Проблема продукции и революции

«Под знаменем марксизма», 1922, №01 – 02

Владимир Виленский (Сибиряков)

Суще­ству­ет такая сказ­ка, в кото­рой один неудач­ник с пута­ной голо­вой, пере­пу­тав сва­дьбу с похо­ро­на­ми, вме­сто при­вет­ствия встре­тив­шим­ся весе­ля­щим­ся про­воз­гла­ша­ет: «Канун да ладан!» Неудач­ник это дела­ет от чисто­го серд­ца, но весе­ля­щи­е­ся усмот­ре­ли в этом насмеш­ку и боль­но поби­ли неудач­но­го пута­ни­ка.

В поло­же­нии тако­го пута­ни­ка в апре­ле 1917 года ока­зал­ся небезыз­вест­ный эко­но­мист Петр Мас­лов, когда он по пово­ду зако­но­да­тель­но­го уста­нов­ле­ния 8‑мичасового рабо­че­го дня, — пер­вой реаль­ной побе­ды рус­ских рабо­чих, — обра­тил­ся с «откры­тым пись­мом» к сове­там рабо­чих и сол­дат­ских депу­та­тов, в кото­ром он предо­сте­ре­гал рабо­чий класс, заяв­ляя, что без раз­ви­тия про­из­во­ди­тель­ных сил, без раз­ви­тия про­мыш­лен­но­сти, это заво­е­ва­ние ниче­го не даст, так как паде­ние инду­стрии пове­дет к без­ра­бо­ти­це и к уни­что­же­нию рабо­че­го клас­са.

Содер­жа­ние это­го пись­ма очень понра­ви­лось бур­жу­а­зии, кото­рая тогда уже начи­на­ла чув­ство­вать, что поч­ва колеб­лет­ся под ее нога­ми, и в аргу­мен­тах П. Мас­ло­ва она наде­я­лась най­ти сред­ство про­тив надви­га­ю­щей­ся опас­но­сти. Пись­мо было широ­ко пере­пе­ча­та­но бур­жу­аз­ной печа­тью, кото­рая уси­лен­но рас­хва­ли­ва­ла П. Мас­ло­ва.

Но для рабо­че­го клас­са это «откры­тое пись­мо» про­зву­ча­ло тогда насмеш­ли­вым — «Канун да ладан». И, пожа­луй, вышло так, что П. Мас­лов ока­зал­ся с помя­ты­ми бока­ми. Не зна­ем, по чьей вине, но он ока­зал­ся в кол­ча­ко­вии, в Сиби­ри, и после мно­гих пере­жи­тых тяже­лых минут сей­час пода­ет о себе весть новой напи­сан­ной им кни­гой «Миро­вая соци­аль­ная про­бле­ма»[1], в кото­рой он пыта­ет­ся обос­но­вать свою право­ту и исто­ри­ей «откры­то­го пись­ма» 1917 года.

Одна­ко, ни та горечь, кото­рой про­пи­та­на эта послед­няя кни­га П. Мас­ло­ва, ни те аргу­мен­ты, заим­ство­ван­ные из трех­лет­не­го «кри­ти­че­ско­го опы­та мень­ше­виз­ма», ни, нако­нец, те выво­ды, кото­рые он дела­ет, отнюдь не могут слу­жить дока­за­тель­ством право­ты отме­чен­но­го нами выше выступ­ле­ния Мас­ло­ва. И с этой сто­ро­ны новая книж­ка П. Мас­ло­ва выгля­дит немно­го коми­че­ски, но в ней есть мно­го тако­го, что явля­ет­ся чрез­вы­чай­но инте­рес­ным и заслу­жи­ва­ю­щим того, что­бы о ней пого­во­рить.

* * *

П. Мас­лов счи­та­ет, что боль­шин­ство совре­мен­ных эко­но­ми­стов под­ме­ня­ют нау­ку о народ­ном хозяй­стве нау­кой о част­ном хозяй­стве. Он счи­та­ет, что до сих пор глав­ное вни­ма­ние эко­но­ми­стов обра­ща­лось на хозяй­ствен­ную дея­тель­ность капи­та­ли­ста и на резуль­та­ты этой дея­тель­но­сти с его точ­ки зре­ния. По его же мне­нию, перед поли­ти­че­ской эко­но­ми­ей сто­ит зада­ча «най­ти зако­но­мер­ность в рас­пре­де­ле­нии и пере­рас­пре­де­ле­нии про­из­во­ди­тель­ных сил, направ­ле­ние, в кото­ром оно про­ис­хо­дит, и при­чи­ны, вызы­ва­ю­щие его».

Эти мыс­ли П. Мас­лов выска­зы­вал еще десять лет тому назад в сво­ей кни­ге «Тео­рия раз­ви­тия народ­но­го хозяй­ства», и поэто­му они новиз­ны не пред­став­ля­ют. Но автор пыта­ет­ся сей­час най­ти в опы­те вой­ны и рево­лю­ции под­твер­жде­ние необ­хо­ди­мо­сти выдви­же­ния этой про­бле­мы, кото­рую он отож­деств­ля­ет с миро­вой соци­аль­ной про­бле­мой, от успе­ха раз­ре­ше­ния кото­рой зави­сит буду­щее чело­ве­че­ства.

