Это и слу­чи­лось в октяб­ре 1917 г. Одна­ко, соб­ствен­ни­че­ское миро­воз­зре­ние поме­ша­ло проф. Бруц­ку­су пра­виль­но понять аграр­ную так­ти­ку ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии. «Полу­чив­шая власть ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия, — гово­рит он: — не была в силах осу­ще­ствить сво­ей соци­а­ли­сти­че­ской про­грам­мы, ей при­шлось счи­тать­ся с настро­е­ни­ем кре­стьян­ских масс… В отли­чие от народ­ни­че­ских пар­тий, ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия не созда­ва­ла себе ника­ких иллю­зий отно­си­тель­но твор­че­ской роли зако­на о соци­а­ли­за­ции зем­ли, но в тот момент пар­тия твор­че­ски­ми зада­ча­ми и не зада­ва­лась». При этом он при­пи­сы­ва­ет даже ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии стрем­ле­ние «рав­нять­ся на нище­ту». «Ком­му­низм сто­ит на точ­ке зре­ния отри­ца­ния част­ной пред­при­им­чи­во­сти в хозяй­ствен­ной жиз­ни… Ком­му­низм сто­ит за пол­ное рав­не­ние кре­стьян­ства, кото­рое долж­но путём „убеж­де­ния“ под­пасть под руко­вод­ство соци­а­ли­сти­че­ской вла­сти; при этом луч­ше, если кре­стьян­ские хозяй­ства рань­ше сольют­ся в арте­ли и ком­му­ны».

К рус­ской общине проф. Бруц­кус отно­сит­ся весь­ма отри­ца­тель­но и счи­та­ет её глав­ной при­чи­ной «аграр­но­го пере­на­се­ле­ния». «Несмот­ря на созна­ние эко­но­ми­че­ской несо­сто­я­тель­но­сти общи­ны пра­ви­тель­ство и после рефор­мы (1861 г.) для обес­пе­че­ния тяг­ла реши­лось укре­пить этот инсти­тут», но общи­на сама по себе спо­соб­на вызвать аграр­ный кри­зис и может его избег­нуть лишь «в усло­ви­ях земель­но­го про­сто­ра или в усло­ви­ях налич­но­сти внеш­ней, кре­пост­ни­че­ской силы, регу­ли­ру­ю­щей жизнь кре­стьян­ства».

«Тех­ни­че­ский про­гресс несов­ме­стим с общин­ным зем­ле­вла­де­ни­ем»… «Общи­на не созда­ва­ла усло­вий для куль­тур­но­го хозяй­ства»…

Поэто­му ста­но­вит­ся понят­ным, что он при­вет­ству­ет все меры пра­ви­тель­ства, направ­лен­ные к раз­ру­ше­нию общи­ны, а харак­те­ри­сти­ке и оцен­ке сто­лы­пин­ско­го зем­ле­устрой­ства им посвя­ще­на осо­бая, чрез­вы­чай­но инте­рес­ная гла­ва, каса­ю­ща­я­ся не толь­ко рус­ско­го, но и ино­стран­но­го зем­ле­устрой­ства.

Оста­нав­ли­ва­ясь на при­чи­нах силь­но­го раз­ви­тия выхо­да на хуто­ра и отру­ба (10,5 % всех кре­стьян­ских дво­ров), он счи­та­ет, что здесь дей­ство­вал один и тот же хозяй­ствен­ный про­цесс упо­доб­ле­ния зем­ли капи­та­лу, кото­рый «поро­дил в сво­ём после­до­ва­тель­ном раз­ви­тии осво­бож­де­ние кре­стьян от поме­щи­ков и через 45 лет осво­бож­де­ние кре­стьян от мира; этим же объ­яс­ня­ет­ся и гео­гра­фия выхо­дов из общи­ны».

По его мне­нию, «в про­цес­се гря­ду­ще­го воз­рож­де­ния рус­ско­го народ­но­го хозяй­ства вооб­ще, и сель­ско­го хозяй­ства, в част­но­сти, хуто­ра­ми и отруб­ни­кам суж­де­но сыг­рать не послед­нюю роль».

