ФИЛОСОФИЮ ЗА БОРТ?

«Под знаменем марксизма», 1922, № 05 – 06,

В. Румий

Име­ет ли про­ле­та­ри­ат свою фило­со­фию?

Может ли быть вооб­ще про­ле­тар­ская фило­со­фия?

Нет ли в этом соче­та­нии слов непри­ми­ри­мо­го про­ти­во­ре­чия?

На эти груст­ные раз­мыш­ле­ния навел наш жур­нал кое-кого из това­ри­щей, кото­рые, обду­мав эти вопро­сы, реши­ли «фило­со­фию выбро­сить за борт!» и оста­вить про­ле­та­ри­а­ту лишь нау­ку.

Мы хотим в несколь­ких сло­вах отве­тить этим това­ри­щам.

Возить­ся с «фило­со­фи­ей марк­сиз­ма», — гово­рит один из них т. Минин, — это всё рав­но, что возить­ся с «рели­ги­ей про­ле­та­ри­а­та»: на извест­ной ста­дии это (воз­ня с фило­со­фи­ей марк­сиз­ма. — в. Р.) гораз­до вред­нее и опас­нее ибо если «рабо­чий сред­няк» пре­крас­но справ­ля­ет­ся с рели­ги­ей во всех ее фор­мах, то с фило­со­фи­ей ему будет труд­ней.

Суще­ству­ют три спо­со­ба пони­ма­ния мира: рели­гия, фило­со­фия и нау­ка. «Поме­щи­ки — рабо­вла­дель­цы, фео­да­лы, кре­пост­ни­ки, — поль­зо­ва­лись ору­жи­ем рели­гии.

Бур­жу­а­зия вое­ва­ла при помо­щи фило­со­фии.

Про­ле­та­ри­ат же опи­ра­ет­ся в борь­бе исклю­чи­тель­но на нау­ку». Так схе­ма­ти­че­ски-упро­щен­но пред­став­ля­ет­ся тов. Мини­ну идео­ло­ги­че­ское отра­же­ние борь­бы клас­сов.

«Духов­ным ору­жи­ем» бур­жу­а­зии явля­ет­ся фило­со­фия, — какая фило­со­фия? Вот попро­буй­те поис­кать теперь тако­го бур­жу­аз­но­го фило­со­фа, кото­рый про­по­ве­до­вал бы мате­ри­а­лизм (пусть даже мета­фи­зи­че­ский!). Лет сто два­дцать тому назад бур­жу­а­зия, дей­стви­тель­но, сра­жа­лась про­тив поме­щи­чье­го фео­даль­но­го строя мыс­лей — про­тив рели­гии — фило­со­фи­ей, но это была фило­со­фия мате­ри­а­ли­сти­че­ская и рево­лю­ци­он­ная. Тов. Минин назы­ва­ет этот мате­ри­а­лизм пре­зри­тель­ным про­зви­щем «мета­фи­зи­че­ский мате­ри­а­лизм»! Не спо­рим. Мате­ри­а­лизм XVIII века стра­дал этим гре­хом. Но даже этот недо­ста­ток не умень­шил его рево­лю­ци­он­ную силу. Како­ва же долж­на быть мощь мате­ри­а­лиз­ма, обо­га­щен­но­го диа­лек­ти­кой и голо­во­кру­жи­тель­ны­ми дости­же­ни­я­ми совре­мен­ной нау­ки, кото­рая каж­до­днев­но при­но­сит всё боль­ше и боль­ше мате­ри­а­лов для под­твер­жде­ния его выво­дов?

Тов. Минин нахо­дит, что рели­гия, — это «духов­ное ору­жие поме­щи­ков и фео­да­лов». Это пря­мо невер­но. Рели­гия воз­ник­ла задол­го до обра­зо­ва­ния клас­са зем­ле­вла­дель­цев, до фео­да­лиз­ма. И поме­щи­ки, и кре­пост­ни­ки, и рабо­вла­дель­цы пре­крас­но уме­ли поль­зо­вать­ся рели­ги­ей, как одним из ору­дий угне­те­ния. Но раз­ве бур­жу­а­зия отста­ёт от выше­пе­ре­чис­лен­ных сво­их кол­лег? Раз­ве бур­жу­а­зия сего­дня менее поль­зу­ет­ся рели­ги­ей для угне­те­ния тру­дя­щих­ся — рабо­чих и кре­стьян, чем её ран­ние пред­ше­ствен­ни­ки, гос­под­ство­вав­шие до нее? В том-то и всё дело, что, вопре­ки жела­нию тов. Мини­на, бур­жу­а­зия теперь гораз­до настой­чи­вей, чем её пред­ше­ствен­ни­ки, доби­ва­ет­ся гос­под­ства церк­ви, рас­про­стра­не­ния и про­па­ган­ды рели­гии, и дела­ет это гораз­до более искус­но и уме­ю­чи, чем какой бы то ни было дру­гой до неё гос­под­ство­вав­ший класс.