Новым так­же для рас­смат­ри­ва­е­мо­го авто­ра явля­ет­ся стрем­ле­ние исполь­зо­вать опыт рус­ской про­ле­тар­ской рево­лю­ции и резуль­та­ты ее хозяй­ствен­ной пере­строй­ки на новых нача­лах, для того что­бы под­кре­пить свою основ­ную мысль, что в осно­ве бла­го­при­ят­но­го раз­ре­ше­ния соци­аль­ной про­бле­мы долж­на лежать про­бле­ма про­дук­ции.

В этом отно­ше­нии рабо­та П. Мас­ло­ва пред­став­ля­ет как бы тео­ре­ти­че­ское обос­но­ва­ние того тече­ния, кото­рое на про­тя­же­нии всех четы­рех лет кри­ча­ло о непри­ем­ле­мо­сти «потре­би­тель­ско­го» соци­а­лиз­ма боль­ше­ви­ков. Одна­ко, ста­ра­ясь быть объ­ек­тив­ным, автор, в конеч­ном сче­те, всех совре­мен­ных соци­а­ли­стов берет за одни скоб­ки и дела­ет вывод, что по суще­ству совре­мен­ное пони­ма­ние соци­аль­ной про­бле­мы для всех соци­а­ли­сти­че­ских пар­тий явля­ет­ся пони­ма­ни­ем как про­бле­мы рас­пре­де­ле­ния, и что необ­хо­ди­мость про­цес­са накоп­ле­ния наци­о­наль­но­го капи­та­ла, как не созна­ва­лось точ­но так же зна­че­ние раз­лич­но­го харак­те­ра потреб­ле­ния.

Про­цесс накоп­ле­ния наци­о­наль­но­го капи­та­ла и выяс­не­ние форм непро­из­во­ди­тель­но­го потреб­ле­ния, — два основ­ных момен­та, два фоку­са, вокруг кото­рых вер­тит­ся все содер­жа­ние рас­смат­ри­ва­е­мой нами кни­ги. Выдви­гая про­бле­му про­дук­ции мил­ли­о­нов мел­ких хозяйств, поль­зу­ю­щих­ся при­ми­тив­ной сохой, автор воз­ра­жа­ет про­тив иллю­зор­ных уто­пий элек­три­фи­ка­ции, пола­гая, что для Рос­сии накоп­ле­ние наци­о­наль­но­го капи­та­ла свя­за­но имен­но с эти­ми мел­ки­ми хозяй­ства­ми и долж­но пой­ти по пути дли­тель­но­го накоп­ле­ния при сокра­ще­нии мно­го­чис­лен­ных форм непро­из­во­ди­тель­но­го потреб­ле­ния.

Капи­та­лизм дол­жен сме­нить­ся дру­гой, более про­грес­сив­ной, с точ­ки зре­ния тру­дя­щих­ся, фор­мой хозяй­ства, но какой? — спра­ши­ва­ет П. Мас­лов, и в сво­ем заклю­че­нии отве­ча­ет: — оче­вид­но, такой фор­мой орга­ни­за­ции хозяй­ства, кото­рая обес­пе­чи­ва­ет уве­ли­че­ние про­дук­ции, т. е. уве­ли­чит и про­цесс про­из­во­ди­тель­но­го тру­да, накоп­ле­ния и про­дук­тив­ность инди­ви­ду­аль­но­го тру­да.

Миро­вая вой­на и ее послед­ствия при­нес­ли непри­ми­ри­мые про­ти­во­ре­чия. Про­из­во­ди­тель­ные силы упа­ли, а непро­из­во­ди­тель­ные затра­ты (напр., воору­же­ние) не пре­кра­ща­ют­ся. Бур­жу­а­зия для сохра­не­ния сво­ей вла­сти не уме­ет най­ти дру­гих путей, кро­ме уве­ли­че­ния непро­из­во­ди­тель­ных рас­хо­дов на воору­же­ние армий; но и рабо­чий класс не счи­та­ет­ся с состо­я­ни­ем про­из­во­ди­тель­ных сил, стре­мит­ся к уве­ли­че­нию сво­ей доли, неза­ви­си­мо в каком поло­же­нии нахо­дят­ся про­из­во­ди­тель­ные силы их стра­ны — таков заклю­чи­тель­ный вывод П. Мас­ло­ва. А отсю­да при­го­вор для рус­ско­го опы­та реше­ния соци­аль­ной про­бле­мы:

«Опыт рус­ской рево­лю­ции пока­зы­ва­ет, что обни­ща­ние и обостре­ние соци­аль­ных про­ти­во­ре­чий, бла­го­при­ят­ное для соци­аль­ных потря­се­ний, небла­го­при­ят­но для реше­ния соци­аль­ной про­бле­мы».

Тако­во при­мер­но суще­ство содер­жа­ния книж­ки П. Мас­ло­ва.