При этом, отме­чая, что «отно­ше­ние соци­ал-демо­кра­тии к общине сов­па­да­ло с пра­ви­тель­ствен­ным», он на этот раз всё же сумел пра­виль­но под­ме­тить и оце­нить раз­ни­цу: «соци­ал-демо­кра­тия рас­смат­ри­ва­ла про­цесс выде­ле­ния кре­стьян из тол­щи одно­род­но­го кре­стьян­ства, как начи­на­ю­щий­ся про­цесс диф­фе­рен­ци­а­ции».

Одна­ко, не на хуто­рах и отру­бах проф. Бруц­кус стро­ит буду­щее сель­ско­го хозяй­ства в Рос­сии, он стро­ит его на интен­си­фи­ка­ции сель­ско­го хозяй­ства при помо­щи широ­ко­го раз­ви­тия земель­но­го кре­ди­та.

Харак­те­ри­зуя дея­тель­ность Кре­стьян­ско­го Бан­ка, проф. Бруц­кус утвер­жда­ет, что «пра­ви­тель­ству уда­лось в рам­ках сво­бод­но­го обо­ро­та орга­ни­зо­вать моби­ли­за­ци­он­ный про­цесс зна­чи­тель­но­го раз­ма­ха в направ­ле­нии, вполне соот­вет­ству­ю­щем инте­ре­сам народ­но­го хозяй­ства, и при том в инте­ре­сах не при­ви­ле­ги­ро­ван­ной груп­пы кре­стьян, а рядо­вых масс послед­них».

«Никто боль­ше кре­стья­ни­на не может выра­бо­тать цен­но­стей из зем­ли, а при пра­виль­но орга­ни­зо­ван­ном кре­ди­те зем­ля тяго­те­ет, имен­но, к тру­до­во­му кре­стьян­ству. Диф­фе­рен­ци­а­ция кре­стьян­ства неиз­беж­на, но она при нор­маль­ном раз­ви­тии народ­но­го хозяй­ства идёт совсем не в том направ­ле­нии, в кото­ром её усмат­ри­ва­ют марк­си­сты. Речь идёт не о выде­ле­нии из тру­до­во­го кре­стьян­ства неболь­шой груп­пы креп­ких хозя­ев и дегра­да­ции осталь­ной мас­сы тру­до­во­го кре­стьян­ства на сту­пень полу­про­ле­та­ри­ев. При нор­маль­ном раз­ви­тии народ­но­го хозяй­ства зна­чи­тель­ная часть при­ро­ста насе­ле­ния необ­хо­ди­мо долж­на остав­лять сель­ское хозяй­ство и даже остав­лять дерев­ню. Сво­бод­ная про­да­жа зем­ли и хоро­шо нала­жен­ный ипо­теч­ный кре­дит этот про­цесс про­фес­си­о­наль­но­го раз­де­ле­ния облег­ча­ет».

По его мне­нию, и для насто­я­ще­го вре­ме­ни «сво­бод­ный обо­рот зем­ли и сво­бод­но уста­нав­ли­ва­ю­щи­е­ся цены на неё име­ют гро­мад­ное зна­че­ние для раз­ви­тия сель­ско­го хозяй­ства в соот­вет­ствии с потреб­но­стя­ми рын­ка и тре­бо­ва­ни­я­ми пра­виль­но­го рас­пре­де­ле­ния народ­но­го тру­да. Они преж­де все­го ука­зы­ва­ют на неко­то­рый мини­маль­ный уро­вень интен­сив­но­сти сель­ско­го хозяй­ства, кото­рый для каж­до­го хозя­и­на явля­ет­ся обя­за­тель­ным. Прав­да, мел­кие участ­ки часто оце­ни­ва­ют­ся слиш­ком высо­ко, но это тол­ка­ет сель­ское насе­ле­ние, в соот­вет­ствии с потреб­но­стя­ми народ­но­го хозяй­ства, исполь­зо­вать свой труд на дру­гом попри­ще. В про­ти­во­по­лож­ность земель­но­му строю Запад­ной Евро­пы, отри­ца­ние в Рос­сии сво­бод­ной моби­ли­за­ции зем­ли, сво­бод­но обра­зу­ю­щих­ся земель­ных цен и вся­ких рент­ных пла­те­жей сни­ма­ет с кре­стья­ни­на ответ­ствен­ность за над­ле­жа­щее исполь­зо­ва­ние зем­ли — это­го дра­го­цен­но­го народ­но-хозяй­ствен­но­го досто­я­ния; тем самым сель­ское хозяй­ство лиша­ет­ся важ­ней­ше­го сти­му­ла для его раз­ви­тия в соот­вет­ствии с потреб­но­стя­ми рын­ка, и насе­ле­ние теря­ет регу­ля­тор, необ­хо­ди­мый для пра­виль­но­го рас­пре­де­ле­ния тру­да меж­ду раз­лич­ны­ми отрас­ля­ми народ­но­го хозяй­ства».