Невер­но, что «рели­ги­ей поль­зо­ва­лись, как ору­жи­ем, поме­щи­ки» — ею поль­зо­ва­лись и поль­зу­ют­ся все клас­сы-экс­плу­а­та­то­ры, все клас­сы, кото­рым выгод­но пора­бо­ще­ние тру­дя­ще­го­ся боль­шин­ства. Рели­гия, как и иде­а­ли­сти­че­ская фило­со­фия, кото­рую никак нель­зя отде­лить с такой кате­го­рич­но­стью от рели­гии, посколь­ку и та и дру­гая в конеч­ном ито­ге сво­дят­ся на Бога, явля­ют­ся пре­крас­ным «духов­ным ору­жи­ем» в руках всех экс­плу­а­та­то­ров и могут быть уни­что­же­ны лишь с уни­что­же­ни­ем клас­сов и экс­плу­а­та­ции чело­ве­ка чело­ве­ком. «Про­ле­та­ри­ат же опи­ра­ет­ся в борь­бе исклю­чи­тель­но на нау­ку» — это про­дукт ребя­че­ской пута­ни­цы поня­тий. Конеч­но, про­ле­та­ри­ат опи­ра­ет­ся на нау­ку, всё его миро­воз­зре­ние насквозь науч­но, но раз­ве это исклю­ча­ет то, что про­ле­та­ри­ат име­ет свою фило­со­фию, кото­рая тоже отли­ча­ет­ся от фило­со­фии бур­жу­а­зии имен­но сво­ей науч­но­стью? Ведь отли­чи­тель­ная осо­бен­ность мате­ри­а­лиз­ма в том имен­но и состо­ит, что его выво­ды не про­ти­во­ре­чат выво­дам нау­ки. Нау­ка, в свою оче­редь, лишь укреп­ля­ет фило­соф­ский мате­ри­а­лизм каж­до­днев­но сво­и­ми голо­во­кру­жи­тель­ны­ми успе­ха­ми.

«Рели­гия по сво­е­му мони­стич­на (какая рели­гия? есть рели­гии дале­ко не мони­стич­ные, да и хри­сти­ан­ство, самая мони­сти­че­ская и самая совер­шен­ная из всех рели­гий, не отли­ча­ет­ся осо­бо строй­ным мониз­мом — в. Р.). Нау­ка мони­стич­на без­услов­но. Фило­со­фия — это дуа­лизм или, ещё хуже, эклек­ти­ка». Тут про­сто игра сло­ва­ми и спор о сло­вах. Если тов. Мини­ну угод­но мате­ри­а­лизм Марк­са и Энгель­са, кото­рый отли­ча­ет­ся несо­мнен­ным мониз­мом и носит назва­ние «фило­со­фии марк­сиз­ма» или «про­ле­тар­ской фило­со­фии» — назвать нау­кой и про­ти­во­по­ста­вить ее фило­со­фии, т. е. фак­ти­че­ски иде­а­ли­сти­че­ской фило­со­фии, то, конеч­но, его никто за эту шалов­ли­вую игру не высе­чет, но и хва­лить никто не ста­нет, ибо ни Маркс, ни Энгельс так ско­ро не усту­па­ли сво­им про­тив­ни­кам сво­их пред­ше­ствен­ни­ков и учи­те­лей. На самом деле, отбро­сить за борт фран­цуз­ских мате­ри­а­ли­стов, на том осно­ва­нии, что они «фило­со­фы» и не при­дер­жи­ва­лись или не зна­ли диа­лек­ти­ки Геге­ля (жив­ше­го и писав­ше­го уже в XIX в.) это, зна­чит, в луч­шем слу­чае, упо­до­бить­ся Ива­ну, непом­ня­ще­му род­ства. Миро­воз­зре­ние Марк­са и Энгель­са мно­гим обя­за­но не толь­ко фран­цуз­ским мате­ри­а­ли­стам XVIII в., но и Спи­но­зе, не гово­ря уже о Геге­ле и Фей­ер­ба­хе, непо­сред­ствен­ны­ми уче­ни­ка­ми коих они были. Но эти фило­со­фии целы­ми кус­ка­ми вошли, как состав­ные части, в то миро­воз­зре­ние Марк­са, кото­рое тов. Минин хочет все­мер­но пере­кре­стить в «нау­ку». Как вы, тов. Минин, ни ста­рай­тесь, ваша мони­сти­че­ская «нау­ка» на три чет­вер­ти состо­ит из «фило­со­фии» таких пре­зрен­ных «дуа­ли­стов», как Спи­но­за, патер­на­ли­сты XVIII в., Гегель, Фей­ер­бах…