* * *

Мы не соби­ра­ем­ся отри­цать факт обни­ща­ния совре­мен­ной Рос­сии, так­же как не соби­ра­ем­ся оспа­ри­вать суще­ства самой про­бле­мы про­дук­ции, кото­рая у нас сей­час постав­ле­на на оче­редь и о кото­рой речь будет идти ниже; но мы, конеч­но, не можем счи­тать круг раз­ви­тия рус­ской рево­лю­ции замкну­тым и рас­смат­ри­вать ее как нечто закон­чен­ное, даю­щее осно­ва­ние для окон­ча­тель­ных выво­дов.

Если что и мож­но счи­тать закон­чив­шим­ся, то, может быть, с неко­то­рой натяж­кой, это мож­но ска­зать отно­си­тель­но пери­о­да воору­жен­ной борь­бы рус­ско­го про­ле­та­ри­а­та, кото­рая была затяж­ной, кро­ва­вой, очень раз­ру­ши­тель­ной и кото­рая нало­жи­ла свой неиз­гла­ди­мый след на все, свя­зан­ное с этим пери­о­дом так наз. сей­час «воен­но­го ком­му­низ­ма», где все было под­чи­не­но зада­чам воен­ной целе­со­об­раз­но­сти и нуж­дам воен­ной обо­ро­ны.

Но вряд ли раз­ру­ши­тель­ный про­цесс вой­ны мож­но соче­тать с твор­че­ски­ми про­из­во­ди­тель­ны­ми зада­ча­ми, кото­рые выдви­га­ют­ся эко­но­ми­стом, ста­вя­щим перед собою про­бле­му про­дук­ции. Вой­на есть тоже про­дук­ция, но толь­ко раз­ру­ше­ния — это акси­о­ма. И, оче­вид­но, здесь воз­мож­но или лице­мер­но сокру­шать­ся о бес­цель­но­сти и ненуж­но­сти подоб­но­го рода раз­ру­ше­ний, или при­ни­мать это раз­ру­ше­ние, как факт, и про­из­во­дить его коли­че­ствен­ный учет, быть может, толь­ко порою при­ни­мая меры к воз­мож­но­му умень­ше­нию это­го раз­ру­ше­ния.

Имен­но в таком поло­же­нии на про­тя­же­нии четы­рех лет нахо­ди­лась Совет­ская Рос­сия, перед рабо­чим клас­сом и кре­стьян­ством кото­рой была дилем­ма: отбить­ся от воору­жен­но­го вра­га и быть, нако­нец, само­му себе хозя­и­ном, или вме­сте с пора­же­ни­ем полу­чить рестав­ра­цию про­шло­го.

Но, может быть, имен­но эта рестав­ра­ция-то и нес­ла раз­ре­ше­ние про­бле­мы про­дук­ции? Нет, конеч­но, П. Мас­лов так отве­ча­ет на этот вопрос: «Решать вопрос о том, суме­ет ли это сде­лать Совет­ская власть, я не берусь, но дол­жен заме­тить, что власть гене­ра­лов Кол­ча­ка, Дени­ки­на и Вран­ге­ля ока­за­лась неспо­соб­ной раз­ре­шить про­бле­му про­дук­ции».

А раз так, то тем более рабо­че­му клас­су Рос­сии не сле­до­ва­ло было отка­зы­вать­ся от борь­бы за удер­жа­ние взя­той в октяб­ре в свои руки поли­ти­че­ской вла­сти.

Сам П. Мас­лов в сво­ем послед­нем тру­де при­зна­ет, что кри­ти­ка капи­та­ли­сти­че­ско­го строя, сде­лан­ная Кар­лом Марк­сом и дру­ги­ми соци­а­ли­ста­ми, настоль­ко силь­на и соот­вет­ству­ет дей­стви­тель­но­сти, что все попыт­ки мно­го­чис­лен­ных уче­ных эко­но­ми­стов бороть­ся и опро­верг­нуть эту кри­ти­ку ника­ких резуль­та­тов не дали. Меж­ду тем рус­ские рабо­чие как раз сле­до­ва­ли по пути, наме­чен­но­му марк­сиз­мом, кото­рый этот путь видел в захва­те рабо­чи­ми вла­сти для осу­ществ­ле­ния соци­а­ли­сти­че­ско­го строя через уни­что­же­ние капи­та­ли­сти­че­ских отно­ше­ний, что долж­но было в конеч­ном сче­те при­ве­сти к улуч­ше­нию поло­же­ния рабо­че­го клас­са и к уни­что­же­нию про­ти­во­ре­чий капи­та­ли­сти­че­ско­го обще­ства.

Про­ле­та­ри­ат Рос­сии в сою­зе с кре­стьян­ством взял в свои руки власть и этим как бы осу­ще­ствил основ­ную пред­по­сыл­ку тео­рии марк­сиз­ма. Вме­сте с пере­хо­дом вла­сти в руки про­ле­та­ри­а­та пере­шли и ору­дия и сред­ства про­из­вод­ства из част­ных рук в обще­ствен­ную соб­ствен­ность. Но этот захват вла­сти и ору­дий и средств про­из­вод­ства отнюдь не был момен­таль­ным и не совер­шил­ся в один день или даже месяц. Нет, это корен­ная ошиб­ка наших кри­ти­ков, этот пере­ход­ный пери­од борь­бы шел свы­ше четы­рех лет и закон­чил­ся толь­ко в тот момент, когда мы отби­ли послед­не­го вра­га на наших мно­го­чис­лен­ных фрон­тах и поста­ви­ли вопрос о мир­ном хозяй­ствен­ном стро­и­тель­стве.