В про­ти­во­вес мне­нию проф. Бруц­ку­са о необ­хо­ди­мо­сти для сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го кре­ди­та сво­бод­но­го обо­ро­та зем­ли (куп­ли, про­да­жи и зало­га) небезын­те­рес­но при­ве­сти мне­ние дру­го­го эко­но­ми­ста А. И. Чупро­ва, кото­рый в сво­ей кни­ге «Мел­кое зем­ле­де­лие и его основ­ные нуж­ды», изд. 1918 г. по вопро­су о кре­ди­те пишет сле­ду­ю­щее: «Дол­гое вре­мя и в тео­рии и в прак­ти­ке гос­под­ство­ва­ло мне­ние, что един­ствен­ною осно­вою кре­ди­то­спо­соб­но­сти слу­жит обла­да­ние иму­ще­ством. У кого не было достат­ка, могу­ще­го обес­пе­чить ссу­ду, тот при­зна­вал­ся небла­го­на­дёж­ным отно­си­тель­но её воз­вра­та. Отто­го счи­та­лось, что кре­дит людям, не име­ю­щим ниче­го, кро­ме рабо­чей силы, может быть постро­ен толь­ко на бла­го­тво­ри­тель­ном нача­ле. Но более вни­ма­тель­ный ана­лиз кре­дит­ной сдел­ки пока­зал, что такие поня­тия осно­ва­ны на недо­ра­зу­ме­нии. При заклю­че­нии кре­дит­ной сдел­ки весь вопрос сво­дит­ся к тому, спо­соб­но ли пред­при­я­тие, для кото­ро­го зани­ма­ет­ся капи­тал, вос­про­из­ве­сти его с извест­ной при­бы­лью. Если суще­ству­ет твер­дое осно­ва­ние думать, что пред­при­я­тие вос­ста­но­вит в заклю­че­нии про­из­во­ди­тель­но­го про­цес­са ссу­же­ный капи­тал, то такое пред­при­я­тие долж­но счи­тать­ся и счи­та­ет­ся кре­ди­то­спо­соб­ным, хотя бы у его хозя­и­на не име­лось не толь­ко иму­ще­ства, рав­но­го по раз­ме­ру ссу­жа­е­мо­му капи­та­лу, но даже ника­ко­го иму­ще­ства. Усло­вия пра­виль­но­го вос­про­из­ве­де­ния капи­та­ла заклю­ча­ют­ся частью в свой­ствах пред­при­я­тия, частью в каче­ствах заём­щи­ка: но если они нали­цо, то кре­ди­то­спо­соб­ность пред­при­я­тия не может под­вер­гать­ся сомне­нию: в этом слу­чае самый факт затра­ты капи­та­ла созда­ёт источ­ник для опла­ты дол­га» (кур­сив мой).

«Орга­ни­за­ция мел­ко­го зем­ле­дель­че­ско­го кре­ди­та осно­ва­на на при­ме­не­нии коопе­ра­тив­но­го прин­ци­па. Если груп­па мел­ких заем­щи­ков, веду­щих жиз­не­спо­соб­ные пред­при­я­тия, обя­жет­ся нести кру­го­вую ответ­ствен­ность за целость и исправ­ный воз­врат заня­тых на сто­роне капи­та­лов, то кре­ди­тор может с пол­ной без­опас­но­стью ссу­дить ей сред­ства, хотя у долж­ни­ков не име­ет­ся ника­ко­го веще­ствен­но­го обес­пе­че­ния».