Марк­сист­ское миро­воз­зре­ние пред­по­ла­га­ет, как неиз­мен­ную, необ­хо­ди­мую состав­ную часть, — мате­ри­а­лизм, при­чём — мате­ри­а­лизм диа­лек­ти­че­ский.

А что такое мате­ри­а­лизм, как не фило­со­фия?

Когда наш жур­нал упо­треб­ля­ет тер­мин «фило­со­фия марк­сиз­ма», он и дол­жен быть понят, как сино­ним диа­лек­ти­че­ско­му мате­ри­а­лиз­му.

Тов. Минин сер­дит­ся не толь­ко на наш жур­нал: он недо­во­лен так­же Г. В. Пле­ха­но­вым и В. И. Лени­ным. Они тоже, ока­зы­ва­ет­ся, не раз упо­треб­ля­ют этот «немарк­сист­ский тер­мин». Хоро­шо быть в такой кам­па­нии даже тогда, когда тебя обви­ня­ют в при­стра­стии к немарк­сист­ским тер­ми­нам. Но мы ока­зы­ва­ем­ся все трое в ещё более высо­кой кам­па­нии, в кам­па­нии Ф. Энгель­са и К. Марк­са. Они тоже не раз гово­ри­ли о сво­ей фило­со­фии, но кро­ме того, они отли­ча­лись от т. Мини­на тем, что по кон­сер­ва­тив­но­сти харак­те­ра сво­е­го никак не хоте­ли выбро­сить — «за борт фило­со­фию!». Наобо­рот, они ста­ра­тель­но изу­ча­ли «фило­со­фов» XVIII в. и иде­а­ли­стов, а пер­вый из этих «немарк­сист­ских» ста­ри­ков — Ф. Энгельс в 1874 году писал о том, что если во Фран­ции созна­тель­ные рабо­чие не живут и не мыс­лят как мате­ри­а­ли­сты, то «все­го про­ще было бы помочь делу (т. е. при­влечь вни­ма­ние созна­тель­ных рабо­чих к мате­ри­а­лиз­му) — мас­со­вым рас­про­стра­не­ни­ем меж­ду фран­цуз­ски­ми рабо­чи­ми вели­ко­леп­ной фран­цуз­ской мате­ри­а­ли­сти­че­ской лите­ра­ту­ры про­шло­го (т. е. XVIII. — В. Р.) века; той лите­ра­ту­ры, в кото­рой фран­цуз­ский ум достиг само­го выс­ше­го сво­е­го выра­же­ния и по содер­жа­нию и по фор­ме, и кото­рая, при­ни­мая в сооб­ра­же­ние тогдаш­нее состо­я­ние нау­ки, по сво­е­му содер­жа­нию до сих пор сто­ит бес­ко­неч­но высо­ко, а по фор­ме оста­ёт­ся несрав­нен­ной». — Ф. Энгельс сове­ту­ет все­мер­но заин­те­ре­со­вать фран­цуз­ских рабо­чих мате­ри­а­ли­сти­че­ской фило­со­фи­ей, кото­рую он не без резо­на счи­та­ет необ­хо­ди­мым для созна­тель­ных рабо­чих, тов. Минин сове­ту­ет нам «выбро­сить за борт фило­со­фию», — мы пред­по­чи­та­ем слу­шать­ся сове­тов Энгель­са и слыть «немарк­си­ста­ми». Мы будем и впредь в нашем жур­на­ле настой­чи­во сове­то­вать всем созна­тель­ным рабо­чим читать фило­соф­ские тво­ре­ния мате­ри­а­ли­стов XVIII в. (т. е. зани­мать­ся фило­со­фи­ей), памя­туя сове­ты наше­го вели­ко­го учи­те­ля, что это вер­ней­шее сред­ство широ­ко рас­про­стра­нить мате­ри­а­лизм совре­мен­ный (т. е. диа­лек­ти­че­ский) сре­ди про­ле­та­ри­а­та.