Вся сум­ма роста непро­из­во­ди­тель­ных рас­хо­дов, обрас­та­ния без­об­раз­ны­ми бюро­кра­ти­че­ски­ми извра­ще­ни­я­ми, систе­ма пай­ко­во­го обес­пе­че­ния непро­из­во­ди­тель­ных эле­мен­тов и т. п. — это, по суще­ству, воен­ные издерж­ки рево­лю­ции. Без подоб­но­го рода издер­жек, конеч­но, ника­кая вой­на не обхо­дит­ся. Пря­мо или кос­вен­но, но опла­чи­вать при­хо­дит­ся не толь­ко непо­сред­ствен­ные сред­ства борь­бы, но и такие отно­ше­ния как союз, ней­тра­ли­тет и т. п. Поэто­му ясно, что дли­тель­ный пери­од борь­бы со все­ми ее послед­стви­я­ми лишил наших про­тив­ни­ков над­ле­жа­щей пер­спек­ти­вы, а поте­ряв ее, они, подоб­но П. Мас­ло­ву, ста­ли опе­ри­ро­вать таки­ми эко­но­ми­че­ски­ми фак­та­ми наше­го недав­не­го про­шло­го, кото­рые с точ­ки зре­ния эко­но­ми­че­ской тео­рии име­ют, конеч­но, толь­ко отно­си­тель­ную цен­ность.

Поэто­му, вряд ли все­рьез мож­но гово­рить для это­го пери­о­да о воз­мож­но­сти про­цес­са накоп­ле­ния. Оче­вид­но, здесь зако­нен был толь­ко один про­цесс — про­цесс пере­рас­пре­де­ле­ния про­из­во­ди­тель­ных сил в сто­ро­ну суже­ния про­из­вод­ства и умень­ше­ния общей про­дук­ции, что, соб­ствен­но, и долж­но было в конеч­ном сче­те при­ве­сти к обни­ща­нию стра­ны.

* * *

Пере­ход от воору­жен­ной борь­бы к воз­мож­но­стям мир­но­го стро­и­тель­ства поз­во­лил для нас поста­вить вопрос о про­бле­ме про­дук­ции и подой­ти к ней прак­ти­че­ски со всей реши­тель­но­стью, свой­ствен­ной боль­ше­ви­кам.

Но было бы, конеч­но, боль­шим заблуж­де­ни­ем счи­тать, что боль­ше­ви­кам было орга­ни­че­ски чуж­до пони­ма­ние необ­хо­ди­мо­сти про­бле­мы про­дук­ции. Фор­му­ли­руя соци­аль­ную про­бле­му — «Соци­а­лизм — это рас­пре­де­ле­ние и учет» — Ленин, конеч­но, не хуже П. М. Мас­ло­ва, пони­мал, что пред­по­сыл­кой для уче­та и рас­пре­де­ле­ния долж­но являть­ся про­из­вод­ство. Но, как гово­рят, вся­ко­му ово­щу быва­ет свое вре­мя. Точ­но так­же в усло­ви­ях оса­жден­ной кре­по­сти при­хо­дит­ся думать не столь­ко насчет про­бле­ма­ти­че­ских воз­мож­но­стей отку­да-нибудь полу­чить что-нибудь, сколь­ко о том, как пра­виль­нее учесть и рас­пре­де­лить име­ю­ще­е­ся в реаль­но­сти.

И если фор­му­ла «Соци­а­лизм — это рас­пре­де­ле­ние и учет» — вооб­ще вер­на для буду­ще­го раз­ре­ше­ния соци­аль­ной про­бле­мы, то, не менее она была вер­на в каче­стве прак­ти­че­ско­го лозун­га в усло­ви­ях рус­ской дей­стви­тель­но­сти 1918 – 1920 гг., когда РСФСР явля­лась кре­по­стью, нахо­дя­щей­ся в капи­та­ли­сти­че­ском окру­же­нии.

То пере­рас­пре­де­ле­ние про­из­во­ди­тель­ных сил, кото­рое мы сей­час про­из­во­дим в сто­ро­ну про­из­вод­ствен­ных задач, может с несо­мнен­ной ясно­стью сви­де­тель­ство­вать, что, полу­чив воз­мож­ность начать вос­ста­нов­ле­ние сво­их хозяй­ствен­ных сил, мы взя­ли вер­ный курс, поста­вив перед собою две зада­чи: пер­вая — накоп­ле­ние сырье­вых ресур­сов, могу­щих слу­жить базой для раз­вер­ты­ва­ния наших про­из­во­ди­тель­ных сил, и, вто­рая — сти­му­ли­ро­ва­ние про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да, созда­вая необ­хо­ди­мые усло­вия для осво­бож­де­ния его от непро­из­во­ди­тель­ных форм.