Да и опыт Запад­ной Евро­пы пока­зы­ва­ет, что ипо­теч­ные дол­ги не содей­ству­ют, а при­во­дят к упад­ку про­из­во­ди­тель­ных сил зем­ле­де­лия. Но из это­го проф. Бруц­кус выхо­дит ссыл­кой на осо­бые усло­вия в Запад­ной Евро­пе, где «госу­дар­ству при­хо­дит­ся забо­тить­ся не о том, что­бы мно­го­чис­лен­ное сель­ское насе­ле­ние нашло себе доста­точ­ный зара­бо­ток, госу­дар­ству при­хо­дить­ся забо­тит­ся о том, что­бы сель­ское насе­ле­ние, в погоне за более выгод­ны­ми город­ски­ми зара­бот­ка­ми, не поки­да­ло мас­са­ми дере­вень и не обес­си­ли­ва­ло тем сель­ско­го хозяй­ства». «Сму­ща­ет обез­лю­де­ние дерев­ни, пото­му что стра­ны Запад­ной Евро­пы уже сей­час нахо­дят­ся в сво­ём про­пи­та­нии в зави­си­мо­сти от импор­та, и что зави­си­мость эта всё уси­ли­ва­ет­ся, так что на слу­чай вой­ны, кото­рая, в кон­це-кон­цов, так-таки обру­ши­лась на Евро­пу, пред­ви­де­лись серьёз­ные затруд­не­ния с про­до­воль­стви­ем. Нако­нец, как ни бле­стя­ще раз­ви­ва­ет­ся про­мыш­лен­ность Запад­ной Евро­пы, и в этом раз­ви­тии заме­ча­ют­ся замин­ки, кри­зи­сы, и пред­став­ля­ет­ся чем-то ненор­маль­ным если, при нали­чии извест­но­го кад­ра без­ра­бот­ных, зем­ля, кото­рая мог­ла бы впи­тать в себя труд зна­чи­тель­но­го насе­ле­ния, над­ле­жа­щим обра­зом не исполь­зу­ет­ся. Вот те два моти­ва, один — клас­со­вый, а дру­гой — госу­дар­ствен­ный, кото­рые дви­га­ют в насто­я­щий момент земель­ной поли­ти­кой боль­шин­ства циви­ли­зо­ван­ных стран Запад­ной Евро­пы».

Пол­ная сво­бо­да земель­но­го обо­ро­та сей­час для нас непри­ем­ле­ма, пото­му что она про­ти­во­ре­чит идее наци­о­на­ли­за­ции зем­ли, кото­рая оста­ёт­ся одним из вели­чай­ших заво­е­ва­ний нашей рево­лю­ции; поми­мо это­го, раз­ви­тие этой меры про­ти­во­ре­чи­ло бы инте­ре­сам зна­чи­тель­ной мас­сы кре­стьян­ства и рабо­чих, ибо при насто­я­щих усло­ви­ях упад­ка про­мыш­лен­но­сти зем­ля явля­ет­ся един­ствен­ным источ­ни­ком суще­ство­ва­ния мил­ли­о­нов тру­дя­щих­ся масс.

Кре­ди­ту в сель­ском хозяй­стве Совет­ская власть при­да­ёт огром­ное зна­че­ние (ст. 9 резо­лю­ции по сел. хоз. IX Все­росс. Съез­да Сове­тов), но этот кре­дит может быть лишь госу­дар­ствен­ным. Что же каса­ет­ся обес­пе­че­ния за кре­стьян­ством исполь­зо­ва­ния затрат на улуч­ше­ние земель, то это нашло себе отра­же­ние в послед­них земель­ных зако­нах. В каче­стве одно­го из суще­ствен­ных меро­при­я­тий для борь­бы с аграр­ным пере­на­се­ле­ни­ем он счи­та­ет так­же пере­се­ле­ние и коло­ни­за­цию окра­ин.

Пере­хо­дя к иде­а­лам проф. Бруц­ку­са, необ­хо­ди­мо отме­тить, что теперь этот иде­ал им мыс­лит­ся несколь­ко ина­че, неже­ли до Октябрь­ской рево­лю­ции. Таким иде­а­лом для него явля­ет­ся тру­до­вое кре­стьян­ское хозяй­ство, но с тем усло­ви­ем, что­бы ему была предо­став­ле­на воз­мож­ность зна­чи­тель­но­го тер­ри­то­ри­аль­но­го раз­ви­тия (от бед­ня­ков и рабо­чих он пред­ла­га­ет отку­пить­ся пла­той за их зем­лю). «С народ­но-хозяй­ствен­ной точ­ки зре­ния, — гово­рит он: — целе­со­об­раз­ным явля­ет­ся раз­ви­тие хозяйств не полу­про­ле­тар­ских, а спо­соб­ных вполне исполь­зо­вать труд семьи, даю­щих избыт­ки про­дук­тов для рын­ка и созда­ю­щих рынок для про­дук­тов про­мыш­лен­но­сти. Даже 25 дес. — неболь­шая земель­ная нор­ма для таких хозяйств, а с более широ­ким рас­про­стра­не­ни­ем поль­зо­ва­ния сел.-хоз. маши­на­ми, эта нор­ма долж­на воз­рас­ти».