Тов. Минин сове­ту­ет при­слу­шать­ся к вра­гам: «это полез­но. Вра­ги луч­ше вас пони­ма­ют, что такое фило­со­фия, как тако­вая»… И в каче­стве вра­гов, к мне­нию кото­рых сле­ду­ет нам при­слу­шать­ся и кото­рые луч­ше нас и т. д. он ука­зы­ва­ет на… Рад­ло­ва (!) и Деболь­ско­го (!?), кото­рые напи­са­ли ста­тьи в Энц. сло­ва­ре «Брог.» «Ефр.» (ай, ай, ай тов. Минин. Не нашли более ком­пе­тент­ных лиц и более све­же­го аргу­мен­та). По прав­де ска­зать, я не хотел выда­вать эту вашу тай­ну, тов. Минин, но ниче­го не поде­ла­ешь, в нази­да­ние дру­гим сле­ду­ет-таки пока­зать у кого вы сами учи­тесь и чье­му голо­су сове­ту­е­те при­слу­шать­ся нам. Рад­лов гово­рит, что фило­со­фия ста­ра­ет­ся соеди­нить «в одно разум­ное целое дан­ные добы­тые нау­кой и рели­ги­оз­ные пред­став­ле­ния», а проф. Кар­са­вин утвер­жда­ет, что «Вся­кая более или менее про­ду­ман­ная и глу­бо­кая фило­соф­ская систе­ма при­во­дит нас к идее абсо­лют­но­го бытия или Бога» — и про­чи­тав эту иде­а­ли­сти­че­скую чепу­ху тов. Минин счел для себя воз­мож­ным не толь­ко согла­сить­ся с ними, но и пред­ло­жить нам с вами, чита­тель, согла­сить­ся с эти­ми заяд­лы­ми бур­жу­аз­ны­ми мра­ко­бе­са­ми: «Вра­ги пра­вы. Фило­со­фия не наше дело» — побе­до­нос­но умо­за­клю­ча­ет тов. Минин, но в том-то всё и дело, что вра­ги не пра­вы, или, ско­рее, пра­вы лишь на поло­ви­ну.

Когда Кар­са­вин гово­рит — «вся­кая более или менее про­ду­ман­ная и глу­бо­кая фило­соф­ская систе­ма», — он име­ет в виду иде­а­ли­сти­че­ские фило­соф­ские систе­мы, ибо мате­ри­а­лизм, по его мне­нию, ни в какой сте­пе­ни не может гор­дить­ся ни глу­би­ной ни про­ду­ман­но­стью. Кар­са­вин прав по отно­ше­нию ко вся­ким иде­а­ли­сти­че­ским систе­мам. Они не могут не при­во­дить к идее Бога. Но из это­го совсем не сле­ду­ет, что мы долж­ны согла­сить­ся с ним в оцен­ке мате­ри­а­лиз­ма, как систе­мы «не про­ду­ман­ной и не глу­бо­кой». А раз мы не согла­сим­ся с Кар­са­ви­ным в этом, то нам нет ника­ко­го резо­на отча­и­вать­ся и выбро­сить за борт фило­со­фию, на том осно­ва­нии, что вра­ги наши выбро­си­ли нашу фило­со­фию из чис­ла фило­соф­ских систем. На то они и вра­ги!

Выбро­сить за борт фило­со­фию, зна­чит выбро­сить за борт мате­ри­а­лизм. А сде­лать это, зна­чит под­нять руку про­тив само­го себя, про­тив соб­ствен­но­го миро­воз­зре­ния основ­ным стол­бом кото­ро­го и явля­ет­ся мате­ри­а­лизм.

К. Маркс писал: «Мате­ри­а­лизм, попол­нен­ный теперь тем, что было добы­то самой спе­ку­ля­ци­ей, и сов­па­да­ю­щий с гума­низ­мом, навсе­гда покон­чит с мета­фи­зи­кой. Подоб­но тому, как Фей­ер­бах в тео­рии, фран­цуз­ский и немец­кий соци­а­лизм и ком­му­низм явля­ет­ся на прак­ти­ке мате­ри­а­лиз­мом, сов­па­да­ю­щим с гума­низ­мом». По мне­нию Марк­са, еще фран­цуз­ский мате­ри­а­лизм при­во­дил сво­их после­до­ва­те­лей пря­ме­хонь­ко к соци­а­лиз­му и ком­му­низ­му. Совре­мен­ный мате­ри­а­лизм явля­ет­ся непо­сред­ствен­но фун­да­мен­том ком­му­низ­ма.