Пере­ход от прод­раз­верст­ки к прод­на­ло­гу, с предо­став­ле­ни­ем сво­бод­но­го това­ро­обо­ро­та, пред­став­ля­ет меру, кото­рая долж­на сти­му­ли­ро­вать про­из­во­ди­тель­ные силы сель­ско­го хозяй­ства, т. е. вести к накоп­ле­нию сырье­вых ресур­сов. Пере­ход на хозяй­ствен­ный рас­чет в про­мыш­лен­но­сти есть пред­по­сыл­ка сти­му­ли­ро­ва­ния нашей фаб­рич­но-завод­ской про­мыш­лен­но­сти, что, сов­мест­но с сво­бод­ным това­ро­обо­ро­том нашей кустар­ной про­мыш­лен­но­сти, кла­дет пер­вые кир­пи­чи в общий фун­да­мент к обще­му под­ня­тию раз­ви­тия наших про­из­во­ди­тель­ных сил.

В отно­ше­нии отка­за от непро­из­во­ди­тель­ных форм тру­да, сей­час идет пере­смотр и реви­зия все­го наслед­ства от пери­о­да воору­жен­ной борь­бы. Прин­цип хозяй­ствен­но­го рас­че­та дает твер­дые осно­ва­ния для борь­бы с теми хозяй­ствен­ны­ми извра­ще­ни­я­ми, кото­рые мог­ли у нас вырас­ти на поч­ве жесто­кой воен­ной необ­хо­ди­мо­сти вче­раш­не­го дня.

Но было бы ошиб­кой думать, что этот огром­ный про­цесс пере­во­да на новые рель­сы хозяй­ствен­ной жиз­ни Совет­ской Рос­сии может совер­шить­ся в один день. Конеч­но, это­го быть не может в усло­ви­ях рус­ской дей­стви­тель­но­сти, где пре­ва­ли­ру­ет про­стран­ство и чис­лен­ность насе­ле­ния, — этот хозяй­ствен­ный про­цесс будет дли­тель­ным, а пре­об­ла­да­ю­щие фор­мы мел­ко­го полу­на­ту­раль­но­го хозяй­ства долж­ны при­дать все­му это­му пери­о­ду харак­тер пери­о­да капи­та­ли­сти­че­ско­го пер­во­на­чаль­но­го накоп­ле­ния, свой­ствен­но­го кре­стьян­ским стра­нам.

Эта слож­ность и дли­тель­ность про­цес­са несо­мнен­но ослож­ня­ет­ся целым рядом момен­тов той поли­ти­че­ской дей­стви­тель­но­сти, вне пре­де­лов кото­рой нель­зя, конеч­но, рас­смат­ри­вать хозяй­ствен­ный про­цесс вос­ста­нов­ле­ния про­из­во­ди­тель­ных сил РСФСР.

П. Мас­лов пра­виль­но отме­ча­ет, что тра­гизм капи­та­ли­сти­че­ско­го обще­ства и его хозя­и­на — бур­жу­а­зии заклю­ча­ет­ся в том, что для сохра­не­ния сво­ей клас­со­вой вла­сти у нее нет дру­го­го пути, как уве­ли­че­ния непро­из­во­ди­тель­ных рас­хо­дов на армию. К сожа­ле­нию, в усло­ви­ях совре­мен­ной дей­стви­тель­но­сти капи­та­ли­сти­че­ско­го окру­же­ния у пер­вой про­ле­тар­ской рес­пуб­ли­ки на пути к сокра­ще­нию непро­из­во­ди­тель­ных рас­хо­дов сто­ит тоже такое пре­пят­ствие. Пока мир не обес­пе­чен проч­но для РСФСР, послед­ней при­хо­дит­ся, конеч­но, мирить­ся с непро­из­во­ди­тель­ны­ми рас­хо­да­ми на Крас­ную Армию. Это, конеч­но, минус для про­бле­мы про­дук­ции сего­дняш­не­го дня.

Но, если для бур­жу­аз­но-капи­та­ли­сти­че­ско­го госу­дар­ства это есть обыч­ное поло­же­ние, то для про­ле­тар­ско­го это — вре­мен­ная вынуж­ден­ная необ­хо­ди­мость, кото­рая может отпасть с пере­хо­дом хотя бы к мили­ци­он­ной систе­ме воору­жен­ных сил.

Дру­гим момен­том, чрез­вы­чай­но важ­ным для раз­ре­ше­ния про­бле­мы про­дук­ции, явля­ет­ся отказ от непро­из­во­ди­тель­ных форм лич­но­го потреб­ле­ния для капи­та­ли­сти­че­ско­го обще­ства, выра­жа­ю­ще­го­ся в рос­ко­ши для немно­гих. Про­ле­тар­ское госу­дар­ство име­ет воз­мож­ность в общей мас­се поло­жить это­му пре­дел, что мы име­ли воз­мож­ность про­ве­рить на опы­те нашей вынуж­ден­ной систе­мы сугу­бой урав­ни­тель­но­сти. Во вся­ком слу­чае про­ле­тар­ское госу­дар­ство име­ет воз­мож­ность стре­мить­ся в боль­шей сте­пе­ни, чем капи­та­ли­сти­че­ское, к наи­бо­лее про­из­во­ди­тель­но­му исполь­зо­ва­нию сво­е­го дохо­да с точ­ки зре­ния обще­ствен­но­го хозяй­ства.