«С точ­ки зре­ния капи­та­ли­сти­че­ской кре­стьян­ское хозяй­ство явля­ет­ся неце­ле­со­об­раз­ной эко­но­ми­че­ской орга­ни­за­ци­ей. Одна­ко, кре­стьян­ское хозяй­ство отли­ча­ет­ся от капи­та­ли­сти­че­ско­го не толь­ко сво­и­ми раз­ме­ра­ми но и каче­ствен­но. Неда­ром и самый тер­мин „кре­стьян­ское хозяй­ство“ и в боль­шин­стве стран Запад­ной Евро­пы не вышел из упо­треб­ле­ния и даже утвер­дил­ся в нау­ке, хотя сослов­ные гра­ни, отде­ляв­шие неко­гда кре­стьян уже дав­но там стёр­лись.

Кре­стьян­ское хозяй­ство сле­ду­ет рас­смат­ри­вать пре­иму­ще­ствен­но, как орга­ни­за­цию, дли­тель­но обес­пе­чи­ва­ю­щую наи­луч­шее при дан­ных усло­ви­ях народ­но­го хозяй­ства исполь­зо­ва­ние тру­да кре­стьян­ской семьи».

«Гос­под­ство кре­стьян­ско­го хозяй­ства укреп­ля­ет эко­но­ми­че­скую пози­цию тру­дя­щих­ся клас­сов и повы­ша­ет ёмкость тер­ри­то­рии стра­ны для насе­ле­ния».

В этом он сбли­жа­ет­ся со сто­рон­ни­ка­ми семей­но-тру­до­вой тео­рии кре­стьян­ско­го хозяй­ства (проф. Чая­но­ва, Челин­цев и др.). Одна­ко, товар­ное кре­стьян­ское хозяй­ство он мыс­лит, как пере­хо­дя­щее посте­пен­но в круп­ное капи­та­ли­сти­че­ское хозяй­ство — в этом состо­ит его основ­ной сель­ско­хо­зяй­ствен­ный иде­ал. И этим он отли­ча­ет­ся от эко­но­ми­стов реви­зи­о­ни­стов и народ­ни­ков, но одно­вре­мен­но с этим он отли­ча­ет­ся и от марк­си­стов.

Для нас так­же иде­а­лом явля­ет­ся круп­ное сель­ское хозяй­ство, но хозяй­ство соци­а­ли­сти­че­ское, и мы так­же вынуж­де­ны сей­час начи­нать рабо­ту с раз­ви­тия и укреп­ле­ния тру­до­во­го кре­стьян­ско­го хозяй­ства, но мы пола­га­ем, что он пой­дёт не по пути кула­че­ства и экс­плу­а­та­ции, а путём его тру­до­во­го объ­еди­не­ния в круп­ное хозяй­ство тру­до­во­го типа в лице кол­лек­ти­вов и про­из­вод­ствен­ной коопе­ра­ции. К это­му же будет тол­кать его раз­ви­тие про­мыш­лен­но­сти и при­ме­не­ние элек­три­че­ства в сель­ском хозяй­стве.

Кни­га проф. Бруц­ку­са «Аграр­ный вопрос» не явля­ет­ся эко­но­ми­че­ским иссле­до­ва­ни­ем в обла­сти сель­ско­го хозяй­ства и даже науч­ным обоб­ще­ни­ем в этой обла­сти, это ско­рее рабо­та из обла­сти эко­но­ми­че­ской поли­ти­ки и пуб­ли­ци­сти­ки. Это необ­хо­ди­мо пом­нить при её оцен­ке. Но, несмот­ря на это, она пред­став­ля­ет всё же весь­ма круп­ный инте­рес, как пока­за­тель того, како­вы ста­ли ныне иде­а­лы преж­них сто­рон­ни­ков круп­ной земель­ной соб­ствен­но­сти.

Scroll to top