Кто выбро­сит мате­ри­а­лизм за борт, тот выбро­сит за борт и ком­му­низм, тот ско­ре­хонь­ко вслед за этим ска­тит­ся к оппор­ту­низ­му.

Что ска­же­те о ссыл­ке тов. Мини­на на А. Дебо­ри­на? Это резуль­тат како­го-то совер­шен­но необъ­яс­ни­мо­го недо­ра­зу­ме­ния; сто­ит толь­ко немно­го напрячь вни­ма­ние, что­бы понять, что А. Дебо­рин гово­рит там как раз о том, что исклю­ча­ет и с чем борет­ся диа­лек­ти­че­ский мате­ри­а­лизм. Мы не име­ем воз­мож­но­сти теперь оста­нав­ли­вать­ся на этом вопро­се, но наше­му чита­те­лю будет сто­ит очень мало тру­дов открыть кни­гу тов. Дебо­ри­на (по пер­во­му изда­нию стр. 232) и про­честь это место в кон­тек­сте. Тов. Минин про­сто невни­ма­тель­но про­чел эту гла­ву VII — вот наи­луч­шее для него пред­по­ло­же­ние, кото­рое сде­ла­ет чита­тель, позна­ко­мив­шись с тек­стом тов. Дебо­ри­на.

Не мень­ше кон­фу­за и с цита­та­ми из Ф. Энгель­са.

Пер­вая из при­ве­ден­ных цитат кон­ста­ти­ру­ет, что Воз­рож­де­ние и фило­со­фия с XV в. были пло­дом раз­ви­тия бур­жу­а­зии. Это несо­мнен­но. Но раз­ве это дока­зы­ва­ет, что Энгельс про­тив сво­ей соб­ствен­ной фило­со­фии? Этот отры­вок тов. Минин оза­гла­вил: «Фило­со­фия — плод бур­жу­а­зии». — Не вся­кая фило­со­фия. Фило­со­фия роди­лась гораз­до ранее эпо­хи Воз­рож­де­ния. Цита­те вто­рой пред­ше­ству­ют сле­ду­ю­щие стро­ки: «Раз мы поня­ли… что тре­бо­вать от фило­со­фии раз­ре­ше­ния всех про­ти­во­ре­чий, зна­чит тре­бо­вать, что­бы один фило­соф сде­лал такое дело, какое в состо­я­нии выпол­нить толь­ко всё чело­ве­че­ство в его посту­па­тель­ном раз­ви­тии, — раз мы поня­ли это, фило­со­фии, в ста­ром смыс­ле сло­ва, при­хо­дит — конец». Про­чти­те теперь вни­ма­тель­но цита­ту пол­но­стью и вы убе­ди­тесь, что Энгельс ничуть не боял­ся сло­ва фило­со­фия, что он хоро­нил лишь мерт­ве­цов («фило­со­фию в ста­ром смыс­ле сло­ва») и совсем не наме­ре­вал­ся с водою выплес­нуть и ребён­ка. В цита­те тре­тьей даже в том виде, в каком она при­ве­де­на у тов. Мини­на ясно вид­но, что Энгельс гово­рит всё о той же «фило­со­фии в ста­ром смыс­ле сло­ва» («выда­вав­шей себя за некую нау­ку наук»…).

В дру­гих цита­тах… но воз­дер­жим­ся от раз­бо­ра всех цитат — мы местом огра­ни­че­ны. Пусть чита­тель сам попро­бу­ет най­ти ука­зан­ные тов. Мини­ным места и про­чтет — мы там не нашли ни еди­но­го места, где бы Энгельс или Маркс выска­за­лись про­тив «фило­со­фии в новом смыс­ле сло­ва», — а ведь это­го и нуж­но было дока­зать тов. Мини­ну, ибо кому неиз­вест­но, что Энгельс и Маркс выска­зы­ва­лись не раз (чис­ло таких цитат мож­но было уве­ли­чить на мно­го) про­тив «фило­со­фии в ста­ром смыс­ле сло­ва».

Мы кон­ча­ем. Тов. Минин сра­жа­ет­ся про­тив вра­га при­зрач­но­го, неко­то­рые его фор­му­ли­ров­ки пока­зы­ва­ют, что он не очень доро­жит «фило­со­фи­ей в новом смыс­ле сло­ва» — т. е. Марк­со­вой фило­со­фи­ей.

Напрас­но. Повто­ря­ем такой путь пря­ме­хонь­ко при­ве­дет к оппор­ту­низ­му.

Scroll to top