Таким обра­зом, пра­виль­ность наме­чен­ной линии и ряд сооб­ра­же­ний обще­го прин­ци­пи­аль­но­го поряд­ка гово­рят за то, что Совет­ская Рос­сия может и долж­на рас­счи­ты­вать на воз­мож­ность раз­ре­ше­ния про­бле­мы про­дук­ции.

* * *

В капи­та­ли­сти­че­ском обще­стве про­цесс накоп­ле­ния идет обыч­но по линии раз­вер­ты­ва­ния про­из­во­ди­тель­ных сил, сна­ча­ла в обла­сти обме­на и средств пере­дви­же­ния това­ров, и толь­ко затем, во вто­рой сво­ей фазе, пере­хо­дит в область про­из­вод­ства.

Оче­вид­но, про­цесс пер­во­на­чаль­но­го накоп­ле­ния, кото­рый долж­но будет пере­жить наше хозяй­ство, пой­дет тоже по этой линии. Но уже сей­час нетруд­но пред­ви­деть, что, наря­ду с сель­ским хозяй­ством и раз­вер­ты­ва­ни­ем тор­го­во­го капи­та­ла, в общем раз­ви­тии про­из­во­ди­тель­ных сил стра­ны долж­на занять соот­вет­ству­ю­щее место круп­ная про­мыш­лен­ность, кото­рая, хотя и в рас­тер­зан­ном виде, но суще­ству­ет у нас.

Это тем более, что круп­ная про­мыш­лен­ность долж­на явить­ся основ­ной базой для про­ле­тар­ской вла­сти. На осно­ве вос­ста­нов­ле­ния круп­ной про­мыш­лен­но­сти про­ле­та­ри­ат может рас­счи­ты­вать на укреп­ле­ние сво­их рядов новы­ми резер­ва­ми, спо­соб­ны­ми уси­лить его в борь­бе за пере­устрой­ство совре­мен­но­го обще­ства.

Круп­ная про­мыш­лен­ность, и очень зна­чи­тель­ная в сво­ей основ­ной части — зда­ни­ях, маши­нах и инстру­мен­тах, суще­ству­ет. Хуже дело обсто­ит с т. н. пере­мен­ным капи­та­лом в виде сырья и рабо­чей силы, испы­ты­ва­ю­щей про­до­воль­ствен­ные затруд­не­ния, т. е. по-суще­ству лежа­щие в том же недо­стат­ке сырья — хле­ба. Отсю­да и выте­ка­ет та связь и зави­си­мость меж­ду про­из­во­ди­тель­ны­ми сила­ми сель­ско­го хозяй­ства и круп­ной про­мыш­лен­но­сти.

У нас про­цесс хозяй­ствен­но­го вос­ста­нов­ле­ния пошел одно­вре­мен­но по всем ука­зан­ным выше направ­ле­ни­ям. И если сти­му­ли­ро­ван­ное к уси­ле­нию про­из­во­ди­тель­но­сти сво­бод­ным обо­ро­том сель­ское хозяй­ство долж­но реа­ли­зо­вать недо­ста­ю­щее нам сырье, то хозяй­ствен­ный прин­цип само­оку­па­е­мо­сти, рас­че­та-выго­ды и т. п. дол­жен пере­ве­сти нашу круп­ную про­мыш­лен­ность к руко­вод­ству прин­ци­па­ми наи­боль­шей эко­но­мии, т. е. наи­мень­шей затра­ты для полу­че­ния наи­боль­ших резуль­та­тов.

Ору­дия и сред­ства про­из­вод­ства, кото­ры­ми сей­час в круп­ной про­мыш­лен­но­сти вла­де­ет в Совет­ской Рос­сии рабо­чий класс, явля­ют­ся одним из эле­мен­тов, опре­де­ля­ю­щих про­дук­цию стра­ны и раз­ви­тие ее про­из­во­ди­тель­ных сил. Дру­гим эле­мен­том явля­ет­ся живой труд про­ле­та­ри­ев, от кото­рых тре­бу­ет­ся не толь­ко про­из­во­ди­тель­ный труд, но его интен­си­фи­ка­ция.

Ссы­ла­ясь на опыт капи­та­ли­сти­че­ско­го обще­ства и на прак­ти­ку воен­но­го пери­о­да совет­ско­го стро­и­тель­ства, П. Мас­лов отме­ча­ет, что устра­не­ние кон­ку­рен­ции или сорев­но­ва­ния, а рав­но сти­му­ла лич­ной заин­те­ре­со­ван­но­сти дока­за­ло неиз­беж­ность паде­ния общей про­дук­тив­но­сти и пони­же­ния сред­ней про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да.

В этом отно­ше­нии извест­ная доля прав­ды есть, но на наш взгляд основ­ная при­чи­на паде­ния про­из­во­ди­тель­но­сти заклю­ча­ет­ся в общей изно­шен­но­сти, как ору­дий и средств про­из­вод­ства, так рав­но и живой силы, кото­рая не в меру, если так мож­но выра­зить­ся, голо­да­ла, холо­да­ла и, конеч­но, была физио­ло­ги­че­ски ослаб­ле­на в каче­стве дви­жу­щей и про­из­во­дя­щей силы.

Толь­ко под­кор­мив изго­ло­дав­ших­ся рабо­чих, толь­ко при­ве­дя их, так ска­зать, в нор­маль­ное рабо­чее состо­я­ние, мож­но думать об раци­о­на­ли­за­ции тру­да путем его уплот­не­ния, интен­си­фи­ка­ции и т. п. Учи­ты­вая все это, Совет­ская власть соб­ствен­но и ста­ви­ла себе глав­ной зада­чей в труд­ней­шие годы воен­ных и про­до­воль­ствен­ных затруд­не­ний — под­кор­мить рабо­чих, не дать им погиб­нуть от исто­ще­ния, отсю­да и появил­ся тот клас­со­вый паек, кото­рый худо или хоро­шо, но выпол­нил эту зада­чу.

* * *

Необ­хо­ди­мость, выте­ка­ю­щая из мед­лен­но­го тем­па раз­ви­тия рево­лю­ции на Запа­де, ста­вит нас в необ­хо­ди­мость рас­смат­ри­вать про­бле­му вос­ста­нов­ле­ния про­из­во­ди­тель­ных сил в рам­ках РСФСР, нахо­дя­щей­ся в капи­та­ли­сти­че­ском окру­же­нии. Но это отнюдь не будет теми наци­о­наль­ны­ми рам­ка­ми, кото­рые ста­вит себе П. Мас­лов, когда он гово­рит о «наци­о­наль­ном капи­та­ле», о «наци­о­наль­ном дохо­де» и т. п.

РСФСР сей­час пред­став­ля­ет огром­ную феде­ра­цию наро­дов, вхо­див­ших ранее в Рос­сий­скую импе­рию. О наци­о­наль­ной связ­но­сти здесь мало при­хо­дит­ся гово­рить, как и о каком-то еди­ном наци­о­наль­ном капи­та­ле, все это не более как услов­ность. И если мы сей­час ста­вим про­бле­му раз­ви­тия про­из­во­ди­тель­ных сил Рос­сии, то мы конеч­но име­ем в виду всю феде­ра­цию, рам­ки кото­рой могут быть суже­ны или раз­дви­ну­ты в зави­си­мо­сти от обсто­я­тельств.

С этой точ­ки зре­ния для нас несколь­ко ина­че сто­ит вопрос о про­ти­во­по­став­ле­нии «наци­о­наль­но­го капи­та­ла» ино­стран­но­му капи­та­лу, как это дела­ет П. Мас­лов, когда он гово­рит, что наци­о­наль­ный капи­тал, осо­бен­но в отста­лой стране, накоп­ля­ясь, реа­ли­зу­ет­ся в ней в виде ору­дий и средств про­из­вод­ства, тогда как ино­стран­ный капи­тал выво­зит при­быль из экс­плу­а­ти­ру­е­мой им стра­ны, чем, разу­ме­ет­ся, задер­жи­ва­ет ее раз­ви­тие.

Ста­рая коло­ни­аль­ная поли­ти­ка евро­пей­ско­го капи­та­ла дава­ла воз­мож­ность ста­вить вопрос таким обра­зом пото­му, что евро­пей­ский капи­тал в коло­ни­ях не встре­чал на сво­ем пути пре­пят­ствий. Ни чер­ный, ни жел­тый мате­ри­ки не мог­ли, конеч­но, про­ти­во­по­ста­вить силе это­го капи­та­ла свою силу, спо­соб­ную обуз­дать хищ­ни­че­ство евро­пей­ско­го капи­та­ла. Но раз­ве может эта про­шлая прак­ти­ка быть срав­не­ни­ем с той кон­цес­си­он­ной поли­ти­кой, на кото­рую ука­зы­ва­ет П. Мас­лов? Конеч­но нет. Здесь в осно­ве лежит дру­гое соот­но­ше­ние сил. РСФСР бед­на, она нуж­да­ет­ся в мате­ри­а­ли­зо­ван­ном капи­та­ле в виде ору­дий про­из­вод­ства; но она силь­на, и это зна­ют все, кому над­ле­жит это знать.

Отсю­да сле­ду­ет, что вза­и­мо­от­но­ше­ния ино­стран­но­го капи­та­ла с объ­ек­том экс­плу­а­та­ции долж­ны быть постро­е­ны на иных осно­ва­ни­ях, чем это под­ска­зы­ва­ла бы ста­рая прак­ти­ка. К сожа­ле­нию, здесь сей­час мож­но толь­ко стро­ить, пред­по­ла­гая, так как кон­крет­но­го опы­та пока еще нет. Но несо­мнен­но, что реаль­ное соот­но­ше­ние сил напра­вит раз­ре­ше­ние это­го вопро­са имен­но в эту сто­ро­ну.

Несмот­ря на замед­лив­ший­ся темп запад­но-евро­пей­ской рево­лю­ции, для рабо­че­го клас­са нет, конеч­но, осно­ва­ний терять рево­лю­ци­он­ную интер­на­ци­о­наль­ную пер­спек­ти­ву, кото­рая может сулить рас­ши­ре­ние заво­е­ва­ний про­ле­тар­ской рево­лю­ции зна­чи­тель­но боль­ше рамок нынеш­ней Совет­ской Феде­ра­ции Рос­сии, а это, конеч­но, застав­ля­ет под иным углом рас­смат­ри­вать кон­цес­си­он­ную прак­ти­ку ино­стран­но­го капи­та­ла, кото­рая вне наци­о­наль­ных пере­го­ро­док пре­вра­ща­ет­ся в про­стое пере­ме­ще­ние и при­ло­же­ние капи­та­ла там, где он будет более про­из­во­ди­те­лен.

* * *

Опыт совет­ско­го стро­и­тель­ства народ­но­го хозяй­ства не удо­вле­тво­ря­ет П. Мас­ло­ва. Пуга­ет его глав­ным обра­зом обни­ща­ние и обостре­ние соци­аль­ных про­ти­во­ре­чий, кото­рые мало бла­го­при­ят­ству­ют раз­ре­ше­нию соци­аль­ной про­бле­мы, отож­деств­ля­ю­щей­ся в его пони­ма­нии с про­бле­мой про­дук­ции.

Он видит в капи­та­лиз­ме поло­жи­тель­ные сто­ро­ны за спо­соб­ность раз­вер­ты­ва­ния про­цес­са про­из­во­ди­тель­но­го тру­да, накоп­ле­ния и про­дук­тив­ность инди­ви­ду­аль­но­го тру­да. И если для П. Мас­ло­ва воз­мож­на сме­на эко­но­ми­че­ских форм, то она долж­на идти по линии более про­грес­сив­ной с точ­ки зре­ния про­цес­са про­дук­ции.

Но, когда он обра­ща­ет­ся к опы­ту рус­ской про­ле­тар­ской рево­лю­ции, то этой про­грес­сив­но­сти он не то что­бы не допус­ка­ет, а про­сто сомне­ва­ет­ся в ее воз­мож­но­сти. И, соб­ствен­но, нам кажет­ся, что его сомне­ние не столь­ко отно­сит­ся к рус­ско­му опы­ту, сколь­ко к самой при­ро­де совре­мен­ной соци­аль­ной про­бле­мы.

Ему кажет­ся, что в совре­мен­ном пони­ма­нии соци­а­ли­ста­ми и рабо­чи­ми соци­аль­ной про­бле­мы, как сред­ства зна­чи­тель­но и немед­лен­но улуч­шить поло­же­ние рабо­чих при сокра­ще­нии тру­да, неиз­беж­но ведет к сокра­ще­нию про­дук­ции и к паде­нию про­из­во­ди­тель­ных сил, т. е. как раз к обрат­ным резуль­та­там, кото­рые может себе ста­вить зада­ча раз­ре­ше­ния соци­аль­ной про­бле­мы.

Полу­ча­ет­ся в сво­ем роде пороч­ный круг, из кото­ро­го эко­но­мист П. Мас­лов не видит выхо­да.

А отсю­да неволь­но напра­ши­ва­ет­ся мораль, что рабо­че­му клас­су как буд­то бы невы­год­но зани­мать­ся рево­лю­ци­я­ми, если он дума­ет так же, как П. Мас­лов, серьез­но занять­ся про­бле­мой про­дук­ции. Выхо­дит так, что про­бле­ме про­дук­ции рабо­чий класс дол­жен при­не­сти в жерт­ву свои клас­со­вые инте­ре­сы и неотъ­ем­ле­мое пра­во на улуч­ше­ние сво­е­го поло­же­ния, т. е. про­дать за чече­вич­ную похлеб­ку тео­ре­ти­че­ских измыш­ле­ний Мас­ло­ва свое рево­лю­ци­он­ное пер­во­род­ство.

Пле­се­нью ста­ро­го реви­зи­о­низ­ма веет от такой новиз­ны и рабо­ты П. Мас­ло­ва. И опять некста­ти и насмеш­ли­во для рус­ско­го про­ле­та­ри­а­та зву­чат сде­лан­ные им выво­ды. Рус­ский про­ле­та­ри­ат не отри­ца­ет про­бле­мы про­дук­ции, он согла­сен, что ею нуж­но занять­ся, для того что­бы под­ве­сти осно­ва­ние под взя­тые им поли­ти­че­ские заво­е­ва­ния. Но он эту зада­чу реша­ет не путем отка­за от рево­лю­ци­он­ной встряс­ки, голо­да, холо­да, обни­ща­ния и тыся­чи дру­гих непри­ят­ных послед­ствий вся­кой борь­бы, а имен­но через борь­бу со все­ми ее послед­стви­я­ми: ибо в этой борь­бе он видит основ­ную пред­по­сыл­ку к раз­ре­ше­нию соци­аль­ной про­бле­мы.

Примечания

[1] Изда­на в г. Чите 1921 г.

Scroll to top